Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2008, № 4 (49)
Сайт «Разум или вера?», 11.03.2009, http://razumru.ru/humanism/journal/49/dyubenok.htm
 

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ Осень 2008 № 4 (49)

ОТКЛИКИ, МНЕНИЯ

«Никогда не имел
“двойных”
взглядов…»

О статье В. А. Кувакина
«Внести ясность. Светское и религиозное в российской школе» 1

 

Юрий Дюбенок

Прежде всего, обсуждаемая статья проникнута живым искренним переживанием о судьбе страны. Я имею в виду сказанное о свободном человеке, о гражданском обществе, об опасностях клерикализации, о моральной, научной, образовательной, управленческой и пр. деградации. Автор пишет, что «уровень насилия, беззакония, цинизма и равнодушия <в современной России> оказался невероятно высоким…». Статья порождает мысли и чувства, и желание высказаться. Поскольку в моих заметках преобладает критика, то сразу скажу, что моя общая оценка статьи В. А. Кувакина очень высокая…

Итак, вдохновляющая, актуальная тема статьи и живое, от души обращение В. А. требуют и столь же искренних замечаний. И дают возможность мне, давнему (с 1998 г.) соратнику В. А. по Российскому гуманистическому обществу выразить в очередной раз свои, на мой взгляд, дополняющие предложения, оценки, замечания.

Курсивом я выделяю текст В. А. Кувакина.

«Формально Россия в рамках СССР двигалась к коммунизму».

Это сказано неаккуратно. Такое лёгкое, быстрое отречение от всей страны вызовет отрицательные эмоции и у «красных», и у «белых». У тех, кто ценит свою страну, будь то Советский Союз или царская Россия, которая была ещё больше, чем СССР. И не надо забывать, что простые люди в своём большинстве проголосовали за единство страны, и сегодня только местные властные структуры и их приспешники пользуются плодами её развала. Люди же, попав в положение иностранцев, страдают, помимо общего развала экономики, ещё и от таможен, паспортных режимов, виз и пр. Не хочу выделять ощущение брошености русских за пределами России, так как мы все, бывшие советские люди всех национальностей, в равной степени лишены своей страны и гражданства.

«Фактически взгляды людей были существенно иными. Прежде всего они были почти поголовно “двойными”: публично – марксистско-ленинскими, диалектико-материалистическими и атеистическими (неважно при этом понимал ли человек, что всё это значит, или нет), а приватно, т. е. в кругу семьи, друзей, близких по взглядам коллег эти взгляды были весьма критичными по отношению к официальной идеологии и власти. В них было много прагматизма и здравого смысла, не редкостью были люди с религиозным мировоззрением, и на этом уровне общения они никого не удивляли и не возмущали. Практически все, кроме явных догматиков, фанатиков или простодушных людей, были в той или иной степени диссидентами».

Также считаю поспешным всех записывать в диссиденты. Не стоит и всех искренних коммунистов, а их было и остаётся много, записывать в число «догматиков, фанатиков или простодушных». В этой оценке я усматриваю не добрую снисходительность, а вызов, избежать которого в тексте было бы желательно. Не стоит смешивать отношение к выродившейся советской бюрократии, которая сегодня и властвует, и показывает своё «диссидентство», а точнее предательство народа (об идеалах уже и не упоминаю), с отношением к вечной мечте людей о справедливости. И не надо забывать, что при всех несовершенствах советской системы, не только большинство советских граждан не было предателями, но и для левых интеллектуалов всего мира, а их было едва ли не большинство, Советский Союз был реальным воплощением мечты о лучшем будущем.

Я нисколько не подвергаю сомнению искренность и честность В. Кувакина в его переживании о судьбе страны и людей. Речь идёт о двойственной позиции.

