Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2012, № 3 (64) – № 4 (65)
Сайт «Разум или вера?», 26.06.2013, http://razumru.ru/humanism/journal2/64_65/samodurov.htm
 

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ • Осень – зима 2012 № 3 (64) – № 4 (65)

ПРОТИВ НЕВЕЖЕСТВА И КЛЕРИКАЛИЗМА

НЕГАТИВНОЕ ОТНОШЕНИЕ

К АКЦИИ PUSSY RIOT В ХХС

может быть скорректировано

Юрий Самодуров

   

Выступая 10 октября на радио «Русская служба новостей» в передаче о решении Мосгосуда по делу Pussy Riot и пытаясь объяснить и обосновать свою позицию: приговор суда юридически неправомерен и морально несправедлив. Я призвал слушателей и своего оппонента, защищавшего противоположную точку зрения, поразмышлять – с чем можно сравнить акцию Pussy Riot в ХХС потому, что от этого зависит решение – допустима ли эта акция с точки зрения русской народной культуры и морали, несмотря на всю её этическую противоречивость и, соответственно, виновны ли участницы акции в недопустимом нарушении общественных приличий. Речь идёт об этических оценках панк-молебна людьми, которые восприняли выступление Pussy Riot в ХХС не только как художественно-политическую акцию протеста против прихода Путина на пост президента в третий раз и против открытой поддержки его режима верхушкой РПЦ, но одновременно и как религиозное кощунство и недопустимое нарушение общественных приличий. Я и сам воспринимал её так (до написания настоящей статьи), о чём сказал на передаче слушателям и своему оппоненту – журналисту, редактирующему один из православных журналов и занимающемуся общественной деятельностью, которой я оппонирую. Думаю, имеет смысл изложить в виде статьи то, что я понял.

Главная мысль, которую я стремлюсь донести до читателей, заключается в том, что необходимо понять и принять во внимание, что акция Pussy Riot в ХХС реализует и продолжает в преображённом виде традицию русских юродивых и русского юродства XV – XVII вв. (именовавшегося в то время словом «похабство», но не в сегодняшнем негативном значении этого понятия). Речь идёт о юродивых не как сумасшедших, а как о социальных акторах, нарушающих своим поведением разного рода приличия и табу, находящихся и живущих в обществе на правах социальных изгоев (как бы мы сказали сегодня – без оплаты за свой труд), и публично делающих и говорящих то, что другие не могут сделать и сказать публично. Юродивые получили это право в силу испытываемых к ним в XV – XVII вв. в народе смешанных чувств страха, уважения и восприятия их образа жизни и некоторых поступков как вдохновлённых «свыше», «божьего гласа», «божьей правды». Например, юродивый Василий Блаженный, чьё имя неофициально носит знаменитый Храм Покрова на Рву на Красной площади в Москве, где он похоронен, совершил однажды следующее (легенда это или подлинный случай неизвестно, важно, что это описано и вошло в житие Василия Блаженного). Во время Василия Блаженного на одной из башен московского Кремля одно время находилась икона Божьей матери, почитаемая народом чудотворной, т. к. около неё происходили исцеления. Так и шло до тех пор пока Василий Блаженный не разбил икону, метнув в неё камень. Окружившая юродивого толпа, хотела его за это «несомненное» кощунство убить. Но Василий попросил народ поцарапать разбитую икону и тогда под верхним красочным слоем с изображением Богоматери обнаружился другой слой с изображением дьявола. Так Василий Блаженный показал всем ложь и нечистое происхождение чудес, производимых этой иконой. Об этом случае, описанном в житии Василия Блаженного, я узнал из очень интересной и яркой лекции доктора исторических наук Сергея Иванова, которую он прочёл слушателям проекта «Академия», идущего по ТV по каналу «Культура» 1.

Нарушая общепринятые нормы приличия и разного рода табу, русские юродивые, как считается в народе (хотя в реальности было и не только это), обличали лицемерие и неправоту светских и церковных властей и потому воспринимались современниками и до сих пор воспринимаются нами в литературных произведениях как значимая и парадоксальным образом нравственная и допустимая часть культуры и самого народа. Вспомните знаменитую сцену в трагедии Пушкина «Борис Годунов»: «Юродивый: Борис, Борис! Николку дети обижают. Царь: Подать ему милостыню. О чём он плачет? Юродивый: Николу маленькие дети обижают… Вели их зарезать, как зарезал ты маленького царевича. Бояре: Поди прочь, дурак! Схватите дурака! Царь: Оставьте его. Молись за меня, бедный Николка. Юродивый: Нет, нет! Нельзя молиться за царя Ирода – Богородица не велит».

Юродивые за своё странное поведение платили социальным изгойством и оборачивающимся против них раздражением людей, народа, властей (в лекции, на которую я сослался, приводится случай, как один воевода в раздражении убил городского юродивого, но затем испугался и с честью его похоронил; установлено, что это реальный факт).

