Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2009, № 1 (50)
Сайт «Разум или вера?», 22.04.2009, http://razumru.ru/humanism/journal/50/kuraev.htm
 

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ Зима 2008/2009 № 1 (50)

ОТКРЫТЫМ ТЕКСТОМ

Миссионерский портал диакона Андрея Кураева
Как использовать закон о свободе совести
для защиты православия в школе?

http://kuraev.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=67&ltemid=38

Говорят, после крушения коммунизма в России образовался идеологический вакуум. Не могу согласиться. Новая, посткоммунистическая идеология была готова ещё до формальной отмены идеологии коммунистической, и вот уже десять лет она вполне активно проповедуется в стране. И не только проповедуется – новая идеология уже вошла в сознание и подсознание большинства населения (по крайней мере той его части, что читает газеты и питается телевидением). Это либералистическая «идеология прав человека»…

Один из идеологических догматов посткоммунистической России – это догмат о том, что православия в школе быть не должно. «У нас школа многонациональная!». «По закону школа у нас светская!». Повторением этих идеологических заклинаний во многих школах и регионах (более всего – в Москве и Санкт-Петербурге) гасятся попытки ознакомления русских детей с верой и жизнью Русской Православной Церкви. Вполне обычная для идеологических конструкций странность: вроде бы суть либерализма в провозглашении прав человека, в снятии ограничений и рамок. Либерализм пришёл в СССР с лозунгом «Запрещено запрещать!». Но, едва придя к власти, этот же либерализм ощетинился забором запретов: запрещено критиковать либерализм! Запрещено воспитывать детей в иной, традиционно-русской системе ценностей! Запрещено защищать всё то, что строится на православной системе ценностей. Вроде демократия – это когда «всё можно». Хорошо, а преподавать в школе православие можно? – Нет, нельзя. «Сексуальное просвещение» – можно. Оккультизм и каббалистику – можно. Православие – нельзя. Татарские, армянские, еврейские, немецкие, турецкие школы открывать – можно. Русские? – Нельзя!!!

Зная о том, как часто возникают трудности у школ и педагогов, решившихся привнести в свою жизнь хотя бы толику православия, попробую дать несколько советов о том, как с помощью федерального «Закона о свободе совести и религиозных объединениях» защищать свои права и права детей от насилия со стороны плюралистической идеологии.

Прежде всего очень важна формулировка преамбулы Закона, декларирующая, что Закон принимается, «признавая особую роль православия в истории России, в становлении и развитии её духовности и культуры». Следующей формулой преамбула говорит о том, что «христианство… составляет неотъемлемую часть исторического наследия народов России» 1.

До принятия этого Закона «груз доказательств» при соприкосновении церковных проповедников и школы лежал на проповедниках. Если, скажем, я попадал в регион или в школу, где руководитель образовательного учреждения или структуры возражал против присутствия священника и православия в школе, то именно мне приходилось искать аргументы в пользу того, что такое сотрудничество: а) допустимо законом; б) полезно детям; в) полезно российскому обществу.

Но директор, выслушав меня, всё равно мог сказать: «а я понимаю ситуацию иначе, и считаю, что православию нет места в государственной школе!». И на этом разговор кончался – даже если директором не было предъявлено никаких аргументов, кроме стальной («идеологически выверенной») интонации в голосе.

 

Сегодня же в такой ситуации я буду говорить иначе. Я скажу: законодатель определил, что православие является неотъемлемой частью истории и культуры России. Почему же Вы считаете себя вправе давать детям ущербное образование? Ведь образование без серьёзного знания того, что названо «неотъемлемой частью», есть образование неполное, урезанное. Я готов выслушать Ваши аргументы.

Теперь не я доказываю директорам школ и департаментов, что православие уместно в школе. После появления в Законе столь ясной формулировки некоторым чиновникам придётся пересматривать свои стереотипы советской эпохи. И мой собеседник должен будет искать аргументы в поддержку своей позиции.

Первый из них нам уже знаком: наша школа многонациональная и появление в ней только православия вызовет напряжение в классах.

Признать этот аргумент серьёзным я не могу.

Во-первых, потому, что за вышеприведённую формулировку в преамбуле Закон проголосовал Совет Федерации. И проголосовал единогласно. Понимаете, орган, в котором представлены все нации, составляющие Российскую Федерацию, единогласно одобрил текст, в котором признаётся «особая роль православия в истории России». Ни один из сенаторов не встал и не сказал: такая формула нарушает права моего народа, унижает наши национальные традиции. Так если те политики, которым народы доверили представительство в Совете Федерации, приняли такую формулировку, то зачем же директору школы брать на себя груз «геополитических размышлений» и становиться «большим католиком, чем Папа Римский»?

Во-вторых, присутствие православного учителя в школе никак не исключает и посещения этой же школы мусульманским проповедником или иудейским.

В-третьих, Церковь не настаивает на обязательности уроков по православию. Мы всегда подчёркиваем факультативность, добровольность тех курсов, которые желаем вести.

В-четвёртых, что это за странное понимание демократии, при котором присутствие в классе одного еврейского или мусульманского ребёнка используется как довод в пользу того, чтобы лишить двадцать русских детей права знания своей истории и своей духовной традиции.


Речь в данном случае идёт о Преамбуле к Федеральному Закону «О свободе совести и о религиозных объединениях». Полный её текст таков: «Федеральное Собрание Российской Федерации, подтверждая право каждого на свободу совести и свободу вероисповедания, а также на равенство перед законом независимо от отношения к религии и убеждений, основываясь на том, что Российская Федерация является светским государством, признавая особую роль православия в истории России, в становлении и развитии её духовности и культуры, уважая христианство, ислам, буддизм, иудаизм и другие религии, составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России, считая важным содействовать достижению взаимного понимания, терпимости и уважения в вопросах свободы совести и свободы вероисповедания, принимает настоящий Федеральный закон». Юридически преамбула не обладает статусом правовой нормы. А. Кураев путает божий дар с яичницей, поэтому и все его дальнейшие разглагольствования – не более чем дешёвая противоправная демагогия. (Примеч. ред.)

 

Яндекс.Метрика