Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2006, № 4 (41)
Сайт «Разум или вера?», 25.04.2007, http://razumru.ru/humanism/journal/41/mozgovoi2.htm
 

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ Осень 2006 № 4 (41)

РЕЦЕНЗИИ

РЕЛИГИОЗНЫЙ ФАКТОР

против демократических процедур

Сергей Мозговой

С. А. Бурьянов. Религия на выборах в России. Фактор отношений государства
с религиозными объединениями в федеральном избирательном цикле 2003 – 2004 года.
М.: Институт свободы совести, 2005. 198 с. (Научное издание).

Влияние религиозного фактора на политику и выборы в современной России в полной мере до сих пор не было исследовано. Во всяком случае, исследователи ограничивались общей констатацией участия священников и иерархов Церкви в той или иной предвыборной кампании, в том числе приводились конкретные факты призывов духовенства Русской православной церкви или духовных лидеров мусульман голосовать за тех или иных кандидатов, политические партии и блоки. Однако эти публикации описывают лишь вершину айсберга и не исследуют сущность политических технологий, связанных с системой государственно-конфессиональных отношений (ГКО), а потому носят поверхностный, в плане аналитики, характер. Отсюда и обычный вывод: «религия не оказывает существенного влияния на исход выборов». В качестве примера приводятся такие партии, как «Русь», «За Русь Святую», «Народно-республиканская партия России», «Истинные патриоты России», «Народная партия Российской Федерации», «Великая Россия – Евразийский Союз» и некоторые другие. «Видите, – заключают некоторые исследователи, – эти партии вовсю использовали христианско-православную риторику, но не набрали и доли процента; следовательно, религиозный фактор на выборах не работает». Действительно, всякого рода «религиозные» партии, будь то «православные» или «исламские», как правило, успеха у избирателей не имеют. Да и сами лидеры конфессий не устают заявлять, что не принимают участия в политической борьбе. В то же время прошедшие выборы показали массовость борьбы за «религиозный» электорат.

 

В своей книге С. А. Бурьянов не согласился с утверждением, что религиозный фактор на выборах якобы не работает, и показал, напротив, огромное влияние указанного фактора на избирателей, вскрыв не только механизмы этого влияния, но и сознательное проведение властью соответствующей религиозной (вероисповедной) политики. На избирателя воздействует не столько риторика или состав избирательного блока (партии), сколько та доля «сакрального авторитета», которую этому блоку удалось присвоить. Именно с этой прагматической целью власть, с одной стороны, использует авторитет РПЦ, а с другой, сама и «подкачивает» его, используя государственный ресурс, в том числе СМИ. Подчёркнуто официальный характер участия первых лиц государства в рождественских, пасхальных и иных богослужениях в храме Христа Спасителя является знаковым. В прямом телеэфире Патриарх Алексий II (Ридигер) «духовно окормил» власть и передал Благодатный огонь Президенту России.

Нынешняя власть крайне нуждается в религии как в неком, на её взгляд, универсальном инструменте для удержания власти, чтобы с её помощью, посредством механизма сакрализации, обойти демократические процедуры. На эту роль годятся не все религиозные объединения, а лишь те, что проявили своё верноподданичество, стремление и способность к «симфонии», т. е. зарекомендовали себя в качестве надёжного придатка властей предержащих. Автор не сосредотачивается в своём анализе на критике какой-либо религии или религий, каждая из которых претендует на истину в последней инстанции. Его упрёки направлены прежде всего в адрес циничной и коррупционной власти, идеологизированной науки (в частности, политизированного религиоведения) и госцерковной бюрократии. Тем не менее в книге имеет место справедливая критика деяний некоторых иерархов РПЦ.

