Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2005, № 2 (35)
Сайт «Разум или вера?», 30.07.2005, http://razumru.ru/humanism/journal/35/meider.htm
 

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ Весна 2005 № 2 (35)

ВЕЛИКИЕ ГУМАНИСТЫ

Владимир Иванович Вернадский –

просветитель и педагог

Вячеслав Мейдер

 

Спасение России заключается в поднятии и расширении образования и знания. Только этим путём возможно достижение правильного государственного управления, только поднятием культуры возможно сохранить сильно пошатнувшееся мировое значение нашей страны.

Владимир Вернадский

 

Совсем недавно научная общественность отмечала 140‑летие со дня рождения великого русского учёного, гражданина, натуралиста, философа-гуманиста Владимира Ивановича Вернадского (1863‑1945). Наступивший 2005 г. также значимая веха – 60‑летие его памяти.

Круг научных интересов Вернадского необычайно широк и разнообразен. Число его публикаций – около 800, в них освещаются проблемы биосферы и ноосферы, радиогеологии и радиоактивности, биогеохимии и гидрохимии, геохимии и геологии, истории науки и организации науки, кристаллографии и минералогии, философии и математики…

Анализируя творческий путь и научное наследие В. И. Вернадского, можно установить предпосылки, обусловившие появление столь одарённой личности. Это хорошее воспитание и образование, внимание к ребёнку родителей и родственников, наличие благоприятных условий для его развития, общение с детских лет в семейном кругу с талантливыми педагогами, знакомыми и коллегами отца, профессора И. В. Вернадского; разумный подбор друзей и спутников жизни, разносторонние интересы: музыка, литература, поэзия, чтение книг о путешествиях и научных открытиях; возможность контактов с отечественной и зарубежной научной общественностью.

Для нас жизнь В. И. Вернадского – это пример активной творческой деятельности в довольно сложный период российской истории. Со студенческих лет и на протяжении всей своей долгой жизни он утверждал духовные идеалы лучших представителей просвещённой России. Вернадский был в числе тех прогрессивных российских учёных, которые активно защищали и распространяли знание как в стенах учебных заведений, так и участвуя в различных комиссиях и союзах по образованию, сотрудничая в педагогических журналах («Вестник воспитания», «Русские ведомости», «Полярная звезда» и других). Для него не было более важного государственного вопроса, чем вопрос о народном образовании. Думается, что и сегодня актуальной остаётся мысль Вернадского, выраженная в статье «Перед грозой» (1908): «Спасение России заключается в поднятии и расширении образования и знания. Только этим путём возможно достижение правильного государственного управления, только поднятием культуры возможно сохранить сильно пошатнувшееся мировое значение нашей страны» [2, с. 165].

Важное место в становлении педагогических и нравственных идеалов В. И. Вернадского занимало студенческое общество «Братство». В него входили студенты различных факультетов Петербургского университета, впоследствии крупные деятели русской науки и культуры: Ф. Ф. Ольденбург (1862‑1914), С. Ф. Ольденбург (1863‑1934), Д. И. Шаховской (1861‑1939), А. А. Корнилов (1862‑1925), И. М. Гревс (1860‑1941), А. Н. Краснов (1862‑1914) и др. С друзьями по «Братству» Вернадский размышлял о том, что качество общественной жизни можно поднять за счёт совершенствования системы образования, роста просвещения. Задачей было не только распространение знаний в широких народных массах, но и материальное оснащение школ, улучшение социального положения учителей, создание каталога книг, строительство библиотек. Он считал, что в школьных библиотеках должны быть книги по всем вопросам, волнующим народ: о земледелии, путях сообщения, правах человека, вероучениях, царях, небе, Земле и звёздах, погоде, растениях, животных, людях, медицине, гигиене… Избранный гласным (1892) в Тамбовском земстве, Вернадский свою первую речь в губернском собрании посвятил проблемам образования и организации земских школ. Члены «Братства» изучали постановку образования на Западе, и архив Вернадского содержит много выписок по истории английских университетов, их современному состоянию, руководства и справочники по проблемам высшего образования. «Образование выше любви к народу» – таков был лозунг братства. Надо дать людям «посох» знаний, чтобы они могли самостоятельно двигаться по жизни.

Заметную роль в духовно-педагогическом становлении Владимира Ивановича сыграли также В. В. Докучаев (1846‑1903), Д. И. Менделеев (1934‑1907), Л. Н. Толстой (1828‑1910). Несмотря на различия во взглядах с Толстым, Вернадский высоко ценил гуманистические и нравственные принципы великого писателя, его искания истины, в ходе которых ярко проявилась сила и общественная значимость личности писателя.

