Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2009, № 2 (51)
Сайт «Разум или вера?», 20.07.2009, http://razumru.ru/humanism/journal/51/mitnikh.htm
 

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ Весна 2009 № 2 (51)

ЛИТЕРАТУРНЫЕ СТРАНИЦЫ

Чего боги
жаждут?

 

 

Майя Митник

Девочку эту я видела в первый и, увы, в последний раз.

Я подняла голову, встретилась с глазами её отца и в смятении отошла.

Мы с ним много лет проработали в одном институте. Доктор физико-математических наук с мировым именем, разносторонне одарённый человек, он всегда пользовался огромным уважением и симпатией сотрудников. В эти дни весь институт разделял его горе.

Гроб стоял около дома, и двор был заполнен людьми. Близкие, соседи, сослуживцы. Было много школьников. Они стояли группками. Зарёванные девочки, потрясённые мальчики.

К гробу подошел священник, что-то говорил, должно быть, молился.

Я погрузилась в себя. На похоронах я, как, вероятно, и многие, думаю не только о том, с кем пришла проститься, но вспоминаю и о других, ушедших из жизни. На прощании с кем-то из родни вспоминаю родственников, которых не успела расспросить, что-то уточнить, о ком-то узнать. И уже не узнаешь. Потому что кроме них этого не знал никто, а они ушли. Навсегда. «Как некий мир, который так и не открыли, как некий Рим, который так и не отрыли. И не отрыть уже, и в этом вся печаль», – писал Юрий Левитанский, тоже навсегда ушедший.

На прощаниях с сослуживцами перебираешь тех, с кем когда-то начинали, обсуждали всякие планы, ездили на уборку огурцов, ходили в рейсы, кивали при встречах в коридоре… И вот уже их нет, и не кивнёшь, не посоветуешься, не узнаешь мнения…

На похоронах детей перед глазами проплывают лица ребятишек, столь стремительно ушедших из жизни, что никогда не можешь с этим примириться.

Моя подруга растила двух сыновей. Старший был трудным подростком, и она, и сын хлебнули горя, пока он вырос и остепенился. Младший был, что называется, «мамина радость». Дружелюбный, отзывчивый, заботливый. Хорошо окончил школу, поступил в вуз. Приятель купил мотоцикл, предложил Мите прокатиться. Тот поехал и разбился. Мамина радость ушла из жизни.

Наши друзья когда-то оформили развод, чтобы переписать детей на фамилию матери, избавить от дополнительных трудностей при поступлении в вуз. Вообще-то, Лёша задачки щелкал так, что никто не сомневался – он поступил бы в Политехнический институт даже и с прежней, предосудительной фамилией Иоффе. Он подал туда документы, но не поступил. Не успел. Через неделю после выпускного вечера заболел, и ещё через неделю его не стало. Алеша был первенцем в нашей большой и веселой компании. Мы все любили этого ласкового, интеллигентного мальчика, с удовольствием следили за его успехами. Конечно, знали, что он прекрасно учится, занимается борьбой, много читает. Но лишь на поминках, от ребят, мы услышали, что он был любимцем всей школы, всеобщим заступником. Никто не смел обидеть малыша или просто более слабого, если находился в поле зрения или слуха Лёши Кожина…

Священник кончил молиться, подошёл и обратился к школьникам, рядом с которыми стояла я. Не помню дословно, но смысл его увещеваний был в том, что они не должны сетовать и гневаться на Бога, ибо никому не известен Божий замысел, Господь прибирает лучших, и не надо горевать о подружке, ибо душа её сейчас возносится к Господу, и ей хорошо, и она счастлива, и мы должны радоваться за неё, и молиться, и веровать, и далее, в том же духе.

 
 

Надя Рушева. 14 лет

Дети слушали хмуро и недоверчиво. Молчали. Я тоже не возражала – не заводить же дискуссию с человеком, которого близкие, возможно, мама, пригласили для утешения. Но в душе у меня всё закипало.

