Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2004, № 2 (31)
Сайт «Разум или вера?», 16.07.2004, http://razumru.ru/humanism/journal/31/ginzburg.htm
 

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ Весна 2004 № 2 (31)

РЕЛИГИЯ И ОБЩЕСТВО

Несколько замечаний
по актуальным
вопросам*

Виталий Гинзбург

Насколько могу судить, в нашем обществе, в частности в научной среде, наблюдается некоторая апатия. Во всяком случае, редко приходится сталкиваться в СМИ с активным обсуждением целого ряда актуальных вопросов. Вот я и решил написать настоящие заметки с целью стимулировать публичный обмен мнениями.

1. Одним из важнейших завоеваний постсоветской эпохи в России является ликвидация цензуры и установление свободы слова. В отношении соблюдения требований, связанных с этой свободой, у нас имеются несомненные недостатки. Однако лишь люди, лишённые памяти, могут отрицать успехи демократизации. Но, как известно, и в демократическом государстве при отсутствии соответствующего законодательства и контроля со стороны гражданского общества на смену язвам тоталитаризма приходят вседозволенность и безнаказанное пренебрежение интересами населения. Наши СМИ, к сожалению, поражены именно этими пороками. Я не претендую на широкие обобщения и анализ, но хочу отразить возмущение широкой публикацией всякого антинаучного вздора, астрологических прогнозов, рекламы вредных или в лучшем случае бесполезных медицинских «приборов» и т. д. За подробностями должен отослать к докладу академика Э. П. Круглякова, опубликованному в «Вестнике РАН» № 1 за 2004 г. Здесь в какой уже раз остановлюсь сначала на астрологии, проникшей даже в многострадальные российские вооружённые силы**. Не говоря уж о бульварной литературе, этот бред пропагандирует даже, скажем, претендующая на респектабельность газета «Коммерсант». Например, так называемые «Весы», то есть люди, родившиеся в период между 24 сентября и 23 октября, согласно советам, помещённым в «Коммерсанте» от 12 февраля сего года, в этот день «не должны рисковать в финансовой сфере, а также в спорте и развлечениях. В личной жизни нельзя рассчитывать на многое». А вот уже 13 февраля «Весы» «не должны совершать серьёзных покупок. Не стоит надеяться и на успех в любви или на сцене. Заниматься своим внешним видом лучше также в другие дни». И эти советы даются одновременно примерно 500 миллионам человек, ибо именно такое количество «Весов» одновременно живёт на Земле. Вместо того, чтобы разъяснить всю абсурдность таких советов, их пропагандируют. Любопытно, что даже в советские времена астрология была не в фаворе, хотя, правда, процветала гораздо более вредная лженаука – «учение» Лысенко. Кстати, рад сообщить о довольно редком сейчас положительном явлении в области борьбы с лженаукой – появлении книги С. А. Язева «Мифы минувшего века» (Новосибирск, изд-во СО РАН, 2003)***. В этой книге, наряду с другими интересными материалами, приведены яркие примеры недостойной деятельности некоторых уфологов, просто шарлатанов и журналистов. Так, в гл. 10 указаны имена некоторых журналистов из центральных газет, которые совершенно бесцеремонно и сознательно обманывают читателей. Я сам также неоднократно сталкивался с недобросовестностью журналистов и наших СМИ. Бесцеремонно искажается авторский текст, нельзя упомянуть имя критикуемого журналиста, ибо это якобы «противоречит журналистской этике», а так называемые «интервью» не дают визировать их авторам и т. д. И всё это происходит совершенно безнаказанно. Такое положение ненормально. Укравшего что-то даже не очень ценное судят и отправляют в тюрьму или подвергают административному наказанию (последнее, конечно, предпочтительно, если речь не идёт о рецидивистах). Человека же, нагло обманывающего массу людей, невозможно даже опровергнуть в силу круговой поруки в СМИ.

