Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество
Сайт «Разум или вера?», март 2003, http://razumru.ru/humanism/givishvili/15.htm
 

Г. В. Гивишвили. ГУМАНИЗМ И ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО

Глава III. ГУМАНИЗМ КАК СТИЛЬ МЫШЛЕНИЯ

<< Предыдущая страница Оглавление Следующая страница >>

§ 15. Гуманизм и социальный инстинкт

▪ Отношение гуманизма к религии.
▪ Роль религии в культурном прогрессе.
▪ Религии и будущее.

Яд может быть лекарством, и лекарство – ядом. Все зависит от пропорций. Религиозный и национальный способы объединения в большие и сверхбольшие коллективы в течение многих веков служили лекарством для тех, кто применял его в умеренных дозах. Истории известны также народы и цивилизации, исчезнувшие с лица Земли как раз по причине приверженности крайностям. Цветущая ацтекская держава в мгновение ока пала под ударами ничтожной кучки испанских авантюристов – конквистадоров. Её сгубили суеверия, предрассудки и ненависть соседей: ацтекские боги были слишком охочи до человеческой крови, которую вынуждены были поставлять им окружающие ацтеков соседи. Почившие вечным сном ассирийские боги и правители также прославились неуемной агрессивностью и жестокостью. Возомнив себя властителями мира, монголы едва не растворились в бескрайних просторах Евразии.

Вместе с тем, ничего не исчезает бесследно. Человек – вместилище трех миллиардов лет экспериментов и «изобретений» биологической эволюции. В наших кишечниках и других внутренних органах благополучно существуют и трудятся сотни видов разнообразных простейших одноклеточных бактерий (анаэробы). Их близкие родственники появились на свет, когда еще не существовало современной (кислородной) атмосферы. Наши нервная и кровеносная системы, органы зрения и слуха, внутренний скелет и пятипалые конечности – общее приобретение всех высших животных. Наша сексуальность – наследие первых многоклеточных организмов. Но кто возьмется доказывать, что человек не нуждается в микробах, глазах и скелете только потому, что им необозримое множество лет?

А ведь то же самое можно сказать и о культурной эволюции. Не исключено, что мы достигли предела совершенства естественного биологического развития. Но нет сомнений, что нам еще расти и расти в культурном отношении – в психологическом, нравственном и умственном. Тем не менее, все то, чего мы уже достигли, изобрели и освоили, никоим образом не может быть отброшено, как хлам и начисто стерто из нашей памяти.

Все то, что сейчас называют пережитками, суевериями и предрассудками возникало в сознании наших далеких предков как попытки объяснения мира. Попытки наивные, часто кажущиеся нам нелепыми, смешными, а часто и опасно абсурдные. И все же многие из них здравствуют и в наши дни. Например, когда кто-то стучит костяшками пальцев по дереву, все смекают – ага, он боится «сглаза», или просто неудачи. Станем ли мы осуждать его? Это было бы глупо. Взрослые прекрасно понимают всю фантастичность сюжета прелестной сказки про волка и семерых козлят. Но разве из-за этого они не будут читать ее малышам? Старинные (народные) пословицы и поговорки, детские песни и загадки, мифы и сказания – во многом наследия доцивилизованной эпохи. Но разве блеск и очарование их непосредственности тускнеют со временем?

Другое дело, когда кто-то из нас решается всерьез довериться современному астрологу, магу, гадалке, целителю и прочей мошеннической братии. Его обязательно обведут вокруг пальца. Не исключено, что вначале он получит некоторое психологическое облегчение, но в итоге потеряет не только деньги, но, возможно, и здоровье, а то и жизнь, если речь идет, скажем, о серьезном заболевании. Вместе с тем очевидно, что легковерные люди были, есть и будут. Как никогда не исчезают наши инстинкты, так никуда не девается и вера в первобытную магию. Христианская церковь много веков отчаянно, но безуспешно боролась с ней как с языческой ересью. Но ей не помогло ни «слово Божье», ни жестокая травля «ведьм» и «колдунов». Магия ушла в глухое подполье, но выдержала испытания, пережила невзгоды, а сегодня – в форме паранормальных верований и оккультизма – своекорыстно пользуется демократическими свободами, невежеством, человеческим любопытством или жаждой чуда.