По мнению Вернадского, важные задачи воспитания – помочь личности развить свои способности и осмыслить жизнь, а также постичь историю человечества, историю развития идей. Отсюда и его интерес к идеям Ш. Фурье (1772‑1837) и других западноевропейских утопических социалистов. Эти задачи он претворял в своей педагогической деятельности с 1890 г. Она началась с его пробных лекций, которые посетили будущие известные российские математики, физики, геологи, биологи, географы, врачи, физиологи, хирурги, инженеры, философы – А. А. Архангельский, Л. С. Берг, П. П. Лазарев, С. В. Обручев, Н. А. Семашко, В. П. Филатов, П. А. Флоренский и др. Они вспоминали, что лекции Вернадского были наполнены историческим материалом, несли новые идеи, нацеливали на пути решения, пробуждали творческую мысль. Об этом писали и его бывшие студенты. Так, О. М. Шубникова была ученицей Владимира Ивановича и слушала его лекции по кристаллографии и минералогии на Высших женских курсах в 1904‑1911 гг. Она вспоминала, что лекции он читал просто, «без каких-либо ораторских приёмов», но каждый раз тот или иной факт «освещал исторически, указывая на новые перспективы или новые идеи, рождающиеся в процессе развития науки, а потому его лекции слушались с большим интересом. Иногда в процессе изложения той или иной идеи лицо его озарялось удивительной улыбкой, которая была связана не с окружающей обстановкой, а с теми мыслями, которые его волновали» (цит. по [4, с. 165]).

Педагогическая деятельность В. И. Вернадского сочеталась с публицистической и политической. Так, в 1901 г. он выступил в печати по актуальным проблемам высшей школы, а в брошюре «Об основаниях университетской реформы» резко критиковал реакционный университетский устав 1884 г., выступая за предоставление вузам автономии и самоуправления. По его мнению, высшая школа будет «лучшим образом выполнять свою роль в обучении молодого поколения», если не будет зависеть от царской администрации. Он обращал внимание на то, что, начиная со средних веков, университеты пользовались автономией – «сами определяли содержание обучения, сами выбирали преподавателей». Эти слова актуальны и сегодня, в свете предполагающейся реформы науки.

Интересно провести своего рода параллель между подходами В. И. Вернадского и педагога и писателя А. С. Макаренко (1888‑1939). Усматривается сходство их философско-мировоззренческих и педагогических позиций по отношению к личности воспитуемого. Оба понимали, как важно, чтобы человек был поставлен в правильные (нравственные) взаимоотношения с коллективом, обществом и природой в целом. Следует верить личности и уважать её, пробуждать у человека индивидуальные способности, развивать «педагогическую энергию» («биохимическую энергию») и целеустремлённость. Если Макаренко подразумевал под термином «педагогическая энергия» особый стиль его детского коллектива, то Вернадский определял «биохимическую энергию» как активно-творческую позицию человека в эволюционном процессе. По мнению Макаренко, коллектив, представляющий собой модель отношений, существующих в обществе, является «местом для тренировки социальных отношений», «полем» для приобретения опыта «быть личностью». Он не раз писал о правах и активной позиции каждого члена коллектива, где «личность выступает в новой позиции воспитания – она не объект воспитательного влияния, а его носитель-субъект» [6, т. 3, с. 142]. «Педагогика, – отмечал он в другом месте, – наука диалектическая, абсолютно не допускающая догмы» [6, т. 4, с. 118].

В 1890‑е гг. в России стала культивироваться гуманистическая идея личностно ориентированного воспитания. Педагогические системы В. И. Вернадского и А. С. Макаренко продолжали отечественные и мировые философские традиции, несли на себе отпечаток диалектического мышления. В этом их родство и с идеями К. Д. Ушинского (1824‑1870), который писал, что не стеснялся пользоваться положениями как Гегеля или гегельянцев, так и материалистов. «Мы отовсюду брали, – отмечал педагог, – что нам казалось верным и ясным, никогда не стеснялись тем, какое имя носит источник…» [8, с. 29‑30].

