Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2012, № 3 (64) – № 4 (65)
Сайт «Разум или вера?», 26.02.2013, http://razumru.ru/humanism/journal2/64_65/kruglyakov.htm
 

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ • Осень – зима 2012 № 3 (64) – № 4 (65)

ПАМЯТИ УШЕДШИХ

 

ПАМЯТИ Э. П. КРУГЛЯКОВА

Эдуард Павлович Кругляков (22 октября 1934, Краснодар – 6 ноября 2012, Новосибирск) скончался после продолжительной мужественной борьбы с онкологическим заболеванием. Члены РГО хорошо знакомы с этим именем, ибо академик Кругляков был главным организатором борьбы с лженаукой в нашей стране – первым председателем Комиссии РАН по борьбе с лженаукой, созданной по инициативе В. Л. Гинзбурга, основателем и главным редактором выпускаемого этой Комиссией с 2006 г. бюллетеня «В защиту науки».

Однако прежде всего он известен как первоклассный физик-экспериментатор. В круг его интересов входили физика плазмы и конденсированных сред, а также лазеры. Он начал свой путь в науке в 1958 г. как сотрудник Института ядерной физики Сибирского отделения АН СССР (РАН), и в Новосибирске он работал до конца жизни. В 1975 – 1988 гг. Эдуард Павлович был заведующим лабораторией этого Института, в 1988 – 2005 гг. – заместителем директора. В 1997 г. Кругляков был избран в Российскую Академию наук.

В 1960-е годы Э. П. Кругляков внёс значительный вклад в создание невозмущающих методов диагностики плазмы, в том числе лазерных. Одним из первых он осуществил эксперименты по измерению электронной температуры и плотности в потоке быстро движущейся плазмы, впервые провёл измерения нагрева плазмы за фронтом бесстолкновительной ударной волны. В 1970-е гг. Э. П. Кругляков проводил эксперименты, позволившие определить предельную электрическую прочность воды. Практическим результатом этих работ явилось повышение электрической прочности воды в 4 – 5 раз, что эквивалентно росту энергосодержания единицы объёма воды примерно в 20 раз. В 1972 – 1975 гг. Э. П. Кругляков возглавил экспериментальную группу, которая провела изящный эксперимент по удержанию плазмы в многопробочной магнитной ловушке. В дальнейшем основные направления его исследований были связаны с изучением коллективных эффектов в плазме. Эти исследования проводились на созданных под его же руководством установках, одна из которых стала первой в СССР, с которой начался процесс автоматизации термоядерного эксперимента. В 1986 г. Э. П. Круглякову была присуждена Государственная премия СССР за «создание методов лазерной диагностики и исследование высокотемпературной плазмы в физическом эксперименте».

Эдуард Павлович – автор многих научно-популярных статей и четырёх книг, направленных на борьбу с лженаукой, которые получили широкий общественный резонанс. В 2005 г. Президиум РАН присудил ему премию «За лучшие работы по популяризации науки». Благодаря принципиальной позиции и бескомпромиссности Эдуарда Павловича было похоронено несколько мошеннических проектов, авторы которых настойчиво добивались государственного финансирования, и на первых порах – благодаря невежественности некоторых наших чиновников и политиков – иногда успешно…

В каждом номере Бюллетеня «В защиту науки» Эдуард Павлович публиковал свои статьи. В этом издании им было опубликовано шестнадцать статей и несколько предисловий. Ниже мы приводим выдержки из последней его публикации («В защиту науки», № 10, май 2012) – интервью для журнала «Эксперт» (Вопросы «Эксперта выделены курсивом»).

***

– Когда появляются новые теории, они часто выглядят неожиданно, и некоторые из них ждут своего подтверждения довольно долго. Когда появляется наука и где всё-таки проходит граница между лженаукой и наукой?

– В течение всего времени, пока ведутся научные исследования, идёт накопление знаний, их постепенное обобщение, на основании чего и складывается научная парадигма. Это процесс поступательный, и революции в нём, вопреки распространенному мнению, происходят крайне редко.

В качестве примера революционного пересмотра наших знаний любят ссылаться на теорию относительности Эйнштейна. Мол, она фактически сокрушила классическую механику. Неправда, не сокрушила. Пока человечество располагало набором скоростей от телеги до самолёта, люди прекрасно обходились механикой Ньютона. Но когда речь зашла о больших, околосветовых, скоростях, оказалось, что формулы ньютоновской механики неприменимы. Для области таких скоростей и появилась релятивистская механика, часто именуемая теорией относительности.

