Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2009, № 2 (51)
Сайт «Разум или вера?», 21.05.2009, http://razumru.ru/humanism/journal/51/salyamon.htm
 

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ Весна 2009 № 2 (51)

ПАМЯТИ ТОВАРИЩА

Памяти Леонида Самсоновича Салямона (1917 – 2009)

«Безукоризненный
пример чистой
и благородной жизни»

Дорогая Надежда Александровна, 1

Мы глубоко огорчены и сочувствуем Вам в связи с известием о кончине блестящего онколога, прекрасного и благородного человека Леонида Самсоновича Салямона.

Его долгая и богатая переживаниями жизнь была наполнена помощью другим людям, участием в войне и в освобождении Ленинграда, с которым он был связан всем своим существом – преподаванием в Военно-морской медицинской академии, аспирантурой у Шабада, работой у Лазарева и Иоффе и в онкологии. Его помощь Солженицыну обошлась ему очень дорого, о чём он никогда не сожалел. Ему помогали выдающиеся люди – И. И. Блохин, Л. А. Пирузян, А. Борин и другие. Он помогал всегда и всем кому мог.

Его представления о «глухоте» злокачественной клетки лежат в основе учения об опухолях.

Он был широким человеком гуманистического плана. Леонид Самсонович сотрудничал в составлении биографии А. С. Пушкина, много писал для «Здравого смысла», писал много ярких воспоминаний и стихотворений о войне.

Леонид Самсонович останется для нас живым и безукоризненным примером чистой и благородной жизни нашего современника.

Ваши
Г. И. Дейчман, Н. В. Энгельгардт, Г. И. Абелев,
А. Г. Круглов (Абелев), Н. И. Куприна, А. В. Андреев

Обращение к супруге Л. С. Салямона Н. А. Тарховой

 

Он был сильнее
обстоятельств

Анатолий Тасминский

Познакомился с ним я так. Находясь в Белоруссии при престарелых родителях, я регулярно заглядывал в Интернет, и однажды обнаружил на сайте гуманистов РГО в журнале «Здравый смысл» стихи, один из них я загорелся вставить в свою будущую книгу. По электронной почте связался с редактором журнала, и вскоре я получил электронный адрес, как я тогда представлял, поэта Леонида Салямона…

А вскоре, уже не поэт, – не только поэт, – а доктор медицинских наук, заслуженный Соросовский профессор, академик РАЕН Салямон Леонид Самсонович, узнав о моей проблеме – у мамы была меланома, изъявил готовность поделиться опытом излечения. А подсказать он мог! Не только как учёный-медик, но и как… пациент. Мой здравый смысл подсказывает: надо поделиться с читателями журнала той рекомендацией – «от Салямона»… Авось пригодится – рак, он ведь неразборчив: хватает чуть ли не каждого третьего… Не знаю, что помогло, совет ли доктора Салямона, совет ли другого доктора, но моя восьмидесятивосьмилетняя мать, имея меланому в последней, то есть в четвертой, стадии, вопреки предсказанию лечащих врачей («Ей осталось месяца три») прожила при полной активности более года…

 

Итак, вот то письмо Леонида Самсоновича:

«…У меня самого была меланома, а потом даже рецидивы. И было это первый раз 25 лет назад. То, что Ваша мама делает зарядку и двигается, это очень правильно. Я позволю себе дать совет: маме следует npuнимать ретинол (витамин А). Его дозировки варьируют от 3000 до 100000 ME (медицинских международных единиц) в одной капсуле. Я бы рекомендовал принимать ежедневно 30000 – 50000 единиц (т. е. одну или две капсулы по 30000 ME в день). И ещё, если найдёте в аптеке, препарат Селен (сейчас появился препарат Селен-актив – упаковка из 20 таблеток, если у вас не продают, я Вам пришлю)».