Клерикальные тенденции в государственно-конфессиональных отношениях проявляются в стремлении к специальному законодательному выделению так называемых «традиционных религиозных организаций», что способствует их превращению в административный ресурс власти, позволяет манипулировать индивидуальным и общественным сознанием. К примеру, мониторинг религиозной ситуации в Вооружённых Силах показал, что всплеск «религиозности» наблюдается в предвыборный период, когда большинство политических сил и масс-медиа усиливают своё внимание к религии и связывают с ней свой патриотический пафос 1. Так, успешно зарекомендовала себя в предвыборный период развёрнутая в СМИ антисектантская истерия. В оборот были вброшены неопределённые с точки зрения права и науки, но нужные власти и церкви термины «духовная безопасность», «религиозный экстремизм», «тоталитарные секты», «деструктивные культы» и т. п., с помощью которых власть и церковь, используя государственный ресурс, расправляются со своими политическими и религиозными конкурентами. Это позволило власти мобилизовать электорат вокруг РПЦ, как якобы единственной «духовно-нравственной» и «патриотической» («государствообразующей») силы, которая, в свою очередь, всеми возможными и невозможными способами с амвона и вне его приложила немало усилий для становления нынешнего режима в России. Таким образом, была создана безальтернативная политическая система.

В 2005 г. отвлекающий «сектантский» феномен (социально-психологический фактор) был также успешно применён для удержания власти посредством «канализации» социального недовольства населения в связи с принятием ФЗ-122, известного как закон о монетизации льгот.

Манипулятивные технологии в полной мере используют методы создания новых и воспроизводства старых мифов, оскорбительные ярлыки и неправовые термины, подмену научных понятий идеологическими штампами и т. п. А наличие предрассудков и устойчивых стереотипов по шкале «свой – чужой»: православный («патриот») – инославный, иноверец, сектант (инородец, враг, агент) – позволяет манипулировать общественным мнением. Огромную роль в этом играют СМИ, богословие и «официальная» наука. Поэтому вопреки Закону РФ «Об образовании» власть ввела теологию в светских вузах, усиленными темпами внедряются «Основы православной культуры» (ОПК), а по сути – Закон Божий в общеобразовательных школах. С помощью этих технологий власть также стремится создать видимость «гражданского общества», роль которого отведена подконтрольным структурам: Русской православной церкви Московского патриархата и так называемым «традиционным» религиозным организациям, получающим от неё значительные льготы и привилегии. Этим целям служат также поддакивающие «дежурные» ораторы из числа некоторых мусульманских, иудейских и протестантских лидеров (автор называет конкретные имена религиозных «поддержантов» антиконституционных действий властей).

Таким образом, данная книга решает одну из задач Института свободы совести: сделать тему государственно-конфессиональных отношений и в целом «религиозную политику» власти прозрачной и понятной для всего общества. И автор успешно справился с этой задачей. Мы уверены, что свет разрушит тьму, правда и добро преодолеют невежество.

Ценность данной работы состоит ещё и в демонстрации автором факта, что использование религиозного фактора в избирательных технологиях, реализуемое в рамках «религиозной политики» и форме клерикальной идеологизации органов власти и государственного управления не только нарушает конституционные принципы свободы совести (ст. 28), светскости и равенства религиозных объединений (ст. 14), что неизбежно ведёт к нарушению принципа идеологического многообразия (ст. 13), но и делает невозможными свободные выборы, являющиеся высшим непосредственным выражением власти народа (п. 3, ст. 3).

Усиление в преддверии выборов тенденций политизации религии и клерикализации политики, как заметил автор, носят «характер государственной политической коррупции», что оказывает «значительное влияние на результаты выборов». Последние тенденции в области религиозной политики позволяют говорить о формировании безальтернативной политической системы на основе клерикальной идеологии. В этом случае выборы превращаются в фарс, даже при соблюдении буквы избирательного законодательства.

В заключение книги автор ставит не только диагноз правящей в России «элите», но и делает неутешительный вывод и предостережение власти: «Искушение религиозной политикой может оказаться роковым искушением президента Путина и его режима. Слишком неустойчива сырьевая экономика в информационном обществе и слишком опасна игра с "религиозным фактором" в многонациональной и поликонфессиональной стране» (С. 179).

Поэтому все, кто ещё не утратил чувство здравого смысла и ответственности за судьбу страны, должны объединиться перед лицом общей угрозы и преодолеть надвигающуюся как снежный ком смертельную для демократии опасность. В этих целях Институт свободы совести инициировал создание Антифундаменталистского комитета России.


См.: Мозговой С. А. Религиозная ситуация в Вооружённых Силах Российской Федерации // Военно-социологические исследования. 2003. № 4. М.: СЦ ВС РФ, 2003. С. 21.

 

Яндекс.Метрика