Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2004, № 3 (32)
Сайт «Разум или вера?», 17.09.2004, http://razumru.ru/humanism/journal/32/salyamon.htm
 

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ Лето 2004 № 3 (32)

ПАМЯТИ ТОВАРИЩА

Памяти Семёна Ботвинника (16.02.1922 – 28.04.2004)

 

…Есть сюжеты от которых никуда не уйти…
Глеб Семёнов

…Публикация в журнале «Здравый смысл» меня очень порадовала,
журнал серьёзный…
(Из личного письма Семёна Ботвинника)

 

Он был бы рад, что в новом выпуске «Здравого смысла» вновь прозвучит его поэтический голос*. Может быть, это было одно из последних его приятных ожиданий. Судьба быстро толкала его в небытие (за несколько месяцев – отёк лёгких и три инфаркта). Но обрадовать эта публикация его не успела…

Биография Семёна Вульфовича Ботвинника вроде бы вполне обычная. Родился в Петрограде. В 1940 г. окончил школу и поступил в Военно-морскую медицинскую Академию (ВММА). В начале войны был включён в Сводный стрелковый батальон курсантской морской бригады, оборонявшей Ленинград.

Высшие учебные заведения эвакуировали из блокированного города, и ВММА перевели в Киров. В 1943 г. в порядке флотской подготовки курсант-стажёр Ботвинник направлен на один из военных кораблей Северного флота. Окончив в 1945 г. ВММА, врач-лейтенант служил на Краснознамённом Балтийском флоте. В 1947 г. демобилизовался, а в 1949 защитил кандидатскую диссертацию и до выхода на пенсию в 1983 г. работал в «службе крови» Ленинграда. Это – формальный послужной список.

А человек? Он родился поэтом. Первые стихи 14‑летнего школьника в 1936 г. опубликовала газета «Красная звезда». И писал он всю жизнь. Чему же служила его муза? Всему, что трогало сердце, волновало ум и вызывало эмоциональный отклик у окружающих. И ещё он сочетал тонкую душу, глубокий ум и сильную волю (был боксёром!).

19 сборников стихотворений Ботвинника (изданные в 1948‑2001 гг.) не охватывают всего его поэтического творчества. Здесь нет перевода «Слова о полку Игореве», высоко оцененного Д. С. Лихачёвым; нет и переводов из И. Франко, О. Туманяна, А. Малышко и многих других; нет созданной им в 1943 г. перед сдачей экзамена поэмы «Сифилиада» (вполне цензурной), где чёткими стихами описаны симптомы этой болезни и страшные последствия пренебрежения её лечением. «Сифилиада» и сегодня актуальна! Разумеется, нет в сборниках и курсантских шуток – по поводу скучного предмета, который вёл полковник Шестов:

Шестов читал до полшестого,
Но мы не слушали Шестова,
Мы знали, ужин нам готов,
Так на фиг сдался нам Шестов!

Или по поводу дисциплинарной борьбы с брюками «клёш»:

Курсант за клёш последней моды
Задержан был, и патрули
Его по улице Свободы
В комендатуру повели!

Курсанты и офицеры, а позже профессионалы-поэты уважали, любили и ценили Семёна Ботвинника. Не случайно же он в течение 20 лет руководил секцией поэзии Ленинградской писательской организации, а в 2000 г. правительство Санкт-Петербурга присвоило ему звание лауреата в области литературы!

Темы его стихов созвучны движению чувств современников; здесь и патриотизм, и война, и мужество, и скорбь о погибших, и дружба, и любовь («О тебе в этой книге ни слова – / но живёшь ты на каждой странице…»), и горечь расставания с любимой («Я не должен думать про тебя…»), и память об отце («Всё мне снится мой отец. / Мой отец всё чаще снится…») и маме («Гранитный камень и ограды тень… / Теперь / писал бы маме каждый день, / ходил бы к ней на кухню за советом… / и в городе не оставлял бы летом… / Теперь, теперь, / а надо бы – ТОГДА…»), и любовь к детям («Тихая нежность к внучатам, к сыночкам – / это с годами сильней и сильней… / Нежность корней к набухающим почкам, / к первым листочкам влеченье корней…»). И особо надо отметить удивительное чувство природы, умение в поэтической форме нарисовать пейзаж.

В поэзии Ботвинника сплетены человеческая отзывчивость и служение Родине, которую потрясали катаклизмы. Не удивительно, что и пафос патриотического творчества поэта менялся. Но человечность не изменяла ему никогда:

Я люблю эту грешную землю
И не думать о ней не могу.

В первом сборнике «Начало» (1948) есть такая строфа:

Пускай совсем не в книжной

красоте

Нас вверх и вниз швыряет

непогода, –

Я нужен здесь.
Таков приказ народа,
И оттого в каютной тесноте
Великая открыта мне свобода.

А в сборнике 2000 г. (за который ему и присвоили звание лауреата) читаем:

…Интеллигенция тридцатых –
Последний лучик в царстве мрака –
В лубянских мёрзлых казематах
Шептала строки Пастернака…

Ей участь выпала дрянная:
Хрипя, в Сибирь она шагала,
Под лай собачий вспоминая
И Мандельштама, и Шагала.

Интеллигенция тридцатых
Дела вселенские решала.
Она в кругу друзей заклятых
Любовь с предательством мешала;

Она училась исступлённо,
Чураясь водки и помады,
И шла в трусах, подняв знамёна,
На физкультурные парады.

Слепой исполненная верой
В кремлёвский разум исполинский,
Она хлебнула полной мерой
И на испанской, и на финской.

Ей эти песни вышли боком:
Она под пули шла, под танки,
И на полях, забытых богом,
Ещё лежат ее останки…

В заключение мне хотелось бы привести слова из письма от 10.VII.99 выдающегося стиховеда и переводчика, профессора Ефима Григорьевича Эткинда по поводу последнего сборника Ботвинника**: «Твои стихи не только поразительно умны, но ещё и редкостно (если не единственно!) современны. Я бы ещё сказал, что их современность (нет, НЕ злободневность!) мужественна: ты говоришь сегодняшним людям то, что они заслуживают знать о себе и что обязаны заучить наизусть».

«…Есть сюжеты, от которых никуда не уйти…»

Леонид Салямон


Последняя публикация: Семён Ботвинник. Стихи о войне // Здравый смысл. Зима 2003/2004. № 1 (30). С. 40. Публикация включала первую часть авторской подборки стихов, предназначенных для журнала. Окончание – в настоящем номере.

** Цит. по: Л. С. Салямон. Фима // Синтаксис. Париж, 2001. С. 160.

 

Яндекс.Метрика