Прошу читателей обратить внимание на следующее. Московские медики высокого ранга помогают совершенно бескорыстно неизвестной женщине в Беларуси. Мама, когда узнала от меня о каждом из них, воскликнула: ну вот видишь, вот оно – «брось назад, впереди найдёшь», то есть, как ты относишься к людям, такое отношение жди и к себе…

Дело в том, что в годы Великой Отечественной войны мама, находясь в оккупированном Минске, при повальных обысках прятала трёх еврейских детей. Обмотав в простыни и полотенца, она укладывала меня с ними в постель; при входе немцев, брала меня на руки и пугала вошедших мной и теми, что лежали: мол, кляйни киндер – тиф, тиф…

Настал день и час – и я в гостях у Леонида Самсоновича. Он, оказывается, одногодок моей матери, то есть ему шел тогда 89-й год. На двадцать два года старше меня. Сразу же хочется броситься в описание облика этого человека. Но лучше раз увидеть… и представленная здесь фотография пусть будет заместителем моего описания. Ибо внешность Леонида Самсоновича прямо-таки библейская. За ним, как я позже узнал, неоднократно охотились художники и фотографы: разрешите, пожалуйста, с вас, мол, списать образ библейского старца, кудесника?!

У меня с Салямоном оказалось немало общих знакомых, особенно по Ленинграду – в мою бытность там курсантом военного училища. Я называю имена, он – что-то рассказывает об их носителях. Он называет имена – рассказываю я. Мы присутствовали на одних и тех же мероприятиях в ленинградском Доме писателей – на устном альманахе ленинградских переводчиков, слушали впервые на русском языке творения классиков зарубежной литературы.

Выходим на балкон. Я прошу его рассказать о своей жизни.

– Да, жизнь это, действительно, «не то что прожито, а то, что помнится». А «помнится» многое… Да, Время, Время… Я уже начал вести обратный счёт времени… как в космонавтике: 10, 9, 8…

Время – маятник-молот:
и счёта ударам нет.
Бьют обманы, пока ты молод,
и утраты на склоне лет.

Стряхнул в баночку пепел, посмотрел на бегущие облака и продолжил:

– Уж ударов на мою долю хватило… Родился я в августе 1917 г. в Петрограде, куда из Варшавы, спасаясь от немцев первой мировой войны, перебрались мои родители… Это по «подсказке» моего отца, занимавшегося предпринимательской деятельностью, русские войска в годы первой мировой войны в своих гранатах стали применять бойки из… граммофонных иголок – на бойки тогда был острый дефицит из-за прекращения поставок из-за границы. После революции отец организовал ремонт четырех академических театров в Петрограде, затевал строительство на верфях каких-то судов… И всё это трагически закончилось: в духе того времени: отец по ложному доносу был арестован, приговорён к высшей мере… Мы с матерью навестили отца в тюрьме накануне… То был страшный удар. Были и другие…

Леонид Самсонович поймал несколько дождевых капель на ладонь, стал вглядываться в них.

– Мечтал я стать физиком (до сих пор мечтаю!). Но для сына «врага народа» физфак университета был недоступен. Благодаря усилиям дяди, лечившего одного из партийных руководителей Ленинграда, поступил в медицинский.

 

Л. С. Салямон в годы войны

 

Война. Все сокурсники ушли на фронт офицерами-медиками, я – рядовым. Как мне разъясняли: из-за какой-то «путаницы» в документах. Кто и как спутал – это так и осталось тайной… После окончания войны пришлось остаться в армии – служил в Таллинне, дослужился до майора медицинской службы.

В середине пятидесятых уволился из армии, вернулся в Ленинград, стал заниматься онкологическими исследованиями… Моя монография «Рак и дисфункция клетки» по сей день считается одной из лучших книг в этой области, по ней и сейчас учат студентов.

А однажды попросили меня дать онкологическую консультацию одному писателю. Обычная просьба, и я дал таковую. Вот только писатель тот оказался Александром Исаевичем Солженицыным – на него уже готовилось досье для высылки за границу. Так что консультация та обернулась мне потерей лаборатории и увольнением из онкологического института. В результате исследовательская работа, по результатам которой уже была готова докторская диссертация, закончилась… И не берут никуда.