Самое любопытное состоит в том, что формулы теории относительности Эйнштейна при малых скоростях переходят в формулы Ньютона. Таким образом, можно сказать, что механика Ньютона представляет собой частный случай релятивистской механики Эйнштейна в области малых скоростей. В сравнении со скоростью света (300000 км/с) малыми можно считать даже скорости наших космических аппаратов. Поэтому обычно для расчёта траекторий этих аппаратов в большинстве случаев достаточно использовать формулы механики Ньютона.

Но в таком случае стоило ли огород городить? Стоило! Дело в том, что на Земле, а тем более в Космосе, имеется немало процессов, в которых мы имеем дело с очень большими скоростями. Скорости, близкие к скорости света, имеют место в космических лучах, при движении заряженных частиц в ускорителях, в некоторых процессах в ядерных реакторах, наконец, в нашей Вселенной.

Наука конца XIX – начала XX века не заглядывала в микромир, – мир атомов и отдельных частиц, – электронов, протонов и т. д. Но как только она занялась явлениями микромира, стало ясно, что и здесь нас ожидает совсем другая механика. Так возникла квантовая механика.

Мы видим, что «поправки» к ранее существовавшей науке появились в тех областях (скоростей, пространственных размеров), которые наука ранее не изучала. Так что здесь трудно говорить о неожиданностях или революциях в науке. Конечно, какие-то неожиданности нас подстерегают. Но ожидать, что вдруг мы напоремся на нечто абсолютно противоречащее накопленному багажу знаний, не следует. Фундамент здания науки непоколебим.

– Как появилась ваша Комиссия?

– Известнейший физик, Лауреат Нобелевской премии Виталий Лазаревич Гинзбург долго возмущался по поводу разгула лженауки в стране. Уже в конце 80-х гг. в газетах начали появляться чёрт-те какие публикации. Например, в «Российской газете» был г-н А. Валентинов, у которого покойники вставали, оживали и начинали молодеть. До такого бреда доходило дело в серьёзной печати. Я тогда был заместителем директора самого большого института Академии наук, Института ядерной физики в Новосибирске, в котором было 3 тысячи сотрудников. Занимался наукой, была на мне ещё масса административных обязанностей. Тем не менее, газеты читал, делал вырезки по поводу шабаша лженауки в СМИ. Хотел написать о нагнетании мракобесия, но времени катастрофически не хватало.

Время нашлось неожиданно: мне пришлось перенести две операции, и пока я лежал в больнице, написал статью под названием «Что же с нами происходит?». Статья оказалась очень актуальной. Она была опубликована примерно в 20 изданиях, в том числе зарубежных. Попалась она на глаза и Виталию Лазаревичу. И поскольку в ней было множество примеров, иллюстрирующих бурный рост лженауки, то он пошёл к президенту РАН и потребовал создания комиссии. Мне позвонил Ю. С. Осипов, спросил, согласен ли я войти в состав комиссии. А дальше меня, уже не спрашивая, назначили председателем.

Вначале в этой комиссии было 12 человек. Но вскоре я понял, что это очень мало: практика выявила необходимость присутствия наших представителей во всех крупных городах страны, где есть научные центры. Поэтому через несколько лет после создания комиссии я предложил её расширить до 42 человек.

– На вас оказывается какое-то давление?

– Вы имеете в виду Петрика с его мощной поддержкой? Нет. После разгоревшегося скандала с фильтрами Петрика (да и не только с фильтрами), Борис Грызлов публично дистанцировался от него. Между прочим, Петрик намеревался оснастить своими фильтрами всю Россию в рамках Федеральной целевой программы с умопомрачительной стоимостью. Но В. В. Путин перед камерами сказал, что фильтров Петрика в программе не будет: всё, что успел сделать Петрик – это оснастить в рамках пилотного проекта детские учреждения Новгородской области. В результате Петрик подал на меня и моих коллег в суд в связи с ущербом его деловой репутации, который он оценил почти в 7 миллиардов рублей. (Все суды Петрик проиграл, о чём Эдуард Павлович ещё успел узнать. См. статью В. Е. Захарова в Бюллетене «В защиту науки» № 11, декабрь 2012 – примеч. ред.).

– Чтобы победить лженауку, недостаточно лишь бороться с её проявлениями, необходимо популяризировать её альтернативу – научное знание?

– Это правильно. Мы начали издавать бюллетень «В защиту науки», который финансируется Российской Академией наук. Бюллетень весьма популярен. В рамках Сибирского отделения я являюсь главным редактором научно-популярной серии изданий для юношества: мы издали уже 14 книг. К сожалению, из-за ряда организационных моментов и отсутствия финансирования дело стоит вот уж полтора года.

