Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2004, № 3 (32)
Сайт «Разум или вера?», 10.12.2004, http://razumru.ru/humanism/journal/32/smetanin.htm
 

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ Лето 2004 № 3 (32)

КОНФЕРЕНЦИИ

Международная научная конференция
«Гуманизм как теоретическая и практическая проблема XXI в.:
философские, социальные, экономические и политические аспекты».
Москва, 3‑5 июня 2004 г.

 

УТОПИЯ

с человеческим
лицом

Евгений Сметанин

 

Научная конференция 3-5 июня 2004 г. в Ленинской (Российской государственной) библиотеке была посвящена гуманизму как теоретической и практической проблеме XXI в. И уже этим была интересна не только преподавателям вузов и соискателям научных степеней, но и широкой общественности. Я, во всяком случае, до сих пор не слыхивал о подобной постановке вопроса в наших кущах.

Следовательно, и до нас, наконец, дошла волна современного гуманистического поветрия, возникшая, как считают знатоки, в результате потрясения Второй мировой войной. Создание Организации объединённых наций, принятие Декларации прав человека, развёртывание борьбы за мир и многие подобные шаги в сторону поддержки человека вообще, независимо от его положения, происхождения и человечности в нём – не это ли свидетельства пробуждения от сна разума?

Любопытно и другое. Хотя в «титрах» организаторов конференции приводится длинный список уважаемых учреждений – от Российской академии наук до фонда Ф. Эберта, главным закоперщиком мероприятия и его проводником был всё-таки профессор МГУ А. В. Бузгалин со товарищи, прикрывавшийся псевдонимами фонда «Альтернатива» и журнала с тем же названием.

Уже взгляд на теоретические работы А. Бузгалина и тех, кто группируется вокруг его «Альтернатив», показывает место их в сегодняшнем идеолого-политическом раскладе российско го общества.

«Ренессанс социализма», «Социальное освобождение и его друзья» («Анти-Поппер») – труды самого Бузгалина. «Глобальный капитал», «Сталин и распад СССР», – совместно с А. И. Калгановьгм. «Глобализация сопротивления», «Альтерглобализм* – теория и практика» – под редакцией профессора. И – на выбор – названия работ других авторов «Альтернатив»: «Нонконформизм: социокультурный портрет рабочего протеста в современной России» (Л. Булавка), «Социализм и Россия» (Б. Славин), «Радость революции» (К. Нэбб), «Теоретические основы марксизма» и «Социализм как положительное учение» (М. Туган-Барановский) и т. д.

Из этого, даже не вникая в тексты, можно вывести, что Бузгалин и товарищи остались сторонниками левой, социалистической идеи. И не только. Как реалисты и чуткие к развитию общественной мысли люди, они уходят от догматизма заскорузлых предшественников на этом поприще. Невооружённым глазом можно заметить дрейф от положительного отношения к троцкистским «заградительным отрядам» во внедрении «самого правильного учения» (доведённого Сталиным, Мао Цзе-Дуном, Пол Потом и им подобными до полного средневекового маразма) к демократическим методам завоевания доверия масс.

В этом смысле характерна положительная оценка деятельности социалдемократии XX в., прозвучавшая из уст А. Бузгалина при открытии конференции. Столько лет клеймили в нашей стране этих «социал-предателей», «прихвостней международного империализма» и проч., и проч. И – на тебе!.. Доброе слово. И привязано к пониманию современного гуманизма как практики.

Не знаю насчёт изменений ритма сердец моих соратников по Российскому гуманистическому обществу, но моё сердце в этот момент забилось в такт с бузгалинским. Ведь в повседневной жизни именно социалистическая идея в демократическом исполнении наиболее близка к гуманистической. Тут – и уважение к человеку, и всеобщее равенство, и взаимопомощь… За эти идеалы боролись наши отцы. И боролись в большинстве своём на щадя живота своего.

Правда, декларируя подобную общность, я чувствую, что натыкаюсь на неприятие таких сближений рядом соратников по РГО. Причём самых талантливых в публицистике и продвинутых в разработке теории гуманизма.

Они в своём понимании гуманистического мировоззрения вперёд выдвигают личность человека. Если при этом не возводят это понятие в абсолют и помнят, что рядом существуют другие личности, что смысл поведения гуманного человека быть не умней, не ярче, а мудрей (то есть уважать и других), то я не хочу спорить с подобным «эгоцентризмом». Да, личность играет значительную роль. И в повседневной жизни, и в обществе, и даже в истории. Однако, если мои оппоненты возводят личность в культ, в тотем, в некое абстрагированное божество, – во мне всё протестует…

Потому-то я терпеть не могу «историю царей». А практически вся наша официальная история держится на этой глупости. Никакими революциями не выжгло. Так проще датировать события.

