Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2004, № 1 (30)
Сайт «Разум или вера?», 15.05.2004, http://razumru.ru/humanism/journal/30/yarjombek.htm
 

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ Зима 2003/2004 № 1 (30)

ЧТО ТАКОЕ ГУМАНИЗМ?

 

Александр Яржомбек

 

 

Как нам, скептикам, быть в демократическом государстве при свободе совести, как нам быть с иудеями, мусульманами, православными и прочими, как нам кажется, еретиками? Уважать? Делать вид, что уважаем? Беззлобно иронизировать? Бороться, соблюдая джентльменские правила? Беспощадно громить?

Всякий ли материалист мне друг и брат? Извините! Вокруг меня эти самые материалисты порой несут такую материалистическую околесицу, что уши вянут. С другой стороны, верующий интеллигент, полагающий, что Богу угодно, чтобы 2 × 2 = 4, чтобы «пифагоровы штаны» были «во все стороны равны», что Господь устроил так, чтобы Вселенная произошла в результате Большого взрыва, а эволюция происходила благодаря мутациям и отбору, а он‑де благоговейно изучает премудрость Господню, найдёт во мне доброжелательного собеседника. Грегор Мендель (в миру Иоган) в монастырском огороде на цветном горошке открыл «простые, как мычание» законы наследования, незнание которых порождало у великого Дарвина кошмар Дженкина. Эти законы не могли понять (зная работу Менделя) самые просвещённые биологи ещё 30 лет. Иезуит Пьер Тейяр де Шарден, подобрав полы сутаны, откопал синантропа, открыл много нового об эволюции человека и его разума. Это мой заочный и уже усопший собрат. Он, правда, в отличие от меня, полагал, что после праведной жизни будет вечно и блаженно славить Господа в раю. Так я ему, естественно, завидую:

Иду по осеннему полю
И думаю думу свою:
Какая прекрасная доля –
Петь вечную славу в раю!
Дорога идёт через поле,
И мыслью до края дойду:
Какая прекрасная доля –
Гореть, не сгорая, в аду!

Нечто подобное писала молодая Анна Ахматова: «Пусть хоть голые красные черти, / Пусть хоть чан зловонной смолы».

Как сказано в Писании, «Блаженны нищие духом, ибо их есть Царствие небесное». Увы! Не всякому повезло обнищать духом!

Россияне (включая, между прочим, татар и калмыков) общаются между собой на основе европейской «иудео-христианской» этики, закреплённой писаными и неписаными законами общежития: воровать – нечестно, обманывать – нехорошо, обижать слабых – не подобает, убивать (в мирное время) – не следует. Это отнюдь не само собой разумеющиеся истины. Есть ещё народы, у которых угнать чужой скот – доблесть, обмануть чужака – удача, осуществить кровную месть – священный долг.

Всякая религия, кроме космогонических и ритуальных аспектов, содержит аспект этический – основы общения с себе подобными. Но в религиях необходимость такого или иного поведения объясняется не рационально, а «потому, что сие есть мерзость» или что так велено Пророку Высшим существом. Как правило, это полезные или хотя бы приемлемые рекомендации. Эти рекомендации эволюционировали. Симпатичный хиппи Иешуа Га‑Ноцри понял когда‑то, что одна только иудейская справедливость типа «око за око» не обеспечит мира в обществе. Победитель оставляет побеждённому затаённую обиду, надежду на отмщение или возмещение. Япония оттяпала в 1905 г. у России пол‑Сахалина и ровно через 40 лет дождалась своего часа. Теперь канючит насчёт «северных территорий». Похлебает ещё и Россия из горькой чаши и с этими Кунасири и Сикотаном, и с Кенигсбергом и Карельским перешейком.

