Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2011, № 1 (58)
Сайт «Разум или вера?», 04.06.2011, http://razumru.ru/humanism/journal/58/garcia.htm
 

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ • Январь – март 2011 № 1 (58)

ТОЧКИ БИФУРКАЦИИ

Дионисий Гарсия

ИЩУ
ЧЕЛОВЕКА,

ИЩУ
ЛЮДЕЙ!

О видах людей

Роды и виды животных образуются медленно, в течение тысячелетий. Но человечество является ареной своеобразного видообразования на ином уровне жизни, нежели животная, и в нём различные виды и роды в виде культурных типов могут выделиться уже на протяжении одного поколения.

Стать и быть человеком – это особое достижение, требующее наличия некоторых индивидуальных данных, особых внешних условий, а также большого личного труда. Быть человеком не означает просто принадлежать к современным гоминидам. Родившегося ребёнка, предчеловека, можно изуродовать в общественной «утробе» так, что его нельзя будет считать ни нормальным животным, ни нормальным человеком.

Взрослых индивидов можно подразделить на следующие категории.

1. Современные взрослые гоминиды, не ставшие вполне людьми, т. е. те, в ком животное начало остаётся сильно преобладающим над некоторой приобретённой человечностью; их часто называют «шкурами», «шкурниками» – так и будем выражаться для краткости. Из числа шкурников появляются сознательные преступники, нарушители закона.

2. Люди преимущественно «стихийно социальные», мало самостоятельные, можно сказать стадные в некотором смысле – так и будем выражаться для краткости.

3. Зрелые люди, или люди самостоятельной человечности.

Зрелым людям в особенности свойственны характерные проявления человечности – стыд, жалость, сочувствие, ответственность, самокритичность, опора на осмысленное мировоззрение.

Людям преимущественно стадным тоже свойственны стыд, жалость, благоговение, но в меньшей мере, и живут они, в общем, легкомысленно.

Шкурники, если и проявляют указанные чувства, то редко и слишком слабо: одолевает низменное, животное, негативное. Что выражается в преобладании слепого инстинкта выживания над разумом и человечностью.

Шкурники чувствуют себя в обществе подобно зверям в лесу – «защищайся! нападай! скрывайся! хватай! получай удовольствие!»… Их главное жизненное дело – и в этом они постоянно совершенствуются – использование всевозможных обстоятельств, предметов, людей, событий, даже юридических законов для достижения корыстного «успеха». Конечно, и «шкуры» производят что-то полезное, но это не оправдывает и не перекрывает их вредоносности. Имеются шкуры государственного масштаба – особо вредные. Коротко: у шкурья очень большие «материальные потребности», силён культ тела и секса, мала забота о душе и духе. И видно, как они нарушают многие этические и эстетические запреты, не признают самоограничений, требуемых человечностью; как горячо защищают они своё право «жить, как хочется», «свободно», фактически – как всё больше пожирающая, развращающаяся и вредящая окружающим саранча гоминидного вида, не сопоставимая по своей вредоносности с обычной саранчой.

Стадные люди понимают общество как свой большой общий дом со сложным хозяйством, более или менее успешно управляемый особыми начальниками; сами же члены стада привыкли вести себя прилично – достаточно послушно, сообразно существующим порядкам, «а то накажут!». Стадным людям для их довольства и мирной жизни требуются общественный порядок, жилище, пища, зрелища и «секс». Высокие устремления им несвойственны.

Зрелые люди понимают общество как область своей личной и общей органической среды. Главная их установка: развивать и совершенствовать себя, помогать в этом другим нуждающимся, налаживать и возвышать уровень общей жизни. Древнекитайский мудрец Конфуций сказал: «Надо совершенствовать себя, чтобы тем самым обеспечить благоденствие других». Зрелые люди требуют для общества человечного, полного уважительности порядка, т. е. воздаяния и уважения по заслугам. В мыслях и делах они стремятся, чтобы в обществе возобладали действия и руководство лучших людей, а не сильнейших деляг; для себя же они хотят как можно больше знать, уметь и понимать – и это доставляет им главное удовлетворение. Характерная черта большинства из них – постоянное ученичество и творчество.

Шкурники порочно напрягают общество и развращают его, в целом – принижают общество, делают его озверелым.

Стадные люди поддерживают общество на данном им уровне.

Зрелые люди положительно развивают общество, очеловечивают его.