Но, понятно, не этим частным вопросам была посвящена конференция в «Ленинке». К нам пришёл гуманизм. Пришёл «оттуда». Как международное и довольно сформировавшееся движение. И оказалось… Во‑первых, такого гуманизма у нас, простите, не было. Было: полицмейстер обходит торговые лавки с еженедельным сбором подарков и вопрошает: «Ну что, купцы, как судить будем… По совести или по закону?» И те дружно просят: «По совести…» (Н. А. Островский, «Горячее сердце»). Во‑вторых, для большинства собравшихся в зале витал один не озвученный, но весьма прагматический вопрос: «А что они с этого будут иметь?» Романтиков и восторженных энтузиастов становится всё меньше.

И хотели или не хотели участники конференции, а вновь всплыла вечная российская проблема: идеология, значит идеологизация (всей страны), ну, то бишь, как это теперь называется? Изыскание «национальной идеи»! Под неё даются гранты, на ней долгое время могут кормиться армии специалистов «общественных наук», многие из которых относят себя к философам, мыслителям, мудрецам…

Кроме того, нельзя забывать, что Россия – идеологизированная страна, начиная от болельщиков на спортивных трибунах и кончая депутатами обеих палат парламента. Хлебом не корми, дай только поговорить про «взгляд и нечто».

В. А. Кувакин, – собственно, тот человек, что занёс семена современного научного гуманизма на российскую почву, – всячески стремится избежать превращения этого учения в очередную «национальную» идею. Потому твердит о гуманизме как о мировоззрении и об образе жизни. Кстати, клерикалы всех мастей выработали подобную форму существования, при которой они выступают как бы духовниками правителей и не несут никакой ответственности за деяния тех (и свои в том числе).

В чём-то можно было поучиться выживаемости у сей категории пастырей рода человеческого. Сменяются правления, сотрясаются устои, а эти – «указующие путь» – опять сверху, опять учат, как жить.

И ведь всё больше доказательств, что лгут. Но люди верят. И чем труднее жить, тем преданней смотрят в глаза своим обольстителям.

В. А. Кувакин прав в том, что любая, пусть самая благая идея, заорганизовавшись, быстро костенеет и превращается в догму. А это не совместимо ни с нашими надеждами, ни с гуманизмом.

У всех на памяти то, во что превратилась неплохая в принципе коммунистическая идея. Да, она была обречена изначала. Нельзя было полностью отвергать частную собственность и абсолютизировать общественную. Это две разновидности принадлежности результатов общественного труда. И обе имели право существования в пропорциональной зависимости от потребности общества (что, кстати, показал нэп).

Не стоило создавать из одного из классов общества, тем более, увы, не «самого передового», в одном лице гробовщика и спасителя. И противопоставлять ему все остальные.

Глупа оказалась почти христианская триада «капитализм – социализм – коммунизм» (ад – чистилище – рай). Она не только «останавливала» развитие человечества на последнем этапе, что противоречило логике диалектического материализма, но и приводила к омертвению всякого творчества, к примитивному представлению лучшего будущего.

И всё-таки впервые в истории человечества люди попробовали строить свою жизнь «по‑научному», надеяться если не на себя, то на свою власть, а многие из них получили возможность за счёт общества получить образование, лечиться, быть равными друг перед другом. Уже за это «игра стоила свеч». Быть может, лишь сегодня, соприкоснувшись с реалиями противоположной идеологии, насаждаемой также по‑большевистски и с тем же самомнением лабораторных теоретиков, мы добрее смотрим на ошибки предыдущих поколений – поколений индустриализации страны, победителей в страшнейшей из войн, «строителей коммунизма»…

Хотя вряд ли можно простить безжалостную борьбу за власть, массовое изничтожение действительных и придуманных политических противников и всяческих нестандартно мыслящих еретиков, предательство (даже во имя «целесообразности») таких идеалов социалистической революции, как уважение к трудящемуся человеку и к его труду, интернационализм, неукоснительное соблюдение законов и др.

Гуманистическая идея, как и коммунистическая, – утопия. И в этом нет ничего ни плохого, ни страшного. Разве что русская интерпретация этого греческого слова мрачновата по смыслу, да и постоянное употребление с иронической интонацией, ну и значение – только «несбыточная мечта». А почему не просто «мечта»? Не «прогноз»? Не набросок будущих действий?..

