Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2007, № 2 (43)
Сайт «Разум или вера?», 17.09.2007, http://razumru.ru/humanism/journal/43/kaverin.htm
 

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ Весна 2007 № 2 (43)

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ВОПРОС

 

Кто они

по национальности,

нерусские

в России?

 

Николай Каверин

В 2006 году в России обострились межнациональные отношения. В нескольких городах имели место столкновения между «местным населением» и «приезжими кавказцами» 1. Проблема активно обсуждается средствами массовой информации. Проходят опросы населения, которые дают не особенно приятный результат. Большинство опрошенных поддерживает лозунг «Россия для русских!». Лозунг звучит как «националистический» 2, и такое не совсем политкорректное мнение большинства жителей России требует какого-то объяснения, чтобы соблюсти приличия перед международным сообществом. Объяснения звучат разные. Некоторые обозреватели и политические деятели говорят, что «Россия для русских!» – это не значит «для русских, а не для нерусских». Другие говорят, что, может быть, для кого-то и значит, но объясняется это тем, что русские в России – самый бедный народ, они живут тяжелее всех. Предлагаются и другие объяснения, иногда довольно убедительные, иногда не очень. Говорят о росте национального самосознания, об «имперском синдроме», об идейном вакууме после краха коммунизма, о недостатке толерантности у метного населения и недостатке такта у приезжих.

На наш взгляд, есть ещё один фактор, который, насколько мне известно, нигде в последнее время не обсуждался. Дело в том, что ни основная масса населения России, ни даже многие представители интеллектуальной элиты просто не знают, кто на самом деле в России живёт. Часто говорится, что в России 80 % русских, и это, действительно, соответствует результатам последней переписи населения. Но кто же остальные 20 %? Кто они «по национальности», эти нерусские?

Понятие «национальность» в том значении, в котором это слово употребляется сейчас в России, возникло в СССР. В дореволюционной России его не было. Перепись 1897 года фиксировала конфессиональную принадлежность и родной язык. Однако при советской власти уже в первой общесоюзной переписи, в 1926 году, родной язык указывался, а конфессиональная принадлежность, естественно, исчезла. Зато появилась «национальность». Фактически тогда это слово означало свободную этническую самоидентификацию. Однако позднее возможность свободного выбора «национальности» была несколько ограничена. Формально для переписей она была сохранена, графа «национальность» в переписном листе заполнялась со слов опрашиваемых. Но национальность, указанная в паспорте, зависела от национальности родителей. Если у родителей она была разная, можно было выбрать для себя либо национальность отца, либо национальность матери. И хотя это не касалось переписей, но всё же косвенно влияло на их результаты. Люди, как правило, указывали ту национальность, которая значилась у них в паспорте.

Сегодня в России этот фактор больше не действует. В паспорте нет графы «национальность», а при переписи нет списка национальностей, который был при советской власти, и за пределы которого выходить было нельзя. Естественно, при переписи 2002 года россияне с присущим им неистребимым чувством юмора иногда приписывали себе такие «национальности», как «эльф», «хоббит», «тролль», «покемон» и т. д. Многие просто не захотели назвать свою национальную принадлежность. На численность некоторых национальностей, зафиксированную переписью, оказали влияние разные посторонние факторы. Есть основания полагать, что численность башкир и чеченцев завышена под влиянием давления со стороны администрации соответствующих республик. «Перебор» или «недобор» некоторых национальностей, таким образом, мог иметь место, но вряд ли он был очень большим. Впрочем, высказывания некоторых политических деятелей и заявления чиновников указывают на их прямое нежелание считаться с данными статистики. Владимир Жириновский заявил, что грузин в России полтора миллиона. По данным переписи 2002 года, грузин в России 198 тысяч. Чиновник Миграционной службы недавно упомянул о «5 – 12 миллионах иностранных рабочих в России», в то время как в 2002 году в России всего удалось насчитать 906 тыс. граждан стран СНГ. Конечно, можно относиться с сомнением к данным переписи – она проводилась недостаточно организованно, и те, кто не желал встречи с переписчиком, могли её избежать. Однако если данные Росстата совсем уж не заслуживают доверия, то тогда непонятно, почему все так уверены, что русские в России составляют большинство. Это ведь тоже данные переписи. При этом следует отметить, что никто из тех же чиновников не говорит, что данным переписи нельзя доверять. Это естественно. Если перепись – важнейшее государственное мероприятие – попросту провалена, то за это кто-то из тех же чиновников должен понести ответственность, а отвечать никому не хочется. Но даже при самом критическом отношении к эффективности проведения переписи нельзя себе представить, чтобы цифра по той или иной позиции была занижена или завышена в десятки раз. Это просто невозможно сделать, даже если специально к этому стремиться. Сталин отменил результаты переписи 1937 года и расстрелял тех, кто её проводил, но данные переписи 1939 года, которые устроили вождя, не так уж сильно – во всяком случае, не в разы – отличались от тех данных, за которые он расстреливал.

