Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2004, № 3 (32)
Сайт «Разум или вера?», 06.12.2004, http://razumru.ru/humanism/journal/32/shevelev.htm
 

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ Лето 2004 № 3 (32)

ЗАЯВЛЕНИЯ И СООБЩЕНИЯ

Через ошибку – к успеху

62 шарлатана лишены
дипломов целителя

Геннадий Шевелев

 

В статье «РГО – "ненадлежащий истец"» («Здравый смысл» № 2 (27), весна 2003) написано: «Ещё меньший успех достигнут нами в суде. Своё право на обращение туда РГО обосновало ссылкой на Гражданский процессуальный кодекс* (ст. 29 и 42) и свой устав, написанный в соответствии с законом «Об общественных объединениях» (ст. 27). В ГПК чётко сказано, что мы имеем право обращаться в суд «с иском в защиту нарушенных… прав… и охраняемых законом интересов неопределённого круга лиц». Следовательно, нам не обязательно дожидаться, пока кто-нибудь из конкретных граждан, обманутых целителем, обратится к РГО за помощью. Но суд, сославшись именно на эту причину (РГО признано "ненадлежащим истцом"), отказал в удовлетворении нашего иска».

В этих словах, как оказалось, содержится ошибка, надеюсь, простительная для человека без юридического образования, взявшего, однако, на себя добровольный труд представлять РГО в суде по причине отсутствия у нашей организации денег для оплаты услуг профессионального адвоката.

Приведу фрагмент текста ст. 42. «В случаях, предусмотренных законом… организации и граждане вправе обратиться в суд с иском в защиту нарушенных или оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов других лиц по их просьбе или в защиту нарушенных или оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов неопределённого круга лиц».

Казалось бы, тут РГО и карты в руки - осуществляй правозащитные функции в интересах Человека и Гражданина вообще, борись в судах в защиту не только конкретных людей, но и неопределённого их круга, включая население города, региона, страны в целом, не дожидаясь их обращения к РГО за такой защитой, а руководствуясь лишь соображениями гуманизма. Так подумал и я. Пытаясь, однако, глубже понять смысл ст. 42, я обратился к книге [1]. Но там говорилось лишь о праве общественных организаций, не являющихся истцами, выделять представителя для изложения суду своего мнения по делу, если его рассмотрение и разрешение имеет общественное значение. Что касается права организации на иск, то оно там никак не комментировалось. Видимо, автор книги счёл, что здесь «комментарии излишни».

Из этого и пришлось исходить при подаче иска РГО к Комитету по здравоохранению Санкт-Петербурга. Но, рассмотрев его, суд принял решение, что иск предъявлен не надлежащим истцом, ибо то, что РГО вправе обратиться в суд в защиту интересов неопределённого круга лиц, не усматривается из закона «Об общественных объединениях».

Но при чём тут закон «Об общественных объединениях»? – вправе недоумевать читатель, как недоумевал ещё недавно автор. – Ведь в ГПК же чётко сказано, что такое право есть у всех организаций и граждан, значит, и у общественных, включая РГО, – тоже. Вот тут‑то и пора показать, в чём была юридическая ошибка, вернее, недосмотр истца. Мы не поняли, а потому не придали большого значения словам ст. 42: «в случаях, предусмотренных законом». А они означают, что для реализации прав, предоставляемых организациям этой статьей, должны существовать отдельные законы, касающиеся конкретных категорий этих организаций, и эти права должны быть там оговорены. Для РГО таким законом является закон «Об общественных объединениях», но в нём (а вслед за ним – в нашем уставе) говорится лишь о праве представлять и защищать интересы «других граждан» (значит, согласно ст. 42, непременно по их просьбе), а об их «неопределённом круге» умалчивается. Вот почему первым вопросом, который задавали в суде представителю РГО, был: «А к вам обращались граждане, которым нанесен вред изданием незаконного приказа Комитета по здравоохранению?» Я по неведению удивлялся: «Зачем это нужно, если вред от незаконного целительства очевиден и так?» Но в юриспруденции такой категории, как здравый смысл, видимо, нет, а принято руководствоваться только буквой закона.

