Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2005, № 4 (37)
Сайт «Разум или вера?», 01.04.2006, http://razumru.ru/humanism/journal/37/yarzhombek.htm
 

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ Осень 2005 № 4 (37)

ЛИТЕРАТУРНЫЕ СТРАНИЦЫ

Эта подборка стишков связана с моей производственной деятельностью. Это поверхностные и легкомысленные, но, надеюсь, забавные вирши. Их ирония направлена не только и не столько на «милых зверушек», но и на самого себя. Мне приходится их наблюдать, ловить, изучать, считать – по большей части как «сырьевую базу рыбной промышленности», как «морепродукты», как «источник белков, жиров и углеводов». Для поэтичного биолога, думающего гуманиста, просто для достаточно сердобольного человека это источник некоего душевного дискомфорта – «конфликта сердца и разума».

Легко быть просто «зелёным» и бороться за права «братьев наших меньших» – скушав стейк, опоясавшись кожаным ремнём, мордовать людей в меховых одеждах, выпускать на волю «бедных белых мышек» из вивариев «бессердечных медиков», добиваться непременных прогулок для дойных коров при стойловом содержании и гуманной эвтаназии животных на бойне, брать на абордаж китобойные суда, губящие несчастных «приматов моря», и т. д., и т. п.

Человек, однако, существо всеядное, в том числе – плотоядное. Ему требуется не только «блюдце манной каши напополам с малиновым вареньем». Ему подавай «ножки Буша», колбасу докторскую, наконец, самых разных обитателей гидросферы – красивых рыбок, трогательных улиток, забавных креветок, пузатых осетров. Всё это нужно найти, изловить, умертвить, расчленить, наконец, зажарить и поднести на блюде с пучком петрушки в улыбающейся пасти в аппетитном окружении зелени, картошечки, маслин и чего там ещё…

Конечно, исследователь, рыбак, охотник, резник, технолог со временем привыкают. То, что вытворяю с рыбами я, не могу делать с кроликами, но и меня, наверное, можно было бы приучить к вивисекции над теплокровными, к стоматологии, хирургии и прочим мучительным, но необходимым манипуляциям.

Спасением от «проклятых вопросов» обычно является отвлечение – юмор, ирония, зубоскальство. Порой «вопросы» вызывают такой «холодок под ложечкой», что впору сигануть на асфальт с десятого этажа или пальнуть себе в рот из двустволки. Но вроде бы надо жить, раз уж родился, – по возможности не портя настроение окружающим. В конце концов, всё на свете имеет и юмористический аспект. Дадаисты полагали, что вообще все природные и общественные явления достойны разве что осмеяния. Конечно же, это неверно. Нужно не только перемежать хохот хихиканьем. Можно время от времени повздыхать, пофилософствовать, даже тайком прослезиться – ем, а сам плачу!


Приглашение

Я часто на море бываю,
Морскую работу любя,
Столичную жизнь забываю
(Но не забываю тебя).

Вдыхая живительный воздух,
Ныряю, стараясь понять,
Как ползают хищные звёзды,
Чтоб робких улиток догнать.

Там лезут на скользкие глыбы
Морские нестрашные львы,
Там прячутся вкусные рыбы
В изгибы съедобной травы.

Там штормы, сулящие беды,
Сменяются вдруг тишиной.
Я скоро опять туда еду –
Так, может, поедем со мной?

Золотая рыбка

Плавно скользит за волною волна,
Как за улыбкой улыбка,
Плещется в чёрной воде луна,
Как золотая рыбка.

Я ль из породы робких тихонь?
Удаль моя только скрыта!
Выловлю рыбку, возьму на ладонь
И попрошу… корыто.

Лосось

Лосось прекрасен,

а талант его второй –

Балык, набитый красною икрой.

Сайра

Сайра – алюминиевая иглица,
Сайра – дрессированная пигалица,
Свет включают, черпают

без паники,

Варят и закатывают в банки.

Алепизавр

Алепизавр – хозяин полумрака,
Страшней,

чем баскервильская собака.

Кошмар дантиста, ужас окулиста,
Но вкус посредственный
И мясо водянисто.

Рыба-луна

Из глубин всплыла луна –
Рыба знаменитая,
Нам известно, что она
Совершенно не вкусна,
Даже ядовитая.

Минтай

На серебряном борту минтая –
Надпись вязью черно-золотая.
Если прочитать ту надпись справа,
То «Аллах на всё имеет право».
Если прочитать ту надпись слева,
Значит «Нас хранит Святая Дева».

Медузы

В танце расслабленном льются
Медленные фигуры,
Плавно фестонами машут
Бледно-лиловые блюдца,
Пурпурные абажуры,
Голубоватые чаши.

Всплыли и тихо пропали,
Словно причуды сознанья.
Как наважденья Морфея,
В тёмную глубь профундали
Слизистые изваянья,
Бледные тени архея.

Осьминожек

Занял склянку, как отель.
Как достать его оттель?
Не вылазит, остаётся
И чернилами плюётся.


Кукумария

Вот гибкая, как гурия,
Танцует ламинария,
А рядом голотурия –
Тихоня кукумария.

И если каракатица
Возникнет на пути,
Ей не успеть попятиться,
В сторонку отползти.

Чтоб жизненные трудности
Хоть как‑то отвести,
Она извергнет внутренности:
«На и уходи».

Запах моря

Надышусь природным кислородом:
Пахнет йодом, сероводородом,
Керосином и пиридоксином,
Витамином, триметиламином,
Ацетоном, уксусом и тмином.

Птицы

На море, где волн вереницы,
Где я сочиняю стишки,
Прекрасные гордые птицы
Дерутся за рыбьи кишки.

Агрессия, злоба и зависть,
Бесстыдная злая возня,
А этот взъерошенный авис
Немного похож на меня.

Он так же притворно спокоен,
Но всё же впадает во гнев,
В пылу перебранок и боен
Азарта не преодолев.

Тебя я в той свалке заметил,
И взгляд отвести я не смог:
Порыв благороден и светел
За сочный кровавый кусок.

Вперёд, благородные птицы,
И будьте смелы и лихи:
Ведь жизнь – это повод сразиться
За лакомый шмат требухи.

Сражайтесь упорнее, братцы,
За то, что нам в жизни дано.
А те, кто стеснялись ввязаться,
От голода сдохли давно.

Сивуч

Оскал зубов и дёсен,
Прекрасный аппетит.
Как гладко он причёсан,
Как чисто он умыт!

Подвижен, словно выдра,
Вальяжен, словно кот,
Из нашей сети выдрав,
Лососину жуёт.

То он её подбросит,
То оторвёт башку,
То на носу он носит
Печенку и кишку.

В сетях шурует смело,
Носясь туда-сюда:
«Не отвлекай от дела,
От тяжкого труда».

Нерпы

Стою пред нерпами, как ферт,
Бесстыдник, без порток, но в шляпе,
Даю им маленький концерт,
Вообразив, что я Шаляпин.

Дарю себе загар до пят
И перламутровые броши,
А нерпы радостно хрипят
И гулко хлопают в ладоши.

Кит

Кит огромный, не обнять.
Затруднительно понять,
Как он в море без очков
Ловит маленьких рачков.

Медведь

Опешили верные кони
И встали, оторопев:
Вон оттиск когтистой ладони
На чёрной таёжной тропе.

Могуч этот зверь косолапый,
И зол он на егерей,
Но если пожать ему лапу,
Он, может быть, станет добрей.

Чилим

Согнулся, словно цифра семь,
И глазки выпучил от горя.
Не бойся, я тебя не съем,
А выпущу обратно в море.

 

Яндекс.Метрика