Поэтому попробуем отнестись с доверием к данным переписи и посмотрим, какие же народы населяют Россию, сколь они велики или малы по численности, и как эти цифры соотносятся с представлениями о российском населении, бытующими в головах у этого самого населения. Именно с этого последнего вопроса мы и начнём.

 

В сознании жителей России её национальный пейзаж, естественно, складывается из той информации о «нерусских», которая фигурирует в телевизионных сообщениях (бандиты, олигархи, наркоторговцы и т. д.), а также из опыта эпизодов личного общения с «нерусскими». Из таких эпизодов, по известным законам психологии, наиболее яркими и запоминающимися оказываются негативно окрашенные. Гораздо лучше запоминается тот кавказец, который тебе нахамил, чем тот кавказец, который уступил тебе место в автобусе. Насколько можно судить по звонкам слушателей на популярные радиостанции и по дискуссиям в Интернете, большинство (или, по меньшей мере, весьма значительный процент) россиян полагает, что нерусские в России – это азербайджанцы, чеченцы, армяне, грузины, таджики, узбеки, евреи и цыгане. Им приписывается плохое поведение: они, в соответствии со склонностями, якобы присущими каждой «нации», либо хамски ведут себя на рынках, либо режут глотки, либо разворовывают общенародное достояние, либо торгуют наркотиками. Список народов, к которым значительная часть населения относится негативно, может варьировать в разных районах страны, но в целом он примерно таков, как указано выше.

Полемика с этими представлениями, если и ведётся, то, главным образом, в аспекте гуманистической межнациональной толерантности: не все цыгане наркоторговцы, не все евреи олигархи, преступники не имеют национальности, в каждом народе есть свои мерзавцы и т. д. Эти разъяснения полезны и необходимы, хотя и не слишком действенны. Но, на мой взгляд, не менее, а может быть и более полезным, были бы разъяснения другого рода. Не только широкая публика, но весьма образованные люди сплошь и рядом просто не знают, что подавляющее большинство нерусских в Российской Федерации – это не азербайджанцы, не армяне, не грузины, не чеченцы, не таджики, не узбеки, не евреи и не цыгане. Суммарная численность всех перечисленных выше народов, выступающих как главные объекты ксенофобии в России, составляет на октябрь 2002 года 3969 тыс. человек, тогда как общая численность нерусских составляет 29295 тыс., то есть в 7,4 раза больше.

 

Таблица

Численность 20 наиболее крупных нерусских народов Российской Федерации по данным переписи населения 2002 г.

  Национальность Численность (тыс. чел.)
 
Татары 5558
Украинцы 2943
Башкиры 1674
Чуваши 1637
Чеченцы 1361
Армяне 1130
Мордва 845
Белорусы 815
Аварцы 757
Казахи 655
Удмуты 637
Азербайджанцы 621
Марийцы 605
Немцы 597
Кабардинцы 520
Осетины 515
Даргинцы 510
Буряты 445
Якуты 444
Кумыки 423

Итого 22692
Остальные 6603*

Всего 29295

 

*Из них не указали национальность 1458 тыс. чел.

 

Численность 20 самых больших нерусских народов России приведена в Таблице. В их число из списка народов, к которым массовое сознание склонно предъявлять претензии, попали только чеченцы, армяне и азербайджанцы, занимающие, соответственно, 5-е, 6-е и 12-е место в списке. Лидируют же с большим отрывом татары, затем идут украинцы, башкиры и чуваши. Интересно, помнят ли о существовании чувашей сторонники лозунга «Россия для русских». Сами чуваши совершенно точно знают, что они существуют, причём существуют не лучшим образом. Вряд ли среди чувашей, удмуртов, марийцев, осетин находят отклик слова о том, что русские – это самый бедный и страдающий народ в России.

В действительности по важнейшим показателям качества жизни русские опережают «титульные народы» российских республик. Это не удивительно. Уровень жизни российского сельского населения намного ниже, чем городского, а у русских процент городского населения выше, чем у любого из «титульных» народов. У русских высокий процент лиц, имеющих высшее образование. Из наиболее крупных «титульных» народов (тех, что вошли в Таблицу) только осетины и буряты опережают русских по проценту лиц, имеющих высшее или неоконченное высшее образование. Безработица почти во всех республиках выше, чем в преимущественно русских областях и краях. Об этом молчат средства массовой информации. Не слышно призывов к подъёму уровня образования и повышения других параметров качества жизни народов российских республик, с тем чтобы сократить разрыв между русскими и другими народами по этим признакам. Я не принадлежу к сторонникам царского самодержавия, или, тем более, советской власти. Но всё же трудно не заметить, что в дореволюционной России проводилась политика подъёма уровня жизни и культуры народов окраин империи, а в СССР, соответственно, народов союзных и автономных республик. В Российской Империи эта политика была непоследовательной и вялой, а в Советском Союзе она была идеологически окрашена и имела целью не благо народов, о котором постоянно твердили, а укрепление системы. Тем не менее, эта политика давала определённые положительные результаты. Сейчас об этом не принято даже упоминать. Хорошим тоном считаются призывы к подъёму благосостояния русских, а нерусские пускай сами о себе заботятся. Причины такого «национального эгоизма», на мой взгляд, следует искать не столько в очерствении нравов, сколько всё в том же представлении, что нерусские – это азербайджанцы, чеченцы, армяне и далее по списку объектов негативного отношения (см. выше).

