Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2006, № 1 (38)
Сайт «Разум или вера?», 25.07.2006, http://razumru.ru/humanism/journal/38/oknazova.htm
 

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ Зима 2005/2006 № 1 (38)

ЛИТЕРАТУРНЫЕ СТРАНИЦЫ

Дон
Кихот

К 100-летию
со дня рождения
поэта (1905 – 1985)

Людмила Окназова

Рис. худ.
Л. Левченко

Дон Кихот

Пропах весь город чесноком и розой.
С утра чадят жаровни очагов,
И вечные, как свет, нужда и роскошь
И вечный трепет волн у берегов.

Никто не знал. Но он – струной и декой
Звенел, перечисляя имена.
А Дульсинея притворялась девкой
Между молельней и глотком вина.

И в этот мир измены и наживы, –
Как пышно этот мир ни славословь, –
Свершением всего, чем люди живы,
Пришла неузнанной – в который раз! –
Любовь.

Как труден мир, как неизбывно сложен:
Всё – надвое,
Всё только «да» и «нет».
Мир разделён на лики и на рожи,
На верх и низ,
На ненависть и свет.

Илл. С. Бродского. Фрагмент

Таились злобы хищные обличья
За мирным естеством вещей и трав.
Но он сквозь брен ходульного величья
Увидел суть и понял – враг лукав.

Он знал, что зло превосходило мощью,
Что – стар и слаб,
Что конь его устал,
Что свистнет враг и двинет полчищ рощу,
И с тверди сдвинутся полки

враждебных скал.

И ждёт его горчайшая расплата
За роскошь жеста в гордой нищете,
Что будет бит и на камнях распластан,
И унесён на шутовском щите…

Давно из-под редакторского лака
Рванулась правда зло и горячо:
Открыв близ рынка меновую лавку,
От всех безумств укрылся друг Санчо…

Жгло солнце равнодушно и зловеще,
Луна петляла в холоде небес.
Он был один, осмеянный и вещий,
На бездну лет, на сотни миль окрест.

Но боль,
Но радость первого восторга,
Но бутафорских лат пьянящий звук!
И вензель чести на турнире торга,
зигзагом шпаги выбитый из рук…

Земля засохшей коркою бугрится,
Дрожит в пустыне ветра жёсткий мирт.
На вечной кляче выезжает рыцарь,
Копьём луча нацелясь в антимир.

1970

Жасмин

Вечер пахнет чаем и жасмином,
лунно полыхающим в саду.
Начинаясь медленно и длинно,
разговор уходит в высоту.

Стук посуды на веранде где-то,
с гор летящий запах диких смол,
тесный круг тепла под кругом света,
к чаепитию накрытый стол.

И на всём – возвышенности мера
и философический налёт:
первая попытка глазомера
невозможный выверить полёт.

 

За окном весь вечер будет длиться
неспокойных веток толкотня…
Всё, что есть на свете, – это лица,
только эти лица у огня.

Время всё сотрёт и перемелет
и предъявит перечень утрат,
обнажая пустыри и мели
в той волне, где плыл под ветром сад.

Млечный путь жасминным садом мглится,
прошлое на вечность удлиня…
Всё в моей судьбе – вот эти лица,
только – лица, в теплоте огня.

1970

* * *

Здесь места нет

трагическому жесту,

Здесь вольно и недрёмно

светят травы,

И хлам разлук –

венки из ржавой жести

Не укорят

в забвении неправом.

Здесь – воздух,

воздух,

воздух бесконечный, –

Губами пить –

вовеки не напиться, –

Крылом рассечен, ливнями увенчан

И весь до дна просвечен

пеньем птицы.

Широк и чист над полем

свет ковыльный,

Ни вздоха,

ни надгробья,

ни ограды…

В покое васильковом, изобильном

Забытый дом

Безвестного солдата.

1965

 

Яндекс.Метрика