Из Ленинграда, города, к которому я был «пришпилен Петропавловской иглой», пришлось уехать в Москву: там предложили работу (и место в общежитии) в недавно созданном исследовательском институте, где я и провёл ряд успешных исследований в области профилактики рака…

Ну а когда находило вдохновение да выбиралось свободное время, то я отдавался своему хобби – филологии. Писал о физиологии эмоционально-эстетических процессов, о поэтической звукописи Пушкина, обнаружил некоторые факты его творческой биографии. Были попытки браться за рифму – стихи, басни и переводы из Рильке, Гейне, Лессинга, Шиллера. Не без вдохновляющего и подвигающего участия жены – Надежды Александровны Тарховой, известной пушкинистки.

Собрания-семинары Российского гуманистического общества я «в соответствии с возрастом» посещать не мог… Но… интересуюсь отчётами о них в «Здравом смысле» 1.

Раздаётся звонок телефона… Трубку берет Надежда Александровна… Скоро подойдёт ещё один гость, по уважительной причине не явившийся в ранее договорённое время.

Гудит домофон… Леонид Самсонович гасит третью, только что закуренную, папиросу… Мы покидаем балкон – гостя встречать.

Входит гость. Меня с ним начинают представлять, а мы хозяев и не слушаем: бросаемся обниматься! Да знаем мы друг друга! Вот только не виделись уже лет десять. Я потрясён: «Неужели мир так тесен?!» Впрочем, центр Земли, если использовать отвес, находится как раз под квартирой Салямона!

Усаживаемся за стол.

– Наденька, а где там моё крепительное?

Пьёт только водку. Знает меру – свою, гуманную!

И тост истинно гуманистический – за Жизнь!

В 90 лет он пожаловался (оказывается, впервые) на память:

– Это же надо – память стала подводить! Долго припоминать приходится.

Последний раз я навестил патриарха 24 декабря 2008 года: принёс ему очередной номер «Здравого смысла» и три экземпляра только что вышедшей своей книги – «Симпатичные люди» – там есть очерк и о нём.

Прочитал очерк вслух лежащему. А он возьми да встань, да пойди на кухню, где Надежда Александровна тут же организовала маленькое застолье. Тост тот самый – «За Жизнь!»

 

Л. С. Салямон. 2008

 

А уже перед моим уходом, Леонид Самсонович вдруг присел за компьютер и стал что-то разыскивать на экране монитора… Оказалось, хочет подарить мне свои несколько дней назад написанные строки.

Вот они, эти замечательные стихи:

Бесполезная молитва

Истину,
светлую истину,

Господи, укажи!

Обмана туман всё ближе.
Иллюзии,

миражи!

Господи,

накажи

Наглую рожу лжи,
Бездушную и бесстыжую!
Порази её,

порази!!!

Рядом,

вокруг,

вблизи…

Во имя Отца и Сына,
Да сгинет неправды трясина
И та, что царит вовне,

И та, что болит во мне!..

***

Ему шёл 92-й год, когда случилось то, о чём он поэтически высказался ещё более пятидесяти лет назад:

…Ещё и память не остыла,
но хлопнула за прошлым дверь.
И то, что прежде жизнью было,
лишь биография теперь!

«Дверь хлопнула» за жизнью, за всем, что было в жизни этого прекрасного человека – 26 января 2009 г.

Жизнь, мы знаем, это «миг между прошлым и будущим» и этот миг на обелиске фиксируется лишь тире между датами начала жизни и ухода из неё.

1917, август – 2009, январь


Л. С. Салямон как пушкинист публиковался в Новом литературном обозрении, журнале Звезда и др., участвовал в работе над четырехтомной Летописью жизни и творчества Александра Пушкина. В «Здравом смысле» также есть его литературоведческая работа. Это: «Памятник»: о мотивах обращения Пушкина и Державина к оде Горация 1999, № 4 (12), с. 54 – 57, 2000 № 2 (14), с. 57 – 54. Другие публикации в «Здравом смысле»: Стихотворения из книга «Бессонница»: 2007, № 3 (44), с. 68, Марк Григорьевич Качурин, стихотворения (предисловие Л. С. Салямона): 2005, № 2 (35), с. 13, Памяти Семёна Ботвинника: 2004, № 3 (32), с. 46, Стихотворения из тетради «Война»: Клятва, В дни Победы, Павшим 2002, № 3 (24), с. 48.

 

Яндекс.Метрика