В. Кувакин резко критикует современную власть, не отдавая себе отчёта в том, что демократия по американскому образцу порождает эту самую власть и это отношение к народу. И клерикализация, а именно это наша главная тема, процветает в той же Америке (США). В. Кувакин относится к жизни «потребительски», выбирая: если коммунизм плохо, значит демократия, т. е. капитализм – хорошо. А можно отнестись не потребительски, а творчески, т. е. не из готового выбрать, а создать новое общество. Это сложнее…

Откуда у автора уверенность, что он может заниматься государственными делами? Я не пытаюсь лишить никого этого права, наоборот. Но в данном случае я хочу сказать, обобщая, о феномене профессора вообще, который получил это звание, выполнив в т. ч. определённые нетворческие процедуры, доказав свою преданность советской системе, а потом стал ощущать себя и философом, т. е. свободным мыслящим человеком, исследователем. Какие основания?.. Объяснения известны: «чтобы мне творить, мне надо закрепиться в системе». Я вовсе не пытаюсь в чём-то упрекать и обвинять В. Кувакина и подобных людей. Нет, просто хочу объяснить причины их противоречивости и им самим в том числе. И, скорее, хочу сгладить неувязки и привлечь внимание к подобным честным, искренним людям, прощая им эти неизбежные слабости.

Ведь о ком говорит В. Кувакин? Прежде всего о самом себе. «Фактически… взгляды… были… почти поголовно “двойными”: публично – марксистско-ленинскими…, а приватно, т. е. в кругу семьи, друзей, близких по взглядам коллег эти взгляды были весьма критичными по отношению к официальной идеологии и власти».

Итак он говорит не о Сахарове, Солженицыне, Зиновьеве, Высоцком и пр. В истории продуктивный творческий человек никогда не мимикрировал. Представьте, что Христос прикидывался бы правоверным иудеем, и писал в стол (или нашёптывал) свою Нагорную проповедь, сохраняя себя для лучших времён. Или Мартин Лютер, Джордано Бруно? Или представьте Маркса – в качестве профессора Берлинского университета, ожидающего, что вот-вот его произведут в академики и тогда-то он и предъявит миру «Капитал»… Добавлю, что сама по себе однозначность взглядов не означает приспособленчество (само собой разумеется, это и не гарантия, что это умные взгляды). Цитирую ещё: «Нельзя быть свободным и приспособленцем одновременно: одно исключает другое». Но это относится ко всем.

Мысль В. Кувакина в общем понятна: советские люди помимо требуемых казённых взглядов имели свои собственные, нормальные и прагматичные взгляды. Цитирую: «Так все нормальные люди высоко ценили трудолюбие, профессионализм и ответственное отношение к своей работе, чувство коллективизма и солидарности, идею интернационализма и братства народов (хотя мало кто реально представлял себе, что творится за рубежами СССР), патриотизм и любовь к своей стране, своему народу и культуре. Люди высоко ценили мир. Его сохранение, “борьба” за него считались естественным и нужным делом, хотя в буквальном смысле никто за мир в СССР не боролся. В советском обществе высоко ценились классические образцы культуры и искусства, всеобщее, народное (но отнюдь не государственно-партийное) уважение к науке и просвещению, к учителям и врачам было также естественным и очевидным». И в то же время автор утверждает: «Названные выше ценности были “вдолблены” в сознание вместе с идеологическими догмами марксизма-ленинизма. Это были ценности, в общем-то, несвободных людей. А когда пришла реальная свобода со всеми её ужасными и прекрасными ипостасями, то россиянин, как парниковое растение, стал болеть и страдать на ветрах свободы, обернувшейся по большей части произволом, насилием и обманом».

Во-первых, я бы предложил мелкую поправку: не «двойные взгляды», а двойные стандарты: для себя и на вынос. Взгляды-то у нормального человека не могут быть «двойными». Правда, раздвоенность, расщеплённость сознания – достаточно распространённое явление и среди нормальных людей. Цитирую из гениального фильма Тарковского «Сталкер»: «Моё сознание желает победы вегетарианства во всем мире, а моё подсознание изнывает по куску сочного мяса. А чего хочу Я?».

Но более существенен вопрос: так всё же, эти нормальные взгляды человека – его личные или вдолблены государственной идеологией? Если вдолблены, то уж и не двойные. А если двойные, то есть свои противопоставлены вдалбливаемым, то не вдолблены. Противоречие. И таких противоречий у В. Кувакина много. Видимо, это фирменный стиль всякого профессора (и не профессора), жившего подпольно с «двойными» взглядами.

Повторю, я отнюдь не хочу дискредитировать В. Кувакина, наоборот, выражаю ему и его деятельности всяческую поддержку. Но сам я никогда не имел «двойных» взглядов, и искренне выражаю свои взгляды, в расчёте помочь и ему и всем нам, действующим сегодня для блага страны по зову сердца. Нужно совместными усилиями избегать двойственности и неискренности.