Я вовсе не предлагаю, конечно, вернуться к цензуре. Речь должна идти о самоцензуре и о создании общественных комиссий, действующих публично и имеющих право и возможность оглашать факты недобросовестности журналистов. Думаю, что даже этого будет достаточно для некоторого оздоровления обстановки. Исхожу в этом предположении из практики научных учреждений. Так, например, недавно в одной известной физической лаборатории в США сотрудник был уличён в фальсификации научных результатов. Он был немедленно уволен, и я уверен, что его научная карьера окончена. И вообще каждый физик или представитель других специальностей знает, что опубликование фальшивых «результатов» будет ему дорого стоить. Почему же установленная ложь в газетах или по телевидению должна оставаться безнаказанной? Я уже не говорю о другой стороне дела, о моральном облике фальсификатора и обманщика.

2. Как и многие другие, убеждён в том, что светлое будущее России возможно только на пути демократии и всемерной заботы о просвещении, образовании и науке. Потуги тех, кто хочет добиться успехов в стране в результате следования идеям, пусть и модифицированным, в духе «народности, самодержавия и православия», реакционны и приведут к результату, уже известному нам из опыта СССР. В силу сказанного хочу остановиться на том, что мешает развитию науки и нормальной работе в области образования. Эта проблема была частично проанализирована 9 февраля с. г. на заседании Совета при Президенте РФ по науке и высоким технологиям, информация о котором помещена в газете «Поиск» от 13 февраля (ниже я цитирую данные, приведённые именно в этой газете). По моему мнению, сказанное на этом заседании Президентом и некоторыми другими выступившими правильно отражает ситуацию и указывает пути выхода из имеющихся затруднений. Для ясности необходимо здесь хотя бы кратко остановиться на этих трудностях.

С распадом СССР резко уменьшились средства, отпускаемые на развитие науки. Сейчас они в 30 – 100 раз меньше, чем в США. Россия меньше СССР и по территории, и по количеству населения. Поэтому и в силу финансовых трудностей уменьшение с 1990 г. по 2002 г. примерно вдвое общей численности людей, занятых научными исследованиями и разработками, представляется естественным. Роль пресловутой «утечки мозгов» я считаю сильно преувеличенной. Конкретно, «удельный вес эмигрировавших в общей массе кадровых потерь в науке… составляет всего два процента». Правда, в их числе немало высококвалифицированных людей, в частности членов РАН, а также талантливых молодых сотрудников. Но картина здесь неровная: например, из Физического института им. П. Н. Лебедева, в котором я работаю с 1946 г., не уехал ни один член РАН, многим же уехавшим из других институтов уже за 70. На проходивших летом 2003 г. выборах в РАН, по крайней мере по физике и астрономии, на каждое вакантное место претендовали, в общем, десятки вполне достойных кандидатов. Нужно также иметь в виду, что в науке, в отличие от спорта или балета, вполне успешно могут работать и фактически часто работают люди весьма пожилые, даже далеко перешагнувшие обычный пенсионный возраст. Таким образом, встречавшиеся утверждения, что в России осталось недостаточно высококвалифицированных и работоспособных учёных, не соответствует действительности. Что верно – так это увеличение среднего возраста людей, не ушедших из науки. Это действительно проблема, решению которой и было в значительной мере посвящено упомянутое заседание Совета по науке. В конце концов, всё упирается в деньги, ибо наши вузы (в первую очередь университеты) с лихвой обеспечивают подготовку высококвалифицированных специалистов. Большинство из них, кто не идёт в науку в стране или уезжает за границу, делают это в силу очень низкой зарплаты в научных учреждениях, живущих на бюджетные средства. Таким образом, решить проблему «утечки молодых мозгов» в принципе нетрудно. Конечно, здесь не всё просто, если учесть вопрос о призыве в армию и тот факт, что какая-то часть молодежи уезжает и не из очевидных материальных соображений. Например, почему бы не получить бесплатно в России прекрасное образование, а затем беспрепятственно уехать за границу уже свободным от всяких обязательств высококвалифицированным специалистом. В этой связи хочу заметить, что считаю, конечно, право свободы передвижения, то есть право самому выбирать место жительства, важным завоеванием демократии. Но, как и в вопросе о свободе слова, свобода передвижения не эквивалентна свободе от всяких обязательств. Известно, что в США, например, обучение в хорошем университете стоит больших денег. Небогатые родители начинают собирать деньги на обучение своих отпрысков чуть ли не с младенчества последних. В этом случае к тому же в банках и при налогообложении существуют какие-то льготы. Как нужно лучше всего действовать у нас – не знаю, но некоторое мнение позволю себе высказать. Если обучение полностью оплачивается самим студентом, то и не о чем говорить. Но у нас в России платить сможет, вероятно, ничтожное меньшинство. Большинству же можно предоставлять юридически оформленный кредит с возвращением денег в течение нескольких лет или брать обязательство об «отработке» после окончания вуза. При этом, конечно, условием «отработки» является предоставление приличной зарплаты и, в случае необходимости, служебной жилплощади. Если же будущий «работодатель» не выполняет своих обязательств, то молодой специалист тоже свободен от них. Думаю, в таком случае его отъезд за границу и естественен, и даже полезен. Пример Китая и Индии свидетельствует о том, что большая диаспора, и в частности «научная диаспора» в других странах, приносит пользу Родине. Думаю, обучение в наших вузах иностранных студентов тоже может принести доход, и даже немалый, как это имеет место в ряде стран.