Когда-то моя дочка, в ту пору ученица знаменитой в Ленинграде 239-й школы, услышав от меня фамилию моего друга Володи Тёмова, одного из самых способных студентов на нашем курсе, сказала:

– В нашей школе училась Наташа Тёмова. Учителя так её вспоминают, прямо как в «Кавказской пленнице»: красавица, спортсменка, отличница. Это не его дочка?

– Ну, если красавица, спортсменка, отличница, то точно – его.

– Мамочка, познакомь меня с ней, пожалуйста!

Как-то ко мне приехали друзья, я пригласила и Наташу. Она рассказала, что гимнастику оставила, увлеклась альпинизмом. Только что окончила ЛГУ, была полна всяких планов, покорила не только Любочку, но и всех гостей – остроумная, жизнерадостная, энергичная.

Года через два её не стало. От её бабушки я узнала, что произошло.

Наташа вышла замуж, они уже ждали ребёнка, и она решила напоследок сходить ещё разок в горы, в качестве инструктора. Незадолго до того самолёт, в котором летела Наташа, попал в грозу, но всё обошлось. После этого она крестилась. И когда её группа – она и ещё 4 или 5 ребят, попали в камнепад, она отчаянно молилась. Об этом рассказали ребята, они все уцелели. Погибла только Наташа.

«Господь прибирает лучших».

Муж моей дочери, тоже выпускник 239-й школы, учился только на пятёрки и окончил Политехнический с красным дипломом. Когда они ссорились, Люба на мои упрёки отвечала: «да, я знаю, он будет Нобелевским лауреатом, но это не даёт ему права не прибирать за собой посуду (разбрасывать вещи, и т. п.)». Женя не стал Нобелевским лауреатом. Его байдарка перевернулась на глазах у сотен людей, но спасти не удалось, его затянуло в водоворот. Женя писал диссертацию на стыке наук, и у него было два научных руководителя – в Москве и в Ленинграде. На похоронах каждый из профессоров говорил о том, что такого талантливого аспиранта у него не было.

«Господь прибирает лучших».

Надя Рушева. Думаю, не у меня одной щемит сердце при имени этой девочки, ещё при жизни признанной гением. Уйдя из жизни в 17 лет, она оставила нам почти 12 тысяч поразительных по мастерству и по глубине рисунков.

Тысячи китайчат погибли в майском землетрясении 2008. Мало кто за пределами Китая осознаёт, что каждый из этих детей в своей семье был единственным, и значит, лучшим.

«Господь прибирает лучших». Чисто по-человечески, это понятно. Каждый из нас не прочь прибрать лучшее. Но разве мало примеров, когда люди отдавали лучшее своим близким, а то и вообще чужим? Люди, смертные, нередко отдают за других жизнь. Ладно бы только верующие, они надеются на вечную жизнь, но и атеисты, знающие, что другой жизни не будет. А Господь, ему-то куда спешить? Бери лучшее, но подожди лет хотя бы семьдесят. У тебя в запасе Вечность!

– Господь не может ждать. Сейчас это чистая, безгрешная душа, а поживёт в этом мире – и испортится, – объясняют церковники.

 

Надя Рушева. 15 лет

 

И это, если по-человечески, тоже можно понять. Ведь и мы порой доедаем после праздничного ужина салат или кусок торта не потому, что голодны, а потому, что завтра уже будет не так вкусно или вообще испортится. Хотя, если поставить в холодильник, то можно и не давиться сегодня, а сохранить на завтра.

«Господь прибирает лучших».

Много раз слышала я на похоронах эту фразу, и всякий раз грустила. «Уж сколько раз твердили миру, что лесть гнусна, вредна, да только всё не впрок».