И это не просто отвлечённые рассуждения. Просто непонятно, на что опираться человеку сегодня, если отрицать ценность социализма, а сегодняшнюю разруху не связывать с капитализмом, демократией. Неужели только и остаётся, что учебник «Основы современного гуманизма», написанный В. Кувакиным, И. Борзенко и А. Кудишиной? Собственно В. Кувакин и предлагает его в качестве неидеологизированного мировоззрения. Не знаю, выпутается ли он когда-либо из своего противопоставления идеологии и мировоззрения. По его мнению, идеология – это плохо, это зависимость, мировоззрение – это хорошо, это личное, правда, его надо выучить по учебнику «Основы современного гуманизма», но всё равно это не порабощающая идеология, а личное мировоззрение, и тем самым личная свобода.

Кроме учебника есть ещё господин рынок: «Вместе с тем объективно на стороне гражданского общества был рынок, точнее мелкий и средний предприниматель, в массе своей поставленный в суровые условия рыночной свободы, инициативы и выживания. Выковывался жёсткий, но самостоятельный, инициативный, свободный и независимый тип гражданина России». Он уже выковался – этот тип собственника (почему олигарха оставили за скобками? Крупный собственник уже колет глаз?), живёт за большими заборами, с охраной, готовый защищать свою собственность любыми способами. Обратная сторона собственности этих граждан России – бомжи, да и просто нормальные люди, мы с Вами.

Откликаясь на искренний пафос статьи и неподдельную душевную боль за страну и людей В. Кувакина, сделаю ещё несколько замечаний по одной из центральных тем статьи. Это вопрос о письме десяти академиков, об угрозе клерикализации страны, о его предложениях по улучшению образования.

Цитирую: «Учитывая убеждения семьи и самого учащегося, его свободный выбор, ребёнок в школе должен осваивать в рамках воспитательного процесса соответствующие моральные и жизненные ценности, он имеет право выбора предмета, имеющего ярко выраженный воспитательный характер. Это означает, что рано или поздно, но неизбежно в школах будут вводиться соответствующие познавательно-воспитательные дисциплины в качестве дисциплин по выбору. Их статус в расписании не столько альтернативный, сколько плюралистический, рядоположенный. В принципе, ребёнок должен иметь возможность доступа и к той (религиозно ориентированной), и к другой (светской, нерелигиозной) дисциплине».

Итак, В. Кувакин, ратуя прежде всего за научное мировоззрение и светское воспитание, предполагает в качестве современного принципа образования возможность выбора и многообразного (плюралистического) воспитания.

Опять бросается в глаза логически скользкая фраза: «Их статус в расписании не столько альтернативный, сколько плюралистический, рядоположенный». Оттого, что перед Вами рядопоставлены стакан водки и стакан сока, спортзал и казино, «Основы современного гуманизма» и Библия, – альтернативность, т. е. противоположность этих предметов не исчезнет. В. Кувакин стремится примирить людей с разными мировоззрениями, религиозными и нерелигиозными. Это хорошо. Но всё же, если ещё можно через день пить то водку, то сок, то выбирать через день разные мировоззрения вряд ли получится.

Возможностью выбора автор предполагает избежать навязывание идеологии. Цитирую: «Если целью дисциплины является воспитание послушных прихожан какой-то конкретной церкви, то это не более чем профанация воспитания, если же ребёнка учат общечеловеческим моральным нормам на материале христианства, то это вполне легитимная цель воспитания». Где же альтернативная рядоположенность, если воспитанию в духе определённой религии, которую можно свободно выбрать, даётся недвусмысленная оценка: профанация? А легитимным, т. е. законным опять же недвусмысленно называется только некое общечеловеческое воспитание. То есть В. Кувакин взял на себя роль, от которой сам он всегда и очень энергично открещивается – роль законодателя. Забывая о том, что только человек с научным мировоззрением может относиться к религиозным источникам как к познавательному материалу. Я, например, так к ним и отношусь. Но верующий не может так подходить к своим святыням. Отсюда вывод: нельзя навязывать людям, имеющим различные мировоззрения, некое особое общечеловеческое мировоззрение. Показательны в этом плане сами названия предлагаемых светских воспитательных дисциплин: «Светское мировоззрение», «Этика и критическое мышление», «Светское научное мировоззрение», «Светский гуманизм» или просто «Гуманизм».