Если экономика России будет развиваться намеченными темпами, а наукой и образованием будут руководить разумным образом, то имеются все предпосылки для того, чтобы российская наука занимала достойное место в мировой науке.

3. В период развала СССР и становления постсоветской России были сильны тенденции по существу ликвидировать Академию наук СССР, сохранив её как клуб для пожилых людей. Разрушили бы, конечно, с успехом – в духе «Интернационала», то есть «до основанья, а затем…» А затем уничтожили бы нашу науку вообще. Дело в том, что «западная» система развития фундаментальной науки действительно эффективнее сложившейся в России и СССР. У «них» фундаментальная наука, то есть не связанная непосредственно с практическим применением, промышленностью и т. п., развивается в основном в университетах. Там одновременно обучают студентов, причём в этом процессе принимают участие и самые высококвалифицированные учёные. При этом их педагогическая нагрузка невелика, что даёт полную возможность заниматься также наукой. У нас же в России, в частности в СССР, исторически так сложилось, что обучение и наука (в первую очередь Академия наук) оказались в значительной мере отделёнными друг от друга. В условиях бурного развития промышленности и гонки вооружений такая система более эффективна. Сейчас же, несомненно, нужно переходить к сращиванию науки и высшего образования. Но делать это, конечно, не разрушив или унизив Академию, а постепенно. Такой курс, по существу, и взят, а Президент В. В. Путин прямо заявил, что «ничего подобного, что могло бы привести к ликвидации РАН, поддержано руководством страны не будет». Другое дело, что работу РАН необходимо совершенствовать, в этом направлении можно и нужно сделать немало.

Вместе с тем нужно сознавать, что никакие разумные меры организационного характера не заменят необходимости существенного увеличения средств, отпускаемых на развитие науки. Приведу один яркий пример. Ещё в 1985 г. в программу советских космических исследований был включён оригинальный проект «Радиоастрон» – проект создания космического радиоинтерферометра. В случае его успеха можно было ожидать получения результатов, так сказать, нобелевского уровня. И вот из-за недостаточного понимания ценности проекта, но в основном всё же в связи с отсутствием средств, его реализация всё время откладывалась. Сейчас запуск соответствующего спутника намечен на 2006 г. Стоимость проекта – 2 млрд рублей, и велик соблазн опять его не реализовать под каким-то предлогом, что было бы непростительной ошибкой. Кстати, этот проект, как и многие другие, является международным, но всё равно Россия не может в них участвовать бесплатно.

Уже давно имеется решение Думы о выделении на науку 4 % бюджета. Вероятно, это минимальная разумная цифра, у нас же продолжают, нарушая собственное решение, выделять на науку вдвое меньше. Резюмируя, хочу выразить мнение, что если экономика России будет развиваться намеченными темпами, а наукой и образованием будут руководить разумным образом, то имеются все предпосылки для того, чтобы российская наука занимала достойное место в мировой науке.