Хочу привлечь внимание читателей к тому, что в России традиция юродства в преображённом и ослабленном виде продолжает существовать и в ХХI веке под видом и в облике одной из популярных стратегий современного искусства. Общеизвестно, что намеренное нарушение в ряде художественных перформансов и произведений различных моральных, политических, религиозных и иных общепринятых норм, обычаев, запретов, установлений государства – один из приёмов, позволяющий достигать определённого психологического и социального эффекта. Это ведёт или может приводить к возбуждению и всплеску эмоций, встряске сознания, привлечению общественного внимания к определённой волнующей художников проблеме (конечно не только к проблеме, но и к своему высказыванию и к себе тоже). Можно назвать довольно много случаев юродств современных художников, в том смысле как о нём сказано выше. Приведу пример, о котором все слышали. Сразу приходит на ум, как продолжающий традицию юродства и нарушающий несколько общепринятых моральных и религиозных табу и потому почти всеми дружно осужденный перформанс Авдея Тер-Оганьяна «Юный безбожник» (рубка икон). Приведя этот пример, я вовсе на хочу сказать, что смысл этой акции мне ясен. Ещё одна акция, о которой многие слышали – выложенное группой Э.Т.И. собственными телами (в акции участвовали 14 мужчин и женщин) на брусчатке Красной площади слово из трех букв. Ещё один пример продолжения традиции юродства – акция группы «Война». Её участники нарисовали краской на дорожном полотне разводного моста в С.-Петербурге против здания ФСБ мужской детородный орган. Видимо, многие слышали и о перформансах Олега Кулика «Человек-собака» (обнажённый автор публично имитировал в общественном месте поведение собаки). Подобные акции продолжают, я думаю, до сих пор живую традицию русских юродивых в форме перформансов современных деятелей искусства иногда понятных и ясных, а иногда «тёмных» и непонятных (так же как и у юродивых XV – XVII вв.), несомненно нарушающих общественные приличия и запреты и потому подвергающих угрозе благополучие своих авторов. Можно сказать, что удержание древнерусского юродства в сфере современного искусства – это нарушение или осмеяние посредством художественных, ненасильственных акций и перформансов установившихся и общепринятых приличий, норм, в том числе религиозных с целью критики тех или иных общественных установлений, явлений политических, церковных и т. д.

Надеюсь, что читатели согласятся с утверждением, что панк-молебен Pussy Riot в ХХС «Богородица, Дево, Путина прогони…» продолжает традицию русского юродства, естественно в преображённой и современной форме.

Этот вывод, не просто рассуждение на тему, а сравнение, которое помогает правильно воспринять выступление Pussy Riot в ХХС, и может помочь тем, кого проведение этой акции действительно обидело и оскорбило преодолеть свою обиду и оскорбление (я имею в виду запись выступления, которое члены группы выложили в Интернет и каким его в силу беспрерывной трансляции по ТV увидели миллионы людей).

Панк-молитва на амвоне ХХС – сознательное нарушение участницами акции общепринятых и общеизвестных правил и норм поведения в церкви, а с точки зрения религиозного сознания и религиозное кощунство – это бесспорный факт для множества людей. Но каков смысл и какова цель этого нарушения приличий и в восприятии множества людей религиозного кощунства?

По мнению моего оппонента по передаче на «Русской службе новостей» цель акции Pussy Riot заключалась в том, чтобы «взорвать общественное мнение и общественное спокойствие», что и было достигнуто, в чём я с моим оппонентом согласился, хотя надо добавить, что в первую очередь целью участниц Pussy Riot был политический и социальный протест против сращивания церкви и государства.

Мария Алехина высказалась о цели акции в своём интервью так: «Мы не выступали в старом деревянном храме или полузаброшенной церкви, которые у нас в стране почти не реставрируются… Мы выбрали ХХС потому, что увидели достоверно задекорированную площадку для политических спектаклей. Мы часто становились свидетелями прямого использования ХХС, скажем так, не по назначению. В каком-то смысле мы сказали элитам РПЦ; “Посмотрите в зеркало!”… Наше действие – осмысление их действий. Акционизм – это всегда реакция…» (Новая газета, № 94, 22.08.2012).

Слова песни «Богородица, Дево, Путина прогони…» соответствуют сказанному в этом интервью.

Но разве не то же самое, со скидкой на условия и обстоятельства времени, культуры и технических средств (в XV – XVII веках не было Интернета и телевидения) совершил пушкинский юродивый Николка? Не напоминает ли Вам смысл акции Pussy Riot и текст их песни слова пушкинского Юродивого сказанные им Борису Годунову на площади около собора в Москве публично и при скоплении народа: «Нет, нет! Нельзя молиться за царя Ирода – Богородица не велит»?

