Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2006, № 4 (41)
Сайт «Разум или вера?», 08.04.2007, http://razumru.ru/humanism/journal/41/stat.htm
 

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ Осень 2006 № 4 (41)

НАШИ ПРАВА И СВОБОДЫ

Заявление Института свободы совести
в связи с клерикальной идеологизацией
государственной системы образования

 

 90-х годов прошлого века в многонациональной и поликонфессиональной России начался период религиозной свободы, наступивший после десятилетий тотального господства атеизма в качестве государственной идеологии. Наряду со свободой совести, светскостью государства, равенством религиозных объединений и граждан законодательство России предполагает право на получение религиозного образования в формулировках Федеральных законов «Об образовании» и «О свободе совести и о религиозных объединениях».

Таким образом, действующее законодательство России допускает религиозное образование в государственной светской школе: «по просьбе родителей или лиц, их заменяющих, с согласия детей, обучающихся в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, администрация указанных учреждений по согласованию с соответствующим органом местного самоуправления предоставляет религиозной организации возможность обучать детей религии вне рамок образовательной программы» (п. 4 ст. 5 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях»).

Следует отметить, что религиозного образования без ориентации на ту или иную религию (конфессию) не существует. Кроме того, оно нацелено на формирование соответствующего мировоззрения. Религиоведение же предполагает воспроизводство знаний о религии (религиях), но не мировоззрения. Четкая дефиниция «религиозного образования» весьма затруднительна, так как правовое определение «религии» отсутствует в принципе, а религиоведческих определений более 200. Зачастую светскость ошибочно отождествляют с отрицанием религии (атеизмом). С юридической точки зрения максимально корректным является определение светского характера государства (включая характер государственной системы образования) как мировоззренчески нейтрального, равноудалённого от любых идеологий, без оценочного, то есть не отдающего предпочтения вообще никакому мировоззрению: ни религиозному, ни атеистическому, ни иному. Современная светская государственная школа должна исключать навязывание какого-либо мировоззрения.

В данном контексте следует отметить, что исторически сложившееся разделение мировоззрений на «религиозное» и «антирелигиозное» и, соответственно, людей, их разделяющих, на «верующих» и «неверующих», не вполне корректно при применении в современной правовой системе. В то же время данное разделение позволяет использовать религию в политических целях и манипулировать индивидуальным, коллективным и общественным сознанием с целью удержания власти (по принципу «разделяй и властвуй»).

Нет сомнений, что в соответствии с законодательством религиозное образование в государственной школе должно быть только добровольным. Вопрос о финансировании религиозного (конфессионального) образования вызывает наиболее острые и противоречивые споры, но ответ нужно искать в конституционно-правовом поле. Исходя из принципов свободы совести, светскости государства, равенства религиозных объединений и других взаимозависимых принципов, составляющих основу строя, государство не должно финансировать деятельность религиозных организаций, в том числе религиозное (конфессиональное) образование. Таким образом, упомянутое образование как в стенах светской школы, так и вне её должно финансироваться за счёт самих верующих и религиозных организаций. Это касается как теологии в высшей школе, так и «Основ православной культуры» (ОПК) в общеобразовательной.

В то же время в современной России имеют место направляемые «сверху» попытки подменить законодательно закреплённое право каждого на религиозное образование некой антиконституционной обязанностью государства финансировать конфессиональное образование для избранных (так называемых «традиционных») религиозных организаций, и к тому же в рамках государственной системы. При этом правовых критериев «традиционности» не существует, и создать их невозможно.

Указанные тенденции ведут к тому, что «нетрадиционно» верующих не только ограничат в правах на религиозное образование, но и вместе с остальными инакомыслящими налогоплательщиками фактически заставят оплачивать конфессиональное образование, а в конечном итоге – сакрализацию власти. Нечто подобное было до 1917 г., но уроки истории, похоже, на пользу не пошли. Действия и заявления государственных чиновников (в том числе Минобразования) говорят, что многоконфессиональная Россия опять наступает на старые конфессиональные грабли.

Анализ российской истории конца XIX – нач. XX вв. позволяет говорить об упадке религиозного образования в общеобразовательной школе, обусловленным во многом его обязательностью (то же самое происходит сегодня во многих странах). А в российских университетах никогда не было богословских факультетов, т. е. в структуру высшей школы богословское образование вообще никогда не входило.

Среди самых очевидных деструктивных последствий конфессиональных предпочтений власти (в т. ч. в области образования) – расслоение общества по мировоззренческим признакам, разложение конституционных принципов, составляющих основу строя, стимулирование сепаратизма, угрожающего национальной безопасности государства и чреватого распадом федеративной системы. Непродуманная и опасная политика конфессиональных предпочтений федерального центра не просто способствует, а является причиной поддержки сепаратистов в «неправославных» регионах значительной частью населения, чувствующих себя гражданами второго сорта и даже чужими в «православной России».

