Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2007, № 2 (43)
Сайт «Разум или вера?», 18.09.2007, http://razumru.ru/humanism/journal/43/kuliev.htm
 

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ Весна 2007 № 2 (43)

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ВОПРОС

Памяти

демократа,

честного и мужественного

человека

От главного редактора

Из Норвегии пришла печальная весть. 9 апреля 2007 г. на 71 году жизни умер один из выдающихся государственных и общественных деятелей Туркменистана, бывший министр иностранных дел (1991 – 1992 гг.), видный лидер демократической оппозиции башизму Авды Кулиев.

Российское гуманистическое общество не является политической организацией, но в своё время мы не могли отказать А. Кулиеву в его просьбе оказать безвозмездное содействие в подготовке к изданию книги его мемуаров «Два года в правительстве и тринадцать лет в оппозиции» (М., 2006). Авды Кулиев не был человеком партийно-политических амбиций. Не был он и властолюбцем, мастером политических игр и технологий. Его силой и достоинством была правда, честность, принципиальность. Но это было и его «слабостью», поскольку в любых политических процессах, к сожалению, присутствует та или иная степень закрытости, лицемерия и табу. И всё-таки то, о чём писал и говорил Авды Кулиев, ценно именно реализмом, прямотой и бескомпромиссной правдой, как её понимал этот несгибаемый демократ. Значимо оно и потому, что и после ниязовщины сказанное им остаётся актуальным. Написанное им о трагической судьбе Туркменистана имеет высокую ценность не только для многострадального народа этой бывшей советской республики, но и для всех народов бывшего СССР, поскольку многое в их новейшей истории до боли одинаково.

Отдавая долг памяти Авды Кулиеву и выражая глубокие соболезнования семье и близким покойного, журнал «Здравый смысл» публикует фрагменты из его книги «Два года в правительстве и тринадцать лет в оппозиции».

 

 

Моё видение ситуации

в Туркменистане

 
 

Авды Кулиев

Эффективных способов мирного воздействия на решения президента Ниязова в отношении деятельности гражданского общества в Туркменистане, освобождения узников совести и невинных заключённых, в отношении свободного выезда из страны ныне по разным причинам «невыездных», социально-экономических реформ сегодня нет. Что касается других влиятельных государственных деятелей, с которыми можно было бы вести работу в этом направлении, то нужно сказать, что в настоящее время в Туркменистане их тоже нет. Ниязов практически избавился от таких людей, чтобы создать то, что он создал сегодня в нашей стране.

На мой взгляд, единственным действенным средством для изменения ситуации в Туркменистане в пользу открытого гражданского общества является оказание политического, экономического, гуманитарного давления на режим Ниязова со стороны США, передовых демократических государств мира и международных правозащитных организаций…

На первый взгляд Туркменистан управляется сегодня одним человеком – С. Ниязовым, но на самом деле это не совсем так. Он управляется внешними силами. Газовая и нефтяная отрасли страны принадлежат международной бизнесмафии – бизнесмафии России, Украины и ряда других стран… Они делают всё для того, чтобы туркменский газ продавался через них и ни в коем случае не в обход них. Поэтому все попытки Туркменистана в течение последних десяти с лишним лет пробиться в нефтегазовый рынок самостоятельно, без посредников через Иран или Афганистан провалились. В результате наш газ продаётся по низкой цене – от 36 – 44 до 60 американских долларов за одну тысячу кубометров и то на кабальных условиях, предусматривающих оплату одной половины этой цены в валюте, а другой – в товарах по очень завышенным ценам. Туркменистан мог бы не продавать газ на таких условиях и содержать себя, производя другие товары. Но жадность и амбиции Ниязова являются причиной того, что туркменские энергоносители разбазариваются и приносят баснословные доходы лично ему и его партнёрам за рубежом.

За последние четырнадцать с лишним лет единоличного правления независимым Туркменистаном и до этого шесть лет правления коммунистическим Туркменистаном Ниязов создал уникальную систему всестороннего контроля над людьми и ресурсами страны. Созданию такой системы способствовали политическая пассивность населения, унаследованная от советского строя, большой опыт Ниязова как партийного и хозяйственного функционера и огромные его связи в среде бывших советских партийно-государственных чиновников, которые остаются на плаву и влияют на политику на всём постсоветском пространстве. Нельзя не учитывать тот факт, что после развала СССР видные партийные и государственные чиновники, особенно из комитета Госбезопасности, негласно договорились о распределении госимущества между собой и оказании друг другу поддержки, если над кем-либо из них нависнет угроза со стороны демократических сил. Так получилось, что государство под названием СССР развалилось, а те, которые стояли во главе этого государства, практически сохранили прежние свои позиции и влияние. В каком-то смысле они даже укрепили свою власть. Что же касается собственности, то они, будучи и в советское время не бедными людьми, превратились в долларовых миллионеров и миллиардеров, присвоив себе всё государственное имущество и сбережения населения, находившиеся в банках.