Главное, чем шокировала и потрясла чувства и воображение народа акция Pussy Riot (об этом я уже писал 2) не обращение участников акции к Богородице с просьбой прогнать Путина, и не слова песни адресованные, как мне кажется, патриарху Кириллу: «Лучше бы в Бога, с…, верил», а место, с которого обращение и слова прозвучали – амвон Храма Христа Спасителя.

Общество акция потрясла и возмутила потому, что «бесовская» пляска на амвоне и прозвучавшие с амвона слова песни с предельно острой критикой высшего священноначалия и высшей светской власти нарушила существующий в сознании каждого отдельного человека – и верующих и неверующих, – равно как и в современной русской культуре однозначный этический запрет на использование церковного помещения и пространства для чего-либо, кроме выражения веры в Бога. (Допускается ещё церковная столовая для бедных, проведение занятий воскресной школы, размещение церковной лавки, музейной экспозиции, укрытие и оказание помощи раненым и больным, проведение церковных собраний верующих – и это почти всё).

Именно нарушение участницами Pussy Riot этического запрета на выступление с амвона церкви с подобным панк-молебном десакрализовало в общественном сознании пространство ХХС. Мне кажется, что люди и власть, и патриарх, и Путин эту десакрализацию интуитивно ощущают и потому так резко, остро, болезненно на неё реагируют (настолько болезненно и остро, что даже в уголовном приговоре неожиданно появилась ссылка на решения средневекового Трульского собора). В десакрализации ХХС созданного, предназначенного и используемого и государством и церковью главным образом для взаимной легитимации, а не для выражения веры людей в Бога, ХХС государственной властью и РПЦ позиционируется в качестве главного храма страны и символа российского государственного православия – главное значение и главный позитивный результат акции Pussy Riot.

Но разве не напоминает акция Алехиной, Толоконниковой и Самуцевич, поступок Василия Блаженного, почувствовавшего и узнавшего (как – мы не знаем), что на иконе Богоматери на Кремлёвской башне под ликом Богородицы иконописцем был написан образ нечистого? Когда Василий Блаженный это почувствовал, он разбил икону и тем победил дьявола. Говоря современным языком, юродивый не хотел допустить, чтобы люди поклонялись нечистому и десакрализовал оказавшуюся фальшивой (двусмысленной) икону Богоматери.

Общее у поступков пушкинского персонажа, юродивого Николки, Василия Блаженного и участниц Pussy Riot – их резкая и острая реакция на социально значимую ложь посредством заведомо уязвимых действий и поступков, делающих светские и церковные власти и светские и религиозные «точки лицемерия» доступными в дальнейшем для общественной критики.

Главная же разница между русскими юродивыми XV – XVII вв. и деятелями современного искусства, продолжающими традицию юродства, вот в чём. Пушкинский герой Николка, Василий Блаженный и др. юродивые XV – XVII вв. в представлении современников нарушали общепринятые нормы поведения и кощунствовали не по личному наитию, произволу и разумению, а, так сказать, по божьему попущению и наущению, что и обеспечивало юродивым определённую социальную защиту и право на подобные действия. Современные деятели искусства, поступающие примерно так же как Василий Блаженный и др. юродивые Средних Веков, в отличии от них действуют по собственному наитию и разумению, а не по «гласу свыше». Современное общество так же расколото в оценке смысла таких действий. Как мы знаем российский народ и российский истеблишмент не готов признать за современными художниками право на религиозное кощунство и на паблик арт-акции, делегитимизирующие светские, российские и церковные власти и обеспечить деятелям искусства возможность реализации подобных акций хотя бы в музеях и галереях (уголовные приговоры организаторам выставок «Осторожно, религия!», «Запретное искусство», и участникам акции «Pussy Riot» это подтверждают).

***

В тех случаях, когда современные деятели искусства взрывают общественное сознание и шокируют людей какими-то острыми, но не связанными с насилием и вандализмом художественными и художественно-политическими паблик арт акциями, нарушающими общественные приличия, табу и т. п., подобные акции можно и следовало бы рассматривать в более широкой и долговременной исторической перспективе, включая их понимание и оценку в традицию русского юродства и приятие русскими этой традиции. Культурно-исторически юродство, как мы пытались показать, существует сегодня, в частности, в преображенной форме как одна из стратегий современного искусства. Её авторы – некоторые современные юродствующие художники, действуют не по указаниям «свыше», а на основе личного интуитивного и рационального понимания окружающей действительности, но примерно с той же целью, что и юродивые XV – XVII вв. и существуют примерно под теми же угрозами. Традиция русского юродства не только дожила до наших дней, но имеет право на существование в русской культуре сегодня и в будущем.