Шкурники составляют низший по своей ценности и самоценности слой общества. Каким бы капиталом и какой бы недвижимостью они ни обладали, какие бы посты ни занимали, вплоть до «высших», они – в основном пустая оболочка, лишённая истинных богатств культуры.

Стадные люди образуют срединный слой общества.

Зрелые люди образуют истинно высший – интеллектуальный и моральный – слой общества, хотя многие из них «бедны» или даже не получили «высшего образования» и мало известны публике. Как заметил древнегреческий мудрец Эпикур, «благородные люди, где бы они ни находились, друзья друг другу, прежде чем познакомятся и разговорятся».

Разумеется, существуют переходные и смешанные типы, но определяющим становится то, что преобладает, что главенствует в нас. При всём означенном следует учитывать, что в мире существуют сотни миллионов слаборазвитых бедняков, к которым определения «шкурник» или «не шкурник» трудно применимы. Они – жертвы социальной несправедливости, рождённые людьми, но не получившие возможности стать таковыми. Они живут предельно просто, в тяжелейших обстоятельствах, их внутренние свойства и их возможности мало проявлены. Они – укор и приговор разжиревшим в своих богатствах, утонувшим в своих пороках шкурам, захватившим и захватывающим материальные богатства и духовные возможности других.

Да, с биологической точки зрения мы все принадлежим одному виду Homo sapiens. Однако в народе давно в ходу выражения «скоты», «нелюди», «будь человеком». Выражение «человечный человек» кажется тавтологией, а «бесчеловечный человек» – противоречием в определении, но смысл этих парадоксальных выражений понятен, они необходимы.

Вот слова из так называемого «Евангелия от Филиппа»: «Формы телесные не введут его (мудрого человека) в обман, но он посмотрит на состояние души каждого и заговорит с ним. Есть много животных в мире, имеющих форму человека». В народе уже давно хорошо поняли, о чём идёт речь. А вот большинство современных «элитарных» людей – не понимают. Сосуществование современных гоминидов различного типа (различной «породы») в одном обществе на основе узаконенных «равных прав и свобод» кажется противоестественным: невозможно осуществление такого «равенства». И это очевидное лицемерие является тем вреднейшим обстоятельством, из которого и происходят многие уродства в нашей жизни. При тех «правах и свободах», которые узаконены, низкие, подлые, преступники оттесняют благородных, уродуют общество своим поведением, своими делами, а также и своими вкусами, распространяющимися среди обывателей, как эпидемия.

Почему при «равных условиях» в целом, всегда одолевают худшие? Потому, что финансово и по социальному положению они сильнее. Потому, что их действия, способы борьбы грубее, подлее, и в этом смысле они заведомо сильнее, так как такое поведение благородные люди не могут себе позволить. «Во время смут и беспорядков, чем хуже человек, тем легче ему взять верх», – написал древнеримский историк Тацит. Это правило и до сего дня действует. И, главное, безответственная масса обывателей, а также дети, легче поддаются падению, нежели возвышению. Они легко соскальзывают в то поведение и в те удовольствия, которые ради своей выгоды предлагает деловое шкурьё. Обывателям трудно даётся и непривлекательно то, что предлагают зрелые и благородные люди, – и в периоды кризисов общество в целом опускается. Огромное число людей разрушено наркотическим, алкогольным, игровым, сексуальным бизнесом, бесчисленными вредными товарами и услугами, поп-культурой…

Надежда на совершенствование общества с помощью технологического прогресса вне этического роста и обновления – тщетна: силы низшего рода, осваивая технику, всегда будут ещё сильнее распространяться, ещё крепче придавливать человечески высшее. Научно-технические достижения, помимо приносимой пользы, повсюду становятся средством закрепления бедственного положения низов, усиления инертности и равнодушия, умственной и нравственной лени. Посмотрите, что делается на телевидении и в Интернете! Это страшнейшие наркотики, разрушающие культуру.

Могут подумать: «Не сгущает ли автор краски? Не преувеличивает ли наши немощи и уродства?». Нет, мы просто постепенно и незаметно привыкли к ним, и они не кажутся чем-то по-настоящему опасным. Если убрать полицию, уголовный кодекс, суды и тюрьмы, а также дверные и прочие запоры и сигнализации, мы увидели бы «во всём блеске» гоминидов-полулюдей, подлинные качества многих «дам» и «господ», как из «простого народа», так и из «элит». Россия держится на ненадёжной «ниточке» «железных дверей» и органов «охраны общественного беспорядка».

