Содержание сайта =>> Атеизм =>> Религия и образование
Сайт «Разум или вера?», в ред. от 29.09.2007, http://razumru.ru/atheism/learn/conf.htm
 

Читательская конференция 30.08.2002
газеты «Известия» о преподавании ОПК

Не далее как летом, газета «Известия» от 23.07.2002 г. опубликовала материалы, посвященные настойчивым попыткам Русской православной церкви (РПЦ) внедриться в систему государственного школьного образования. В двух публикациях свои точки зрения на проблему высказали Министр образования Московской области Лидия Антонова, представитель РПЦ Владимир Вигилянский и учёный Сергей Капица:

А. Митрофанов, «Обучены верить», http://izvestia.ru/day/article21408

Д. Завьялов, «Очная ставка», http://www.izvestia.ru/day/article21409

Редакция «Известий» предложила высказаться по обсуждаемым вопросам своим читателям и получила более 200 откликов. По сегодняшним меркам – очень много. Следует напомнить, что на ранее опубликованную в журнале «Наука и жизнь» статью академика В. Л. Гинзбурга «Религия и наука. Разум и вера» (см. здесь: Подборка статей В. Л. Гинзбурга, статья 4) тоже пришло почти 200 писем.

Подобная активность читателей говорит о том, что взаимоотношения между РПЦ и государством, РПЦ и системой государственного образования воспринимаются обществом чрезвычайно остро и любые необдуманные шаги в этих отношениях могут вызвать исключительно серьезные и непредсказуемые последствия.

Анализ читательской почты «Науки и жизни» (см. здесь, в конце статьи 4 В. Л. Гинзбурга) показывает, что большинство респондентов, во всяком случае читателей журнала, являются атеистами и не поддерживает попытки сближения РПЦ с государством, оставаясь при этом последовательными сторонниками свободы совести и вполне веротерпимыми людьми. Большинство верующих также высказались за полное отделение церкви от государства и от школьного образования. Понятно, что вследствие ограниченности объёма журнала, из пришедших писем были опубликованы лишь несколько. Поэтому, ознакомиться со всеми отзывами и, может быть, провести какой-либо собственный их анализ, не представляется возможным.

А вот ознакомиться с почтой «Известий» можно. Такую возможность редакция предоставила через Интернет. Отклики читателей опубликованы в Интернет-версии газеты:

«Читательская конференция 30.08.02», http://izvestiya.ru/projects/izv_kforum13.html (увы, ссылка работать перестала. Прим. 2007 г.).

Всего опубликован 181 отклик. К сожалению, отзывы представлены в том виде, в котором, по всей видимости, они пришли по электронной почте, т. е. без какого бы то ни было форматирования текста и, хотя бы, минимально-необходимого редактирования. Читать их сложно и неудобно. Чтобы немного исправить положение, ниже предлагается некоторая часть (~25 %) этих откликов в немного «причёсанном» виде. Редактирование самое минимальное – форматирование и устранение явных орфографических опечаток, повторов слов и т. п.

Подавляющее большинство откликнувшихся на публикации «Известий» (причем, так же, как и ответившие «Науке и жизни», – и верующие, и неверующие) – противники введения религиозных предметов в школьное образование.

Казалось бы всё ясно, общество не хочет становиться религиозным, не хочет признавать «руководящую роль» РПЦ. Но события последних месяцев вновь заставили обратиться к материалам «Известий».

Совсем недавно, по сговору между гражданином В. М. Филипповым, занимающим должность министра образования РФ, и предводителями РПЦ, была предпринята новая, откровенно наглая, попытка внедрить в школьное образование Программу «Православная культура», которая, при внимательном рассмотрении, фактически, представляет собой именно тот самый Закон божий, против введения которого в школьное образование решительно возражают наши сограждане. (Ссылки на другие материалы по этой теме, имеющиеся на сайте, см. ниже [1, 2, 3, 4]).

В силу этого, можно утверждать (в частности на основании откликов, пришедших в «Известия»), что РПЦ, действуя руками Минобразования, фактически, противопоставила свои властные и корыстные амбиции интересам всего общества, а вместе с обществом и интересам государства. Можно сделать однозначный вывод, что в действительности внутри самого общества никакого конфликта по этому вопросу не существует. Наоборот, общество достаточно сплоченно выступает против введения религиозных предметов в образовательные программы. Этот, якобы внутриобщественный, конфликт не только провоцируется идеологами РПЦ, но во многом ими же ещё и вымышлен. На самом деле, такого (внутриобщественного) конфликта, ни в России, ни в СССР, никогда не существовало, да и сегодня, несмотря на все усилия РПЦ его спровоцировать, пока не существует.

В действительности, существует совсем другой конфликт – конфликт между властными и корыстными амбициями РПЦ (сегодняшний официальный исполнитель этих амбиций – В. М. Филиппов, более ранние – Ю. М. Лужков, Б. Н. Ельцин), с одной стороны, и, фактически, всем обществом, с другой стороны.

Показательно, что в этом противостоянии с РПЦ у общества нет серьезного организующего центра, нет никаких финансовых ресурсов, очень ограничена поддержка со стороны СМИ… Тем не менее, пока, обществу удается это, исключительно неустойчивое, равновесие удерживать. Удастся или нет – не ясно. Но сам факт противодействия говорит об определенной зрелости общества. Но, – это уже другая тема…

А. М. Крайнев
14 декабря 2002 г.

 

Ссылки на материалы сайта:

1. Алексей Волин, «От этого документа веет средневековьем и мракобесием»

2. А. М. Ридигер (Алексий II) и др., Письмо Министру общего и среднего Образования РФ от 21.01.1999 г.

3. А. М. Ридигер (Алексий II), Инструктивное письмо всем епархиальным преосвященным № 5925 от 09.12.1999 г.

1. Раздел «Атеизм»

 

Некоторые материалы
Читательской конференции 30.08.2002
газеты «Известия»

«Атеизм, который руководство РПЦ и чиновники Минобраза могут породить теперь,
будет пострашнее воинствующего безбожия 20 – 30 гг. минувшего столетия»

Сразу начну с того, что я человек верующий, однако считаю обязательное преподавание религиозных предметов в средней школе абсолютно неправомерным и могущим иметь катастрофические последствия, прежде всего для тех, кто это затевает. Попытаюсь обосновать свою позицию, заодно рассматривая аргументы выступивших на странице «Известий».

Является ли наше государство православным? Нет, Российская Федерация – светское государство, поэтому и государственная школа, как средняя, так и высшая должна быть секулярным институтом, что и закреплено в соответствующей статье Конституции. Подобно тому Польша также светское государство, хотя является католической страной, большинство жителей которой исповедуют католичество. Но справедливо ли утверждение директора школы Н. Тимониной, что «мы живем в православной стране, и большинство у нас все-таки исповедует православие»? Согласно о. Владимиру Вигилянскому, число крещёных среди московских школьников превышает 50 %, а большинство людей России (75 %) «в той или иной степени связывают себя с православием». Однако православным нельзя быть в той или иной степени, а можно только по вере, а не по крещению, воспитанию или «национальной самоидентификации». Настоящий член Церкви обязан постоянно посещать богослужение, иметь осмысленное знание о предмете своей веры, регулярно исповедоваться и причащаться, соблюдать установленные Церковью посты. И вот, по последним данным МВД РФ, на ночных православных Пасхальных богослужениях в г. Москве присутствовало менее 1 % населения столицы. По всей стране результат будет такой же, если не хуже. Где же были в ту ночь 50 % московских школьников и 75 % людей России? Православным не будет тот, кто повесил иконку на ветровое стекло автомобиля: «Я во всё это не верю, но вдруг поможет, убережет от аварии», так же как и те, кто венчается: «Мы в Бога не верим, но так принято, чтобы брак был счастливым». Детей крестят также по обычаю, чтобы меньше болели и слушались родителей. Если бы даже 99 % московских школьников были крещёными, они автоматически не стали бы православными, потому что крещение – это не партийный билет, а Таинство, лишь открывающее путь к Богу, длиною с человеческую жизнь.

Кроме того, Россия – многонациональная и мультиконфессиональная страна, поэтому все религии должны быть равны перед законом, который в свою очередь должен давать им равные права. Обязательное преподавание какой-то одной религии будет ущемлять права других. В этой связи совершенно согласен с мнениями представителей других религий (ислама, иудаизма и буддизма), приведенным на странице «Известий». Никакой «государствообразующей религии» нет и быть не должно. Тем более что её никогда и не существовало, если решительно отбросить все мифы о Святой Руси, Третьем Риме, Царе-Искупителе и народе-богоносце. Если бы русские князья и цари всегда и во всём слушались православной Церкви, России, я уверен, давно бы уже не существовало как независимого государства, а русских как нации. Царь Алексей Михайлович послушал патриарха Никона, и вышел губительный раскол, с инквизицией и сжиганием людей. Страшно подумать, что стало бы с Россией, если бы Пётр Великий во всём слушался церковных иерархов и не провёл бы свои судьбоносные реформы, во многом благодаря которым мы не только существуем, но имеем сегодня великую культуру, литературу и науку.

Нужно подумать и о правах атеистов, которых в России немало. С мнением одного из них, г-на С. Капицы я в целом согласен в том, что касается юридической и нравственной стороны дела. Тем не менее, его личное мнение о «религиозном взгляде на устройство мира» к делу не относится и тем более не является общепринятым. Нельзя атеистические суждения делать аргументом против преподавания религии в школе, так как они сами основаны на вере. И. Ньютон, и Дарвин были глубоко верующими людьми, их открытия вовсе не обрушили религиозное мировоззрение. (Информацию об этом можно найти в фундаментальных трудах И. Барбура «Религия и наука. История и современность». М., 2000; Дж. Полкинхорна «Вера глазами физика». М., 1998).

И, наконец, последнее. Нужно ли вообще религиозное образование для детей. Безусловно, нужно. И прежде всего в воскресных школах, коих в Москве, оказывается, существует аж 123. А ведь есть еще православные гимназии, есть и частные школы с обязательным преподаванием религии. Вот где полный простор для православных катехизаторов. В одной из таких частных школ «Линия» (ныне «Линия+») мне довелось несколько лет преподавать религию. Вот что я могу сказать по своему опыту.

Во-первых, может быть только либо «История религий», с более углубленным изучением предмета, чем в курсе обычной истории, либо «Закон Божий». Никаких «основ православной культуры» или этики для средней школы не существует, да и вообще понятие «православная культура» весьма и весьма сомнительно. «Историю религий» делать обязательным предметом в обычной школе нецелесообразно, в силу большой загруженности учащихся, а «Закон Божий» действительно способен стать «яблоком раздора». Кроме того, дети ничего не потеряют от отсутствия данных предметов. Основные религии в достаточном объеме изучаются на уроках истории, этические проблемы – на уроках литературы. Что же касается «архиважных» понятий общинности и соборности, упомянутых в статье о. Владимира, то первое из них никакого отношения к религии не имеет, однако известно учащимся из истории экономических и земельных отношений в дореволюционной России. В том же, что такое пресловутая «соборность», нет единого мнения у самих православных богословов.

Во-вторых, важнейшим является вопрос, кто будет преподавать. Много ли среди нынешних российских богословов Флоровских и Булгаковых? (Кстати, Булгаков во Франции преподавал в светском вузе политэкономию, а Флоровский в Принстонском университете США историю русской философии). Образовательный и культурный уровень российского православного духовенства в целом достаточно низок. В справке «Известий» сказано о 5 духовных академиях и 30 семинариях. Могу свидетельствовать, что настоящими учебными заведениями из них по-прежнему можно считать только Московские и Петербургские. Но и там положение очень тяжелое. Не хватает квалифицированных преподавателей, мало новейшей литературы, катастрофически мизерное финансирование. Про другие «академии» и «семинарии» и говорить нечего. Да, есть православные университеты. Но нет единого стандарта обучения. Взгляды выпускников Библейско-богословского института им. св. апостола Андрея будут отличны, а порой и диаметрально противоположны взглядам учившихся в Свято-Тихоновском богословском институте. Среди православных богословов, историков Церкви, библеистов нет единых устоявшихся взглядов по целому ряду кардинальных вопросов. В православном сознании зачастую вместо осмысленной веры преобладает суеверие и мифология. Велика опасность, что вместо проповеди добра и милосердия нашим детям будут внушаться человеконенавистнические идеи, что-нибудь вроде жидомасонского заговора, ритуального убийства царской семьи и т. п. Либо обучение будет просто безграмотным, что только навредит и запутает детей.