Как средняя, так и высшая школа должны быть ориентированы на формирование фундаментальных знаний, на то, чтобы из школы, а затем из вуза вышел широкообразованный человек.

4. К сожалению, некоторые тенденции в области образования вызывают беспокойство. Хочу остановиться только на двух моментах – недостаточном внимании в школе и вузах к фундаментальной науке и «преподавании» религии в школе. Действительно, всё ещё распространено непонимание того, что как средняя, так и высшая школа должны быть ориентированы на формирование фундаментальных знаний, на то, чтобы из школы, а затем из вуза вышел широкообразованный человек. Разумеется, в техническом вузе необходима и специализация, но не за счёт общего образования. То, что я имею в виду, проще всего пояснить на примере. Приведу один такой пример, сообщенный мне академиком О. Н. Крохиным, занимающимся, в частности, вопросом о преподавании физики в технических вузах. В одном из них общий курс термодинамики заменили на курс термодинамики в применении к каким-то определенным моторам. Между тем заранее не ясно, с чем столкнутся выпускники в жизни. С моторами, которые они изучали, им, вероятнее всего, дела иметь не придётся; гораздо вероятнее, что пригодится знакомство с общей термодинамикой, не говоря уже о том, что соответствующие знания научных основ обогащают, развивают человека.

К школе это относится и подавно. Я сам, можно сказать, жертва многочисленных реорганизаций, предпринимавшихся в СССР. Так, в 1931 г., когда я окончил школу-семилетку, полная средняя школа была упразднена. Полагалось после 7 классов идти, например, в фабрично-заводское училище (ФЗУ). От этой глупости через несколько лет отказались, ибо результат был самый плачевный. Ограничусь одним примером. Когда я учился уже на втором курсе физфака МГУ (было это в 1934 г.), у нас был проведён диктант по русскому языку, и половина курса (!), и я в том числе, получили неудовлетворительную оценку. В дальнейшем нас обучали русскому языку уже в Университете, но толку от этого было мало. Пишу с ошибками и до сих пор, стараюсь их исправлять с помощью своего секретаря, которая окончила нормальную школу-десятилетку.

Хорошая средняя школа, а у нас их было и, вероятно, имеется немало, вполне способна выпустить широкообразованного человека. При этом, в наше время блестящих достижений в науке и медицине, особенно важно увеличивать внимание к математике, физике, биологии. Вместо этого наблюдается противоположная тенденция. С ней борются особенно, насколько знаю, математики РАН. В целом же контроль со стороны научных кругов за уровнем преподавания в школе недостаточен, некоторые вопросы не обсуждаются широко и открыто. Между тем одна из существенных черт демократического общества, источник его силы – это именно открытая дискуссия. Она сейчас особенно нужна в вопросе о «преподавании» религии в школе. Этот важный вопрос, как и общая проблема роли и места религии в нашем обществе, замалчивается. Их стараются не обсуждать, не делать чётких выводов.

Одна из существенных черт демократического общества, источник его силы – это именно открытая дискуссия.

Казалось бы, вопрос в принципе совершенно ясен. Согласно Конституции Российской Федерации наша страна – светское государство и церковь от него отделена. Другое дело, что декларирована (при этом не на бумаге, как в СССР, а на деле) свобода совести, то есть право всякого гражданина быть атеистом или верить в Бога и свободно исповедовать угодную ему религию (не буду уж делать очевидных оговорок, что речь не идёт о сектах, оправдывающих террор, и т. п.). Конечно, это огромный шаг вперед по сравнению с большевистскими временами, когда государство поддерживало воинствующих безбожников или, по терминологии Ленина, воинствующих атеистов. К сожалению, принципиальное отличие атеистов от воинствующих безбожников у нас всё ещё недостаточно понимают, по крайней мере, в массе населения. Атеист считает, что ничего, кроме природы, не существует и нет никакого Бога, создавшего эту природу и, скажем, до сих пор управляющего ею, и в частности людьми. При этом среди верующих в существование Бога совершенно необходимо отличать понимающих под Богом только нечто довольно абстрактное, некий туманный абсолют, от теистов, признающих также святость Библии или Корана, верящих в чудеса и т. п. Доказать, что Бога нет или что он существует – невозможно, это некие интуитивные суждения. Другое дело – теизм (к числу теистов относятся христиане, мусульмане и иудеи), органически связанный, как сказано, с верой в чудеса, то есть с представлениями и «фактами», противоречащими научным данным. Например, современная наука решительно отвергает возможность воскрешения из мёртвых, существование и бессмертие какой-то материальной души и т. д. Соответствующие представления возникли в седой древности, когда по существу не было науки, поэтому эти представления и были допустимы. Сегодня же вера в чудеса и теизм в целом несовместимы с научным мировоззрением.