Превозмочь некоторые естественные чувства нельзя без определённых, часто значительных усилий: «…и остави нам долги наша яко же и мы оставляем должникам нашим». Славно сказано! Если бы мы все так поступали – жизнь бы стала куда комфортнее. К сожалению, все мои знакомые христиане воспринимают «Отче наш» как некое заклинание, угодное высокому потустороннему начальству. Ритуал! Ах, как нужен нам ритуал! Он примиряет нас с жестокой по большому счету действительностью. Как прилично похоронить, как посочувствовать, как отпраздновать, как скорбеть. В советское время тоже вводились или сами собой складывались некие ритуалы. «И комиссары в пыльных шлемах склонятся молча надо мной…» Вводились «звездины», комсомольские безалкогольные свадьбы, покаяния в партбюро – всё это могло прочно закрепиться. Всё это не лучше и не хуже религиозных обычаев: нагадил – покаялся – исполнил епитимью – и полегчало. Христос обещал разбойнику (правда, благоразумному) царствие небесное. Все наши бандиты, как правило, религиозны и надеются на Божью милость. И потом, ещё следует разобраться, является ли грехом перед Богом нарушение УК и Правил дорожного движения.

Ритуалы, символика, риторика религий пронизывает нашу жизнь и нашу речь, буде мы святоши или безбожники. Я не вижу в этом никакого неудобства. Этическая и риторическая часть религий есть элемент нашей культуры (то есть регламентации поведения). Это мы, скептики, способны трезво и смело посмотреть правде в глаза. Это предмет нашей гордости, или гордыни, как скажет батюшка.

У всех народов автономно возникали религии и ритуалы. О совсем уж доисторических временах судят по характеру захоронений, по ориентации костяка в могиле, по наличию оружия, убранства, утвари, по росписям на стенах пещер. Человек, получив способность речевого общения, передачи опыта, логического мышления, осознал, в отличие от зверей, истины, с которыми почти невозможно смириться – «ex profundo promas – in profundum te profundas», что удача и неудача в руке слепого случая. Возникла мистика – вера в возможность влиять на ход событий при посредстве Высших, трансцендентных сил. Появились жрецы с их примиряющими мифами, импозантной внешностью, загадочным поведением, авторитетом. Но любой авторитаризм в конечном итоге принимает безобразные и бессмысленные формы. Папа Док начал с того, что спас Гаити от эпидемии и получил огромный авторитет, который превратился чёрт знает во что. Большевики железной рукой избавили Россию от мироедов-эксплуататоров, создали себе непререкаемый авторитет, а для поддержания его – различные ужасающего калибра карательные органы. Муссолини обещал, что поезда будут приходить вовремя, и вовлек прекрасную Италию в мировую бойню непонятно за что. Гитлер… Талибан… Саддам… – всё то же самое. Здесь речь о «традиционном» культе России. При царе гимназист для допуска к экзамену должен был представить справку о говений. За мучительные честные попытки разобраться в себе и в жизни вообще Лев Толстой подвергался анафеме в церквях и до сих пор «не прощён». Да и не только у нас. Шелли в школе пороли за атеизм. Сугубо интимное превращается в официоз. Заживо сожжён неистовый протопоп Аввакум и иже с ним в Пустозерье. Ныне здравствующий Папа наконец‑то извинился перед людьми за прежние зверства и гадости клерикального истеблишмента. Но и простой народ – хорош. Архиепископа московского Амвросия, при «матушке Екатерине» во время чумы оградившего из гигиенических соображений от всенародного целования Чудотворную икону, зверски растерзали собственные единоверцы. Встречаясь с ним мысленно, я с чувством лобызаю его поповскую длань и прошу простить его христолюбивую паству.

Как бы современной России, с её восстановлением «человеческого лица», не скатиться на архаические позиции. Клерикалы борются за влияние, власть. Это вполне естественное человеческое поползновение – осчастливить несчастных и просветить тёмных, а самому заслужить славу и горнюю благодать. Мы уже видели Аум Синрикё, знаем Муна и многие другие более или менее успешные «светильники». Волею судеб я знаком с несколькими молодыми энергичными православными священниками. Этим вполне честным ребятам невдомёк, что главным стимулом их деятельности является честолюбие – авторитет и уважение, которое им даёт их сан. А ведь и в той среде существует соревнование, карьера: кто больше преуспеет в пропаганде слова Божьего, в миссионерской активности, тот и пан. Светское всегда будет ощущать напор клерикализма. Всё это рождает в безбожниках, увы, перехлёсты и активный протест вроде «воинствующего безбожия».