В-третьих, встаёт вопрос об эффективности. Преподавание религии в школе, как средней, так и высшей не может быть обязательным. Протоиерей Александр Мень первым из российских священников в 1988 г. пришёл в тогда ещё советскую школу и дал там открытый урок. Когда дети позже попросили его вести у них обязательный предмет, он ответил: «Как же, я должен буду вас заставлять, ставить оценки. Да вы и меня, и предмет возненавидите!» Эффект будет обратным, поскольку религиозность является настолько деликатным делом, что не терпит никакого принуждения. Действительно верующий человек понимает необходимость изучения предмета своей веры или, если это ребёнок, он может верить своим родителям, которые раньше всяких школ дают ему «основы православия», а затем определяют учиться дальше. Представим себе, что в классе обычной средней школы большинство детей будут неверующими, если и не атеистами, то просто людьми индифферентными. Как они отнесутся к обязательному религиозному предмету? Не будет ли это насилием? Не вызовет ли протеста? Именно об этом на странице «Известий» говорит буддист А. Койбагаров: «Изучение буддизма в школе выхолащивает его, убивает радость, делает скучным "предметом", частью ученической рутины». Даже в высшей школе такое преподавание чаще всего неоправданно. Обязательный курс «Теология» может читаться на философских факультетах, «История Церкви» – на исторических. Но это будет неуместным в технических, медицинских и прочих вузах. Иначе быстро возникнет мнение: раньше была «История КПСС» и «Марксистско-ленинская философия», теперь их заменили аналогичные религиозные предметы.

Очень боюсь, что иерархи РПЦ и православные традиционалисты все-таки «продавят» нужное им решение, а возможно даже изменение в Конституции. Об отношении к «Закону Божьему», который был обязательным предметом в дореволюционной России, есть достаточно негативных и просто курьезных свидетельств современников. Результатом порочной внутренней политики Российской империи, где Церковь не только не была отделена от государства, но подавляла всяческое инакомыслие, стал массовый отход от религии населения России. Однако, тот атеизм, который руководство РПЦ и чиновники Минобраза могут породить теперь, будет пострашнее воинствующего безбожия 20 – 30 гг. минувшего столетия.

Владимир БЕЛОВ, канд. филолог. наук, выпускник
Московской православной духовной академии и семинарии,
преподаватель МДС (1984 – 1992), преподаватель религии
частной средней школы «Линия» («Линия+») (1990 – 92, 1995 – 96)
orfelin1@mtu-net.ru


«Время церковников ушло»

У нас, действительно, многоконфессиональная страна. И, по моему убеждению и опыту, самая многочисленная «конфессия» это атеисты. Конечно, мода на православие, ношение крестиков, стояние со свечками в церквях есть некая данность. Власти эту моду всячески поддерживают (и даже насаждают личным примером). Тут все ясно. При помощи тех или иных догм не так уж трудно манипулировать общественным сознанием, а после краха марксисткой догматики образовался определенный вакуум. Вот мы и наблюдаем непрерывное заигрывание с патриархами…

Мне представляется, что следует отличать три понятия: веру, религию и церковь. Вера – это внутренний мир человека: или в тебе есть чувство бога, или его в тебе нет. (Прошу прощения, я не могу писать слово «бог» с большой буквы, поскольку всегда был и остаюсь убежденным атеистом). Религия же – это некие формализованные правила, и дело каждого подчиняться им или просто носить свою веру в себе. Церковь же присвоила себе право быть посредником, и, выражаясь словами, не к ночи будь помянутого, Лаврентия Берия, «кто не слеп, тот видит», что эта организация живёт на комиссионные. Иными словами, в наши дни любая церковь это бизнес. Именно этими, экономическими, соображениями можно объяснить ту непрекращающуюся войну между РПЦ и папой римским. Они же не воюют ни с мусульманами, ни с иудаистами, понимая, что у них совершенно разная паства (слово-то какое: все мы в их представлении стадо овец). Отсюда же и стремление РПЦ влезть в школы, насильственно обучать детей своим догмам. На мой взгляд, этому нужно препятствовать самым решительным образом. Ибо они же говорят: «богу богово, а кесарю кесарево»!

Конечно, следовало бы на уроках истории уделить внимание истории верований, начиная от древнейших, связанных с попытками установить причинно-следственные связи в явлениях природы, и далее проследить социальные и, главное, экономические и политические предпосылки, лежащие в основе не только христианства, но и других религиозных систем. Следовало бы отметить разные аспекты влияния религии на общество: религиозный догматизм как тормоз в развитии науки, религиозную мифологию и её роль в искусстве и т. п. Однако собственно религиозные основы понимания жизни и природы следует оставить в качестве предмета обучения исключительно в специальных учебных заведениях. Ибо, хотят этого церковники или нет, их время, на мой взгляд, ушло необратимо.

Можно ещё многое высказать по затронутому вопросу. Однако, на мой взгляд, главное уже сформулировано Сергеем Петровичем Капицей. В нашей стране церковь должна быть полностью и безоговорочно отделена от государства!

Леонид БОЯРСКИЙ,
доктор физико-математических наук
boy@casper.che.nsk.su


«Отрицание религии есть самонадеянная тупость»

Считаю, что православие надо проходить в школах, для иноверцев – соответствующую другую религию (ислам, например). Очевидно, необходимы уроки богословия в широком смысле.

Наука здесь совершенно ни при чём.

Отрицание религии есть самонадеянная тупость и проявляющаяся сущность коммунизма – воинствующая некомпетентность. Умный человек не может отрицать наличие высшего разума, поскольку ему это просто не дано знать. Всё равно, что самые умные из питекантропов пытались бы отрицать электричество, глядя на молнию из пещер. Глупые и до этого бы не додумались.

Огульное отрицание религий и война с ними понятна и объяснима для эры коммунизма – сами коммунисты пытались внедрить свою «религию», как и нацисты. Это удобно и важно для завоевания и удержания власти, но не более того.

Все попытки атеизма заключались в известном определенном большем или меньшем самоограничении гностических допущений их пропагандистов, наблюдающих материальный мир. Полагаю, что любой человек, получивший высшее образование и изучавший теорию вероятности и матстатистику, к 40 годам, или ещё ранее, получает определенное количество опыта и знаний, никак не согласующиеся с этими науками и не могущие быть ими объясненными. В этом – начало пути в веру у каждого учёного или инженера, вооруженного знаниями.

Менее образованные люди могут придти туда и другими путями, скажем, пройдя через войну, где такие случаи тоже поражают воображение.

Вера же помогает человеку оставаться человеком в сложных ситуациях. Нынешняя молодежь и её проблемы – это следствие насильного отлучения от веры нескольких поколений русских людей.

Сказано тут давно и много, и такими людьми! – добавить нечего. Предки были умнее нас. Это нужно обществу, это доброта и красота. Поэтому отрицание веры – путь в объятия дьявола. У нас только одна альтернатива – или Бог, или дьявол. Иное – лишь кажется, мираж.

Сергей МАТВЕЕВ
ua1osm@archangel.ru


«Православие обращено в прошлое»

Поднятая вами тема мне представляется крайне важной, она уже давно волнует меня.

Уточним позиции. Я – русский и традиции православного христианства, мне, конечно же, ближе в силу понятных этнографических причин. Я причисляю себя к атеистам, но только не «воинствующим», а «либеральным», в том плане, что я уважаю все религии и считаю это личным делом каждого человека.

Так вот. Я полностью разделяю точки зрения Д. Завьялова и П. Капицы. Но только высказался бы по этому поводу гораздо резче.

1. Текст Владимира Вигилянского – это классический пример идеологического ханжества (в данном случае, оно очень похоже на проповеди коммунистических агитаторов).

Он приравнивает культуру и православие, и делает вид, что не понимает разницы между изучением истории страны/истории религий (религий, а не религии!) и изучением конкретной религии.

2. Меня искренне возмущает откровенное возведение православия в ранг государственной религии. Не хотелось бы повторять многочисленные примеры этого – мы их видим регулярно по телевизору и в быту. Это очень смешно (точнее, было бы смешно, если бы я не жил в этой стране), когда в роли поборников православия выступают люди, которые еще 10 лет назад клеймили её как «опиум для народа».

Я упомянул в начале письма, что по национальности я – русский. Я это сказал к тому, что мне стыдно за «русских», видя эту пляску вокруг православия, которая прикрывается щитом всех этнических русских, в том числе и мной.

3. Вообще говоря, мне не очень нравится православная церковь (как организация). Она слишком догматична и консервативна. Но это – её личное дело. Однако дело совсем обстоит по другому, когда она начинает насаждать свою идеологию государству, всем гражданам страны.

Я не хочу обвинять православие в негативном влиянии на историческое развитие России. Все как раз наоборот – православие являлось следствием российской государственной политики. Тут нет никаких двух мнений – раскол христианской церкви был продиктован не разночтениями догм, а противостоянием государств.

Но сегодня Россия пытается вступить на путь современного развития и в этой ситуации православие становиться тормозом на этом пути, так как в силу своей идеологической базы оно обращено в прошлое, а не в будущее.

4. Что касается государственной системы образования, то в ней должна быть представлена дисциплина «мировые религии». Но читать эту дисциплину категорически нельзя священникам (какой бы то ни было религии). Для этого у них есть возможность создания воскресных школ и пр.

5. «Известия» много пишут о проблеме расовой и национальной неприязни в России. Но неужели не понятно, что даже попытка возведения какой-то религии в ранг официальной только провоцирует обострение этих проблем?

6. Попытки получения «госзаказа» только демонстрируют слабость идеологических позиций православной церкви. Получается, что она не может состязаться в условиях свободной конкуренции.

В общем – на игры государства и православия смотреть очень печально…

Андрей КОЛЕСОВ
akolesov@online.ru


«Тоталитарного христианского государства уже не создать»

«История повторяется два раза. Один – в виде трагедии, второй – в виде фарса». Так не кажется ли и вам, что теперешнее усиление позиций РПЦ смехотворно, по меньшей мере потому, что в наши дни тоталитарного христианского государства уже не создать.

То, что происходит сейчас с симбиозом правительства и РПЦ есть ни что иное, как попытка. Попытка сделать сами понимаете что. Скоро, уверяю вас, лет через 10 – 15, все утрясется и митингов а-ля Ледовое побоище уже не будет.

Что касается религиозного школьного образования – Библию в школах проходить необходимо, и сейчас она включена в школьную программу. Но рассматривать следует с позиций Великой Книги, а не образца вероучения. Обучение Закону Божьему или основам ислама, буддизма или даже синтоизма должно проводиться в воскресных или других специальных школах.

Владимир РАЕВСКИЙ,
Екатеринбург


«Церковь – самый крупный вор»

Все правильно. Вначале попы (или золотоносцы) завладели церквями, затем вышвырнули музеи, теперь претендуют на земли, скоро детей под кнутом поведут в церкви. Спекуляция великими именами может достигнуть целей церкви. Дальше История пишет: приходит «Серп и Молот», ломает и рушит все церковное и поповское. Это все было. Неужели человек не созрел для веселья, неужели надо быть убогим. Церковь самый крупный вор и мавродиец. Неужели люди не опомнятся и допустят в школу мракобесие. Для России это будет повторение позора. Нельзя называться демократическим обществом, если тебя заставляют думать так, как кому-то хочется, да еще категориями тысячелетней давности. Я счастлив, что был свободен от поповской мишуры. Это великое наслаждение не зависеть от чьих-то взглядов, зависеть надо только от своих воззрений, а они ни на секунду не находились под влиянием попов или вождей.

Альберт КРАСИЛОВ
krasilov@galaktika.ru


«Русский народ суеверен, но не религиозен»

Это замечательно, что «Известия» не оставляют темы взаимоотношений общества и церкви. Споры вокруг православия в России, на мой взгляд, уже минули стадию интеллектуальных упражнений и перешли в плоскость политических вопросов. На этом поле три субъекта, каждый со своими интересами.