Мудрее христианство поступило в борьбе со своими непосредственными предшественниками, религиями стихий. Она переняла у них, т. е. фактически присвоила многие их обряды и культы. Так, праздник рождества – день рождения Христа приурочен к 25 декабря – моменту зимнего солнцестояния, в который праздновали рождение древнеиранского бога Митры. Почитание богоматери скопировано с культа египетской Исиды. Пасхальный ритуал повторяет ритуал смерти и воскрешения малоазиатского бога Аттиса – Адониса. (Обычай изуверского самооскопления произошел от него же.) Идея непорочного зачатия Иисуса Христа чужда иудаизму, но очень близка античному культу. Об этом свидетельствуют «шалости» олимпийца Зевса со смертными пассиями – Данаей, Ледой и другими.

Все мировые религии претендуют на роль учителя человечности. Но она оказалась им не по плечу по многим причинам. Особенно сегодня. Во-первых, потому, что им самим не хватает знаний. Ведь они уже очень старые. Они сложились, когда человечество, если сравнить его с сегодняшним, пребывало во мраке невежества.

Во-вторых, они предназначены не для того, чтобы помогать развитию человечества, а, напротив, для исключения его прогресса, т. е. изменения, всегда опасного для религиозного учения, поскольку оно основано на догмах. Да и что же это за учитель, который не только не может, но и не желает ни сам развиваться, ни развивать таланты, знания и умения своих подопечных!

В-третьих, у исторических религий и церквей совесть не вполне чиста. Чего стоят одни только крестовые походы, инквизиция, «духовная» цензура, освящение крепостничества, прислужничество тиранам… Разве что один буддизм может гордиться тем, что от него не погиб ни один безвинный человек. Но вместе с тем эта религия только и делает, что помогает людям быть мертвыми при жизни.

Но означает ли это, что с религиями следует бороться как с врагами человечества? Разумеется, нет. Утверждать такое было бы верхом глупости. Или, быть может, они заслуживают того, чтобы их сдали в архив истории, превратили их в музейные экспонаты? И такой вывод был бы нелеп.

Во-первых, в целом они справились с задачей духовного сближения больших и сверхбольших групп людей на этапе становления традиционных цивилизаций. Они развили у людей чувство общности, единства. Тем самым они исполнили свою историческую миссию.

Во-вторых, они – порождение существующего у всех людей коллективного сознания. А то, что в нем когда-либо родилось, не исчезнет никогда (таков закон как биологической, так и культурной эволюции). И воевать с этим бессмысленно.

В-третьих, громадная часть культурного наследия человечества связана как раз с религиозными представлениями. Ветхий и Новый Завет, Коран, Ригведа и Упанишады, буддистская и конфуцианская литература представляют собой не только нудные и устаревшие наставления и поучения. В них много высокой прозы и поэзии, чувства и житейской мудрости. Предать их забвению – значит предать свое прошлое, поразить его в самое сердце.

Религии представляет собой естественный и необходимый этап развития коллективного сознания. Но, как это очевидно сегодня, – этап переходный: от магического младенчества к гуманистической зрелости.

Сознание современного человечества соткано из массы внутренних противоречий и неразрешимых парадоксов, характерных для юношеского мышления. Оно полно наивности и энтузиазма, свойственного подросткам. В нем немало здравого смысла, но еще больше архаики. Оно по-детски восторженно почитает культ силы и преклоняется перед властью авторитета. В нем дух максимализма силы соседствует с духом максимальной покорности. Отсутствие логики и опыта может заменяться слепой верой и нетерпимостью. Многие из нас не критичны и не самокритичны, зато полны самомнения и склонны к всевозможным крайностям. Как же можно изъять из нашего сознания этот все еще кипящий котел страстей, в котором запечатлен колоссальный опыт становящихся цивилизаций? Но и заблуждаться на счет сегодняшних возможностей этого опыта не следует.

Всему свое время. Начало третьего тысячелетия – время взросления. Конечно, традиция – великая сила, достойная уважения. Но традиции бывают разные. Одни всячески тормозят движение, другие его поощряют. Одни обрекают культуру на статику, другие способствуют ее динамике. Одни замораживают прогресс, другие ускоряют его.

Безумие думать и надеяться, что последний можно безболезненно остановить, или повернуть вспять. Если же кому-нибудь и удалось бы сделать это, то более страшной трагедии для человечества трудно было бы придумать. Трагедии, которая поставила бы под вопрос само наше существование. Породив цивилизацию, мы сели не «на иглу» догм и предубеждений, а на велосипед, на котором невозможно бесконечно долго балансировать на одном месте. Теперь нам осталось одно из двух: поступательное движение либо вперед и вверх, либо возвратное – назад и вниз, к пещерам и каменным топорам. Третьего не дано.