Если желание обрести доступ к «закромам Родины» и инициативы по введению теологии и ОПК со стороны РПЦ МП (как и любой религиозной организации, претендующей на обладание истиной в последней инстанции) в значительной мере закономерны и юридически ненаказуемы, то деятельность государственных служащих должна получить правовую оценку. Обнадеживающим прецедентом может и должно стать привлечение к ответственности чиновников Министерства образования РФ за антиконституционную деятельность, выражающуюся в клерикальной идеологизации государственной системы образования, сопряжённую с политической коррупцией в области отношений государства с религиозными объединениями.

В то же время религиозным лидерам необходимо осознавать ответственность и помнить, что условием принадлежности религиозных организаций к институтам гражданского общества является их независимость от даров государства. В противном случае религиозные организации становятся придатком государства и идеологическими служанками власти. Очевидно, сращивание государства и церкви в России зашло далеко, если власть говорит о духовности, а церковь – о деньгах.

Что касаемо роли государства (в лице российских коррумпированных, приблизительно на уровне Колумбии, чиновников) относительно религиозного (конфессионального) образования, то она должна выражаться одной фразой: не мешать! И вообще самая большая услуга, которую может оказать власть религии, – оставить её в покое. Соответственно правовое регулирование деятельности религиозных объединений должно осуществляться на общих с иными общественными некоммерческими объединениями правовых основаниях как юридических лиц.

Очевидно, что навязывание религиозного (конфессионального) образования государственной школе не станет благом ни для церкви, ни для общества, ни для государства. Гарантия подлинной демократии и стабильности в обществе отнюдь не в использовании религии в политических целях и сакрализации власти на основе протаскивания государственных вероисповедных предпочтений, а в реальном воплощении в жизни общества и государства комплекса конституционных принципов, составляющих основу демократического строя.

В целом необходимо установление независимого от власти и конфессиональной бюрократии гражданского контроля в области отношений государства с религиозными объединениями. Эти отношения поражены коррупцией (вместе со всей системой государственного управления). Чтобы добиться их прозрачности, публичности, информированности общественности необходима консолидация усилий гражданских организаций (научно-исследовательских, правозащитных, иных).

7 февраля 2004 г.

P. S. «ЗС» публикует данное Заявление Института
свободы совести от 1 февраля 2004 г. в связи с тем,
что оно и ныне не потеряло своей актуальности.


 

Заявление Комитета действия
Всероссийского гражданского конгресса

«О религиозном образовании
в государственной школе»

 

 l сентября 2006 г. в государственных общеобразовательных школах Белгородской и Брянской областей было введено преподавание «Основ православной культуры» (ОПК) в качестве обязательного предмета образовательной программы. В более чем 30 регионах России ОПК и аналогичные конфессионально ориентированные предметы преподаются в качестве факультатива.

Нередко формально факультативный предмет ОПК на практике становится обязательным (например, его ставят в сетке занятий 2 – 3-м уроком, и дети оказываются вынуждены его посещать). Финансирование преподавания ОПК и его аналогов осуществляется за счёт средств государственного бюджета.

Наряду с конституционными принципами свободы совести (ст. 28), светскости государства (ст. 14), равенства религиозных объединений (ст. 14) и граждан независимо от отношения к религии (ст. 19), законодательство России предполагает право на добровольное получение религиозного образования в формулировках Федеральных законов «Об образовании» и «О свободе совести и о религиозных объединениях».

Действующее законодательство России допускает религиозное образование в государственной школе «по просьбе родителей или лиц, их заменяющих, с согласия детей, обучающихся в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, администрация указанных учреждений по согласованию с соответствующим органом местного самоуправления предоставляет религиозной организации возможность обучать детей религии вне рамок образовательной программы» (п. 4 ст. 5 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях»).

Таким образом, нарушение принципа добровольности религиозного образования является грубейшим нарушением законодательства и Конституции России.

Ответ на вопрос о финансировании религиозного (конфессионального) образования также нужно искать в конституционно-правовом поле. Исходя из упомянутых конституционных принципов и в соответствии с п. 2, ст. 4 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», согласно которому государство «обеспечивает светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях», государство не должно финансировать религиозное (конфессиональное) образование.

Религиозное (конфессиональное) образование как в стенах государственной школы, так и вне её должно финансироваться за счёт самих верующих и религиозных организаций.

Комитет действия Всероссийского гражданского конгресса заявляет о необходимости принятия председателем правительства России, министром образования и науки РФ, руководителем Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки и другими государственными лицами и структурами срочных действенных мер по приведению практики преподавания «Основ православной культуры» и других конфессионально ориентированных дисциплин в государственных образовательных учреждениях в соответствие с действующим законодательяством и Конституцией России.

Сопредседатели
Всероссийского гражданского конгресса
Л. М. Алексеева
Г. К. Каспаров
Г. А. Сатаров

3.10.2006

Всероссийский Гражданский Конгресс
www.civitas.ru
admin@civitas.ru

 

Яндекс.Метрика