Яркий образ зверочеловечества во всей его гнусности даёт телевидение, с хамской наглостью его рекламы, с безвкусицей, пошлостью, вредоносностью большей части показываемого и озвучиваемого. Показывают не то, как и чем живёт человечная часть человечества, а как живут и хотят жить слабые и развращенные люди – алчные, похотливые, жрущие, вопящие, мчащиеся на машинах, стреляющие, убивающие… На ТВ царствует «шумный хам и хамский шум» (как выразился некто), полный цветистой мишуры. Всё должно быть быстрым, бестолковым, кричащим, отупляющим… Телевидение с утра до вечера учит молодежь формам расслабления и «оттяжки», «сладкой жизни», разбою, наглости, распущенности, безответственности, легкому успеху и дутой «звёздности». Почему бы не расти у нас разврату, преступности, жестокости? И все делают вид, что нельзя ничего сделать: индивиду (ах, как он слаб!), обществу (моя хата с краю!..) Но поворчать можно: «Ах, как нехорошо!»

Что же делать? Ясно что: прекратить телевизионное вредительство, как и издательское, радиовещательное и всякое иное. Создать надёжный гражданский общественный контроль за СМИ, как в более здоровых обществах. Надо активнее и решительнее выходить из своих кухонь и «телевизионных» тюрем в реальное, а не виртуальное пространство, надо прямо и всем вместе заявлять о своих правах на достоинство и культуру, справедливость и высокие стандарты морали и красоты.

Хороших передач немного. Почему не большая часть? Почему мощнейшие средства массового воздействия не поставлены на службу воспитания здорового тела, благородной души и возвышенного духа? Потому, что преобладающее положение в этих средствах занимают недостаточно развитые, подлые и пошлые люди (а «пошлость – это вдохновение бездарей», как сказал Фазиль Искандер). Они подлы, потому что, делая ставку на низменные чувства и слабости человека, легче продать соответствующий низкопробный товар. Этим продавцам нужен рейтинг для влияния и бизнес для сверхприбыли, а не благо общества. А хорошие передачи служат им удобным прикрытием. Нужно оставить мысль, что руководители СМИ, – это в основном высоко образованные, талантливые и быть может даже очень нравственные люди, которые, по каким-то причинам, от них независящим, поощряют всю эту низость и пошлость, занимаясь душевредительством. Возможно, вначале они и были или хотели быть «хорошими», да «сломались», опошлились, рухнули под властью золотого тельца и воли «сверху»: кому нужно общество свободных и самостоятельных личностей? Бесправными «подданными» и хрюкающим от зрелищных удовольствий стадом управлять легче и безопаснее.

Поражает слабость национальной культурной элиты, да и слабость народных масс, молчащих и допускающих развращение молодежи, опускание народа. Неужели полагают, что если всё это делается «в рамках закона», в связи с определёнными «правами и свободами», то сопротивляться нельзя, ибо это было бы беззаконием? Но, во-первых, для чего, для какого блага «народные избранники» допустили такие разрушительные «свободы и права»? Ведь у них хватило ума законодательно запрещать грабежи и убийства, наркобизнес, педофилию. Во-вторых, надо спросить «законодателей»: если и было бы разрешено насиловать малолетних, то разве каждый не стал бы «противозаконно» сопротивляться насилию по отношению к своей дочери или сыну?

Если мы хотим иметь здоровое общество, то никоим образом нельзя отдавать средства массового воздействия в руки каких бы то ни было бизнесменов, деляг и пошляков на волю рынка. Нельзя и потакать власти низов, настоящих низов, не в смысле «простого народа», а в смысле обывательщины, того быдла, которое и есть продукт российского «рынка». Повсюду видна отвратительная тирания низшего и худшего.

Поскольку человеку, чтобы быть им, положено возвышаться, то каждого взрослого жителя нужно спросить:

- Видит ли, ощущает ли он что-то всечеловечески высшее и вселенски Высшее?

- Почитает ли он это высшее и как почитает?

- Что он считает главным для себя в жизни? В чём видит свой долг?

- Что он имеет в виду, когда говорит «хорошо жить», а что значит для него «плохо жить»?

- Что он больше всего любит, и чего больше всего хотел бы?

- Что для него хуже всего?