Бог с ними, с ритуалами. Я нисколько не сомневаюсь, что наши «подсвечники», такие как Ельцин, Жириновский, наконец, Путин, – расчётливые прагматики и рационалисты, не верящие ни в Бога, ни в Чёрта, но «noblesse oblige» – нужно нравиться народу, который жаждет умиления и чудес. Да и сам я, заходя в церковь послушать любимое мной партесное пение, разумеется, «ломаю шапку», могу и «окститься» – рука не отсохнет, и червонец положу на поднос – на украшение храма – не обеднею.

Что касается ритуалов, символики, риторики, искусства – нам никуда не деться от многотысячелетних напластований, организующих нашу культуру и быт. Православные наши литераторы не брезговали Марсом, Вакхом, Венерой, Морфеем и даже Приапом – не будучи никакими язычниками. Мы сами через слово божимся, поминаем ад, рай, грех, чертей, ангелов, не задумываясь об этимологии. Пусть же скептик-татарин перед важным делом воскликнет: «Бесмелля аль рахман аль рахим», а славянин пробормочет: «с Богом». Более того, в тяжёлую минуту можно, фигурально выражаясь, «препоручить себя Господу»:

Когда во всей вселенной ночь,
Когда на всей планете дождь,
И кажется: все люди – б…ди,
Вообрази, что за тобой –
Мучитель твой, Учитель твой,
Господь, который всё уладит.

Поэтический и изобразительный опыт показывает, что порой, вставая на точку зрения субъективного или объективного идеализма и доверясь своим интимным и явно иррациональным порывам, можно достичь значительных эстетических успехов. Прекрасны религиозные творения Баха, Моцарта, Бортнянского, Рафаэля, Леонардо, Рублёва. Прекрасно всё согретое сильным чувством. Если разобраться, прекрасны даже песни заклятых врагов. Есть своеобразная грация даже в плясках людоедов!

А с верующими нужно находить общий язык на основе здравого смысла и рационального просвещения. Нам с ними жить. И жить следует по возможности по совести. Они ведь тоже могут вполне рационально мыслить: во всяком случае, когда богослов считает деньги или сажает картошку, он пользуется услугами вполне светских наук и техники. Несмотря на то, что, согласно Бертрану Расселу, любая разработанная философская система способна дать непротиворечивую картину мира, человеку свойствен некий дуализм. Так, душевнобольной может прикинуться здоровым (диссимуляция): «Что? Я – Наполеон? Чайник? Не говорите глупостей, Вы прекрасно знаете, что я Сидоров! Меня травят мои дети? Да как вам в голову могла прийти такая дикая мысль! КГБшники испытывают на мне психотропные лучи? Вы не хуже меня знаете, что такие лучи ещё не изобретены!» А выйдя из кабинета, снова возвращается в мир непреодолимых маний и болезненных фантазий. Но болезнь – это только усугубление некоторых сторон нашего естества. Вспомним А. Блока: «Грешить бесстыдно, беспробудно, / Счет потерять ночам и дням / И с головой, от хмеля трудной, / Прийти сторонкой в Божий храм». Поэт усматривает в этой русско-православной непоследовательности даже некую трогательность.

Постепенно, со скрипом религиозные авторитеты начинают соглашаться, что библейские мифы, суры Корана, буддийские сутры следует принимать как, положим, иносказания. Так что давайте будем тверды, но снисходительны и доброжелательны. Живём бок о бок: «Ребята, давайте жить дружно!»

 

Яндекс.Метрика