В светском государстве недопустимо, чтобы в государственных школах и всех других государственных учреждениях и организациях (в частности, в армии) насаждался и пропагандировался теизм, как, конечно, и атеизм.

Здесь, конечно, неуместно развивать эту тему, а верующие в чудеса вовсе не обязаны придерживаться научного мировоззрения. Их право, право на свободу совести – верить или не верить в чудеса или в Бога вообще. Но в светском государстве недопустимо, чтобы в государственных школах и всех других государственных учреждениях и организациях (в частности, в армии) насаждался и пропагандировался теизм, как, конечно, и атеизм. Каждый гражданин имеется право выбора – быть атеистом или агностиком, верить или не верить в Бога, и в частности в Бога теистов, управляющего судьбами людей. Но задача школы, государственной школы – учить детей и юношество знаниям, а не вере или безверию. Поэтому представляются совершенно недопустимыми попытки внедрить в школы под разными предлогами преподавание религии или, как раньше говорили, закона божьего. Разумеется, всякий культурный человек, если он и атеист, не может не понимать, что Библия является исключительно ценным историческим и культурным памятником. Поэтому очевидно, что школа должна познакомить с Библией. Должна она познакомить и с элементами религиоведения – содержанием и историей религий. Но всё это можно и нужно сделать на уроках обществоведения, истории или каких-то других. Можно ввести и такой предмет, как культурология. Рекомендованная же Министерством образования книга А. В. Бородиной «Основы православной культуры» – это лишь замаскированное изложение закона божьего в православном варианте. Просто поражает аргументация, состоящая в том, что этот курс вводится как факультативный. Так что же, все остальные дети не должны познакомиться ни с Библией, ни с элементами религиоведения? Или им будет преподаваться что-то другое? Очевидно, всем нужно преподавать одно и то же.

Вопрос о том, в какой форме в школе должно быть представлено религиоведение, включающее в себя знакомство с Библией и, вероятно, Кораном, – это вопрос большого общественного значения. Это вопрос, решение которого важно для будущего России. Моё мнение на этот счёт, надеюсь, ясно из изложенного. Но понимаю, что на этот счёт существуют и другие мнения. Что недопустимо – так это замалчивание вопроса, попытка его решать келейным образом. На упомянутом заседании Совета при Президенте по науке я сделал предложение (оно отражено в газете «Известия» от 10 февраля), чтобы РАН, совместно с другими организациями и с церковными деятелями, публично обсудила проблему. Должна быть выработана чёткая позиция, внесена ясность в вопрос о месте, содержании и объёме сведений, связанных с религией, которые освещаются в школе.

В заключение хочу повторить то, с чего начал, – призвать к дискуссии и обмену мнениями.

19 февраля 2004 г.


Настоящая статья под названием «Четырёхпроцентная наука» с небольшими сокращениями была опубликована в «Парламентской газете» от 17 марта 2004 г.

** См.: Александров Е. Б., Гинзбург В. Л., Кругляков Э. П., Фортов В. Е. Астрология добралась до правоохранительных органов // Известия. 2003. № 179. 25 окт.

*** Издательством СО РАН в 2003 г. выпущены также книги: Тревогин П. А. Академические мантии и шутовские колпаки: Заметки об астрологии и астрологах; Медведев Л. Н. За границей реальности [критический анализ феномена парапсихологии]. (Примеч. ред.)

 

Яндекс.Метрика