Не лучше ли отказаться от такого «законничества» и, действительно, остаться на простых понятиях свободы совести? Правда, проблема остаётся не решённой. Но опять-таки лучше осознавать сложность проблемы и продолжать искать её решение, чем подменять его псевдорешением. Возможность выбора должна быть, да она и есть всегда. Но мы говорим об адекватной государственной политике. Мы говорим о том, будет ли государство способствовать этой возможности выбора. Однако автор, обращаясь к государству, проповедует одновременно свободу и гражданское общество. Тут – ещё одно противоречие. Нельзя забывать, что государство носит классовый характер, победа определённых групп в борьбе за власть приносит им блага. И в этой реальности апеллировать к государству как носителю общечеловеческих, а значит, общенародных ценностей, наивно. Апеллировать к возможностям гражданского общества – это тоже, возможно, наивно, но не противоречиво. Призывать людей становиться самостоятельными личностями, возможно, наивно, но логично. А вот уметь помогать конкретным людям в этом – это в любом случае то, без чего невозможны ни самостоятельные личности, ни гражданское общество, ни будущее общество, состоящее из самостоятельных людей, способных к нормальной жизни через самоуправление без классово-клановой государственной машины.

Если говорить о выборе учеником воспитательного предмета, то тоже довольно странная картина возникает. Ведь выбор мировоззрения – это не выход на рынок или бесплатную выставку мировоззрений и выбор готового. Мировоззрение можно только выстрадать, проживая свою жизнь. Если брать готовые, то это уже не свобода. Если же иметь в виду, что выбор за ученика делают родители, то что остаётся от свободы личности?

Казалось бы, ясная формулировка: «Иначе говоря, не должна быть нарушена грань между воспитанием и вероисповедным обучением. Последнее – это дело воскресных школ и церкви, а не учителя в школе», – но, если учесть реальное положение дел в школе и в обществе, то противоречие бросается в глаза. Или есть свободный выбор, или – «как скажем и где разрешим, там и будете свои права на своё мировоззрение реализовывать».

Цитирую ещё: «Религиозные противники светского образования стремятся дискредитировать его, отождествляя понятия светскости с понятием атеизма, а понятие науки – с понятием материализма, как и атеизма тоже. Это – результат либо невежества, либо подтасовки. Дело в том, что в современном обществе, в котором светская культура является преобладающей, светское сознание – это ансамбль различного рода нерелигиозных сознаний и убеждений. В основном – это индифферентизм, т. е. вполне нейтральное и безразличное отношение к религии и церкви; одной из разновидностей индифферентизма является игтеизм, т. е. тип мировоззрения, которое просто не знает и по большей части бессознательно игнорирует религиозные идеи (отсюда и название иг[норировать]-теизм). Немалое число неверующих являются рационалистами (т. е. людьми, не находящими для себя никаких разумных аргументов в пользу существования Бога, в их сознании разум побеждает веру), агностиками (т. е. для них Бог – это что-то принципиально непознаваемое), скептиками. По моим личным наблюдениям, атеистов, тем более активных и сознательных, среди нерелигиозных людей в России не так уж и много. Но в целом нерелигиозная часть населения России весьма значительна. Если к ним прибавить людей верующих в некоего абстрактного бога (Высший разум, нечто духовное во Вселенной и т. д.), а также пантеистов, отождествляющих Природу и Бога, то их наверняка будет больше, чем верующих в строгом, конфессиональном смысле этого слова. Так что огульные заявления церковников о том, что все неверующие – это атеисты, не более чем пропагандистское или безграмотное утверждение, и во всяком случае ошибка, а не суждение, соответствующее действительности».

Какое-то странное, на мой взгляд, желание перевести определённые оттенки религиозного мировоззрения в разряд нерелигиозного. А науку и атеизм, науку и материализм стыдливо развести. Да, учёный может быть верующим, но как учёный он работает с реальным материальным миром, открывая его, реального мира, идеальные законы, и находя естественные объяснения самым загадочным и подчас фантастическим явлениям. В качестве учёного он не может апеллировать к сверхъестественным объяснениям… Но автору непременно нужно создавать какую-то подгруппу неверующих, но не атеистов. Какой-то экстравагантный игтеизм.