Во-первых, это сама церковь. Её мотивы понятны – распространить свое влияние как можно шире. Но посмотрим, каковы её основания? Обратите внимание, РПЦ давно уже не утверждает, что христианство истинно, а другие религии ложны. И не обещает своим адептам спасения души более качественного, чем другие конфессии.

Нет, единственный серьезный аргумент, выдвигаемый в свою пользу – это традиция.

Дескать, деды ваши расшибали лбы, молясь, и вы пожалуйте туда же. С такой аргументацией трудненько бороться за души. Особенно при наличии сильных конкурентов как внутри страны (ислам), так и извне (католичество, протестантство). Поэтому церковь ищет поддержки у государства, алчет пресловутого «административного ресурса».

У государства свои интересы. Необходимо «построить» граждан, ибо строем управлять легче, чем толпой. Поэтому нужна простая и ясная национальная идея.

После крушения коммунизма наши идеологи так и не сумели её выработать. Отсюда соблазн воспользоваться старой – православием. Сделать РПЦ, так сказать, замом по идеологической работе. Тем более что это потребует минимальных усилий. Так сказать, только свистни. Есть, правда, одна неувязка – Конституция РФ, ст. 13. И рады бы в православный рай, да грехи не пускают. Но опыт показывает, что такого рода препятствия у нас в Отечестве вполне преодолимы. Соберутся законодатели и отменят устаревшую норму.

Несмотря на простоту такого решения, вряд ли его можно счесть удачным. РПЦ сейчас, пожалуй, является одним из самых косных и отсталых общественных институтов. Она вся обращена в прошлое. Приверженность юлианскому календарю и старославянскому языку – наиболее яркие примеры. Из последних исходящих от церкви инициатив вспоминается только пробивание себе таможенных льгот и стремление освятить всё и вся, чуть ли не синагоги. Да и история не даёт повода для оптимистических прогнозов. Крещение Руси в православие привело к её изоляции от Европы со всеми вытекающими последствиями. Несмотря на многовековую гегемонию православной церкви, ей так и не удалось одержать победу в борьбе за души. Русский народ суеверен, но не религиозен. «Русский человек произносит имя Божие, почесывая себе зад» – точнее не скажешь. Успех революций 1917 года не в последнюю очередь был решён слабостью церкви, не удержавшей своих прихожан от смуты и крови. Брать идеолога с таким послужным списком себе в штат поостерегся бы любой командир.

Остается третий субъект – народ. Решение проблемы места церкви в нашей жизни будет своего рода пробным камнем на гражданскую зрелость. Осознаём ли мы себя обществом, состоящим из самостоятельных и ответственных индивидов, или стадом, нуждающемся в пастыре? Поживем – увидим.

О. ЕЛИСЕЕВ,
Москва


«Слепая вера уже завела нашу страну…»

Так вот: в школе не должно быть никаких религиозных предметов.

У вас отвечал на вопросы В. В. Познер, и я хочу попросить передать ему благодарность за его очень умную и взвешеную позицию. Помните, кто-то просил объявить сбор средств на очередной храм? А Познер ответил что-то вроде того, что подобные стройки подвигом не считает. Хотите – стройте. Вот так и тут: хотите – преподавайте, но не в общеобразовательных школах. Эта вакханалия церковного строительства съедает такие бешеные деньги! К нам в город приезжал патриарх. Для того, чтобы сделать только парадную уборку главных улиц была затрачена сумма, равная 600 детским пособиям. Церковь не даст никакой национальной идеи кроме пресловутого «надейся на Бога». Однако народ давно додумался до более толкового «а сам не плошай». Нам нужно учить детей думать о жизни, о людях, самим решать что хорошо, а что плохо. А слепая вера уже завела нашу страну…

Е. КУПРИЯНОВА
kupriyanova@ib.komisc.ru


«Все конфессии – не более, чем игры».

На сегодняшний день моё самое большое желание – не «упустить» свою дочь Ксению. Она ещё маленькая, ей всего два года. Но когда именно многие родители теряют связь со своими детьми, и последние выходят из-под контроля, становятся озлобленными, неуправляемыми, неконтактными – трудно сказать.

Поэтому я отношусь к ней очень внимательно уже сейчас.

Я очень хочу, чтобы она выросла хорошим человеком. Добрым, чутким и отзывчивым. Я очень хочу, чтобы она жила и поступала по-божески. Но не в церковном смысле этого слова – я очень не люблю всю мишуру церкви вообще и РПЦ в частности. А – в общечеловеческом. В том, когда говорят, что, мол, по-божески (по-людски) поступил, молодец.

Самое главное – жить в согласии с миром, тебя окружающим. Быть культурным и образованным. Именно это надо воспитывать в детях с самого раннего возраста.

А в какие игры им играть – они сами разберутся. Ведь, по большому счёту, все конфессии – не более чем игры. Кто-то играет в православие, кто-то в католичество, кто-то в магометанство. Играют истово и беззаветно – спору нет. Но лучше всего, когда человек сам выбирает, в какие игры ему играть.

Трудно навязать ребенку играть не в то, во что он хочет. Попробуйте отобрать в песочнице у совсем маленького ребенка совочек и ведерко, предложив взамен трехколесный велосипед. Ребенок начнет плакать. Потому что сейчас ему велосипед неинтересен. А когда придет время, и ему станет интересно, он сам начнет тянуть вас за руку, ныть и канючить, показывая в сторону счастливых маленьких – но чуть более взрослых – велосипедистов.

Где-то далеко идут войны – дети играют в «войнушку». Подавляющее большинство детей в наших дворах не видело настоящей войны. Дети играют в неё весело, умирая и воскрешая понарошку: Дети видят – и довольно-таки боятся – людей в белых халатах, но всё же играют в больницу, в доктора. Играют в папу и маму, в школу, в индейцев. Счастливое время. Все мы были детьми, все мы помним это.

А потом мы вырастали и нас заставляли играть в октябрятство, пионерию, комсомол. Кто-то играл искренне, с верой в истинность правил игры. Кто-то делал вид, что он играет. Кто-то – их было мало – не играл вовсе.

Я не хочу, чтобы моей Ксении навязывали игры.

Я хочу, чтобы она была верующей, чтобы жила с Верой.

Но ни в коем случае я не хочу, чтобы она была набожной.

Ходить ли в церковь, учить ли и знать ли молитвы – её личное дело. И на каком языке их читать – тем более ее.

Восхваления Бога у мусульман, католиков и православных – звучат совершенно одинаково.

Александр ГОЛУБЕНКО
sasha@sunrise.ru


«Если 10-летнему ребенку преподносить религиозные постулаты как нечто истинное –
это ментальная катастрофа».

Давайте подумаем, а для чего ребёнок ходит в школу?

Чтобы научиться читать, писать, считать?

Это важно, но далеко не самое главное.

В школе ребёнок, прежде всего, учится общению с разными людьми, а также формирует своё мировоззрение в самом широком смысле слова: от самооценки до мироустройства.

Религиозный человек смотрит на мир сквозь призму своей религии.

Для него постулаты данной конкретной религиозной традиции являются аксиомой, безусловной истиной. ОЧЕНЬ плохо, если эти установки будут вложены в голову ребенку в школе. Если взрослый человек в процессе духовного поиска и размышлений проходит к вере – это одно. Если 10-летнему ребенку преподносить религиозные постулаты и обряды как нечто истинное, самоценное – это ужасно, это – ментальная катастрофа.

О религии, точнее, о религиЯХ школьникам может рассказать историк. Уважительно рассказать, что люди много веков старались найти объяснение буквально всему: происхождению земли, зарождению жизни, изменению погоды, событиям в своей жизни и т. д. Раньше, когда в их распоряжении ещё не было тех возможностей и знаний, которые есть у человечества теперь, представления людей обо всём этом были вот такие. А теперь мы знаем о мире и самих себе гораздо больше. И так далее.

Ребёнку стоит знать, что в разных странах мира разные люди верят по-разному, хотя в их взглядах можно найти много общего. Но мы просто обязаны оградить детей от вложения в их головы православия как самой лучшей, или самой правильной, или самой доброй, или просто самой «нашей» религии. Кажется, мы уже что-то подобное недавно проходили, а?

Илья ШАБШИН,
Москва


«Изучать или не изучать религию – человек должен решить сам»

Я совершенно согласен с Сергеем Капицей, что в наших школах нельзя вводить изучение основ религиозной этики и тому подобные предметы. Во-первых, мы многоконфессиональная страна. И если вводить изучение учениками христианства, то в точно такое же положение надо поставить и ВСЕ остальные религии (если, конечно же, мы хотим называться цивилизованной страной).

Во-вторых, зная психологию попов, я почти уверен в том, что они будут подавать догматы веры безапелляционно и в той форме, в которой они привыкли это делать со взрослыми прихожанами. И это не просто моя фантазия. Недавно я проглядывал книгу своего сына, где священник описывает элементы мироустройства, как их видит христианская церковь. И практически вся информация подавалась по типу: «Бог создал этот мир за 6 дней…»

Я с уважением отношусь к религиозным убеждениям людей, которые приняли для себя объяснение устройства этого мира на основе идеи наличия Бога. Но если стоять на научной основе, то мы должны исходить из позиции, что нет ни одного абсолютно достоверного факта наличия Бога (так же, впрочем, как и его отсутствия). Я думаю, что многие помнят так называемый Обезьянний процесс в Америке, когда школьный учитель был осужден за безапелляционное внедрение в своих учеников идеи атеистического устройства мира. Если религия придет в школы, то мы рискуем придти к противоположным процессам, когда нам придется в судебном порядке преследовать священников.

Поэтому изучать или не изучать религию и религиозные постулаты – человек должен решить сам и в сознательном возрасте. Если же вводить изучение религии даже как простой факультатив, ребенок лишается свободы выбора.

Ведь за него в этом возрасте решают взрослые. А их мнение очень часто может не соответствовать необходимому цивилизации.

А. М. ВАСЮТИН,
врач-психотерапевт
drvasutin@mail.ru


«Говорить о том, что русская культура замешана на традициях православия, –
бред некультурного человека»

Дикость – это не «жить в стране, чья история и культура целиком замешана на проблемах православия, и ничего не знать об этом». Дикость – это в стране на государственном уровне вводить в школах изучение церкви, которая по конституции отделена от государства. С какой стати каждый из нас должен оплачивать им зарплату – пусть и нищенскую учительскую? И откуда возьмутся эти «учителя»? Из духовных семинарий? Полагаю, там нет и быть не может педагогического образования (сам такое имею…). Вспомните, как преподавали всевозможные майоры в отставке начальную военную подготовку. И с какой стати мусульмане, например, должны изучать историю православия – а мусульманские традиции на территории России не менее сильны. Не понимаю. А говорить о том, что русская культура замешана на традициях православия – бред некультурного человека, выполняющего заказ начальства. Те же передвижники, предположим, часто ли использовали православные сюжеты? Или Малевич? А где много православия в Пушкине? Даже в Гоголе? Может, в связи с этим запретить изучение «Вечеров на хуторе близ Диканьки» – из-за языческих мотивов? И за счёт каких предметов планируется это сделать? Литературу и так сократили. На очереди история? Бред.

Михаил МОРОЗОВ
m_morozov@mail.ru


«Нельзя вводить преподавание одной религии
в многонациональном светском государстве»

Для начала хочу задать себе и уважаемой аудитории несколько вопросов, ответы на которые, возможно, очевидны, а возможно, и не существуют вовсе:

1. Что вообще такое совет по взаимодействию Минобразования и РПЦ? Как они могут взаимодействовать? Что полезного может дать РПЦ образованию в России?

2. Зачем батюшка смешивает преподавание предмета, называемого «Закон божий» с православной культурой? Что вообще можно понимать под православной культурой? Что можно преподавать детям в школе под православной культурой?

3. Зачем батюшка отстаивает преподавание закона божьего в школе на примерах преподавания священного писания в вузах СССР и США?

4. И, наконец, а зачем мне, простому российскому гражданину, имеющему хорошее высшее образование и свой взгляд на религию, нужно, чтобы моим детям забивали голову средневековой ерундой?

