Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество
Сайт «Разум или вера?», март 2003, http://razumru.ru/humanism/givishvili/14.htm
 

Г. В. Гивишвили. ГУМАНИЗМ И ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО

Глава III. ГУМАНИЗМ КАК СТИЛЬ МЫШЛЕНИЯ

<< Предыдущая страница Оглавление Следующая страница >>

§ 14. Свободомыслие – основа гуманистического мировоззрения

▪ Гуманизм и свободомыслие.
▪ Свободомыслие и анархия.
▪ Гуманизм и эгоизм.

Почему гуманизм и свободомыслие часто (и по справедливости) понимают как синонимы? Мы уже не раз говорили о том, что в широком смысле человек живет так, как думает. Если он подневолен в мыслях, он непременно будет подневолен и в жизни. Если он даже в мыслях не смеет шагу ступить за линию, очерченную догмой 7, то как он переступит её в реальности? Если он считает, будто неравенство прав между людьми – вещь естественная, то можно ли ожидать, что он на деле будет стремиться к равенству?

В лучшем случае он будет думать о том, чтобы оказаться наверху, будь он внизу иерархической 8 пирамиды. Или – как бы не скатиться вниз, когда он находится на ее верху. А чтобы покушаться на существование самой этой пирамиды, о том нечего даже заикаться. Что очень и очень понятно, ведь идея неравенства родилась вместе с цивилизацией, то есть задолго до эпохи Конфуция и Будды, древнегреческих философов, Христа и Мухаммеда.

Разумеется, и в мире Пятницы равенство было понятием весьма относительным. Женщины, дети, больные и физически неполноценные каменного века ценились, мягко говоря, весьма низко. Но, по крайней мере, права взрослых мужчин-охотников самим решать, как им быть в тех или иных случаях, считались неприкосновенными и равными для всех. У них легко было отнять жизнь, но невозможно – свободу. Ко времени же эры пророков земледельцы успели свыкнуться с господством принципа неравенства на земле и в небесах. Потому-то никто из цивилизованных народов, кроме греков, не смел посягнуть на ставшие священными устои миропорядка. Греки же посмели лишь потому, что мыслили себя свободными людьми и таковыми себя ощущали.

По этой же причине только у них было возможно обсуждать любые темы, в том числе вопросы, касающиеся богов и религии. Плюрализм – понятие современное. Оно означает свободу выражения различных точек зрения на явления природы, частной и общественной жизни людей. Так вот, известный историк античной философии Диоген Лаэртский 9 насчитывал 14 философских школ, течений и направлений, процветавших в его время. Вот это и было первым в истории проявлением истинного плюрализма и свободомыслия.

Но мыслима ли была подобная свобода обсуждений важнейших вопросов бытия, скажем, в средневековой Европе? Или в современном мусульманском мире? Само собой, в обоих случаях ответ один – категорически немыслима. Правда, с тех пор христианство сильно переменилось. Оно стало более терпимым, чем во времена, когда оно непререкаемо господствовало над сознанием миллионов людей. Потеря прежде абсолютистской 10 власти пошла на пользу как ей, так и всей Европе. Но за это мир должен быть благодарен, прежде всего, гуманистам, которых церковь считала своими идейными противниками.

Свободомыслие не означает распущенности или анархии 11 мысли. Гуманистическому мировоззрению чужды как эгоцентризм, свойственный буддизму, так и догматический и иерархический коллективизм, присущий христианству и исламу.

Ревностный буддист (монах) – законченный индивидуалист, предельной целью которого является достижение нирваны 12, что, фактически, означает пребывание вне жизни. Но вот парадокс: он так озабочен спасением своей души, что не замечает, что давно ее потерял. Он не понимает, что жить только для себя одного, значит не жить вовсе. Своим уходом из мирского общества он не приносит даже малейшей крохи блага близким и окружающим его людям. Правда, и вред от него не велик: существуя только за счет подачек, он ограничивается немногим. Он не требователен.

В свою очередь христианство и ислам проповедуют практически полный отказ от самостоятельности в вопросах о догматах и религиозных установлениях. Обе эти религии желают видеть мысли верующих абсолютно одинаковыми и марширующими строгими рядами и колоннами в направлении, указанном иерархами.