– Есть аналоги вашей комиссий в других странах?

– Да, но они не так называются. Это общества скептиков. Они есть и в Европе, и в США. Они проводят международные конгрессы. В прошлом году это был Всемирный Конгресс по добросовестности в науке, так он назывался. На подобных конгрессах поднимается весьма широкий спектр вопросов – не только собственно лженаука, но и вопросы плагиата, подтасовки научных данных.

– В истории науки таких примеров много…

– Я бы сказал, что добросовестных учёных существенно больше. Что же касается недобросовестных, то методы воздействия на них бывают довольно суровыми. Известна, например, история с открытием 118-го элемента в США. Когда в Калифорнии заявили о его открытии, эти эксперименты попытались повторить японцы и немцы, и ничего не получилось. В результате человека, который подделал результаты экспериментов, отлучили от науки, выгнали без права поступления в любой университет, в любое научно-исследовательское учреждение в пределах США. Хочу добавить, что 118-й элемент был открыт в России группой академика РАН Ю. Оганесяна. Это открытие признано мировым научным сообществом.

Ещё один широко известный случай недобросовестности связан с холодным синтезом.

– Но ведь по холодному термояду в России сейчас даже конференции проводятся?

– Наша комиссия на проведение этих конференций повлиять не может, хотя мы не раз высказывали нашу позицию. В качестве доказательства реакции синтеза приводится появление нейтронов. Но ведь есть и альтернативные механизмы их появления: например, когда через палладиевый электрод пропускается ток, возникают микротрещины. При их раскрытии возникает явление, которое в обиходе называют искрением. При этом ионизированные частицы, попавшие в электрическое поле, ускоряются примерно до килоэлектронвольта. Этого достаточно, чтобы получилось небольшое количество нейтронов. Вот вам один из механизмов, и профессионалам ясно, что никакого отношения к термоядерному синтезу это не имеет.

– Если перейти к «горячему» термояду, экспериментальный термоядерный реактор построить не могут уже 30 с лишним лет. Обманули?

– Никто никого не обманывал. Академик Л. Арцимович в своё время сказал, что проблема термояда будет решена через 20 лет. Он имел в виду физические аспекты: создание системы удержания, решение проблемы нагрева плазмы – принципиальные научные проблемы. Что же касается технологии в термоядерной энергетике, решения материаловедческих проблем – об этом тогда вообще никто не помышлял. По мере развития исследований именно Советский Союз проявил инициативу, и были начаты совместные международные работы по подготовке проекта термоядерного реактора. Главными действующими лицами были академики Е. Велихов и Б. Кадомцев. Кадомцев фактически возглавил все работы по опытному термоядерному реактору, которые проходили в Вене.

Был создан первый проект реактора. Получилось плохо, громоздко. После этого начался новый этап более тщательной проработки реактора на основе различных вариантов. Например, можно ли построить маленький термоядерный реактор? Оказалось, что очень трудно. А насколько большим для надёжной работы должен быть реактор? Наконец, создали проект опытного экспериментального термоядерного реактора, который сейчас носит название «ИТЭР». У физиков появилось убеждение в работоспособности данной версии реактора. Но… проект был закончен в 2002-м. И было потеряно много времени на то, чтобы получить согласованное решение ряда правительств на строительство. На это потребовалось лет шесть. Затем были долгие препирательства – многие страны очень хотели строить у себя. Лишь года два назад было принято решение о строительстве ИТЭРа во Франции. Пока всё развивается медленно, но, тем не менее, сейчас названы окончательные сроки, и, надеюсь, они будут выдержаны.

– Перейдём от термоядерной к ядерной энергетике. После Фукусимы энтузиазм общества в отношении АЭС опять понизился. Германия, вроде бы, собирается полностью отказываться от атомной энергии…

– Они собираются отказываться уже лет 15. Одно дело принять решение и отказаться, а другое дело – придумать, как вы будете получать энергию. Столько энергии, сколько требуется Европе, ветряками не получить. Солнечной энергетикой тоже. Эти направления нужно развивать как вспомогательную энергетику, но в качестве основного источника есть только тепловая энергетика, ядерная и в будущем термоядерная. Но термоядерная – это середина 21-го столетия, раньше ничего серьёзного ожидать нельзя. И здесь, на мой взгляд, есть некий просчёт, связанный с политикой нашего государства: потуги строить атомные электростанции старого типа, на медленных нейтронах – это бесперспективно.