Постараюсь дать ответы на эти вопросы, а вы уж будьте добры, дочитайте до конца…

Итак, про совет. Давайте подумаем, о чём могут советоваться РПЦ и министерство образования. Что РПЦ может дать для современного образования? Боюсь, ничего, кроме серьезных конфликтов в школах, где на одном уроке учитель биологии будет рассказывать о том, что человек произошел от обезьяны, а на другом батюшка будет проповедовать создание человека богом в 6-й день сотворения мира. Что может сделать такая противоречивая информация в голове ребенка? Здесь уж либо биология, либо закон божий.

И совсем другой вопрос – что может дать РПЦ министерству образования. Не нужно смешивать эти два понятия – министерство образования и само образование. Кто сидит в минобразования? Высшие чиновники этого министерства, всю жизнь молившиеся одному богу – коммунизму – и внезапно потерявшие своего идола, остались ни с чем: своего духовного стержня, своей опоры у них не было и нет. А поскольку образование всегда было (и есть) политическим инструментом особой важности, готовившим достойную смену господствующей религии (православие, коммунизм – всё равно), то легко понять этих чиновников…

Ещё интересный вопрос – кто что понимает под православной культурой. Особенную важность этот вопрос имеет в применении к школе – как вы понимаете преподавание православной культуры детям младшего или среднего школьного возраста? Да это не каждый взрослый человек осилит, даже имеющий гуманитарное образование. Не будет же батюшка давать детям философские и аналитические материалы, в которых он и сам зачастую ничего не понимает?..

Полуправда сильна особенно тогда, когда принимающая сторона слабо разбирается в предмете. Преподавание религиозных предметов действительно велось в специализированных вузах в СССР и в вузах США, но это же вузы, а не школы! Ну подумайте сами, кто же в совершенно не православной стране позволит преподавать православие в школах? Да, наверняка в Америке есть некоторое количество православных школ, но это количество ничтожно мало.

И, наконец, моё личное мнение по поднятому вопросу. Ни в коем случае нельзя вводить преподавание одной религии в многонациональном светском государстве. Если и вводить, то только в вузах и, как минимум, четырех религий: православия, ислама, иудаизма и буддизма наравне с научным атеизмом. Далее, такое образование должно быть строго факультативным – никакой обязаловки!

Я – противник какого-либо возрождения церкви в светском государстве. Кто хочет – может верить, кто не хочет – не надо его заставлять. Кто не знает, хочет он или нет, дайте ему возможность выбора: расскажите ему о том, о сём, и дайте возможность выбора. Но только рассказывать должен не священнослужитель!

Я прекрасно понимаю, что движет церковью. Это – жажда власти. Полагаю, что я не открыл Америку, да? Не нужно объяснять, каким образом это даст им власть? Если нужно, напишите мне, и я подготовлю более развернутую статью на эту тему.

По крайней мере, я против того, чтобы мои дети изучали православие в школе.

И ещё, на мой взгляд, должна вестись пропаганда атеистического взгляда на мир – во всех СМИ.

А вообще, религия в современном мире – благодатная почва для обсуждения. И об этом надо говорить всё больше и больше, только так мы сможем привлечь внимание к этой проблеме. А проблема действительно есть…

Александр ЛАСКИН
robert@turbo.nsk.su


«Надо пропагандировать православие и оставлять свободу выбора»

В школах обязательным предметом должен стать «Основы религиозных учений». Человек должен в детстве узнать о религиях по возможности больше, чтобы сознательно сделать выбор между религией и атеизмом, но методика преподавания должна быть такой, чтобы атеистов было меньше. И такой, чтобы учеников не зомбировали, не принуждали, а убеждали. Хотелось, чтобы убеждали с научной точки зрения, но коль скоро современная наука до понимания Бога не дошла, необходимо научить принимать на веру религиозные догматы. Пропагандировать православие и оставлять свободу выбора. И пусть преподают священники основных конфессий. Строго ограниченное количество часов.

Валерий ЛАТАШ
latash@mail.kht.ru


«Формирование морали не связано со сказками о боге»

Категорически против преподавания в школе религии в любой форме. Россия – светское государство, по Конституции церковь отделена от государства. Вся современная наука находится в противоречии с религией. Лозунг большевиков «Религия – опиум для народа» – для меня прописная истина. На моих глазах люди вокруг меня под влиянием «батюшки» погружаются в невежество. Знакомая с высшим техническим образованием всерьез пытается уверить меня, что присвоение ей ИНН (индивидуального номера налогоплательщика) ввергнет её в пучину греха.

Дети и так плохо усваивают естественнонаучные предметы; физика, математика требуют умения абстрактно мыслить. Церковь же приучает не мыслить, а верить.

«Верь и всё будет хорошо! Бог за всё простит! Только верь и неси денежки церкви!»

Верующие люди и сейчас учат своих детей в воскресных школах, водят их в церковь, приучают к обрядам, и это их право, я не вмешиваюсь в их жизнь. Но хочу, чтобы и мне, атеистке, и моей семье не навязывали бы свои взгляды другие люди.

Формирование морали, нравственности, гражданской ответственности никак не связано с довольно скучными и примитивными сказками о боге, Иисусе и т. д.

Конечно, образованный человек должен иметь представление об истории религии, как о достижениях человеческой мысли. Однако я представляю себе, во что может выродиться такой предмет в нашей по большей части «советской» школе. В какие бы красивые слова не облекали клерикалы своё стремление ввести в школу «закон божий», цель их одна – вербовка паствы, сохранение и преумножение своей власти и богатства.

Евгения РОМАНЕНКОВА,
Лыткарино Московская область


«Священник предлагает превратить наше государство из светского в религиозное»

Я отношусь к этому неодобрительно. Сергей Капица прав, наше государство не является однородным по религиозной части. А не учитывать мнение меньшинства по такому вопросу опасно. Религиозный фанатизм и терроризм в наше время – родные братья. По сути дела, священник предлагает превратить наше государство из светского в религиозное. Ведь светское государство не финансирует преподавание религиозных предметов. Тем более, сказав А – введя преподавание православия, рано или поздно придется сказать и Б – сделать религиозные нормы общественными.

В той же Америке в публичных (государственных) школах ничего подобного не преподаётся. Но те американки, с которыми я общался (НЕ представители религиозных школ), у нас сошли бы за ортодоксов. Как-то не привыкли в России люди с высшим образованием ходить в церковь по воскресеньям и дома молиться перед едой. И это только то, что я сам видел.

Кроме того, не следует забывать, что почти все большевики до революции тоже когда-то ходили в школу и изучали Закон Божий.

Что не помешало им выступить против него. Я уж молчу об одном семинаристе с нерусским именем Иосиф Джугашвили.

Впрочем, даже если данный предмет введут во всех школах – это ещё ничего не значит. Рискну предположить, что для детей он будет скучной обязаловкой. А родители-атеисты и неправославные будут поощрять своих пропускать эти занятия, что послужит «хорошим» примером для остальных.

И ещё. Мне не понравилась позиция отца Владимира Вигилянского. Он выступает в агрессивном ключе с позиции «кто не с нами – тот против нас». Зачем так активно настаивать на введении изучения православия в школах, если, по его словам, 75 % уже православные и, следовательно, вопрос о кризисе веры не стоит?

Напоследок хочу сказать, что это точка зрения крещеного православного, не отрицающего существование Бога.

Дмитрий ВАСИЛЕНКО
cat_dimm@mail.ru


«Религия – уходящий этап истории»

Мне кажется, что для людей прогрессивных, интеллигентных, образованных и в первую очередь для людей, посвятивших свою жизнь науке, дело чести защитить школу, молодое поколение от церкви. При этом вопрос «быть или не быть религии в школе» не должен решаться голосованием, опросом общественного мнения и т. д. Количество православных (крещеных) – это тоже не аргумент. Надо понять и принять весьма трудно принимаемый тезис – большинство не обязательно бывает правым. Поскольку большинство – это усреднение. Решающее слово должно быть за людьми компетентными. Проведите опрос среди учёных – и вы получите совсем другие цифры (и хватит ссылаться на верующего И. П. Павлова – он был исключением). Но даже и опрос не обязателен. Ещё ни одному церковнику (никакой конфессии!) не удалось совместить несовместимое: современные научные достижения с божественным устройством мира и божественным происхождением человека. Вот они и прикрываются красивой, но ложной риторикой о том, что вся наша культура и даже наука (!) замешаны на религии, на православии. Я ученый физик, доктор наук. И как многие и многие мои коллеги позволю заявить, что понимаю и люблю и Пушкина и Гоголя и Толстого, разбираюсь в искусстве, в частности люблю и занимаюсь живописью и мне совершенно не мешает при этом мой стопроцентный атеизм. Отец Вигилянский, который не может понять людей, протестующих против изучения религии как культуры не хочет (да как церковник и не должен) понять, что религия – уходящий этап в истории, этап, с которым человечество рано или поздно расстанется. И у молодого поколения должны быть совершенно другие ориентиры.

Владимир ВОЛОСОВ,
Санкт Петербург


«Любое прорелигиозное высказывание замешано на лжи»

Отец Владимир в заметке «Наша культура целиком замешана на православии» пишет: «Как дети смогут понять Пушкина, Чаадаева, Гоголя, Достоевского, Льва Толстого, русских писателей и философов начала XX века, даже народников и революционеров, не зная предмета их противостояний, споров, чаяний, православных ориентиров?»

Это высказывание, как любое прорелигиозное, замешано на лжи. Отец ведь не предлагает понимать Гоголя в свете Письма Белинского, или сравнивать Льва Толстого с Алексеем Константиновичем, или понимать православие по повести Чехова «Мужики». Священники и Министры не помышляют ни о каких спорах в школах. Они не помышляют объяснить школьникам, как православие, самодержавие, народность, общинность, соборность, православные ориентиры и чаяния привели великую страну в кровавые лапы коммунистов, так что теперь десятки миллионов лучших людей страны пришлось реабилитировать посмертно.

Ваша прорелигиозная страничка, конечно, тоже замешана на лжи. Сообщив о пресс-конференции атеистов, вы интервьюируете не богоборцев, а верующего министра Антонову.

Стыдно мракобесие пропагандировать!

Р. ХРАПКО
khrapko_ri@hotmail.com


«Преподавание православной культуры может выродиться в её пропаганду»

«Основы православной культуры» в противовес большевистской пропаганде?

После того, как я прочитал тексты отца Владимира Вигилянского и доктора Сергея Капицы, мне поневоле вспомнились слова незабвенного Иосифа Виссарионовича: «Оба хуже», и вот почему.

Действительно, вряд ли можно оспорить влияние православия на культуру, развивавшуюся в России на протяжении сотен лет. И сегодня, как мне кажется, невозможно утверждать, что религиозный взгляд на устройство мира остался в прошлом. Процесс мифотворчества продолжается. От него не свободна и наука.

С другой стороны, перспектива введения преподавания основ православия и православной культуры в школах вызывает у меня нехорошие предчувствия. Опыт показывает, и тут я не могу не согласиться с Сергеем Капицей, что есть угроза вырождения добровольности преподавания основ православной культуры в навязываемый детям курс. Поверим Владимиру Вигилянскому в том, что православных в школах большинство. Не противопоставит ли введение этого курса большинство неправославному меньшинству? Преподавание православной культуры легко может выродиться в её пропаганду.

Возникают и другие вопросы. Владимир Вигилянский, насколько я понял, не претендует на преподавание основ православия в Казани. А почему? Разве православных в Татарстане недостаточно, и влиянием православия на татарскую культуру можно пренебречь? Нужно ли преподавать основы шаманской культуры школьникам Хакасии, где интерес к древним верованиям и к шаманизму сейчас возрождается? Нужно ли, наконец, дать представление детям о сложном взаимодействии еврейской и русской православной культур? Ответ на все вопросы, связанные с введением нового курса в школьную программу может быть дан только после рассмотрения конкретного проекта такого курса в контексте его взаимосвязи с другими преподаваемыми в школе дисциплинами и, возможно, с теми новыми дисциплинами, которые потребует введение курса основ православной культуры. При этом риски, связанные, в том числе, и с возможностью распространения конфессиональных споров (а порой, и расколов) в школьную среду, кажутся слишком большими.