Ведь так хочется утешения, так лестно – твой близкий «прибран», потому что лучше других, что в голову не приходит возмутиться: быть лучшим – преступление? За это надо убивать? Конечно, я понимала, что церковь думает не о логике, её забота – утешить, и не затевала споры. Но в тот день я задумалась: цель церкви ясна, но (допустим на минутку, что Бог есть) у Бога-то какая цель? Какая у него сверхзадача? Чего он хочет?

Древний человек был окружён врагами и опасностями и при этом слаб, от страха – агрессивен и кровожаден, такими же были и его боги. Они жаждали крови, и кровь врагов, убитых и пленных – текла рекой. По мере развития цивилизации человеческая жизнь ценилась всё дороже. В утилитарном смысле. Зачем убивать пленника, если от раба так много пользы? И богам, и жрецам хватит, и самому останется. Вместо людей стали убивать животных. Потом стали приносить богам золото, драгоценности, деньги. Дары менялись, но во все времена боги жаждали почестей и власти.

Однако, чем просвещеннее, сильнее и нравственнее становился человек, тем добрее и нравственнее делались боги.

И вот, наконец, появился Иисус Христос. Он не требует жертвоприношений. Пожертвования принимаются, но добровольные, большая доля их идёт на благотворительность. Церковь учит морали, нравственности, добродетели. Люди должны жить по совести и справедливости. Именно этого, насколько я понимаю, и хочет от нас Бог, наш Творец, Судья, Отец.

Нормальный отец, в человеческой практике, старается дать ребёнку образование и воспитание, чтобы обеспечить достойную жизнь. Он его балует, задаривает и наслаждается его радостью, его смехом. И он жизнь отдаст, чтобы уберечь своё дитя от беды, от несчастья, от невзгод и болезней.

Отец Небесный отнюдь не таков. Он жаждет полной покорности и безрассудного повиновения, он решительно требует любви. Даже не столько любви, сколько непрерывного её подтверждения. Чем больше Бог кого-то любит, тем больше невзгод и горя ему посылает, и следит внимательно: хулить он меня будет или прославлять? Будет ли жаловаться на судьбу или по-прежнему поклоняться, кланяться и клясться в любви?

Помните сказку «Морозко»? Девочка в рваном пальтишке собирает в зимнем лесу хворост, а Мороз её спрашивает: «хорошо ли тебе, девица, хорошо ли тебе, красная?», и коченеющий ребенок отвечает «хорошо, дедушка». И получает за это награду. А нехорошая девочка честно говорит: «плохо мне, замерзаю я». И её наказывают. И хотя она и впрямь нехорошая, завистливая и ленивая, я, в данной ситуации, сочувствую ей.

Есть такой анекдот. Господь сказал евреям, что готов исполнить любое их желание, но только одно. Выбрали евреи самого честного и мудрого старца и направили к Богу. Тот его ласково принял и предлагает:

– Ну, проси, чего ты хочешь?

– Господи, ведь верно, что мы – твой возлюбленный, избранный народ?

– Да, это именно так.

– Прошу тебя Господи, избери и возлюби другой народ.

Бог – наш Судья. «Есть грозный судия, он ждёт! Он не доступен звону злата, и мысли, и дела он знает наперёд». То есть, о преступном замысле он знает, но вмешаться не хочет. Суд Божий над преступниками состоится только на том свете. Пока же они могут жить на земле преступно и столько, сколько позволят обстоятельства. Вознаграждение праведникам тоже, чаще всего, обещается на том свете. По крайней мере, всевозможным святым приходится претерпеть на земле самые зверские муки, прежде чем Господь их вознаградит, а Церковь причислит.

Но вот «самых лучших» Господь прибирает себе быстро, часто прямо на взлёте. Мне не хочется обижать верующих, но, если есть Бог, то, назовём вещи своими именами, на самых лучших он насылает преждевременную смерть.

И я возвращаюсь мыслями к тому, с чего начала.