 

Государственная машина подавления воли людей, которая имеется в любой стране, была также в Советском Союзе, и сохранилась после развала СССР. Сегодня в бывших странах СССР в условиях объявленной демократии эта власть действует более жёстко и жестоко, чем когда-либо до этого. Исключением, возможно, являются страны Балтии. Если государственная власть в советское время хоть как-то охраняла общественные интересы и общественную собственность, сейчас она стоит на страже личных интересов и личной собственности госчиновников и крупных капиталистов. Простые граждане оказались незащищенными, их положение изменилось в худшую сторону. В советское время чиновничество в какой-то степени было подконтрольно общественности в лице партийных и профсоюзных организаций, и оно не могло безнаказанно творить всё, что ему вздумается, а теперь у него руки развязаны и никто ему не указ.

После развала СССР советские люди ожидали улучшения ситуации с их политическими и гражданскими правами и свободами. Вместо этого случилось прямо противоположное. Особенно в Туркменистане. Это произошло в основном из-за отсутствия у людей опыта борьбы за свои права. Они ожидали, что Запад поможет им обрести гражданские права и свободы. А Запад отстранился от решения задач, связанных с правами человека и демократией в бывших республиках Центральной Азии, оставив народы этих стран наедине с их бывшими правителями. Запад, точнее говоря США, доверили дело демократии в этих странах совсем недемократическим государствам – России и Турции. России потому, что центральноазиатские народы находились более ста лет под её опекой и контролем. Турции потому, что она являлась родственной нацией практически для всех центральноазиатских народов и была призвана мягко, тихо оттягивать их от России и адаптировать к западным ценностям. Но ни Россия, ни Турция не помогли приходу демократии в государствах Центральной Азии. Российскому руководству было не до демократии даже в собственной стране, оно потонуло в коррупции, взяточничестве и казнокрадстве. Принятые им законы защищают интересы правящей верхушки, крупного капитала и игнорируют права простых граждан. Государства как органа, обеспечивающего безопасность людей и страны, не стало. Каждый госслужащий, начиная от президента страны и кончая средним клерком, работает не на общество, а на себя. В этих условиях у России не было и нет продуманной государственной политики в отношении ни одной из бывших республик, входивших в состав СССР.

В отношении Турции наблюдается несколько иная картина. Турция под покровительством США вошла в Центральную Азию и начала активно проводить свою политику – отторжения Центральной Азии от России и сближения её с Западом. При этом главной целью турецкой политики была не демократия, а нахождение общего языка с диктаторами. Турков интересовали и интересуют не вопросы демократии, прав человека и свободы слова, а возможность извлечь как можно большую экономическую выгоду от сотрудничества с вновь образовавшимися государствами, продвигать свои товары на их рынки и, возможно, совершить экономическую экспансию в этих государствах.

Турков хорошо приняли ценральноазиатские руководители, поскольку они не мешали и даже помогали утвердиться идеологии диктатуры и авторитаризма. Зная менталитет центральноазиатских руководителей, турки не стали настаивать на том, чтобы они проводили у себя демократические реформы.

Итог 14-летнего независимого существования государств Центральной Азии – печальный. Но самая грустная ситуация сложилась в Туркменистане. Государствообразующая, образованная русскоязычная часть туркменского населения (сюда входят туркмены, русские, узбеки, азербайджанцы, армяне, казахи и др.) покинула страну. Ниязов избавился от всех, кто мог бы составить ему конкуренцию, альтернативу. Ликвидировав хорошо отлаженную советскую образовательную систему, систему здравоохранения, Академию Наук, библиотеки, театры, он довёл народ до невежественного, скотского состояния и пытается внушить ему веру в своё божественное происхождение. Ниязов решительно хочет заменить знание верой и добивается того, чтобы народ поверил ему, как новому пророку, а книгу «Рухнама» воспринял, как священную, наравне с «Кораном». Эту идею Ниязова поддерживают его фарисействующие зарубежные коллеги, которые переводят «Рухнама» на языки своих стран.

Туркменское общество благодаря такой политике и поддержке, оказываемой ей из-за рубежа, доведено до состояния инфантильности, беспомощности и безнравственности. Оно настолько ослаблено, что не может само постоять за себя. Оно ждёт спасения извне, осознавая свою неспособность спасти себя само и видя безразличие Ниязова к его судьбе…

Борцов за демократию в Туркменистане немало, а демократия не то, чтобы победила, но даже и полшага не сделала вперёд за прошедшие 15 лет так называемой независимости Туркменистана. В чём же дело?

Очевидно, дело в том, что демократия, с одной стороны, стала велением времени, с другой – конъюнктурой, и все начали активно пользоваться этим словом, даже те, которые хотят утвердить в нашей стране средневековые феодально-монархические порядки. К числу таких людей относятся президент Ниязов и его команда, распустившие в течение одного дня компартию и создавшие на её основе Демократическую партию Туркменистана.

Беда заключалась в том, что борьба за демократию сопровождалась борьбой за развал СССР, которую возглавляли те же люди, которые были во главе этого государства. Вооружившись демократической риторикой, антикоммунистическими, антисоветскими лозунгами, практически все первые секретари компартий советских республик начали крушить всё, что было создано поколениями советских людей. Они бросали под ноги и топтали всё, что было сделано хорошего и плохого в советское время.