В заключение, я хотел бы предостеречь участников дискуссии от явных передёргиваний, подобных тем, которые допускает Владимир Вигилянский в ходе рассуждений о запрете священникам преподавать в школе. Профессиональные организации математиков, химиков, биологов, лингвистов, в отличие от церковных организаций не отделены от государства. Оформленное конституционно отделение церкви от государства предполагает, что любой человек церкви может преподавать в средней школе только как частное лицо. Вопрос в том, сможет ли человек церкви выступать в такой роли? Я опасаюсь, что это не каждому окажется под силу.

Александр МЕДВИНСКИЙ,
доктор физико-математических наук,
Пущино, Московская область


«А если следующий президент будет последователем шаманизма?»

В школах царской России преподавали все основные конфессии (православные, католики и мусульмане), в зависимости от основного состава населения. Об этом можно прочесть у многих авторов начала прошлого века.

Сейчас в конституции, которая считается основным законом нашей страны, сказано: Церковь отделена от государства.

Следовательно, все разговоры о введении религиозного образования в рамках обязательного не правомочны.

Курсы, факультативы при церквях, другое дело.

С другой стороны, огромное количество услужливых дураков на руководящих должностях, готовых всегда взять под козырёк, может сыграть с нами плохую шутку.

Наличие в одном классе детей разных национальностей, разных вероисповеданий, агностиков. И как их будут делить? Как будут оценивать их уровень знаний? По количеству вызубренных текстов?

И кто оценит степень веры и прочего?

Что делать в тех областях где много, представителей других конфессий?

И что, если следующий президент будет последователем буддизма или, не дай бог, шаманизма? Будем, наевшись мухоморов, вокруг костра прыгать?

Мария АКСЕНОВА
msaped@mail.ru


«Должен быть свободный выбор во взглядах на жизнь»

Прочитал материал «Обучены верить». Должен сказать, что я больше согласен с Сергеем Капицей. Здесь должен быть дан выбор для учащихся, ведь не все в нашей стране верующие и не все верующие – православные. К тому же нужно знать и форму преподавания данного предмета.

Если, как это было в царское время – это совершенно не подходящий формат для общей образовательной школы. А как часть образования по культуре, литературе и истории, то это может быть рассмотрено. Всё-таки должен быть свободный выбор во взглядах человека на жизнь.

Олег СЕЛЬСКИЙ,
Саратов


«Детям необходима религия»

Я прочитал статьи и мнения. Так вот, я считаю, что при таком духовном уровне современного мира, детям необходима религия. Это своеобразный маяк, по которому нужно ориентироваться, чтобы не пропасть в этом океане жестокости, гнева и эротики. Душа и немного религии – наша надежда. Надо стать чуточку добрее.

Давид ЭРКОМАИШВИЛИ,
студент 2 курса факультета журналистики
Национального Университета Узбекистана
erkomaishvili@mail.ru


«Увлечение верой – признак деградации общества»

Сообщение о изучении «Основ православной культуры» в школах произвело на меня достаточно неприятное впечатление. Подобные мероприятия стоят в одном ряду (по моему личному мнению) с дебильными программами вроде «Окон» и «Стекол» на ТВ. Почему? Потому что у них одна цель – отучить людей думать. Толпой необразованных и невежественных людей управлять легче, не так ли? Вот и стараются заменить верой трезвый взгляд на реальность… Причем стараются в основном для наиболее внушаемой аудитории! Для школьников, для подростков…

Религия – это уже прошедший этап развития человечества. И повсеместное увлечение верой, наблюдаемое в настоящее время, есть признак болезни, деградации нашего общества… И религиозные мероприятия в школах – ещё один тревожный сигнал в числе прочих. Мы уходим в прошлое, «обрастаем шерстью», верим снимающим порчу колдунам больше чем ученым… Увы.

Если бы в моей собственной школе или в школе моих детей (которых пока у меня нет) стали преподавать связанные с религией предметы (неважно, под каким названием) я бы добился их отмены любым способом, вплоть до решения суда. Верить или нет – личное дело каждого человека (жалко, конечно, но если хочет – пусть верит), но позволять портить детям жизнь нельзя.

В. ЧЕРВАКОВ, аспирант
vchervakov@mail.ru


«Неужели это, возможно и благое, намерение может быть выше слезы ребенка?»

С доводом о том, что все мы, россияне, вне зависимости от национальности, воспитаны на принципах православной этики, действительно, трудно поспорить. Как, впрочем, наверное, будет трудно поспорить с тем, что они, фундаментальные принципы православной этики, практически идентичны фундаментальным принципам этики двух других традиционных для России религий – иудаизма и ислама. Не убий, не укради – всё это понятно и близко любому из нас. И в этом смысле с желанием православных иерархов, продавливающих, вопреки Конституции, введение в школах новой редакции «закона Божьего», можно было бы, хоть и, скрепя сердце, согласиться.

Если бы не одно весьма существенное обстоятельство. На местах это очень деликатное дело упрется и в ретивого учителя, который выставит за порог ученика-иноверца, и в не шибко далекого батюшку (неужто кто-то возьмется утверждать, что таковых в лоне РПЦ не имеется ни одного?). У нас нет в наличии мононациональных по составу классов, а значит, неизбежны косые взгляды представителей большинства, вдруг себя таковыми осознавших, на представителей меньшинства, враз ставших эти самым меньшинством. Будут слезы и боль. Детские слезы и детская боль. И даже если такое произойдет только в одном проценте школ (во что трудно поверить), давайте спросим себя, извинительно перефразировав классика (кстати, глубоко православного человека): неужели это, возможно и благое намерение может быть выше слезы ребенка?..

Валерий АМИРОВ,
военнослужащий,
Екатеринбург


«Выбор религии – это частное, а не государственное дело»

Я против введения в школе «основ православной культуры» как в качестве предмета, так и в качестве факультативного курса. В свободном государстве человек сам выбирает: быть ему атеистом или верующим. Мне понятно стремление церкви, как осколка тоталитарного государства, прийти в школу. Вместо того, чтобы вести кропотливую работу по реформированию, по приближению её к народу, устраивать воскресные школы, она идёт проторенной дорожкой.

В нашем обществе, к сожалению, существуют межнациональные противоречия, зачем же добавлять к ним религиозные? Русская православная церковь борется за то, чтобы стать государственной. Мне кажется, что допустить этого ни в коем случае нельзя. Выбор религии – это частное, а не государственное дело.

Наталья Николаевна ГРЕКОВА,
учитель, Орёл


«Библия и Коран могут рассматриваться как исторические документы наших предков»

Я полностью согласен с Сергеем Петровичем Капицей. Наше конституционное достижение – отделение церкви от государства нельзя разрушать ни в коем случае. Кроме того, в нашем государстве существует не только православное течение в религии. Так что же предлагается преподавать в школах? Такой шаг может добавить дров в костер существующей ещё религиозной розни. История религии, даже история религий – вот вопрос, который следует рассмотреть для включения его в программу школьных занятий. При такой постановке вопроса нам не грозит забвение великих русских писателей. Но почему мы должны забывать Омара Хайяма с его бесподобными рубаями, почему мы должны забывать великолепные истории Ходжи Насреддина? А достижения древнейших религий Востока! Историю индейских племен Америки! Библия и Коран могут рассматриваться как исторические документы наших предков. Однако использовать их догматы в современной жизни невозможно. Во всём мире запрещено рабство, жестоко преследуется убийство и другие насилия над личностью. А ведь в этих Книгах достаточно эпизодов, подстрекающих на насилие в случае несогласия с утверждаемыми догматами. Современная наука совершенно иначе рассматривает строение и возникновение мира. Нет никакой необходимости (да и вредно для человека и науки) возвращаться к древности.

Ю. ПАВЛИЩЕВ,
инженер
gp_granit@mtu-net.ru


«Не хотелось бы, чтобы православие преподавали такие люди, как наш Патриарх»

Да, я считаю, что эта проблема требует широкого обсуждения. Лично я ничего не имею против того, чтобы православие преподавалось в школах, но исключительно в НЕОБЯЗАТЕЛЬНОМ порядке, в смысле – хочешь – ходи, не хочешь – не ходи. И уж хотелось бы, чтобы православие преподавали не такие люди, как наш Патриарх.

Ведь ни в одной, так называемой, цивилизованной стране главные священники не ездят на дорогих машинах с госохраной. Мне кажется, что проблема преподавания православия в школах гораздо шире, чем она кажется на первый взгляд. Да и Россия – многонациональная, многорелигиозная страна. А как же быть, скажем, с татарами? Они же мусульмане! И что, их тоже насильно обучать православию? А если по Конституции, то, согласно ч. 1 ст. 14, никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. И если что, я думаю, кто-то сможет подать иск в Конституционный Суд против такой практики, а у коммунистов и прочих оппозиционеров будет лишний повод для нападок на власть.

Александр ДЕМЕНТЬЕВ
molot83@mail.ru


«Руководство РПЦ не готово к выполнению основной задачи религии –
повышению морального уровня общества»

Попы рвутся в школы. Они знают, что это противоречит конституции. Но им наплевать на конституцию страны, в которой они живут.

То, что у нас все церкви отделены от государства, очень важно для сохранения целостности многонациональной и многоконфессиональной России, иначе возможен распад страны по национальному и религиозному признаку. Но им наплевать и на Россию.

Почему им недостаточно принятых во всем миру воскресных школ? Потому, что им мало денег, которые поступают от прихожан. А им хочется получать деньги из бюджета, те самые, которых не хватает для врачей, учителей, армии, пенсионеров, населения, пострадавшего от стихийных бедствий. Похоже, что руководству РПЦ очень хочется поучаствовать в разворовывании страны.

Они говорят, что православие очень много сделало для российского народа и государства. Это ложь. Да, во времена Ивана Калиты церковь способствовала объединению Руси вокруг Москвы. Но в последние десятилетия перед Революцией авторитет церкви был очень низок. Жадные, малограмотные, реакционные священники ничего не могли противопоставить повсеместному распространению атеизма, социалистических идей и революционной пропаганды, и это было одной из причин Революции.

Сейчас мы наблюдаем безобразную склоку Православной и Католической церквей. Очевидно, что церковное руководство панически боится перехода некоторых прихожан в католическую веру. Но здесь «Православный железный занавес» не поможет. Действовать нужно совсем по-другому, а именно добрыми делами, повышением морального авторитета священнослужителей, хотя бы призывами к выполнению религиозных заповедей.

Я ни разу не слышал, чтобы руководство РПЦ совместно с лидерами мусульман России выступило с осуждением терроризма, жестокостей войны, коррумпированных чиновников, неправедного суда. А это, конечно, способствовало бы повышению авторитета РПЦ, может быть, привлекло бы и новых прихожан.

Создается впечатление, что руководство РПЦ не готово к выполнению основной задачи религии – повышению морального уровня общества. Возможно, следует привлекать к руководству РПЦ молодых, умных, высокоморальных священников.

Что же касается религиозного обучения в школах, совершенно необходимо дать попам по рукам, а то они, чего доброго, развалят Россию.

Возможно, конечно в старших классах, проводить уроки истории всех основных религий, делая упор на моральной стороне, т. е. заповедях, примерно одинаковых во всех религиях, веротерпимости, рассказывая при этом, чем отличаются религии и конфессии друг от друга. Проводить эти уроки, по моему мнению, должны атеисты, равноудаленные от всех религий.

Н. ИЛЬИН,
Москва


«Любая религия – это виртуально-театральный мир»

Категорически против введения дисциплины «Основы православной культуры» в школах нашей страны. И почему именно православие? Мои родители были атеистами, хотя корни – мусульманские. У мужа родители – католики, однако его взгляд на мир довольно материалистичен. Я же склонна верить в некий высший разум, управляющий миром. Но не принадлежу ни к какой религии. Считаю, что любая религия – это виртуально-театральный мир. И мои дети сами должны выбрать направление (религию, конфессию), если они примут этот мир. А может они выберут веру без религии? В любом случае это должен быть добровольный выбор в осознанном возрасте.

Мне больше импонирует взгляд С. Капицы на проблему. И очень понравилась статья академика В. Гинзбурга, опубликованная в вашей газете ранее.

Л. СТРУМИНСКАЯ
strumlya@mail.ru


«Равноправия РПЦ мало, она хочет привилегий»

Хочу высказаться по вопросу о преподавании религии в светских школах.

Сразу спешу признаться в грехе, я атеист!