Педагогическая деятельность В. И. Вернадского сочеталась с публицистической и политической. Так, в 1901 г. он выступил в печати по актуальным проблемам высшей школы, а в брошюре «Об основаниях университетской реформы» резко критиковал реакционный университетский устав 1884 г., выступая за предоставление вузам автономии и самоуправления. По его мнению, высшая школа будет «лучшим образом выполнять свою роль в обучении молодого поколения», если не будет зависеть от царской администрации. Он обращал внимание на то, что начиная со средних веков университеты пользовались автономией: «сами определяли содержание обучения, сами выбирали преподавателей» (см. [3, с. 78]). Эти слова актуальны и сегодня, в свете предполагающейся реформы науки. Та же мысль прослеживается и в статье «О профессорском съезде» (1904): «Профессора высших учебных заведений… нигде в цивилизованном мире не поставлены в настоящее время в столь унизительное положение, как у нас в России. Русский профессор находится под особым полицейским надзором. Каждый его шаг и каждое неосторожно сказанное слово могут вызвать и не раз вызывали полицейские и административные возмездия… Проекты – произведения пера можно скрыть от глаз человеческих. Но нельзя вычеркнуть из человеческой души пережитое и передуманное» (цит. по [1, с. 86]).

Шаги В. И. Вернадского и передовой педагогической общественности в этом направлении дали некоторые положительные результаты: в 1905 г. был создан «Академический союз» (организация преподавателей и профессоров), который в 1917 г. стал называться «Всероссийским академическим союзом»; правительство издает «Временные правила», предоставляющие высшей школе некоторую свободу. Первым ректором Московского университета, избранным педагогическим коллективом, стал князь С. Н. Трубецкой (1862‑1905), достаточно известный в России философ и публицист. Правда, его ректорство было недолгим – он внезапно умер от кровоизлияния в мозг.

В октябре 1905 г. В. И. Вернадского избирают помощником ректора Московского университета. Его работа на этом посту была недолгой, ибо политические волнения студенчества в 1910‑1911 гг. привели к увольнению и отставке ведущих профессоров университета. Покинули университет В. И. Вернадский, Н. А. Умов, С. А. Чаплыгин, К. А. Тимирязев, Н. Д. Зелинский и многие, многие другие (свыше 100 человек). В беседе с корреспондентом газеты «Утро России» Вернадский заявил, что «в настоящее время происходит разгром Московского университета. Выхода из создавшегося положения нет!» В статьях «Перед грозой», «Наука и проект университетского устава А. Н. Шварца» (1908), «Разгром», «1911 год в истории русской умственной культуры» и др. Владимир Иванович пытался предотвратить расправу над высшей школой. Каждый удар по высшей школе, писал он, всякое стеснение её автономии есть удар по русской культуре, будущности нации, ибо в высшей школе формируется молодое поколение, сосредоточена научная мысль. Научная работа развивает чувство личного достоинства, «вырабатывает свободного человека». Он постоянно сравнивал условия для осуществления научной работы «у нас и там», функции государственного управления (в том числе и управления образованием), а также кадровый состав (как профессоров, так и «чиновников от образования»). «И можно смело сказать, – писал Вернадский, – что наши русские профессора будут стремиться к научной работе и будут научно работать, все стремления министерства сделать из них приниженных и униженных слуг будут напрасны», ибо мы знаем, что на ниве народного просвещения «делаем национальное и общечеловеческое дело» [2, с. 188].

В статье «Задачи высшего образования нашего времени», опубликованной в 1913 г., мы находим строки, обращенные и к нам: «Итак, высшее образование нашего времени сейчас находится в подвижном состоянии, в эпохе быстрого роста, который обусловливается главным образом тремя общими для всего человечества обстоятельствами: 1) развитием знания и его научной организации; 2) демократизацией общественной и государственной жизни и 3) распространением единой культуры на весь земной шар» [2, с. 208]. Вернадский мечтал об «организации учащегося народа», когда учиться придётся каждому, причём непрерывно и всю жизнь. Потребуется не только высокая квалификация работающих граждан, но и их постоянная переквалификация.