 
 

Рис. Н. Рушевой

Мне странно, что уже несколько лет отделяют меня от того хмурого декабрьского дня. Окончили школу её одноклассники, подружки хоть ещё не выскочили замуж, но уже поступили в вузы. А я будто всё ещё стою в том холодном дворе и неотвязно думаю: прибирает? С какой целью?

Мне говорят: Господь обиделся на людей, не хочет вмешиваться в наши дела, он предоставил нам свободу выбора, и мы сами должны отвечать за свои поступки, и строить своё будущее, и т. д. и т. п. Ладно, согласна. Но Он хочет, чтобы было честно и справедливо? Что для этого надо прежде всего? Кадры. Люди, которые сеют разумное, доброе, вечное. Не обязательно с дипломом учителя или с циклом лекций. Разве мало может сделать добрый, отзывчивый, принципиальный человек просто своим поведением, своим примером? Таких людей не так много? Да нет, не так уж и мало. Но им очень трудно, ещё как! Ну, так помоги им, Господи! Не дай сожрать волкам и акулам. Не хочешь? Не в твоих правилах? Не можешь поступиться принципами? Не надо. Но хоть не мешай! Дай хорошему человеку жить, просто жить. Чем дольше он пробудет на земле, тем больше вокруг него будет чистоты и порядка.

Если встретились два достойных человека, и у них родилась девочка, про которую все говорят «способная, добрая, чудная, одним словом – светлая», то дай ей прожить как можно дольше! Что ж ты насылаешь на неё болезнь? Ах, испытание? Но она справляется. Я слежу за этой борьбой – друзья держат меня в курсе, с Машенькой дружит их сын. С помощью врачей, мамы, папы, своим упорством, своим оптимизмом – она почти выкарабкивается, и все вздыхают с облегчением, и я тоже. Но нет, ты снова играешь, как кошка с мышкой, толкаешь ею к краю. И, наконец, сбрасываешь. Зачем?

На Земле стало лучше? Люди приблизились к Царствию Божьему или отдалились?

Оставим Царствие Божье в покое. Церковники спорят и сами не знают толком, что это такое. Но спросим на простом, человеческом языке: к чему стремится Бог? К тому, чтобы люди жили праведнее, чище, светлее, или увязали в грязи и пороках? Что делает садовник, желающий, чтобы его сад хорошел и процветал? Выпалывает сорняки или высматривает, не вырос ли на клумбе цветок невиданной красоты и – дёрг его с корнем, чтобы и семечка не осталось?

«Господь прибирает лучших». Похоже, что так. Похоже, но не более того.

Дети в очередях перед крематориями гитлеровских лагерей. Туда отбирали лучших или сгребали всех подряд? В братских могилах лежат всякие, гении и злодеи, очень хорошие и очень плохие. Больше всего – обычных, нормальных людей. У них было много разного, в том числе и знаки Зодиака. Общим оказалось одно – их вырвали из жизни раньше естественного срока.

«Мы все ходили под богом, у бога под самым боком», – писал про своё поколение Борис Слуцкий. «Кадры решают всё», – говорил вождь, наш земной бог, и пропалывал кадры с членами их семей так, что до сих пор среди руководителей мы ощущаем нехватку порядочных людей. Он боялся за свою власть. Чего боится небесный Бог? Маленькой светлой девочки? Чем угрожают ему талантливые дети, честные, принципиальные взрослые, лучшие или даже просто хорошие люди?

Ничем не угрожают. Но не стоит гневаться на Бога, священники правы. Нельзя гневаться на того, кого не существует. Нелепо обижаться на то, чего нет.

Статистика говорит, что одарённые, талантливые люди в среднем живут меньше. Этому есть причины, вполне реальные. Наука занимается исследованием этих причин, учёные публикуют свои выводы. Желающие могут поискать публикации в Интернете. Только, как предостерегает известный телеведущий, не заблудитесь в паутине.

 

Яндекс.Метрика