Более того, я русский атеист. Как выразился отец Владимир Вигилянский, предусмотрительно сославшись на Достоевского – ДРЯНЬ.

Спасибо батюшка, вот уж истинно по-христиански, взять да и вдруг оскорбить несколько миллионов соотечественников, единственная вина которых заключается в том, что они думают, что Бога нет.

Нас можно безопасно оскорблять. Мы не объединяемся в специальные организации, не требует от нас этого наша вера. Некому нас защитить.

Мы послушно подставляем другую щёку, давай батюшка, бей не жалей.

Да, мои единоверцы в прошлом веке наломали не мало дров, что ж, кто без греха, пусть начинает кидаться камнями. За православными в прошлом ничего ведь не числится? Поклянётесь на Библии?

Полностью согласен с тем, что для понимания русского человека с X-го по ХIХ-й век необходимо знать основы православия.

Чтобы понять русского человека до X-го века, надо знать господствовавшие тогда дохристианские религиозные учения.

Чтобы понять русскую литературу XX-го века, надо ознакомиться с основами марксизма. Не выбрасывать же на свалку истории Шолохова, Симонова, Маяковского, Стругацких, и многих других выразителей взглядов тоже великой эпохи в истории нашего Отечества.

Безусловно, нельзя лишать всех желающих возможности ознакомления с любой существующей религией.

Странно, что святой отец с готовностью отказывается от права распространять православие в Казани и Израиле. Христос, я думаю, не согласился бы с такой постановкой вопроса.

Конечно же каждая школа должна предоставлять всем желающим после учебного времени, в факультативном порядке, на строго добровольной основе, возможность изучать основы любой религии, или атеизма.

Понятно нежелание РПЦ играть по общим правилам, наравне с конкурентами. Баптистскому проповеднику из Алабамы легче забраться «во глубину сибирских руд», чем русскому батюшке перейти через улицу до ближайшей школы. Вот и хочется, чтобы министерство твою работу сделало за тебя.

Ссылка на процент крещёных в Москве, по-моему, не убеждает.

Неужели, если бы выяснилось, что большинство москвичей атеисты, батюшка одобрил бы введение в школьную программу курса Научного атеизма?

Равноправия РПЦ мало, она хочет привилегий.

Мало морального авторитета, хочется юридически закрепить за собой души россиян в вечное владение.

Побойтесь Бога, господа.

Андрей ПОЛТАВЦЕВ,
Железногорск, Красноярский край


«Вера в Бога – дело добровольное»

Мне кажется, что вводить в школах преподавание православия нельзя.

Если преподавать его только для общего развития, как часть мировой культуры, то так же надо вводить и курс буддизма, ислама, других религий – т. е. историю религии, которая, по моему мнению, не должна быть обязательна для изучения.

Если же речь идёт о воспитании религиозного чувства, то тем более нельзя.

Вера в Бога – это личное дело каждого человека, а стало быть – и добровольное. Введение Закона Божьего как обязательного предмета ограничит эту «добровольность», а свобода совести гарантирована Конституцией. Кроме того, по Конституции школа отделена от Церкви.

Обязательное преподавание православия нарушило бы права представителей других конфессий и религий. Что будет делать юный мусульманин во время урока? Слушать то, что противоречит его вере и вере его родителей или болтаться по коридору?

Если я захочу воспитывать свою дочь в религиозном духе, я отведу её в воскресную школу. Во всяком случае, решение вопроса о её религиозном воспитании я бы хотела оставить за собой.

Наталья УСАЧЕНКО,
Санкт-Петербург


«Разобщение людей происходит тогда, когда вводятся запреты или ограничения»

За веру, царя и отечество!

В «Известиях» за 23 июля сего года дискутируется вопрос о введении в школьное образование предмета «Основы православной культуры». Я не случайно вынес в заголовок своей статьи устаревший много лет назад лозунг, под которым Российское государство побеждало в сражениях, двигалось вперед, расширяя свою территорию. Можно этот лозунг считать реакционным, можно и прогрессивным, но то, что устаревшим, это точно. Однако, вспомним политику Советского государства, которое лишило народ одной из своих опор и во время Отечественной войны Сталин вынужден был вспомнить не только о православии, но и о религии в целом, как духовной опоры страны. В России сегодня титульной нацией являются русские в большинстве своем православные. Можем ли мы лишать это большинство духовной опоры? Конечно, нет, да и никто этого не хочет. Речь идет лишь о месте конфессии в стране.

Вся русская культура исстари шла от монастырей, церквей, священнослужителей. Это и летописи, и письменность, и художественные росписи, и, может быть, самое главное – архитектура. Религиозное чувство русского человека не удовлетворяется желанием присутствовать при богослужении, молиться, поститься, исповедоваться, причащаться. Церковная служба должна выражаться в красивых поэтических формах. Облачение священнослужителей, живопись, предметы церковного обихода должны быть красивыми, богатыми. На высоком эстетическом уровне должен быть церковный хор, колокольный звон. Я уж не говорю о проповедях, затрагивающих моральные стороны жизни общества.

Национализм и религиозный фанатизм всегда во все времена был основой противостояния, конфликтов, войн, завоеваний. Именно поэтому необходимо внимательно относиться к поднятому газетой вопросу.

В тяжелое положение попала Русская православная церковь после 1917 года. Униженная и оскорбленная, она практически перестала существовать в родном Отечестве. Многие священнослужители вместе с большой частью россиян оказались вне пределов государства, испытали тяжести жизни в условиях эмиграции.

Но ещё патриарх Тихон дал русским епископам право организовывать самостоятельные церковные управления в тех случаях, когда затруднена или прервана связь с патриаршим престолом. На основании этого указа в 1921 году и был создан в Белграде для русских православных Заграничный синод, а затем в 1922 году самостоятельная епархия в Манчжурии. Как пример конфессиональной терпимости я и хочу привести русский город в Манчжурии – Харбин. Тридцатитысячное русскоязычное население города за короткое время построило 20 храмов удивительной архитектуры, т. к. православных было подавляющее большинство. Но для других конфессий были воздвигнуты три костела, две мечети, лютеранская кирха, две синагоги, одна из которых в пятидесяти метрах от моего дома, оказавшая огромное влияние на моё интернационалистское воспитание.

В парусной регате в начале сороковых годов на яхте «Чайка» я выступал, имея экипаж в составе Яши Каганера, Алика Мустафина и хозяина яхты Павлика Мнацаканьянца – еврей, татарин, армянин и я русский – все принадлежали к разным религиям, но мы все этого не замечали, нас НИКОГДА это не интересовало.

В школе у нас был предмет Закон Божий. В Университете только утренняя молитва. Школьные уроки памятны тем, что помогли ознакомится с различными мифами, легендами, вопросами нравственности, честности, терпимости и т. п. В Университете представители иных религий спокойно проходили через холл, пока мы пели своё «Отче наш» и ждали начала лекции. Никого всё это никак не волновало. Помню лишь один конфликт на религиозной почве: наш повар во время сеноуборочной страды по недомыслию пошутил над двумя братьями-татарами, что суп был сварен на свинине, хотя при той жаре, что стояла в то время, свинину трудно было сохранить. Братишки бросились за ним, а тем временем Абдул Ахтямов, ухмыляясь, спокойно доел всё, что осталось в их тарелках.

Изучение основ любой религии должно иметь место в нашей стране в зависимости от потребности в каждом отдельном случае. Если в классе 30 православных, два католика и один мусульманин, это не означает, что все должны изучать основы православия. Для одних – факультатив, желательно последним уроком, другие пусть идут на спортплощадку или домой. Неизвестно ещё кто выиграет. Ясно только одно: разобщение людей происходит тогда, когда вводятся запреты или ограничения, когда религии противопоставляются друг другу, когда в какой-то республике должность предоставляется по титульной национальности, а не по деловым качествам. Когда Александр Вертинский приехал на гастроли в Харбин, он через некоторое время отметил, что харбинцы сумели сохранить свою русскость, обычаи, нравственные качества. Думается мне, что это во многом благодаря сохранению религиозности, в первую очередь – православия.

А. КАТКОВ,
профессор Дальневосточного Государственного
Университета путей сообщения, Хабаровск


«В стране раздувают межрелигиозную рознь»

Я – учитель физики. Хотя давно на пенсии, за школу болею. Меня очень тревожит, что школы, коими ещё не так давно командовали райкомы партии, сейчас берут под свой контроль отцы церкви, тесня там естественные науки.

Под высказываниями академика Капицы я готов подписаться обеими руками: церковь отделена от государства, школа – от церкви! А вот позиция Л. Антоновой, областного министра образования, вызывает недоумение. Позиции здесь нет! По её, закон Божий в школах можно вводить, можно не вводить. Всё, мол, решает директор. Директор школы – гарант Конституции?..

Позиция отца Владимира отличается чёткостью, твёрдостью: школы без «основ правословия» – не школы; преподавать правословие должны только священнослужители; человек, отрицающий богов – не человек. За его словами стоят дела: в Московской области, знаю, в школах перед учениками с проповедями выступали священники. О том, что в храмах перед прихожанами – в порядке взаимности – с проповедями выступали атеисты, слышать не приходилось.

Отцы церкви считают необходимым освещать историю православия как можно полнее. Хотелось бы добавить: если уж вводить в школах историю христианства, православия, излагать их следует без купюр! Не обходить молчанием никоновский раскол (XVII – XVIII в.), когда православные жестоко преследовали православных за то, что старообрядцы крестились на тремя перстами, как требовал Никон, а двумя. Тысячи и тысячи «раскольников» ушли в глухие леса, скиты, бежали в Персию, Китай, Турцию. Надо рассказать о мирном шествии к царю в январе 1905 года – во главе со священником Гапоном. Шествии, с соизволения Николая II расстрелянном православными солдатами; православный же царь не так давно был причислен к лику святых… Не надо обходить молчанием отлучение от церкви великого русского писателя Л. Н. Толстого. Рассказать о соглашении, конкордате, заключенном в начале сороковых нацистами и папой римским, коим полчища католических солдат Гитлера благословили на крестовый поход против неверных русских. Нельзя не обратить внимание на странное обстоятельство: на оккупированных нацистами территориях Советского Союза повсеместно открывались православные церкви, – почему их священники оказались заодно с католиками-завоевателями? С Гитлером?.. Надо б как-то объяснить верующим, почему православная церковь годы и годы противилась переходу России на новый календарный стиль, не перешла на него и до сих пор! Ведь цивилизованный Запад живёт по григорианскому календарю более трехсот лет! Непонятно, почему сторонники православия считают желательным возвращение русского языка к дореволюционным правилам правописания? Не скрывается ли за этим желание сделать Россию вновь страной сплошной неграмотности? «Ять», «ижица», известно, в царские времена сроднились, были в тесном союзе с розгами!..

Удачен снимок Виктора Ахломова: подросток со свечой в руке. Перед нами готовый РАБ! Таких малолетних истых рабов ныне нетрудно увидеть в любой воскресной церковно-приходской школе. Он может идти, с иконкой в руках, впереди крестного хода. Его легко представить коленопреклоненным, лобзающим длань священника, припавшим устами к его ризам.

Имею вопрос к отцам церкви: если они считают необходимым, важным начинать школьные уроки молитвой, пением псалмов, не будет ли справедливым начинать в храмах заутреню, обедню пением, скажем, «Интернационала»?..

Жаль, газета не сочла нужным осветить вопрос, с чего вдруг у представителей церкви такая воинственная активность? Всего лишь забота о культуре народных масс? Не ответ ли это на активность церкви католической? Она более прагматична шагает от времени не отставая. Войтела, пусть и под защитой колпака из бронированного стекла, разъезжает по всему миру. Алексий II подобным образом ответить ему не смог. В католических храмах прихожане сидят! В храмах православных присесть, перевести дух, позволено только священнику (в кресле, скрытом от глаз верующих в укромном уголке алтаря). В западных областях Украины сторонники католицизма взяли верх над православными без особенного труда, появились католические епархии на Урале. Надо реагировать?..

Последнее.

1. Продвинуть предметы «православной культуры» в основной школьный курс, оставив их добровольными, необязательными – явное лукавство, иезуитство, лысенковщина! В этом случае немедленно будут урезаны часы на такие «безбожные» предметы, как физика, астрономия, биология; поставленные в школьное расписание «необязательные», становятся тем самым обязательными!