Дальнейшие пояснения я получил из книги [2]. Там комментируется уже новый ГПК РФ, вступивший в силу 1 февраля 2003 г., но процитированный выше фрагмент ст. 42 вошел в текст его ст. 46. Вот какие примеры приводит автор этой книги.

Согласно «Закону о защите прав потребителей…» общественные объединения потребителей имеют право предъявлять иски в интересах… неопределённого круга потребителей и при этом освобождаются от уплаты госпошлины.

Согласно «Закону об экологической экспертизе» заказчики документации, подлежащей экологической экспертизе, имеют право на иски о возмещении вреда, причиненного умышленным нарушением законодательства о такой экспертизе. Эти иски предъявляются в интересах неопределённого круга лиц, которым причинён вред.

Естественно, что в своём иске мы не могли сослаться на эти законы. Отсюда следует, что если РГО желает в дальнейшем отстаивать в судах интересы не только конкретных лиц, а сограждан вообще, руководствуясь не письменными жалобами в свой адрес, а просто гуманистическими соображениями, то нам надо добиваться принятия соответствующего закона или поправки в Закон об общественных объединениях. Без этого мы и впредь будем оставаться в подобных ситуациях лишь «ненадлежащим истцом».

Но, как показал наш опыт, бороться с теми, кто наносит вред людям, можно не только в суде. Не получив удовлетворения своего судебного иска, РГО обратилось зимой 2003 г. в Главное управление Минюста РФ по Санкт-Петербургу с предложением отменить произведенную им в 2000 г. незаконную регистрацию той самой «Профессиональной медицинской ассоциации народной медицины» (ПМАНМ), которая собрала под своей крышей «корректоров биополя», ясновидящих, специалистов по вращению силой взгляда стрелки компаса и прочих любителей наживаться на обмане легковерных граждан. Мы основывались на том, что по закону подобные ассоциации имеют право объединять только профессиональных медиков, а в уставе ПМАНМ такого требования нет. Несмотря на это, нам пришлось в течение целого года проявлять твёрдость и настойчивость в переписке с Управлением, прежде чем пришёл следующий ответ:

«Сообщаю, что Межрегиональная общественная организация "Профессиональная медицинская ассоциация народной медицины" не является профессиональной медицинской ассоциацией… По результатам проверки Управление обратилось в Комитет по здравоохранению города с предложением лишить дипломов целителя граждан, получивших их по представлению ПМАНМ. Согласно письменному ответу указанного Комитета от 19.03.04 решением Совета этого Комитета по регулированию деятельности народных целителей 62 человека лишены дипломов целителя».

Пользуясь случаем, поздравляю с этим успехом тех, кто принимал непосредственное участие в его достижении, включая, разумеется, выдающихся российских учёных, подписавших в феврале 2002 г. открытое письмо в Комитет по здравоохранению, и благодарю всех, кто оказывал РГО моральную поддержку в благородном деле защиты научной истины (состоящей в отрицании существования мифического «биополя») и чересчур доверчивых людей от действий псевдомедицинских шарлатанов и их пособников.

К сожалению, мы не можем пока быть удовлетворены в полной мере, так как Управление юстиции, само наконец‑то признавшее ошибочность регистрации ПМАНМ, всё-таки не торопится отменить её и положить тем самым конец законному существованию в Санкт-Петербурге и ряде других городов (ПМАНМ имеет в них региональные отделения) организованного сообщества жуликов-прохиндеев. Объяснение его упорства смехотворно: название ПМАНМ не следует понимать буквально, оно является иносказательным, поскольку взято в кавычки. Напрашивается параллель: надпись «слон» на клетке зайца. Но название ПМАНМ не столь безобидно, ибо даёт его обладателю серьёзные юридические права, ради получения которых и была задумана вся афера. Так что окончательно складывать оружие РГО ещё рано.

Литература

  1. Данилов Е. П. Гражданский процессуальный кодекс РСФСР: Практическое пособие (комментарии и постатейные материалы). М.: Право и закон, 2001.
  2. Комментарий к ГПК РФ под редакцией д‑ра юр. наук П. А. Крашенинникова. М.: Статус, 2003.

Имелся в виду действовавший в то время ГПК РСФСР.

 

Яндекс.Метрика