Хотя участницы Pussy Riot конечно не имели ни юридического, ни освящённого моралью неписанного права выступать в ХХС с панк-молебном «Богородица, Путина прогони», взгляд на эту акцию как на поступок, продолжающий традицию русского юродства позволяет отнестись к ней не так негативно в этическом плане, как относятся к ней сегодня почти все группы российского общества. Прежде всего отметим, что поскольку РПЦ сегодня один из мощных идеологических и политических институтов в России, действующий в тесном союзе с нынешней авторитарной и довольно коррумпированной властью, Pussy Riot имели все основания для того, чтобы деятельность верхушки РПЦ критиковать. У участниц Pussy Riot как и многих граждан и религиозно настроенных людей и атеистов вызывают неприятие не богослужебные и религиозные, а политические и социально-политические аспекты деятельности и позиционирования РПЦ.

Представьте себе теперь, что Вы прочли ещё раз пушкинского «Бориса Годунова» и прослушали по телевидению лекцию профессора Иванова о русских юродивых и, под впечатлением от услышанного, неожиданно встретили в ХХС вполне «пушкинских персонажей» Марию Алехину, Надежду Толоконникову и Екатерину Самуцевич, обличающих с амвона патриарха Кирилла за использование помещений ХСС не по назначению и за использование авторитета Церкви для избрания на царство «царя Ирода». Вероятно, вы сразу бы поняли, что имеете дело с традицией русского юродства и постарались бы вытолкать современных «юродивых» из храма и этим бы удовлетворились. А если Вы ещё при этом работали бы в РПЦ, то постарались сделать так, чтобы их обличения никто кроме Вас не услышал или не придал им никакого значения, и потому не стали бы бесконечно показывать выступение Pussy Riot в ХХС по телевизору и не потащили бы девушек в суд и не добивались бы того, чтобы их посадили в тюрьму. Одним словом Вы постарались бы не допустить десакрализацию ХХС и умаление авторитета РПЦ в общественном сознании.

Кстати, стоит вспомнить, что А. Д. Сахаров тоже вёл себя и воспринимался советским обществом как «юродивый». Чего ему, трижды Герою социалистического труда, академику не хватало, что он стал ходить на суды над диссидентами, выступать с заявлениями, критикующими действия правительства по укреплению оборонного могущества СССР и выполнение советскими войсками интернационального долга в Афганистане и т. д., оскорбительными для чувства патриотизма множества советских людей? Но ведь вот какой случился парадокс – ссылка А. Д. Сахарова в г. Горький хорошо поработала на разрушение у советского народа мифов относительно советской власти.

Мне кажется, что в свете до сих пор существующей в русском сознании, русской культуре и российском обществе памяти о русском юродстве и юродивых, с их особыми правами, особым статусом и особым отношением к ним в обществе, утверждение об абсолютной этической недопустимости панк-молебна Pussy Riot в ХСС требует переосмысления и пересмотра.

Осуществить такое переосмысление и пересмотр без участия думающих и честных людей, как верующих, так и неверующих невозможно. В этом смысле участникам акции Pussy Riot требуется наша помощь. Возможно, многие люди могли бы изменить и пересмотреть своё восприятие панк-молебна Pussy Riot в ХХС как этически недопустимого поступка, поняв её и восприняв панк-молебен, как продолжающий традицию русского юродства в преображённой форме художественно-политической акции и как поступок современных юродивых-художников. Кстати говоря, более позитивное восприятие этической стороны этой акции, по-моему снимает и решает проблему десакрализации ХХС панк-молебном и проблему восприятия этой акции как оскорбительной множеством шокированных ей людей. То, что этически допустимо – не в состоянии десакрализовать чего бы то ни было и оскорбить кого бы то ни было. Утверждение об этической недопустимости акции Pussy Riot требует переосмысления и пересмотра, хотя она несомненно нарушила общественные приличия и обычные, общепринятые нормы поведения в церковном помещении.

Что касается правовой оценки – единственная возможность оценка акции Pussy Riot по закону, а не «по политической шкале» преступлений против церкви и государства. К сожалению, суд уже вынес решение «по политической шкале» – два года лишения свободы для Алехиной и Толоконниковой и два года условного лишения свободы для Самуцевич. С точки же зрения закона акция Pussy Riot в ХХС, по мнению российского омбудсмена, советника президента по правам человека, множества авторитетных юристов и правозащитников является административным правонарушением и в соответствии со ст. 5.26 КоАП, за проведение панк-молебна в ХХС должен быть назначен штраф в размере до 1000 рублей. Дело и задача всех адвокатов Pussy Riot добиваться пересмотра приговора.


http://tvkultura.ru/video/show/video_id/165215/brand_id/20898, http://tvkultura.ru/video/show/video_id/166085/brand_id/20898

См. http://echo.msk.ru/blog/samodurov/934366-echo/

 

Яндекс.Метрика