2. Разделяя уверенность академика Капицы, что Россию, её культуру, науку, технику никому в Средние века не вернуть, что не вернуть её и во времена крепостного права, не сделать «страной рабов, страной господ» – спокойно взирать на стремление отцов церкви подчинить своему влиянию общеобразовательные школы, закрепиться там – нельзя! Мы только-только стали выкарабкиваться из ямы, пропасти безвременья, где оказались в годы правления истового христианина Б. Н. Ельцина, а нам уже готовят новую пропасть: раздувают в стране межрелигиозную рознь, раздувают неизбежно связанную с ней рознь межнациональную. Кому это на руку? Нахожу важным обратить внимание на то, что ныне в школах учителя, администрация – слабый пол, женщины. Отцы церкви – мужики! Не отягощенные правилами церковной этики – относиться к женщинам уважительно, по-рыцарски. Церковные каноны не предполагают у женщин каких-либо прав. В грядущих баталиях – неравенство опасное, подумать есть над чем!

Георгий Романович ГЛУЩЕНКО,
Славянск-на-Кубани, Краснодарский край


«Не Бога, но Дьявола заказ выполняет РПЦ,
если хочет вернуть Россию в дикое средневековье»

Если РПЦ добьётся своего, то непременно в аттестате появится оценка по новому предмету (как же иначе, предмет-то важный). Хочется спросить: Какое у нас тысячелетие на дворе? Не Победоносцев ли опять возглавляет министерство Просвещения? Что это за совет по взаимодействию? Мы уже знаем что полуторастатысячная армия священников (в конце XIX – начале XX веков) немало способствовала созданию революционной ситуации в России. Не Бога, но Дьявола заказ выполняет РПЦ, если хочет вернуть Россию в дикое средневековье?

Полностью поддерживаю аргументацию Сергея Капицы. Можно учреждать воскресные (и не только) школы, специальные учебные заведения, в которых дети смогут действительно добровольно получать знания по религии, так же, как они сейчас могут учиться музыке, живописи, заниматься спортом (издаются книги для школьников, например, А. Кураев «Школьное богословие», Н. Давыдова «Евангелие и древнерусская литература» и т. д.). Но с РПЦ невозможно вести честный и искренний спор. В нашей истории немало тому подтверждений, в том числе и в новейшей.

Если следовать логике г-на Завьялова, то «чтобы понять Пушкина, Чаадаева, Гоголя, Достоевского, Льва Толстого, русских писателей и философов начала XX века, даже народников и революционеров, не зная предмета их противостояний, споров, чаяний, нравственных ориентиров», нужно восстановить изучение в школе нескольких иностранных языков, включая латынь и древнегреческий (а также литературу, созданную на этих языках), а то при изучении богословия можно достичь цели, которую не ставили перед собой. У нас перед глазами наглядный пример того как невежественные во всём, кроме быть может математики, Фоменко сотоварищи «творят» альтернативную историю. А если этой логике следовать до конца, то «в стране, чья история и культура целиком замешана на…» давайте не будем лицемерами и введём в школе не менее актуальный предмет – «Воровская мораль и жизнь по понятиям».

P. S. Мне кажется, что читателям «Известий» была бы интересна статья Д. Е. Фурмана «Выбор князя Владимира» // Вопросы философии,1988, № 6, с. 90 – 103.

Александр ДЯТЛОВ
dyatlov@sinn.ru


«Религиозный взгляд на устройство мира – это не прошлое, это наше настоящее»

Признаюсь честно – первая моя реакция на Ваше письмо – предмет «Основы православия» нужен как обязательный. Но, после некоторого раздумья я засомневалась в своём первоначальном решении. И чем больше я об этом думаю, тем труднее мне решить, что надо делать, как поступить правильно. Мы живём в православной стране, это наша основная религия, она часть нашей жизни, часть нашей культуры и если быть честной, каждый из нас должен знать, если он считает себя культурным человеком, основы христианства, какой-то минимум базовых знаний – главной религии страны, в которой мы живем. Я вспоминаю с ужасом сколько ненужных вещей мы учили в школе и в институте, как обязательные и которые, сдав экзамен, тут же забывали навсегда. Сколько потрачено времени и сил неизвестно на что. И мне очень жаль, что мы живя в стране, где тысячи людей были и есть верующие, ничего не знали о православной культуре, история которой неразрывно связана с историей нашего государства. И я полностью согласна с отцом Вл. Вигилянским – ничего не знать об этом просто дикость. Но у нас действительно многонациональная страна, в которой живут люди, исповедующие разные религии. Поэтому решать этот вопрос надо очень осторожно. Мне кажется, это моё личное мнение, в школьную программу нужно ввести как обязательный предмет – Основы разных религиозных учений и, как факультативные, для тех, кто желает более глубоких и полных знаний основы православия или, в зависимости от региона, какой-то иной религии. Мне кажется, что каждый человек, живущий в нашем сложном мире, должен обладать минимумом определённых знаний, которые станут основой его миропонимания и эти знания по разным предметам должна давать школа. Эти знания помогут каждому сделать свой выбор в жизни.

Что касается высказываний ученого С. Капицы с ними я полностью не согласна. Мы слишком многого не знаем, а среди учёных с мировым именем были и есть верующие люди, я не думаю, что они не правы делая свой выбор. Религиозный взгляд на устройство мира – это не прошлое, это наше настоящее.

Марина ОДИНЦОВА
odin@irkutsk-geology.ru


«Учить надо не вере, а знаниям»

На мой взгляд, обучение детей в школах православию нецелесообразно, поскольку такое мировоззрение снижает инициативу, приводит к несбыточным надеждам на помощь свыше, в результате ребёнок растёт без активной жизненной позиции. Во всех его бедах виноват кто-то, но не он сам (Бог накажет за то, что мало молишься, а что поздно лег и не выучил уроки – дело житейское. Зато в тысячный раз Евангелие перечитал).

На мой взгляд, религию ребёнок должен выбрать сам, придти к ней сознательно. При навязываемом в школе православии (остальные КРИВОславные?) это невозможно. Тогда почему не ввести преподавание ислама, буддизма, католицизма? Ответ напрашивается: такое обучение вести за счёт родителей и в храмах, которые они посещают (если они вообще их посещают). Если родители посчитают это нужным, ребёнок посетит такой храм. А тратить деньги налогоплательщиков на изучение именно православия в корне неверно. И ещё: если крещёных в России может быть и больше 75 %, то истинно, фанатично верующих 2 – 3% – достаточно сравнить численность населения и ёмкость храмов. Больше и не надо. Будет нужно – сами построят. Грамотных преподавателей такого предмета в школе также не найти. Священников не хватит, да и из них не все грамотные, больше верующие. А учить надо не вере, а знаниям. Верить надо в то, что нельзя доказать. Нужно ли изучение недоказуемых вопросов маленькими детьми, не окажет ли влияние на детскую психику? Вот в качестве наказания в детских колониях такой предмет ввести можно.

В обычной же средней школе можно дать сравнительную характеристику мифов, религий мира, чтобы перед маленьким человеком не раскрывалась однобокая перспектива. И вариант атеизма тоже должен быть открыт – время коммунистического выбора из одной религии уже прошло.

Ф. В. ШУТИЛОВ,
кандидат экономических наук,
доцент кафедры менеджмента КубГТУ
shutilov@mail.ru


«Борьба за рынок сбыта, в том числе и идей, идет полным ходом»

Вопрос о том, быть или не быть урокам слова Божьего в светских школах, как мне кажется, поставлен несколько узковато. Речь ведь идёт о том, что РПЦ очень умело и грамотно действует в условиях рыночной конкуренции, готовя будущих потребителей своей продукции, если можно так выразиться, с малолетства. Хорошо это или плохо? Это объективная ситуация. РПЦ – мощная, экономически и политически влиятельная структура активно утверждается в конкурентной среде. И проникновение в государственные учебные заведения (т. е. нарушение конституционного права на свободу совести и вероисповедания) – это только часть такой деятельности. Отсюда ярая конфронтация с представителями близких христианских конфессий. Причем конфликты с католической церковью у всех на слуху, но с протестантскими общинами у РПЦ отношения тоже довольно напряженные. Православного человека в мусульманство, наверное, обратить сложнее, чем считающего себя православным – в протестантизм. Особенно молодых людей, которых привлекает простота и доступность этого направления христианства. Показательный пример: в Костроме где-то полтора года назад проходил судебных процесс над одной их протестантских общин. Обвинения были совершенно жуткие: зомбирование, обман, запугивание, корыстные намерения и т. д. На местном ТВ был подготовлен ряд «разоблачительных» сюжетов. Официально местные православные иерархи к этому не имели никакого отношения. Было ли всё случайностью? Не знаю. Суд, кстати, все обвинения отклонил. И вдруг, полтора года спустя вновь появляется информация, что это дело возобновлено. Случайно? И случайно ли в спешном режиме принимается решение о передаче большей части территории знаменитого музея-заповедника Ипатьевский монастырь РПЦ (колыбели Романовых, жемчужины турбизнеса Костромского края и всего Золотого кольца). До сих пор историки спорят, был ли Ипатий до революции собственностью церкви или секуляризирован ещё в Петровские времена. Маленькое совпадение: Кострома ждёт в гости на 850-летие Алексия II в конце августа. И подарок РПЦ получает поистине царский!

Сразу оговорюсь – не хочу никоим образом оскорбить чувства истинно верующих, просто каждый вправе делать свой выбор. Даже в юном возрасте. И понимать, где речь идёт о Божественном промысле, а где – о мирских заботах и суете.

Борьба за рынок сбыта, в том числе и идей, идёт полным ходом, господа!

Е. В. КОЧАН,
Кострома


«Религиозное образование необходимо, причём, как для детей, так и для взрослых»

В наше время, когда происходит возрождение веры в Бога, очень остро ощущается нехватка религиозного образования в светском обществе. Конечно, вера скорее относится к разряду чувств, чем разума, но без твёрдых, желательно, систематических религиозных знаний верить трудно. Отсутствие таких знаний приводит к тому, что человек не видит особой разницы между верой для себя и религиозной жизнью, связанной с церковью. Более того, считает такую жизнь необязательной и даже излишней. Говорю, прежде всего, о себе и себе подобных, которых наверняка немало среди 75 % причисляющих себя к православным. Из чего состоит, скажем, моя религиозная жизнь? Из нерегулярного чтения соответствующей литературы, редкого посещения церкви, очень редких исповедей и причастий.

Почему так? Может быть вера недостаточно крепка. И ещё, по-моему, немаловажный фактор: отсутствует привычка, потребность в такой жизни. Не было её в семье моих родителей, нет и в моей. Мою дочь, которая пока ходит в сад, я научить ничему не могу в этом смысле. Пожалуй, учиться нам надо вместе. Самым подходящим для этой цели местом мне представляется воскресная школа. Расширение сети таких школ при храмах, более активное привлечение в них детей и родителей.

Думается, что Православная Церковь далеко не исчерпала на этом пути всех возможностей. Путь этот правильнее, честнее, хотя несравненно труднее, чем введение обязательного православного образования в общеобразовательных школах.

И, конечно, не следует пренебрегать чувствами представителей других, пусть и малочисленных, конфессий, если преподавать будут только православие. Скажем, в Севастополе довольно значителен процент мусульман, число их растёт. Так уж сложилось исторически. Не принимать в расчёт это обстоятельство, по меньшей мере, недальновидно. Ну и, конечно, игнорировать конституцию недопустимо. Можно ли давать детям религиозное образование, одновременно показывая пример пренебрежения к основному закону государства? Естественно, конституцию можно изменить. Но это уже будет совсем другая история и совсем другое государство.

Религиозное образование необходимо, причём, как для детей, так и для взрослых.

Оно должно быть доступно всем, но обязательность здесь вряд ли уместна. В конечном счёте, она (обязательность) может обернуться самыми дурными последствиями для самой Православной Церкви.