Идеологи коммунизма, если выразить их откровение по-плакатному, во главу угла ставили коллектив. Идеологи гуманизма (в той же «транскрипции») – личность. На листе бумаги и то, и другое выглядит красиво. Во всяком случае, не так нелепо, как это выписано у клерикалов, ставящих во главу угла несуществующего бога и призывающих (если не заставляющих) молиться на эту пустоту.

Обе идеологии в плакатном исполнении не противоречат друг другу. Более того, они дополняют одна другую. Важно их сочетание. Ибо человеку от природы по развитию присуще и чувство локтя, и потребность в собственном совершенствовании. Вне коллектива людей он становится «маугли». Тому – тьма примеров, отнюдь не сказочных.

Президиум конференции.
У микрофона А. В. Бузгалин.

Да что там далеко ходить? Достаточно пройтись по улицам российской столицы, чтобы у мусорных контейнеров, у задников торговых «точек», где принимают бутылки, натолкнуться на сограждан, потерявших человеческий облик.

Увы, в жизни пока мало сочетаются коллектив и личность, личность с личностью, коллектив с коллективом. И современная гуманистическая этика, современное гуманистическое мировоззрение дают некоторые начала более или менее сносного примирения этих человеческих противоречий.

Вероятно, поэтому тот же В. А. Кувакин так уповает на них и так резко выступает против идеологизации, а затем и против формализации нового для большинства из нас учения. При сём он рекомендует встать над партиями и предлагать кому ни попадя открытия гуманистической мысли.

Буквально за пару дней до конференции по социальному гуманизму такой эксперимент был проведён в самом РГО. Иркутянин Ю. Л. Дюбенок, постоянно присутствующий на всех крупных мероприятиях общества как представитель его филиала, на этот раз прибыл в Москву с идеей собрать всех за одним столом и поговорить о вечном и духовном. И в короткий срок ему удалось такое сделать, причём с привлечением некоторых весьма значительных фигур. Но что это был за разговор!.. Будто сошлись глухие и каждый толкует о своём. Дело дошло до того, что на трибуну взгромоздился поп – референт одного из митрополитов – и заговорил о масонах как о причине всех зол и о православии как спасении от оных. Между рядами внемлющих сей ахинее бродил активист национально-державной партии и раздавал всем московский выпуск их газетёнки…

Выступление В. А. Кувакина, попытавшегося вывести разговор на темы, волнующие гуманистов, в этой аудитории было «.пропущено мимо уш» (как говаривали мы в студенческие годы).

Ещё жутче перспектива дарения теоретических и практических находок гуманистов всем и вся на общероссийском уровне. С одной стороны, кто только не балуется фразами о гуманизме! Особенно перед выборами в какой-нибудь кормный орган. А уж пиарщикам и всяко лыко – в строку. Так раздраконят это понятие, что родная мама его не узнает. С другой стороны – клерикалы. Они чувствуют, что встаёт на ноги их главный конкурент на «духовной» территории, которую они извечно считают своею. Уже сейчас они предусмотрительно причисляют РГО в своих чёрных списках к сектам. Дабы спустить на него в нужный момент верных цепных псов из прокуратуры.

Так что не случайно на конференции в «Ленинке» прозвучал мотив организации сторонников учения о человечности. И среди множества умных, интересных выступлений по проблемам гуманизма в XXI в. он, на мой взгляд, оказался главным.

Я не знаю отклика на него. То ли возникнет движение, то ли появится более стройная структура. Ответ даст жизнь, реальное развитие событий. Однако гуманисты должны объединяться, так как борьба за торжество человечности предстоит нешуточная. От этого не уйдёшь, если, конечно, боль и радость людей задевают за живое.

«Утопия – несбыточная грёза!» –
Все говорят в глаза и за глаза.
Но кто установил, придя с мороза,
Что нам осуществить её нельзя?

Великие открытия науки
Расчёты построений в дневниках
Тех, кто мечтал, одолевая муки…
Всё –
      в наших замечательных руках!

Необходимость бы возникла
                                               и живая
Цель наслаждаться творческим трудом,
Да совпадали б общие желанья…
А средства мы уж как-нибудь найдём.

Зазря ломать о том не надо копий,
Что гуманизм идёт не тем концом.
Видали мы достаточно утопий…
Но эта –
              с человеческим лицом.


Термин, вводимый, по-видимому самим А. В. Бузгалиным.

 

Яндекс.Метрика