В. А. Кувакин цитирует несколько спорное, на мой взгляд, суждение академика В. Л. Гинзбурга: «…мне кажется, для настоящего и будущего мировой цивилизации именно это противостояние между светской и религиозной культурой становится главным, решающим». Сам же В. А. Кувакин преследует цель преодолеть опасности межрелигиозных и антирелигиозных конфликтов: «Установить между этими сторонами культуры и системами ценностей достойные правовые отношения – задача глобальной, буквально судьбоносной важности. Альтернативой здесь может быть только бесконечная череда религиозных и идеологических конфликтов и войн, по сути, война всех против всех, постоянная напряжённость между людьми разных верований и убеждений». Несмотря на правильно обозначенную цель, В. Кувакин и здесь противоречив, смешивая констатации и пожелания.

Цитирую дальше:

«Наиболее приемлемым способом избегать психологических диссонансов является, на мой взгляд, обучение детей методам выработки этического суждения, основанным на рациональной этике, критическом, открытом и вероятностном мышлении. Процедура выработки этического (практического) суждения предусматривает дискуссии и компромиссы, она оставляет за человеком свободу принимать решение для себя и на свою ответственность, признавая при этом право других иметь собственные убеждения и суждения относительно тех же самых идей или проблем».

Звучит красиво и, казалось бы, убедительно, и всё же – это благое пожелание, декларация и только. Сколько ни повторяй ученикам, и сколько они ни будут повторять на экзаменах, что надо мыслить открыто, критически, вероятностно, делать этические суждения на основе рациональности и пр., реально в их поведении это ничего не изменит.

Я предлагал и предлагаю свою программу «Школа Мудрости», где это свободное, самостоятельное, приводящее к результату мышление и саморегуляция духовно-эмоционального состояния происходит реально, и никакого значения не имеет, верующий человек или нет, так же как и при занятиях математикой, шахматами или поварским делом никакого значения не имеет вера или её отсутствие у человека.

И здесь в статье есть, на мой взгляд, совершенно излишнее предложение: «Важно, чтобы ребёнка познакомили с основными достижениями фундаментальных естественных наук – физики, химии и биологии – и наук, изучающих человека: антропологии, психологии, медицины и др. Обо всём этом можно рассказать в популярной и увлекательной форме, не загружая ребенка деталями и отсылая его к тем предметам, в рамках которых он уже так или иначе познакомился с соответствующими данными». Этому всему ученики должны учиться, и они учатся. И кстати, именно там, в естественных циклах, учащийся более всего и развивает мышление.

Так и непонятно, что же такое Гуманизм, предлагаемый В. Кувакиным. Это не философия, не религия, не наука. Это мировоззрение – поясняет он. Странное мировоззрение… Мечта В. Кувакина не быть обманутым, но всегда обманываемого то церковью, то философией, то общественной системой…

Напоминаю, что его статью оцениваю высоко. И мои критические замечания написаны от души, выстраданы многолетним общением.

Закончу тем, что приведу пару утверждений В. Кувакина. Первое ясное и правильное, второе, несколько туманное, и частично отрицающее первое, но также выражающее хорошее пожелание относительно воспитания и образования: «Рецептов избежать этих конфликтов не существует, но в любом случае воспитательную работу нужно вести на высоком моральном и культурном уровне, в атмосфере веротерпимости и толерантности».

«Если российской школе удастся отделить идеологию от мировоззрения, не пустить её в школу, то тогда у наших детей будет шанс получить адекватное эпохе воспитание и достаточную сумму полученных на основе современной науки знаний».

Свои предложения излагать не буду, скажу только, что в рамках моей программы «Школа Мудрости» я работаю с каждым реальным конкретным человеком, желающим развивать свой ум, свою душу, свой характер, своё тело, исходя из того, что на данный момент у этого конкретного человека есть. Единственное, без чего занятия в Школе Мудрости невозможны – это без желания, потребности самостоятельно делать себя. Хотя я и пытаюсь обратить внимание конкретного человека на то, что быть самим собой интереснее, чем быть объектом манипуляции со стороны других.

dubenok@bk.ru
http://freephilosopher.narod.ru/


Здравый смысл. 2008 № 2 (47), с. 12 – 17

 

Яндекс.Метрика