- Кого он называет «хорошим человеком», а кого – «плохим»?

Эти вопросы каждый может задать самому себе, чтобы лучше осознать себя, определить уровень своей человечности, действительное качество своей жизни.

По высшему счёту, идёт или назревает настоящая битва за человечность, а не за шкурническое «процветание». Попробовали бы военачальники во время войны не учитывать негодных бойцов – по состоянию здоровья, а также предателей, дезертиров, трусов, паникеров… и общий дух армии. Как воевать? Как побеждать? Поэтому и учитывают, и принимают решительные меры. Так вот, плохо обстоит у нас с этим в главной битве, – в битве за человека. И мы проигрываем её. Худшие люди (часто просто нелюди) и не лучшие люди вообще, одолевают лучших – и отсюда наше бедственное положение. Так ширится и укрепляется тирания низшего, худшего.

О демократии

Никто не станет утверждать, даже поборники демократии, что большинство народа составляют люди культурно развитые, самостоятельные и ответственные, благородные. Разве не народ с легкостью отбросил свои замечательные народные песни (разнообразнейшие, на все случаи жизни) и принял эту низменную однообразную шумную «попсу»? Не народ ли бросился потреблять во вред себе всё то, что предлагают дельцы для своей выгоды?

Можно спросить: из чего видно, что народ (какой «народ»? в каком смысле?) – это нечто заведомо хорошее, спасительное, и потому, мол, нужно всегда прислушиваться к «голосу народа»? Народ также может заблуждаться, развратничать и пребывать в покорном невежестве, как и отдельный индивид. Времена обоготворения народа прошли. Наступили времена конкретности и реализма. А вот власть худших, какократия (от греч. kakos – плохой, отсюда и «какофония») – и власть лучших, аристократия – эти определения могут и должны получить более ясный и буквальный смысл. Судя по всему происходящему, пока у нас резко преобладает какократия.

Правда, выражение «простой народ» имеет и некоторый положительный смысл. Культурное значение «простого народа» (в этой среде есть и представители высшей человечности) исторически ясно обнаружилось в его самодеятельном творчестве во всех областях жизни и при любых режимах и правителях: в устройстве быта, в жилище, в изобретении одежды, домашней утвари, орудий труда, земледелия, особенно в эстетическом творчестве и, что особенно показательно, в обработке и творчестве языка. А каковы пословицы! Возьмём, для примера, хорошо нам известные.

Береги честь смолоду, а платье – снову.
Любишь кататься, люби и саночки возить.
Не плюй в колодец, пригодится воды напиться.
Ум хорошо, а два – лучше.
Взялся за гуж, не говори, что не дюж.
Не зная броду не лезь в воду.
Терпение и труд всё перетрут.
Слово – серебро, молчание – золото.
Дурную траву – с поля вон.
Лучше хлеб с водой, чем пир с бедой.
На бога надейся, а сам не плошай.
Бог-то бог, да сам не будь плох.
Век живи – век учись.
Живи и помни! – И т. п., и пр…

К тому же возьмите и народные сказки, песни. Какая видна во всём этом великолепная этика, благородство и житейский ум! Однако сегодня естественные творческие силы «простого народа» очень ослаблены. Бесконечная борьба за потребление, «массовая информация» делают своё антикультурное дело. По всему видно, что в отношении личного творчества народ, в массе своей, изрядно обмяк и отупел. Значит, «слушать голос народа» сегодня нужно очень вдумчиво, критически, сообразуясь с истиной, с большими смыслами, ценностями и целями, и не определять большинством голосов. (Большинство-то у нас всё в Сталина упирается, никак подобострастный страх и потребность в вожде из себя не может выдавить).

О плутократии

Плутократия (от греческого plutos – богатство) означает преобладание в общественной жизни силы денег, товаров, рынка, животности – над разумом, высшей культурой и нравственностью, выращенных человечностью. Плутократия как явление порождает своих типичных представителей, которых и можно назвать плутократами. Плутократы и составляют передовой отряд «западных демократий», «свободного мира», и они по природе своей не могут считать долгом искоренение общественных пороков, ведь ими они питаются сами и ими же травят других. Известно древнеримское поучение: «разделяй и властвуй». Таково правило и современной плутократии – разделяй (по кухням и телеящикам), развращай и властвуй.