Короткое время (август – сентябрь 1917 г.) В. И. Вернадский занимал пост исполняющего обязанности товарища (заместителя) министра народного просвещения С. Ф. Ольденбурга во Временном правительстве. Свою деятельность по организации высшей школы он строит на следующих основных положениях:

  1. Ускоренный рост научного знания предполагает его быстрое распространение и практическое приложение.
  2. Демократизация общества, демократизация государства и учебных заведений основываются на гуманизме и его принципах.
  3. Каждый человек, независимо от пола, расы, возраста и других различий, должен иметь свободный доступ к сокровищам мировой и отечественной культуры.
  4. Между всеми звеньями системы образования должна быть последовательность и преемственность, а сами эти звенья должны быть общедоступными для всех и каждого.
  5. Наука неуничтожима. Она обладает относительной самостоятельностью в своем развитии, несмотря на политические, социальные, религиозные и т. п. изменения в обществе.
  6. В образовании ярко выражено разнообразие, и обусловлено оно как общегосударственными, так и религиозными, а также местными (региональными) условиями (обстоятельствами, особенностями).
  7. Проблемы образования должны носить приоритетный характер, независимо от политического строя России.
  8. Люди науки, культуры должны обладать стратегическим мышлением и понимать, что знания – это тот вид духовной культуры, который объединяет человечество.
  9. Чем большими знаниями обладает население, чем больше свободы имеется для развития личности («меньше трений и тормозов для её деятельности»), тем больше полезной энергии вырабатывается этим населением.

В этой связи хотелось бы отметить, что сегодня из‑за жёстких образовательных стандартов педагог, по сути, лишается права на инициативу и ответственность. Какая уж тут свобода! И следует согласиться с доктором философских наук, академиком Российской академии образования Ф. Т. Михайловым, что «история нашего постперестроечного образования разворачивалась при обострении несовместимости гражданских образовательных инициатив с устремлениями дружного клана чиновников к восстановлению своей ничем не ограниченной свободы управления… Управления, естественно, не делом, а людьми. В этих условиях государственные чины никогда не отказывались и никогда не откажутся от того, что берегут пуще глаза, – от своего права управлять людьми, даже если ничего не смыслят в их деле. Они так и будут отчаянно бороться с гражданскими инициативами» [7, с. 9].

Очевидно, что современный человек сталкивается со всё более сложными проблемами, требующими новых, более совершенных методов мышления. Этим обусловлена смена самой парадигмы образования: оно должно превращаться из обучения знаниям, навыкам и умениям в обучение способам творческого и критического мышления, свободного и ответственного самообразования. Сегодня наука всё больше становится средством решения социальных проблем. Соответственно, образование призвано стать массовым, высоко ценимым как индивидом, так и государством. В этом отношении большие возможности предоставляет человеку дистанционное образование. Интернет эти возможности ещё более расширяет. Как считают Н. В. Карлов и Н. Н. Кудрявцев, «по существу, Интернет является удачной формой реализации красивой идеи В. И. Вернадского, Э. Ле Руа и Тейяра де Шардена о ноосфере как саморазвивающейся интеллектуальной, нравственной, «умелостной» оболочке земного шара. Став глобальной распределённой информационной системой, эта оболочка начала развиваться и жить по собственным законам, независимо от воли создавших её людей» [5, с. 581]. Они отмечают и ещё одно довольно важное обстоятельство, состоящее в том, что «заметное увеличение числа сограждан, получивших основательное гуманитарное образование, резко повышает уровень культурности общества, что всегда хорошо» [5, с. 583]. Нам же представляется, что гуманитарное образование – это основа воспитания, а, следовательно, путь к гуманизации общества. Его задача нам видится в том, чтобы научить человека соотносить реальную жизнь с ценностями отечественной и мировой культуры и тем самым включать себя в систему этой культуры.

В настоящее время Министерству науки и образования РФ приходится решать по меньшей мере две важнейшие задачи: с одной стороны, сохранять положительный потенциал отечественной системы образования, осваивать и реализовывать зарубежный, а с другой стороны, придавать импульсы модернизации всем жизненно важным для страны структурам.

Литература

  1. Вернадский В. И. Фотоальбом / Сост. В. С. Неаполитанская. М., 1988.
  2. Вернадский В. И. О науке. Научная деятельность. Научное образование. СПб., 2002
  3. Владимир Вернадский: Жизнеописание. Избранные труды. Воспоминания современников. Суждения потомков / Сост. Г. П. Аксенов. М, 1993.
  4. Вернадский В. И. Pro et contra. Антология литературы о В. И. Вернадском за сто лет (1898‑1993). СПб., 2000.
  5. Карлов Н. В., Кудрявцев Н. Н. Ноосфера образования. Область удаленного доступа к знаниям // Весты. Рос. академии наук. 2001. Т. 71. № 7.
  6. Макаренко А. С. Сочинения: В 8 т. М, 1984.
  7. Михайлов Ф. Т. Образование и власть // Вопр. философии. 2003. № 4.
  8. Ушинский К. Д. Педагогические сочинения: В 6 т. М., 1990. Т. 5.

 

Яндекс.Метрика