Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2006, № 3 (40)
Сайт «Разум или вера?», 05.01.2007, http://razumru.ru/humanism/journal/40/twain.htm
 

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ Лето 2006 № 3 (40)

ХРЕСТОМАТИЯ СВОБОДОМЫСЛИЯ

Марк Твен

о религии

 

Из «Записных книжек»

Если бог таков, как полагают, он должен быть несчастнее всех во вселенной. Он наблюдает ежечасно мириады созданных им существ, испытывающих неисчислимые страдания. Он знает также о страданиях, которые им ещё предстоят. Можно сказать: «Несчастен, как бог».

(1885)

Может быть, загробная жизнь существует, а может быть, и нет. Я глубоко равнодушен к этому вопросу. Если мне суждено жить снова, то уж наверное для чего-то более разумного, а не для того, чтобы барахтаться вечность в огненном озере за нарушение путаных и противоречивых правил, которые считаются (без доказанных оснований) божественными установлениями. Если же за смертью следует полное уничтожение, то сознавать я его не буду, и, следовательно, это меня совсем не трогает.

Я верю, что моральные законы человеческого общества порождены опытом этого общества. Для того чтобы человек понял, что убийство, воровство и прочее вредны как для совершающего их, так и для страдающего от них общества, не требовалось нисхождения бога на землю. <…>

Не понимаю, каким образом человек, не лишённый юмора, может быть верующим, – разве что он сознательно закроет глаза своего рассудка и будет силой держать их закрытыми.

(1888)

С сотворения мира родилось и отправилось в ад 225 000 000 000 язычников. Из них 28000 спасены трудом миссионеров.

(1895)

Если бы мне поручили сотворить бога, я наделил бы его некоторыми чертами характера и навыками, которых не хватает нынешнему (библейскому) богу.

Он не стал бы выпрашивать у человека похвал и лести и был бы достаточно великодушен, чтобы не требовать их силком. Он должен был бы себя уважать – не менее, чем всякий порядочный человек.

Он не был бы купцом, торгашом. Он не скупал бы льстивые похвалы. Он не выставлял бы на продажу земные радости и вечное блаженство в раю, не торговал бы этим товаром в обмен на молитвы. Я внушил бы ему чувство собственного достоинства, свойственное порядочным людям.

Он ценил бы лишь такую любовь к себе, которая рождается в ответ на добро, и пренебрегал бы той, которую по договорённости платят за благодеяния. Искреннее раскаяние в совершённом грехе погашало бы грех навсегда, и от человека, раскаявшегося в душе, никто бы не ждал и не требовал словесных просьб о прощении.

В его Библии не было бы смертного греха. Он признал бы себя автором и изобретателем греха, и равно автором и изобретателем способов и путей к совершению греха. Он возложил бы всю тяжесть ответственности за совершаемые грехи на того, кто повинен в них, признал бы себя главным и единственным грешником.

Он не был бы завистлив и мелочен. Даже люди презирают в себе эту черту.

 

 

Он не был бы хвастуном.

Он скрывал бы, что в восторге от самого себя. Он понял бы, что хвалить себя при занимаемом им положении дурно. Он не испытывал бы мстительных чувств.

Не было бы никакого зла, кроме того, в котором мы все живём от колыбели и до могилы. Не было бы никакого рая, – и прежде всего того, который описан в библиях всех религий.

Он посвятил бы толику своей вечности на раздумье о том, почему он создал человека несчастным, когда мог ценой тех же усилий сделать счастливым. В остающееся время он пополнял бы свои сведения по астрономии.

(1896)

Когда читаешь Библию, больше удивляешься неосведомлённости бога, нежели его всеведению.

(1904–1905)

Ничто не поражает сильнее, чем чудо, – разве только наивность, с которой его принимают на веру.

Из «Размышлений о религии»

Наша Библия рисует характер бога с исчерпывающей и безжалостной точностью. Портрет, который она нам предлагает, – это в основном портрет человека, если, конечно, можно вообразить человека, исполненного и переполненного злобой вне всяких человеческих пределов; портрет личности, с которой теперь, когда Нерон и Калигула уже скончались, никто, пожалуй, не захотел бы водить знакомство. Он только и делает, что карает, – карает за ничтожные проступки с тысячекратной строгостью; карает невинных младенцев за проступки их родителей; карает ни в чем не провинившихся обитателей страны за проступки их правителей и снисходит даже до того, что обрушивает кровавую месть на смирных телят, ягнят, овец и волов, дабы покарать пустяковые грешки их владельцев. Более гнусного и разоблачающего жизнеописания в печатном виде не существует. <…>

…Постигаем ли мы… что он [Бог] – существо нравственное согласно нашим понятиям о нравственности? Нет. Если у нас и есть какие-либо сведения относительно этого, то нам известно лишь то, что он абсолютно лишён морали и нравственности, – по крайней мере, морали и нравственности человеческого образца. Известно ли нам, что он справедлив, благостен, добр, кроток, милосерден, сострадателен? Нет. У нас нет никаких доказательств того, что он обладает хотя бы одним из этих качеств, – и в то же время каждый приходящий день приносит нам сотни тысяч свидетельств, – нет, не свидетельств, а неопровержимых доказательств, – что он не обладает ни одним из них.

Когда мы молимся, когда мы умоляем, когда мы взываем к нему – слушает ли он? Отвечает ли он? Человеческая история не знает ни одного несомненного случая, который подтверждал бы это. Или же он безмолвно отказывается слушать, отказывается отвечать?.. Нет ничего, что хотя бы косвенно свидетельствовало бы об обратном.

(1906)

 

Яндекс.Метрика