Правда, многие придерживаются мнения, что третий путь – альтернативный как прогрессу, так и регрессу, все же должен существовать. Дескать, большинству людей по сердцу не столько развитие, сколько стабильность, не столько прогресс, сколько спокойствие и гарантированность на завтра того, что есть сегодня. Так почему не могла бы осуществиться их мечта о безоблачном и безостановочном скольжении «по горизонтали», по раз и навсегда установившейся колее! В самом деле – почему? Ведь, к примеру, акулы или крокодилы как виды процветают без особых потрясений, по меньшей мере, 150 или 200 миллионов лет. А возраст сине-зеленых водорослей и вовсе переваливает за 3 миллиарда лет.

К счастью, Homo sapiens не акула и не крокодил. Он – на вершине эволюционной пирамиды. И, похоже, ему уготована другая судьба. В первобытном состоянии ему удалось продержаться не более 40 тысяч лет. А затем настала пора переходить к цивилизованному существованию. Египтяне целых 3,5 тыс. лет охраняли свою культурную самобытность от новаций. Пока не пришли мусульмане и не повелели: «Немедленно выкиньте из головы всех своих звероподобных богов, свой язык и свое историческое прошлое! Забудьте о нем, как будто его никогда и не было. Отныне вы самые заурядные подданные Аллаха». И ведь забыли – и богов, и язык, и традиции.

Китайской цивилизации около 4-х тыс. лет. Но твердо ли стояла на ногах Поднебесная все эти годы? Если – да, то как могла она позволить крошечной Португалии превратить часть своей территории в ее колонию – Макао? Было ли счастливо все эти годы население Поднебесной? Если – да, то почему председателю Мао удалась революция и установление диктатуры? Поистине, покой человечеству только снится. И нет никаких признаков того, что оно может, наконец, остановиться в своем развитии, чтобы «почивать на лаврах».

Новая историческая задача, стоящая перед современным религиозным сознанием, заключается в том, чтобы вписаться в поступательное движение культуры.

Если религиозные деятели искренни, если их действительно волнует судьба человечества не меньше, чем судьба их богов, они должны: научиться компромиссам и толерантности, терпимости вообще и веротерпимости в особенности; отказаться от максимализма, экстремизма, идеологизации и политизации; согласиться с правом каждого человека на свободу мыслей и убеждений, в том числе с правом иметь собственное мнение о богах и душе, о чудесах и сверхъестественном; оставить попытки стать государственной или господствующей идеологией; отказаться от претензий на культурную, моральную и просветительскую монополию.

В конце концов, человечество может обойтись без богов, а вот могут ли боги обойтись без человеческих подношений, еще неизвестно. Со своей стороны гуманизм давно решил вопрос об отношениях с религией. Его принцип выражен в признании свободы совести и строгом разделении светской и религиозной областей жизни общества и индивида. Принцип светскости государства, прежде всего отделение церкви от школы и государства, является важнейшим условием сотрудничества и взаимопонимания гуманистов и верующих всех конфессий.

Гуманисты убеждены, что религиозная вера, как и всякие убеждения вообще, – сугубо личное, интимное дело человека. Это его внутренний мир, который имеет право на внутреннюю свободу и неприкосновенность.

Никому не позволительно насильственно принуждать открывать его и, тем более, вторгаться в него извне.

Каждый из нас имеет право ошибаться. Но никто не имеет право навязывать свои мнения другим, даже когда они кажутся ему истинами. Вместе с тем, никто не имеет права запретить человеку выражать и распространять свои идеи и убеждения законным образом. Ограничение свободы мысли, свободы совести и свободы исследования недопустимы.

Для уменьшения вероятности ошибок существует надежный, испытанный временем способ. Следует всесторонне и критически анализировать и, если необходимо, проверять любое важное утверждение, независимо от того, кем оно было высказано. Авторитет традиции в этом случае не имеет никакого значения. Все решают факты, человеческий опыт и логика.

Темы для обсуждения

1. Почему необходим культурный прогресс?

2. Почему столь живучи религии?

3. Каковы требования культурного прогресса к религии?

<< Предыдущая страница Оглавление Следующая страница >>

 

Яндекс.Метрика