Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество
Сайт «Разум или вера?», март 2003, http://razumru.ru/humanism/givishvili/17.htm
 

Г. В. Гивишвили. ГУМАНИЗМ И ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО

Глава IV. ГУМАНИЗМ И НРАВСТВЕННОСТЬ

<< Предыдущая страница Оглавление Следующая страница >>

Глава IV. ГУМАНИЗМ И НРАВСТВЕННОСТЬ

§ 17. О смысле жизни

▪ Смысл жизни как человеческий вопрос.
▪ Нравственность и выбор цели жизни.
▪ «Типичные» жизненные позиции.

Многим ли и как часто приходит в голову вопрос: для чего я живу, в чем состоит смысл жизни моей и человечества в целом? Философы, любящие рассуждать о «высоких материях», утверждают, будто его время от времени задают себе все нормальные люди. Может, и задают, может, нет. Но вопрос и в самом деле принципиален. И ответ на него будет зависеть от того, кто им задается.

Одно дело, если он ставится конкретным человеком как вопрос о смысле его собственной жизни. Тогда вроде бы все просто и понятно. Смысл его жизни в значительной степени будет определяться той долгосрочной, стратегической целью, которую он ставит перед собой. Правда, многих людей вовсе не волнует, куда несет их река жизни, и к какому берегу прибьет их течение. Тем не менее, вариантов ответа в этом случае будет великое множество.

Другое дело, если смотреть на проблему широко, имея в виду всех людей вообще. В таком случае этот вопрос становится столь сложным и серьезным, что об ответе на него рассуждают и спорят умнейшие головы человечества уже тысячи лет. Но к единодушному ответу до сих пор не пришли. Поэтому, временно оставим его в стороне и попробуем разобраться хотя бы в нескольких частных случаях. А именно, попытаемся понять, в чем заключается смысл жизни для, скажем, четырех групп людей. К первой отнесем Алексея Маресьева, Вольтера, декабристов, Джордано Бруно и ученых, сохранивших коллекцию злаков в блокадном Ленинграде.

Зимой 1942 г. самолет военного летчика Маресьева был сбит над территорией, занятой врагом. Сам он, тяжело раненый, 19 суток ползком пробирался через линию фронта в свою часть. В госпитале ему ампутировали обе ноги. По закону его должны были отстранить от участия в боевых действиях. Но он не воспользовался своим правом находиться в тылу. Напротив, он добился права вернуться на передовую. А вернувшись, сбил еще 19 самолетов противника.

Некоего молодого человека по имени де ля Барр французский суд признал виновным в ереси. Ему вырвали язык, отрубили правую руку, затем отрубили голову, а тело сожгли. Страна безмолвствовала. И только гневный голос Вольтера восстал против чудовищного приговора. Он всколыхнул общественное мнение Европы. Он бросил вызов всей судебной системе своего времени. Рискуя собственной головой, он защищал жертв королевского суда в нескольких громких процессах. Тем самым он стяжал такую лютую ненависть к себе со стороны двора, что долгие годы был вынужден провести в изгнании. Но он выстоял и победил: изменилась Франция, изменился и мир.

Русские дворяне из высшего света, которые могли бы преспокойно жить, не зная нужды и забот, образовали общество декабристов. Ясное понимание пагубности для Отчизны сохранения самодержавия, вдохновило их на отчаянно опасную борьбу с нею. Ни один из них не преследовал в ней личной выгоды. Все они знали определенно, что рискуют потерять все, включая жизнь. Но это не остановило их. За что и поплатились. И все же, подвиг их был не напрасен. В конце концов, Россия сбросила с себя оковы абсолютизма.

На что рассчитывал Бруно (этот безумец с точки зрения обывателя), отвергая догматы Священного писания и схоластической философии? Как посмел он отождествлять бога с природой и рассуждать о бесчисленности миров и бесконечности Вселенной, защищая теорию Коперника? Ведь это не сулило ему ни славы, ни барышей. Напротив, близко знакомый с крутым нравом инквизиции, он должен был опасаться за свою жизнь. Однако же пренебрег предостережениями мудрых людей. Но, объятый пламенем костра, он мог бы торжествовать, знай он, над какими проблемами бьются современные астрономы.

Зимой 1941 – 42 гг. в блокадном Ленинграде свирепствовала смерть. Голод косил людей быстрее и вернее вражеских пуль, снарядов и бомб. Потому что мало кому удавалось удержать жизнь в своем теле, получая в день один кусочек черного хлеба пополам с отрубями. А между тем, в Ботаническом институте находилась огромная коллекция лекарственных растений и пищевых злаков. Что стоило сотрудникам института использовать ее для собственного спасения? Кто бы их осудил? Но они видели в коллекции не возможность сохранить себе жизнь, а ценность, которую следовало беречь как зеницу ока. Когда в ноябре 1941 г. фугасная бомба разрушила оранжерею Ботанического сада, мороз почти мгновенно погубил многие уникальные растения. Был составлен акт, в котором о них говорилось следующее: «Ценность их в деньгах не может быть выражена, и сами они не могут быть возобновлены. С гибелью их наука понесла невозвратимую потерю».