Будучи идеологическими противниками Советского Союза, западные политики ликовали и поощряли такие перемены на всей территории СССР, хотя у них не могло не вызвать удивления и чувства омерзения то, что бывшие советские руководители так быстро перестроились, изменили свои убеждения и в одночасье стали приверженцами демократии и капитализма.

Одновременно с всеобщей волной лжедемократии, которая накрыла всю территорию СССР, появились и сторонники истинной демократии, которые решительно разоблачали бывших руководителей и функционеров компартии, мимикрировавших под новых демократов и пытались создать оппозицию новой власти.

Однако организационная и финансовая слабость этих групп людей не позволила им превратиться в значимую политическую силу, способную соперничать с новыми режимами, возникшими на обломках советской системы.

Запад поддержал эти режимы и признал их легитимность, хотя не верил и не верит в то, что они когда-нибудь встанут на путь демократии. Запад отдаёт предпочтение существующим режимам и отказывается поддерживать оппозицию, боясь потерять своё влияние в этих странах. Запад осознаёт авторитарность, репрессивность, вороватость и коррумпированность новых режимов, но ради обеспечения своих стратегических интересов закрывает глаза на эти их грехи.

Все эти режимы легитимировались путём проведения фальшивых выборов по образцу советских. Запад сыграл решающую роль в получении этими государствами признания со стороны международного сообщества. А оппозиционные силы в этих странах находились и продолжают находиться в зачаточном состоянии. Западу пришлось бы вкладывать огромные средства и долго трудиться над тем, чтобы эти оппозиционные группы превратились в серьёзные политические организации, могущие составить в будущем альтернативу действующим властям на постсоветском пространстве. На это Запад не был готов в силу различных причин.

Мы не можем осуждать и тем более обвинять Запад, и прежде всего США, за этот выбор, сделанный в пользу диктаторов. Они сделали правильный выбор с точки зрения их интересов. И это не противоречит тому, что они приоритетами своей внешней политики продолжают провозглашать демократию, соблюдение прав человека и свободу слова, хотя в этом есть большая доля лицемерия.

Запад понял, что добиться демократических преобразований на постсоветском пространстве одним махом невозможно. Путь к демократии в этих странах будет долгим и будет иметь несколько этапов. Причём первый этап в них будет примерно одинаковый: дикая приватизация, капитализация, концентрация всей полноты власти и собственности в руках правящей элиты, которая порой сведётся к одной династии (как, например, в Туркменистане, Узбекистане, Казахстане, Азербайджане и др.).

 

На Западе прекрасно понимают несправедливость происходящих процессов в государствах СНГ, когда кучка узурпировавших власть и общественную собственность людей незаслуженно пользуется всеми благами, а основная масса населения пребывает в нищете, невежестве и находится на грани физического исчезновения из-за нехватки еды, лекарств, отсутствия элементарных условий жизни.

На этом этапе перехода вновь образовавшихся государств от диктатуры к демократии перед Западом стояла основная задача не допустить их возврата назад, реставрации социализма. Наблюдая за происходящими на постсоветском пространстве процессами Запад понимает, что симпатии простых людей на всей территории бывшего СССР всё ещё на стороне Советского Союза и поэтому до сих пор не исключает возможности развития событий в обратном направлении. Чтобы этого не произошло, западные государства всячески поддерживают существующие в настоящее время на постсоветском пространстве режимы, какими бы коррумпированными и воровскими они ни были. Западные демократии, особенно США, в настоящее время рассчитывают на перспективу и вкладывают деньги в экономику стран СНГ, в подготовку молодых кадров в этих государствах, чтобы в будущем они смогли сменить сегодняшних руководителей этих стран.

Как известно, политика не делается из любви, симпатии и сочувствия к кому-то. Движущей силой политики является наличие интересов. Политики вступают в тесные отношения с теми силами, с помощью которых они могут обеспечивать те или иные свои интересы.

Кому нужна демократия в Туркменистане? Кто в ней заинтересован? Имеются ли сегодня реальные силы в Туркменистане, которые могли бы принять и отстоять демократию? Нужна ли демократия в Туркменистане ещё кому-то, кроме туркменского народа?

Теоретически демократия в Туркменистане нужна всем; и европейцам, и американцам, и русским и всем остальным. Все будут только рады, если вдруг в один прекрасный день по мановению волшебной палочки в Туркменистане установятся демократические порядки, но ни один народ, ни одно государство в мире не будет делать за нас что-нибудь для установления демократии в Туркменистане, ибо это сугубо наше внутреннее дело.

В демократии в Туркменистане нуждается и в ней кровно заинтересован прежде всего туркменский народ. Поэтому туркмены сами должны бороться за демократию и не ждать, что её принесут им в блюдечке американцы или русские. Для этого им необходимо консолидироваться и создать мощную политическую организацию, способную бороться за власть в Туркменистане.

Сейчас, как никогда, важно договориться всем туркменским оппозиционным организациям, действующим за рубежом, об объединении всех их людских и финансовых потенциалов и возвращении на родину для участия в её политической жизни. Медлить нельзя.

 

Яндекс.Метрика