При обсуждении этой проблемы нередко приходится слышать, что «титульные» народы российских республик не привлекают общественного внимания по той причине, что они живут в своих республиках и поэтому не попадаются на глаза основной массе российского населения, в отличие от таких диаспор, как армянская, азербайджанская или таджикская. Однако данные статистики не подтверждают это представление. Две трети российских татар и чувашей и около половины марийцев, мордвы и удмуртов живут вне пределов соответствующих республик. Ещё одно распространённое заблуждение состоит в том, что во всех республиках, кроме Чеченской, преобладает русское население, а «титульные» народы в меньшинстве, и что поэтому нет опасности, что лозунг «Россия для русских» может в республиках превратиться в сепаратистские призывы («Татарстан для татар», «Калмыкия для калмыков» и т. п.). Но данные переписи не поддерживают и этот оптимистический взгляд. В восьми республиках из двадцати одной «титульная» национальность составляет большинство 3, или, по меньшей мере, превышает количество русских.

После последней советской переписи, прошедшей в январе 1989 года, её данные широко публиковались и даже пропагандировались. Массовые издания, включая ежедневные газеты, публиковали таблицы с данными переписи. Сообщались сведения о численности населения городов, областей, союзных и автономных республик, численности городского и сельского населения отдельно для каждой области и республики, возрастной состав, приводилось сравнение с данными прежних переписей. Начал выходить еженедельник «Союз», который фактически весь был посвящен результатам переписи. Там печатались и краткие этнографические и культурологические очерки о разных народах. Конечно, у столь широкой пропаганды были определённые сиюминутные политические мотивы. Руководство СССР пыталось противодействовать набиравшим силу центробежным тенденциям и стремилось продемонстрировать «единство в многообразии» всего советского народа. Но эта пропаганда одновременно была определённым «ликбезом», действительно просвещавшим широкие читательские массы в отношении демографического состояния Советского Союза.

Ничего даже отдалённо похожего не случилось после переписи 2002 года. Её результаты фактически «положены под сукно». Если они и публиковались, то в таких журналах, как «Вопросы статистики» (№ 1, 2004 г.), которые читает узкий круг специалистов. Каких-либо справочников, основанных на данных переписи, не видно в продаже. Поскольку публикации 1989 года давно забыты, а новые не появляются, место информации в головах российского населения занимает интуиция с описанными выше последствиями.

Конечно, широкая публикация материалов по этнической демографии России не сможет оказать быстрого охлаждающего влияния на накал национальных страстей. Но всё же, если бы такие материалы, в живой и ненавязчивой форме, были широко доступны, это несколько затруднило бы пропагандистскую деятельность наиболее отъявленных ксенофобов – труднее стало бы разжигать ненависть. Кроме того, это помешало бы чиновникам делать безответственные заявления о «миллионах иностранных рабочих» и приводить фантастические цифры о количестве «мигрантов» для оправдания явно неадекватных мер, таких, как произвольные депортации, квоты на трудовую деятельность и проверки документов «по внешности». К сожалению, всё то, что создаёт трудности для чиновников, имеет мало шансов быть осуществлённым в Российской Федерации.

 


Я ставлю эти слова в кавычки, потому что иногда оказывается, что участвовавшие в столкновении «местные» на самом деле не вполне местные, тогда как «приезжие кавказцы» – если и приезжие, то приехали довольно давно. В Кондопоге события начались со столкновения между русским, осетином и чувашем с одной стороны, и азербайджанцем – с другой, и происходило это в кафе, принадлежащем другому азербайджанцу, живущему в Кондопоге больше 20 лет. Вообще говоря, местное население в Кондопоге – карелы, но их там осталось очень мало.

Употребление таких терминов, как «националистический», «националист», «национализм», различается в разных странах. В западных странах, особенно в США и Великобритании, «национализм – это политический принцип, суть которого состоит в том, что политическая и национальная единицы должны совпадать» (Э. Геллнер. Нации и национализм. М.: Прогресс, 1991). То есть это стремление иметь своё государство, а также желание видеть в этом государстве только (или преимущественно) «своих», причём, по возможности, все «свои» должны жить именно в этом государстве, а не где-либо ещё. В России эти слова обычно связывают с представлениями о превосходстве «своего» народа над другими, о национальной нетерпимости, негативной оценке инородцев и т. д.

В число этих восьми республик входят три, в которых не одна «титульная» национальность. В Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии их по две, и в этом случае для определения процента «титульного» населения приходится суммировать численность двух национальностей. В Дагестане много национальностей, но это не меняет дела, поскольку в Дагестане русских меньше 10 %, а горские народы Дагестана составляют более 80 %.

 

Яндекс.Метрика