Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2004, № 2 (31)
Сайт «Разум или вера?», 16.07.2004, http://razumru.ru/humanism/journal/31/buryanov.htm
 

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ Весна 2004 № 2 (31)

РЕЛИГИЯ И ОБЩЕСТВО

Открытое письмо
Института свободы совести
организаторам закрытой для российских НПО конференции*
в Российской академии государственной службы
при Президенте Российской Федерации

Адресуется:

▪ Российской академии государственной службы (РАГС) при Президенте Российской Федерации;

▪ Центру истории религии и церкви Института российской истории РАН;

▪ Институту научной информации по общественным наукам РАН;

▪ Международной академии религиозной свободы (США);

▪ Международному центру изучения религии и права Университета Бригама Янга (США);

▪ Институту церковно-государственных исследований им. Дж. М. Доусона Бейлорского университета (США);

▪ Институту религии и общественной политики (США);

▪ Комиссии США по международной религиозной свободе (США)

 

Уважаемые организаторы конференции «Религия в современных политических процессах»!

Институт свободы совести (ИСС) обратился к заведующей кафедрой религиоведения РАГС О. Ю. Васильевой с просьбой об участии в конференции, но получил отказ. Как выяснилось, поводом послужило экспертное заключение ИСС на методические материалы кафедры религиоведения (Государственно-конфессиональные отношения: Метод. материалы. Для использования в учеб. процессе. М.: РАГС, 2003. 179 с.). В экспертном заключении был дан ответ на вопрос, в какой мере методологические подходы и содержание этих методических материалов соответствуют Конституции Российской Федерации, современным научным разработкам данной проблематики и задачам построения правового демократического государства. Выводы, сделанные на основании анализа методических материалов, оказались неутешительными.

■ «Официальные» наука и образование, при заинтересованном и/или молчаливом согласии лидеров ряда конфессий, находятся под контролем властных групп, и потому роль первой сводится к подведению некой наукообразной базы под антиконституционную религиозную политику власти.

■ Имеют место вопиющие подмены: свобода совести подменяется свободой вероисповедания, права человека – правами объединений, религия – идеологией, приоритет права – приоритетом политики, интересами властных групп.

■ Проблема обеспечения свободы совести каждому сводится к реализации вероисповедной политики посредством самодовлеющих государственно-конфессиональных отношений.

■ Политизированные религиоведы РАГС делят религиозные объединения на «традиционные» и «нетрадиционные», несмотря на отсутствие соответствующих научных и правовых критериев традиционности.

■ В качестве учебной литературы рекомендуются сомнительные источники конфессионально ориентированного содержания, допускающие в адрес новых религиозных движений обличительно-оценочные названия: «деструктивные культы», «секты» и т. п. Имеет место некорректное включение в структуру курса «Государственно-конфессиональные отношения» религиозной философии и теологии.

■ Имеют место правовой нигилизм, игнорирование юридических разработок, публикаций и источников, отражающих современные тенденции государственно-конфессиональных отношений и реализацию конституционных прав человека в сфере свободы совести.

■ Данные методические материалы не будут способствовать подготовке специалистов государственной службы, ориентированных на приоритет реализации права каждого на свободу совести и иные принципы, составляющие основу конституционного строя.

Как отмечалось в экспертизе, указанные факторы лежат в основе причин и последствий системной коррупции в области отношений государства с религиозными объединениями. Отсюда – кризис реализации свободы совести и, как следствие, сокрушительное поражение идеалов гражданского общества в современной России. По нашему мнению, права человека и свобода совести фактически являются заложниками «вероисповедной политики» и самодовлеющих государственно-конфессиональных отношений, поражённых коррупцией. Подобная политика представляет угрозу демократическим механизмам осуществления власти и стимулирует расслоение людей по мировоззренческим признакам. В результате – всплеск ксенофобии, эскалация религиозных преследований и растущий сепаратизм, что чревато вооружёнными конфликтами и распадом федеративной системы России.

Следует отметить, что недостатки методических материалов в значительной мере оказались присущи проекту концепции государственной религиозной политики Российской Федерации, что делает невозможным его использование в качестве государственного документа. К сожалению, замечания, изложенные в экспертизе, не были учтены сотрудниками кафедры религиоведения РАГС в работе над проектом данной концепции. Напротив, вместо открытой научной дискуссии наблюдается перевод полемики в русло межличностных отношений, что лишь свидетельствует о научной несостоятельности оппонентов и компенсируется их агрессивной цензурой.