Ольга ВИЛКОВА
vov_sev@mail.ru


«К религии я пришел через искусство. И считаю этот путь правильным»

Хочу высказать своё отношение к внедрению в школьное образование основ православия в самой резкой форме – никаких попов, в какой бы то ни было форме в светской школе быть не должно ни в коем случае! Безусловно допускается только в качестве факультатива «История религий» и только в светской одежде! Мои младшие сыновья (близнецы 11 лет) изучают православие вне школы, читают церковно-славянские тексты и им не надо объяснять содержание той или иной иконы, как и картины на библейский сюжет. Они с удовольствие поют в церковном хоре, но они ничего бы этого не делали, если бы всё это входило в школьное образование, даже факультативно, по их собственному признанию.

Многие мои предки по отцу (см. БСЭ ) были весьма серьезно оцерковлены.

Дед по матери имел приход под Саратовым, а его братья были даже иереями. В советское время, когда религия была почти запрещена, трудно было получить неискаженные антирелигиозной пропагандой знания о Святом Учении. Однако кто стремился, тот эти знания получал. От дедов мне остались Библия, Евангелие и Ренан. Только в 13 лет, когда я стал интенсивно посещать музеи, я стал читать эти книги, то есть к религии я пришёл через искусство. И считаю этот путь правильным. Поработав в Средней Азии, я волей-неволей взялся за изучение Корана, а проникнувшись творчеством Рериха познакомился с основами индуизма и буддизма. Однако никогда не испытывал необходимости и желания быть оцерковленным, в какую бы то ни было веру, хотя и крещён в православии.

В школе вся пионерская показуха, если и не вызывала тошноту, то как минимум приучала к лицемерию. Думаю, что то же самое будет и с основами православия.

В. ДЕБОЛЬСКИЙ
debolsk@aqua.laser.ru


«У человека должно быть право выбора»

Я против введения в школах преподавания православия. У человека должно быть право выбора. Пусть в школах будет предмет «история религий», где расскажут о возникновении каждой из основных религий, чем они друг от друга отличаются, почему произошел раскол на православие и католицизм. Основываясь на этих знаниях, люди смогут выбрать наиболее приемлемое вероисповедание.

Екатерина ЖУКОВА,
Воронеж


«Почему следует отдавать предпочтение какой-то одной религии?»

Откровенно говоря, я не совсем понимаю тему «Православие в школах». И вот в каком смысле: церковь отделена от государства, она живет своей, внегосударственной, жизнью, тогда как школа и вообще образование – это прежде всего государственные институты. Поэтому, если я не ошибаюсь, дороги церкви и школы могут идти параллельно до бесконечности, никогда не пересекаясь.

Однако коль скоро тема назрела, я охотно приму участие в её обсуждении.

Я хотел бы свести высказывание своего мнения к вопросу: «А почему так прямолинейно и однозначно?» Я имею в виду, почему речь идет именно и только и православии? Ведь Россия, извините за тривиальность, многонациональная и поликультурная страна, далеко немалочисленны представители смешанных национальностей. Например, я по рождению принадлежу к двум совершенно разным народам и, соответственно, разным культурам и религиям. Закономерен ещё один вопрос: «Почему следует в школе отдавать предпочтение какой-то одной религии?» Может быть, действительно стоило бы преподавать такой предмет, как история религий. Это было бы крайне полезно в информативно-образовательном отношении, а также и справедливо: все мировые религии основаны на сильных нравственных принципах, которые безусловно достойны уважения и заслуживают большого внимания. А выбор той или иной религии или же отказ от неё вообще – это право каждого.

И. ВЛАДИМИРОВ,
Уфа


«Православие может вложить веру в сердца людей, а не только в их уста»

Господь сказал нам, что мы должны молиться и верить в Него! но не в блага или деньги, ибо мы будем наказаны! Мы видим, как сбываются Его слова в современной жизни, когда в некоторых странах молятся на деньги и верят в других людей; вот почему эта культура, и эти страны, и их религия терпят крах, как это издавна бывало в истории человечества.

Некоторые Цивилизации, в которых Вера в Бога была всеобщей! были вознаграждены Богом! (а не погибли, как говорит современная Наука, в ходе войны или всемирной катастрофы).

Мы должны защитить православие от влияния со стороны любых религий, ибо сегодня Россия – родина православия.

Zoran DJURIC
cilm@narod.ru


«Атеизм – это наше будущее»

Готов подписаться под каждой строкой статьи профессора С. П. Капицы. У нас церковь отделена от государства, а школа от церкви. Нарушать конституцию нельзя. Введение преподавания православия в государственных школах недопустимо, оно приведет к разъединению детей по религиозной принадлежности их родителей, в том числе и родителей-атеистов.

Атеизм – это не пережиток прошлого, ему принадлежит будущее.

А. ГИНЕВСКИЙ,
профессор
ginevsky@orc.ru


«Материалы Круглого стола»

Во многих периодических изданиях, в том числе и в газете «Известия» в явном или в неявном виде фактически идёт целенаправленная подготовка общественного мнения к пересмотру российской Конституции в части, касающейся светского характера государства (ст. 14 Конституции РФ) и вытекающих из него следствий.

Хотя на страницах Вашей газеты отводится место также и материалам в защиту светского характера государства, но объём публикаций на последнюю тему не сопоставимо меньше публикаций, посвящённых проблемам религий, их якобы положительного влияния на моральный климат в обществе и внедрению религий, преимущественно православной в лице Московской Патриархии, в различные государственные структуры.

Думаю, что читателям будет интересно и полезно ознакомиться с материалами «круглого стола» в сконцентрированном виде, изложенных в принятой его участниками резолюции.

РЕЗОЛЮЦИЯ
Круглого стола, обсуждавшего тему
«Государство и религия. Проблемы, перспективы и особенности взаимодействия»

17 июня 2002 г.

г. Москва

В рамках регулярных заседаний Круглого стола по проблемам прав и свобод человека и гражданина, организуемого Международной правозащитной ассамблеей, 17 июня 2002  года обсуждались проблемы, перспективы и особенности взаимодействия государства и религий и соответствие складывающихся между ними взаимоотношений Конституции Российской Федерации.

В заседании приняли участие 46 человек – сотрудники следующих организаций, учреждений и ведомств:

Международная правозащитная ассамблея, Бюро по правам человека, Общероссийское движение «За права человека», Ассоциация по изучению жизни и образования, Международное общественное информационно-просветительское Движение «Добро – без границ», Межрелигиозная международная федерация за мир во всем мире, Московское общество атеистов, Славянский союз – Абхазия, организация «Содействие утверждению свободы совести», Российское гуманистическое общество, Ассоциация мечетей России, Общество Сайентологов, Союз мусульман России, Центр русской духовности, Церковь истинных православных христиан, Толстовская Церковь, Институт прав человека, Институт свободы совести, Институт антропологии и этнологии РАН, Институт Африки РАН, Институт востоковедения РАН, Институт социально-экономических проблем народонаселения РАН, Институт сравнительной политологии РАН, Московский НИИ психиатрии Минздрава РФ, Роскартография, Российский институт культурологи Министерства образования РФ, Комиссия по правам человека при Президенте РФ, Федеральная пограничная служба РФ, а также средства массовой информации.

В результате активного обмена мнениями участники круглого стола единодушно признали актуальность и назревшую необходимость обсуждения и решения проблем взаимодействия между государством и различными конфессиями, в первую очередь с Русской православной Церковью (Московский Патриархат). Они констатировали наличие нарастающей тенденции серьезных нарушений Конституции Российской Федерации со стороны органов государственной власти, государственных служащих и влиятельных деятелей Администрации Президента Российской Федерации, представительских и судебных органов. Как следствие этого, религии, в первую очередь Русская православная церковь (Московский Патриархат), постепенно проникают и усиливают влияние в государственных ведомствах, структурах, учреждениях: в российской армии, подразделениях МВД, ФСБ, других силовых министерствах и ведомствах, образовательных и медицинских учреждениях и учреждениях культуры.

Заключены официальные соглашения о прямом сотрудничестве Министерств обороны, внутренних дел, некоторых других силовых структур, Министерств образования, культуры, здравоохранения с Русской православной церковью (Московский Патриархат). Всё чаще заявляется о судьбоносном переплетении Российской государственности и Русской православной церкви (Московский Патриархат).

Происходит активизация и расширение различных форм и методов работы по «духовно-нравственному воспитанию» личного состава вооруженных сил, органов МВД, внутренних войск, других силовых структур на традициях российского православия, отождествляемого с Русской православной Церковью (Московский Патриархат). В высших и средних учебных заведениях Министерств обороны, внутренних дел и в ряде других силовых структур вводятся факультативы или спецкурсы, раскрывающие идейно-нравственный потенциал такого православия с обязательным учётом мнения Отдела религиозного образования Московского Патриархата. Прорабатываются механизмы непрерывности процесса обучения и воспитания личного состава силовых структур на основе православия Русской православной Церкви (Московский Патриархат) на протяжении всей цепочки прохождения службы. Ясно, что подобная практика идёт вразрез с 29-й статьей Конституции Российской Федерации, предусматривающей недопустимость принуждения кого-либо к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.

В государственные образовательные программы вводятся учебные курсы «Основы православной культуры». Издаются соответствующие учебники и пособия. Умножаются примеры цензуры со стороны Русской православной Церкви (Московский Патриархат) в ряде изданий, некоторых СМИ, а также при подготовке публичных выступлений на исторические, культурологические и другие темы.

Во многих учреждениях здравоохранения со стороны Русской православной Церкви (Московский Патриархат) внедряются принципы «православной медицины», в которых подчёркивается её превосходство над научной медициной. Причинами многих болезней объявляются злые духи и бесы, которые подлежат изгнанию из больного организма с помощью молитвы, заклинаний и обрядов экзорцизма. Дело доходит до открытых призывов не лечиться у врачей атеистов (неверующих), отказываться от таких методов лечения как фетальная терапия, гипнотерапия, аутогенная тренировка, которые широко применяются во всём мире для лечения и профилактики распространенных нервно-психических и иных заболеваний, алкоголизма и наркомании. Имеют место попытки принудительного воцерковления врачей.

Имеют место многочисленные случаи передачи государственными структурами разного уровня в собственность Русской православной Церкви (Московский Патриархат) земельных участков, памятников культуры, образовательных и медицинских учреждений без достаточных на то юридических оснований.

Многие официальные государственные, в том числе правительственные, церемонии разного ранга проводятся с участием священнослужителей Русской православной Церкви (Московский Патриархат), осуществляющих при этом религиозные обряды и ритуалы.

Всё сказанное убедительно свидетельствует о формировании и внедрении властными структурами идеологии Русской православной Церкви (Московский Патриархат) в поликонфессиональном Российском государстве – Российской Федерации, что противоречит пункту 2 статьи 13 Конституции Российской Федерации.

Восстановление в Российской Федерации свободы совести и вероисповедания оборачивается реставрацией в лице Русской православной Церкви (Московский Патриархат) жреческой касты с её корыстными интересами и устремлениями. Это, в свою очередь, ведёт к новому росту «правого» и «левого» экстремизма, базирующегося, как это уже было столетие назад, на идеологии черносотенного патриотизма и революционного терроризма.

 

Участники круглого стола:

1. Выражают решительный протест против навязывания властными государственными структурами и лицами разного уровня религиозной веры и мировоззрения Русской православной церкви (Московский Патриархат) государственным ведомствам, структурам и учреждениям с ущемлением при этом интересов других религиозных конфессий и неверующих, дискредитацией российской науки и светской культуры.

2. Считают необходимым в кратчайший срок рассмотреть возможность обращения в Конституционный Суд Российской Федерации с просьбой дать правовую оценку деятельности ряда государственных ведомств, структур, учреждений и отдельных представителей власти, способствующих повсеместному внедрению в государственные структуры мировоззрения, идеологии и структур Русской православной церкви (Московский Патриархат).

3. Предлагают провести в 2003 году с участием всех слоёв общества Всероссийскую конференцию по вопросам соотношения деятельности государства и Русской православной церкви (Московский Патриархат), направив решения конференции Президенту и Правительству Российской Федерации.

 

Я отлично понимаю, что вряд ли редакция в состоянии поместить весь приводимый материал, но хотелось бы, чтобы в случае его сокращенной публикации, если такая состоится (состоится ли?), основные положения резолюции не были бы искажены.

Михаил АРУТЮНОВ,
Президент Международной правозащитной ассамблеи
assambleya@mtu-net.ru

 

Яндекс.Метрика