Картину современной буржуазной цивилизации можно представить так: мировая плутократическая олигархия; национальная плутократия со своей олигархией; плутократические «права и свободы», стихия предпринимательства; стихия потребления отупевшей массы обывателей; бесчисленные не нужные и вредные товары и услуги; бездумная технизация жизни.

В противоположность плутократии, структура власти человечного общества должна в общих чертах выглядеть так: духовная, т. е. интеллектуальная, нравственная и художественная элита всего человечества; авторитет и власть высших смыслов, ценностей и целей; национальные духовные и творческие элиты; истинно человечные этические и правовые установки; разумное производство, умеренное и здоровое потребление; разумное и благое использование техники.

В связи со всем сказанным, предприниматели различаются сообразно тому, тяготеют ли они к плутократии или же к тому, что можно назвать народной аристократией. «Золотое правило», о котором любят с гордостью говорить либералы, «можно делать всё, что не запрещено законом», позволяет плевать на совесть, справедливость и вообще на всё нравственное в угоду личным шкурным интересам.

Так, в день святого Валентина, покровителя влюбленных, цены на цветы резко подскакивают. Почему не наоборот, не дешевеют ради влюбленных? Конечно, не цены растут сами, а по законам «рыночного механизма» растут алчность и бессовестность, настоящий эгоизм и сволочность капиталистов. То же и относительно платных городских туалетов. На вокзалах заставляют платить (никаких льгот! – вопят объявления) в несколько раз больше: «куда ты денешься!» Наживаться на неотложных нуждах и бедствиях людей, обирать самых бедных для обогащения самых богатых – такова подлинная суть капитализма. Вот она, подлая «совесть» бизнеса и рынка.

Ещё одно «золотое правило» – свободная конкуренция (по-русски – состязание). Но состязание в чём? Во всяком случае ясно, что не в деле обеспечения общества всем необходимым, лучшим и достаточным, без излишеств, сообразуясь при этом с охраной природы. Куда там!

Другое поучение: «спрос рождает предложение». Верно, но ведь человеку (в отличие от животных) положено возвышаться, и не нужно придумывать для него, навязывать, продавать ему, попавшему в зависимость от алчных «предпринимателей», всё новые и новые, часто просто животные потребности, плотские вожделения и наслаждения – чтобы человек погряз в этом и перестал им быть. Дурные предложения вызывают дурной спрос – и народ привыкает к порочной жизни. По-человечески действуя, следовало бы разумно и сознательно управлять спросом и предложением на общественном и индивидуальном уровне. Человечная цивилизация создаёт традицию человечного спроса и предложения. Но разве плутократы будут следовать этим, лично им не выгодным принципам? Разумеется, нет. Значит, неразумно, нечеловечно давать любым дельцам свободу действий и отдавать нашу судьбу во власть «законов рынка».

Пусть кто-нибудь из защитников «свободы», «рынка», «демократии» попробует показать, что производство всего, что только «пойдёт», и навязывание его народу, что «индустрия развлечений», сексбизнес, бесчисленные «глянцевые журналы», все теле- и радиопередачи, все компакт-диски, игорные автоматы, казино, реклама… – всё это осознанно и по-человечески ответственно направлено к обеспечению телесного здоровья народа, наилучшего состояния его душевной и духовной жизни, к её облагораживанию. Разве так должно быть и это необходимо делать в «цивилизованном человеческом сообществе»? Кому не ясно, что если народу не навязывать низкого, пошлого, вредного, то никто и не будет требовать этого от каких-то органов или начальников? Так зачем же навязывать?! Ответ один: шкурьё (в том числе «интеллектуальное»), строит на этом свой бизнес.

Английский публицист Джордж Монблат полагает: «Если мы позволим рынку управлять нами, всем нам конец». Коренной порок «либерализма» давно замечен. Из истории древнего Рима известны слова Мецената: «Возможность делать и говорить всё, что только кто пожелает… – это приводит к несчастию, если имеешь дело с неразумными. Поэтому тот, кто даёт свободу неразумным людям, всё равно что даёт меч ребёнку или сумасшедшему… Свобода черни является самым горьким видом рабства для людей достойных и одинаково несёт гибель всем».

И в XX в. испанский философ X. Ортега-и-Гассет говорил о «хамстве, которое царит везде», и считал, что «пора свергать разнузданного самодержца. Этим самодержавным гнётом мы обязаны торжеству демократии. Благородная идея обернулась в общественном сознании пагубным утверждением низкого, низменного». Другой испанец, поэт Х. Р. Хименес утончённо заметил: «Если бы демократия стала подлинной и обрела аристократический облик, так называемые демократы наверняка бы возмутились».