Как видим, все, о ком мы говорили, так или иначе жертвовали собой и своими интересами. Маресьев – во имя защиты Родины. Вольтер – отстаивая общечеловеческие права и идеалы. Декабристы – руководствуясь заботой о будущем страны. Бруно – провозглашая свободу разума. Блокадники Ленинграда – движимые мыслью о долге и об общем благе. Все эти люди находились в разных обстоятельствах. Их воспитание, окружающая среда и положение в обществе разительно отличались друг от друга. Но одно объединяло их – благородство мысли и стремление не ронять человеческое достоинство. Отсюда следует, что перед каждым из них стояла своя особая, важная для их исторического места и времени цель. Тем не менее, смысл жизни у всех у них определялся общим стремлением быть полезным людям.

Теперь перейдем к группе, в которую включим того же Р. Крузо, С. Дадешкелиани, Л. Армстронга и старика, героя рассказа Э. Хемингуэя «Старик и море». О первом сказано было достаточно. Второй (его сценическое имя было Сандро Дадеш) родился без обеих рук. На арене цирка он проделывал вот какие номера. Сидя на стуле и, сбросив с ног туфли, снимал ими с головы цилиндр, подбрасывая его вверх, ловил его и снова водружал себе на голову. Открывал портсигар, вынимал папироску и, размяв ее, клал в угол рта. Доставал коробку спичек и зажигал папироску. Открывал штопором бутылку вина. Рисовал на мольберте. Выстрелами из винтовки поражал воздушные шары и горящие свечи.

Велосипедисту Лэнсу Армстронгу врачи поставили страшный диагноз – рак. Но спортсмен не пал духом. Он нашел в себе силы победить не только болезнь, но и соперников. Выдержав жесточайшую конкуренцию, он завоевал олимпийское золото.

Подобно Крузо, старик – литературный персонаж. Как у одного, так и у другого были свои реальные прототипы. Но именно в качестве литературных героев они стали символами упорства, силы воли и сопротивляемости обстоятельствам. Они, равно как и спортсмен с цирковым артистом, не преследовали каких-то особо возвышенных целей. Их помыслы были скромны, если можно так выразиться. Тем не менее, они бесспорно достойны уважения, ибо превыше всего на свете ставили свое человеческое достоинство. Следовательно, и смысл жизни для них был сходен. Не размышляя о нем специально, своим примером они учили людей благородству, стойкости духа и умению не сгибаться под тяжестью невзгод.

Третью группу пусть представит человек «с улицы». Его достоинства и недостатки более-менее уравновешивают друг друга. Он в меру эгоистичен, но способен при случае протянуть нуждающемуся руку помощи. Его легко подвигнуть как на добрые, так и на злые дела – особенно, когда он растворяется в толпе. Он безопасен для окружающих, когда признает за ними права, равные своим правам. Он полезен для общества, честно делая свое дело, не нарушая законов. В этом последнем случае цель и смысл жизни понятия для него сугубо личные, но также, тем не менее, достойные уважения.

В четвертой группе мы объединим Чингиз-хана с Нероном и Герострата с Азефом. Первые две персоны известны как жестокие тираны и в особом представлении не нуждаются. Третья фигура требует пояснений. Обуреваемый непомерным тщеславием, но безнадежно бездарный Герострат тщетно искал славы. Так и не найдя приемлемого способа утолить жажду почестей, он не удумал ничего лучшего, чем сжечь великолепный храм Артемиды. Только таким отвратительным манером сподобился он жалких крох бессмертия. В свою очередь Азеф не только не домогался известности, но напротив, тщательнейше скрывал свое истинное лицо. Более 15 лет пребывая на службе в тайной полиции Российской империи, он ухитрился свыше пяти лет возглавлять партию террористов-эсеров, с которой как раз и боролась тайная полиция. Он, как и Герострат, вошел в историю с «черного входа», но как изощренный провокатор, предававший «своих» с той и с другой стороны.

Что же объединяло этих столь несхожих между собой людей? Ведь их масштаб, историческая значимость и жизненные цели были совершенно несоизмеримы друг с другом. Общим знаменателем для них можно считать присущее им полное отсутствие чувства собственного достоинства, полную потерю представления о человеческом достоинстве вообще. Предмет их домогательств, смысл их существования – явная или тайная власть над жизнью и смертью окружающих. Власть зла, само зло было их общей путеводной звездой.

Теперь, зная о золотом правиле и принципе гуманизма, можно ли сомневаться в том, на стороне какой группы будут симпатии гуманистов? Должно быть ясно, что их отношение будет меняться от уважения к людям первой и второй групп до осуждения представителей последней. Но дело не только в симпатиях и антипатиях. Дело в том, что все, что сотворено достойного в истории последних двух с половиной тысячелетий, сотворено благодаря уму и трудам, совести и талантам великих гуманистов – политических деятелей и философов, поэтов и художников, ученых и изобретателей. О некоторых из них мы расскажем чуть позже.

Что же касается смысла жизни, то он у всех разный. У шалопая он один, у спортсмена – другой; у творчески одаренных людей – третий, у бесталанных – четвертый. Он зависит от темперамента, пола, воспитания, окружения. Более того, у одного и того же человека он меняется в зависимости от обстоятельств и с возрастом, по мере того как юность уступает место зрелости, а зрелость сменяется старостью.

Темы для обсуждения

1. Существует ли общий для всех смысл жизни?

2. Можно ли говорить о нравственной оценке цели жизни?

<< Предыдущая страница Оглавление Следующая страница >>

 

Яндекс.Метрика