Участие представителей российских научно-исследовательских НПО и возможности выражения своей позиции в стенах РАГС и раньше были ограничены, но в настоящее время речь идет о невозможности даже присутствовать на конференции. Поэтому не удивительно, что проблемы свободы совести (точнее, её кризиса), вопросы антиконституционной религиозной политики и системной коррупции в отношениях государства с религиозными объединениями остались вне программы конференции.

Скорее всего, на конференции не получат адекватной оценки такие следствия вышеупомянутых проблем, как

■ использование религии в политических целях на международном и национальным уровнях;

■ значительное ухудшение ситуации с религиозной свободой и усиление антиконституционных тенденций в области свободы совести в России;

■ эскалация насилия на почве фобий (кавказофобии, исламофобии), религиозной и национальной исключительности и нетерпимости (погромы на рынках, поджоги домов и культовых зданий «неосновных» религиозных организаций, избиения и убийства людей «неосновной» национальности и религии). Эти проблемы, наряду с другими, являются следствием несправедливого мироустройства и лежат в основе деструктивного сценария разделения и эксплуатации народов, то есть глобального апартеида, который препятствует России и многим другим странам занять достойное место в международном сообществе.

К сожалению, системного рассмотрения этих проблем ожидать не приходится, так как их обсуждение обычно сводится к вопросам правоприменения вообще и некомпетентности чиновников в частности. Соответственно, в качестве решения проблем предлагаются услуги адвокатов и религиоведческое просвещение чиновников. В лучшем случае на подобных конференциях обсуждаются тупиковые западные модели государственно-конфессиональных отношений, а в качестве альтернативы им предлагается возвращение России к «исконным» (средневековым) традициям отечественного образца, не говоря уже о подмене свободы совести свободой вероисповеданий, вырождающейся в реализацию корпоративных интересов только для «солидных» религиозных организаций. Одним словом, выбор путей развития ограничивается редким набором обанкротившихся в мировой истории крайностей.

Закономерно, что конференции, подобные этой, проводятся из года в год, а позитивных результатов не предвидится. Скорее, есть основания говорить об отрицательных результатах. «Железный занавес» РАГС и стремление сделать тему свободы совести и отношений государства с религиозными объединениями закрытой, а также судорожное цепляние за обанкротившиеся теории и модели, неприятие открытого обсуждения основанной на Конституции Российской Федерации новой парадигмы реализации свободы совести для каждого человека без разделения людей на «верующих-неверующих» в системе права можно объяснить только боязнью открытой научной дискуссии и, по всей видимости, наличием коррупции. Именно поэтому общественность и независимые учёные не допускаются к обсуждению проектов концепций государственно-конфессиональных отношений и религиозной политики, в том числе на этапе их написания.

Главным фактором, определяющим современные реалии в области свободы совести и наличие коррумпированной системы, является взаимосвязь этой темы с политикой. Речь идёт об использовании властными группами религиозных объединений посредством системы самодовлеющих государственно-конфессиональных отношений для политических нужд. Во многих странах мира использование мировоззренческой сферы («специальный» контроль, манипулирование и даже подавление) является элементом государственной политики.

Другой важный фактор – это корпоративные интересы конфессий, которые обусловлены притязанием оных на абсолютную истину и устремлены за пределы религиозной свободы – в сферу государственных льгот и привилегий. Большинство структур, функционирующих в данной сфере, являются конфессионально ориентированными. Характерной чертой является их сращивание с органами власти и «официальной наукой». Деятельность этих альянсов носит имитационный правозащитный характер, является корпоративно ориентированной и направлена на реализацию интересов власти плюс определённых религиозных и профессиональных корпораций, но не народа, а потому имеет тенденцию к приватизации «цеха борьбы за свободу совести».

Мы считаем, что в борьбе за свободу совести не должно быть чьей-либо монополии.

Мы считаем, что необходима коренная ревизия и демократическая реформа основополагающих принципов и понятийного аппарата в области свободы совести.

Мы считаем, что государственно-конфессиональные отношения необходимо поставить под контроль гражданского общества.

Мы требуем открытого обсуждения проблем, от которых зависит судьба страны и будущее человечества.

Без свободного научного обмена на основе плюрализма мнений, объединения усилий и партнерства многих структур о каких-либо положительных сдвигах в сфере свободы совести и в построении открытого гражданского общества не может быть и речи.

Сопредседатели
Совета Института свободы совести
С. А. Бурьянов, С. А. Мозговой

16 февраля 2004 г.


Конференция «Религия в современных политических процессах» состоялась 20 – 21 февраля 2004 г. в РАГС при Президенте Российской Федерации.

 

Яндекс.Метрика