Североамериканский просветитель XIX в. Р. У. Эмерсон полагал, что истинный показатель цивилизации – не уровень богатства и образования, не величина городов и обилие урожая, а облик человека, воспитываемого страной. Индийский мудрец и подвижник М. К. Ганди утверждал: «Европейская цивилизация – не вершина, а скорее тупик в развитии человечества». «Относительно общественного устройства следует признать, что для этого годится любая форма правления, если люди цивилизованны на самом деле». Ганди считал, что общественный прогресс состоит не в росте человеческих потребностей, а в добровольном их ограничении.

Русский философ, теолог и священник С. Н. Булгаков так высказался по этому вопросу: пусть важность преобразовательных задач, заботы о хлебе насущном не заставляют забывать о душе народной, о её здоровье и росте, об охранении её от деморализации и разложения. Ибо с растлением души народной мы утрачиваем фундамент, на котором зиждется всё настоящее и будущее России, её государственность, народное хозяйство, национальная культура.

Как важно нам сегодня внять словам этих мудрых и благородных людей!

Но людям трудно внимать сказанному, ведь в большинстве своём они подвержены развращающему влиянию власти, а власть имущие сами являются плутократией. Посмотрите, какие зарплаты они себе устанавливают, в то время, когда учёные, учителя, и другие, работающие не меньше их, получают в десятки и сотни раз меньше. И попробуйте усовестить этих начальников!

Невозможно даже вообразить разумное, человечное, благородное мировое сообщество, поглощённое борьбой индивидов, обществ, государств за деньги, товары, плотские удовольствия, экономическую власть. Никакое благо общества не может быть построено на фундаменте из самых низменных человеческих качеств – жадности и агрессии. Чтобы вступить на путь зрелого человечества, требуется хорошо рассчитанное умеренное производство, умеренное здоровое потребление, богатая культура и среда обитания. Тогда откроется простор для нашего главного Дела – душевного и духовного совершенствования. Но сегодня имеет место безудержное, безумное потребление одних и нищенское существование других. Разве это настоящее человечество? Нет, это – зияющая рана на теле Земли. Как здесь не привести знаменитые слова Христа: «Ибо какая польза человеку, если он приобретёт весь мир, а душе своей повредит?».

Древнегреческий философ Эпикур советовал: «Если ты хочешь сделать человека счастливым, то не преумножай его имущество, а сократи его желания».

Сказанное о богатстве и достоинствах можно обобщить так: из трёх имеющихся у человека коренных возможностей: обладать, сделать и стать, – последнее является важнейшим. Кем и каким стать, чем-то владея и что-то делая, кем творить себя и становиться? – вот главный вопрос жизни. В связи с этим и следует рассматривать вопрос о благосостоянии. Благородный человек не может замыкаться на своём личном благосостоянии, если вокруг неблагополучие людей, общества, окружающей природы.

***

Гуманизм – не только мировоззрение, но и особое Дело, очень ответственное и трудное, – не просто миролюбие, терпимость, человеколюбие. Важнейшие вопросы гуманизма таковы. Существует ли в человечестве духовное и этическое возвышение жизни, и если существует, то является ли оно важнейшей целью и важнейшим делом жизни человека? Или есть что-то более важное для самой этой жизни? Если существует возвышение жизни, и это главное, – тогда что же следует нам принимать из всего того, что возникает в личной и общественной жизни, а что отбрасывать? Что ограничивать, что укреплять, что развивать? И главное – чем руководствоваться в этом важнейшем жизненном Деле? Куда направляться и во что превращаться? Это и есть, собственно, философские вопросы и заботы человековедения и гуманизма.

Гуманизм – это когда личное благосостояние каждого человека связано с благосостоянием общества, а также и окружающей природы, иначе это будет «благосостоянием» беспутствующего «высшего животного». Только немногие люди понимают важность всех этих вопросов и относятся к потреблению и к своему творчеству мировоззренчески осмысленно – как и подобает зрелому человеку.

Необходимо сделать всё возможное, чтобы облагородить низшее в обществе таким образом, дабы способствовать проявлению в массах человечески высшего, его превосходству в личной и общественной жизни. Вот цель истинного гуманизма.

 

Яндекс.Метрика