Протестанты нашли такое положение дел возмутительным. Им вздумалось, видите ли, добиться права самостоятельно читать Библию, притом на родном, а не на латинском мало кому понятном языке. К тому же они позволили себе критиковать нравы, царившие в римско-католической церкви. Последняя ответила еретикам кровавой баней Контрреформации и Варфоломеевской ночи, 30-летней гражданской войной в Германии да смрадными кострами инквизиции.

Православная Восточная Европа обошлась без таких серьезных потрясений. Потому что в ней только отчаянные смельчаки-одиночки решались бросить вызов порядкам, которые христианство навязало своей пастве. Трудно придумать более наглядный урок последствий торжества православия над свободомыслием, чем греческая история.

Античные эллины – язычники подарили миру целую плеяду гениев во всех областях культурного творчества. Их блистательная цивилизация послужила фундаментом и базисом всей современной западной цивилизации. В силу многих причин ей был отпущен срок короче трех веков, но даже этого краткого мига хватило на то, чтобы память о ней зажгла свет разума Возрождения. Византийские греки-православные не породили ни одной заслуживающей внимания идеи, ни одного таланта (кроме, разве что, художника Эль-Греко). А сама их мрачно-пышная империя, похоронив и забыв свое беспримерное прошлое, превратилась в заурядную восточную деспотию.

Умственную робость, присущую всем современным религиям, в лучшем случае можно объяснить опасением за человечество. Их позиция проста и ясна: предполагается, что вольнодумие, отказ от проверенных временем традиций, грозит людям неисчислимыми бедами. Действительно, необузданная свобода вообще, в том числе, и мысли, ни к чему хорошему не приводит. Но дело в том, что гуманистическое свободомыслие опирается не на коллективное, а на индивидуальное сознание. А, как уже говорилось выше, оно, в отличие от коллективного, доверяет фактам и здравому смыслу.

Оно достаточно рационально, чтобы понимать: безоглядно тянуть одеяло на себя любимого, значит рисковать целостностью одеяла. Чрезмерное же усердие приведет к тому, что конечный результат окажется «не нашим и не вашим».

Во всем видеть и преследовать только собственный шкурный интерес – удел глупых, но хитрых и алчных эгоистов.

Гуманизм придерживается золотой середины: соблюдения баланса собственных и общественных интересов в равной (насколько это возможно) мере.

Отстаивая собственное право на свободу мышления, гуманист признает это право за каждым человеком без исключения. И как показывает опыт современных демократических обществ, эта свобода ничуть не вредит их внутренней стабильности и устойчивости.

Первобытный коммунизм держался правила: можно все, что не запрещено. Традиционные цивилизации провозглашали и все еще исповедуют принцип: делать только то, что велено, либо не запрещено. Гуманизм признает формулу: можно все, что не вредит самому человеку и другим. А свободомыслие относится к числу важнейших завоеванных им свобод.

Темы для обсуждения

1. Почему свободомыслие необходимо обществу?

2. Чем отличается гуманистическое отношение к действительности от религиозного?

3. В чем состоит отличие гуманизма от индивидуализма?


Догма – мнение, принимаемое за непререкаемую истину, не требующее доказательств и не подлежащее критике.

Иерархия – (от греч. hieros – священный и arche – власть) – символ неравенства, расположение сословий, служебных званий, чинов в порядке их подчинения.

Не путать с Диогеном Синопским – квартирантом глиняной бочки. Про него рассказывают, что, попав в плен, он, по обычаям того времени, был выведен на продажу. На вопрос, что он умеет делать, философ ответил: «Властвовать людьми». А затем попросил глашатая: «Объяви, не хочет ли кто купить себе хозяина». Это обращаясь к нему, великий завоеватель Александр Македонский сказал: «Проси у меня чего хочешь». На что Диоген отвечал: «Не заслоняй мне солнца». А Александр позже заметил, что если бы он не был Александром, то хотел бы быть Диогеном.

10 Абсолютизм – неограниченная монархия, самодержавная тираническая власть, как светская (государственно-политическая), так и духовная (церковно-религиозная).

11 Анархия – стихийность, неорганизованность, беспорядок, безвластие.

12 Нирвана – состояние высшего блаженства, абсолютного покоя, отрешенность от всех жизненных забот и стремлений.

<< Предыдущая страница Оглавление Следующая страница >>

 

Яндекс.Метрика