– Но программа по бридерам же есть?

– Эта программа существует много лет и тлеет еле-еле. Так нельзя строить. При этом вдруг объявляется, что мы построим 20 новых станций старого типа. Ребята, а где вы будете брать уран? У нас по установленной мощности АЭС имеют 14 %, а реально вырабатывают сегодня до 25 % энергии. Но, если вы собираетесь удвоить мощность всех атомных станций, то быстро истощатся запасы урана. Австралия нам ничего не даст. У Казахстана запасы примерно сопоставимы с нашими. Это лишь оттянет конвульсии.

– У нас ещё боеголовки есть.

– Есть, но только их разумно использовать в бридерах. Это решение совершенно очевидно. Уран в основном существует в виде двух изотопов. Уран-235 – 0,7 %, уран-238 – 99,3 %. Так вот эти 99,3 % идут в отвал сегодня. А используется только 0,7 % от того, что вы добыли. А в бридерах можно использовать природный уран, который не обогащён: за счёт этого у нас доступного топлива получается в 150 раз больше. И это более безопасная энергетика. В этом направлении мы абсолютные лидеры в мире. Я не понимаю, почему этим не воспользоваться.

– Если вернуться к теме лженауки, что влияет на её экспансию?

– В России сейчас около 200 академий, среди них порядка 20-ти как бы занимаются научными исследованиями. Но главное – они доят простофиль, желающих иметь корочки академика. И эти «академии» играют серьёзную роль в обмане трудящихся. Медицина, к примеру, получает гигантское количество всевозможных приборов-пустышек – но люди верят, потому что прибор выставляется как разработка некоего академика, профессора, доктора наук.

Была афера, которую удалось всё-таки прихлопнуть. В продаже было 23 водяных эликсира, которые лечили человека от всего. Например, дорогие «глазные капли». И люди капали в глаза от катаракты. А на самом деле усугубляли положение.

Есть примеры огромного количества «приборов», которые снижают уровень ужасных патогенных воздействий вредоносных излучений. Мол, если вы такой прибор купили и повесили себе на пояс, то вокруг вас появляется защитная сфера – радиусом метр двадцать сантиметров. Просто чудовищные глупости!

Очень много рекламировались цирконевые браслеты. Их происхождение понятно: цирконий – жаропрочный металл, который использовался в атомных электростанциях, в ТВЭЛах. А когда в стране прекратилось строительство атомных электростанций, цирконий стало некуда девать, и предприимчивые товарищи придумали изготавливать из него браслеты, которые нас спасают от всего.

Жулики ничем не брезгуют. Они подают бредовые патентные заявки, и самое смешное, что Роспатент такие патенты выдаёт! Даже на вечные двигатели. У меня был курьёзный случай: прислал мне письмо один человек, мол, я взял патент на настоящий вечный двигатель, но никак не могу его внедрить.

Роспатент выдаёт патенты практически на любую ахинею, чем по максимуму пользуются мошенники всех мастей: «чудотворцы», «непризнанные гении», и тому подобные. А дальше вступают в силу СМИ, появляются «профессора», «академики», обладатели патентов, которые даже номера свидетельств приводят, подтверждающие, что у этих «учёных» за душой что-то есть. И Минздрав ведёт себя безобразно – выдаёт разрешения на лекарства, которые не лечат, на приборы, которые лечить в принципе не могут. Проблема в отсутствии научной экспертизы.

***

Эдуард Павлович Кругляков был тесно связан с Российским гуманистическим обществом и журналом «Здравый смысл». Как и В. Л. Гинзбург, он живо интересовался вопросами научного просвещения, утверждением в обществе светских ценностей: разума и критического мышления, гражданского гуманизма. На страницах журнала «Здравый смысл» он публиковал свои работы против современной лженауки. Э. П. Кругляков принимал активное участие в научных мероприятиях РГО. Одна из крупных конференций РГО «Наука, лженаука и паранормальные верования» (2001) проходила при поддержке и непосредственном участии Эдуарда Павловича.

Здравомыслящая Россия благодарна Э. П. Круглякову за его защиту высоких идеалов науки и демократии; творческое наследие этого выдающегося учёного и общественного деятеля будет и дальше служить тем передовым слоям общества, которые борются сегодня и будут бороться завтра за прогресс и демократию, за науку, честность и гражданское достоинство в России.

Исполком РГО,
редколлегия журнала «Здравый смысл»

 

Яндекс.Метрика