Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> Альманах «Светский союз»
Сайт «Разум или вера?», 24.12.2003 г., http://razumru.ru/humanism/svs/01.htm
 

Альманах «СВЕТСКИЙ СОЮЗ»
к содержанию альманаха

«СИЛОВИКИ» ВОЗВРАЩАЮТСЯ
В СРЕДНЕВЕКОВЬЕ

Сергей МОЗГОВОЙ*

На рубеже XX - XXI веков наглядно проявилась заинтересованность различных религий в Вооружённых Силах, что нашло отражение в участившихся контактах религиозных деятелей с командованием частей. Представители различных конфессий приняли участие во Всеармейском совещании представителей офицерских собраний 17 января 1992 г. в Москве. Несколько американских протестантов, в их числе редактор журнала «Солджерс» Майкл Лопес, передали 5000 экз. «Нового Завета» для библиотек Российской армии. Юридический представитель Московского общества сознания Кришны С. А. Маркон обратился в Комитет по работе с личным составом ОВС СНГ за разъяснениями о возможности в условиях армейской службы соблюдения некоторых ограничений в питании и распорядке дня, которые налагают на себя кришнаиты.

Для координации усилий в вопросах взаимодействия Вооружённых Сил и правоохранительных органов с религиозными объединениями проводились встречи, консультации, беседы с представителями священноначалия Русской православной церкви, руководителями Всецерковного православного движения молодежи, представителями мусульман, Всемирного общества сознания Кришны, Евангельских христиан-баптистов, «Богородичным центром» и др.

Руководством Комитета по работе с личным составом ОВС СНГ 1 был организован прием христианского телерадиопроповедника из США А. Шулера, а для сотрудников Комитета ОВС СНГ по работе с личным составом был организован киновечер, где наряду с показом кинофильма «Иисус» организована встреча с рядом представителей религиозных протестантских объединений, в том числе Союза евангельских христиан-баптистов.

В результате был издан приказ министра обороны РФ (1992 г.) № 164 «Об организации воспитания личного состава Вооружённых Сил Российской Федерации» который требовал: «В интересах воспитания личного состава поддержать и укреплять связи с… религиозными конфессиями с учётом отношения к религии личного состава и специфики воинской службы…»

В этот период стали создаваться новые общественные организации и клубы военнослужащих: Ассоциация христиан-военнослужащих «Вера и мужество» (Москва), «Офицерский христианский союз» при Чесменской церкви (Санкт-Петербург), «Движение за духовное возрождение армии» (Москва) и др. Они провозгласили своими целями возрождение духовности и религиозных традиций среди военнослужащих.

«Движение за духовное возрождение армии» предложило проводить пропаганду религиозного мировоззрения среди военнослужащих за счёт государства и с этой целью сократить на 50 % число офицеров воспитательных структур, создать воинские органы духовного (религиозного) управления с аппаратом советника министра обороны по связям с религиозными объединениями (генерал-лейтенанта), ввести институт военного духовенства, принять «Духовный устав межконфессиональной духовной службы».

Определенную активность стали проявлять политические организации. Руководитель Христианско-демократического союза России А. Огородников обратился через свою газету к Президенту России и Министру обороны РФ с предложениями по «христианизации Вооружённых Сил», которая должна осуществляться за счёт средств, расходуемых ранее на деятельность партийных органов.

В это время некоторые зарубежные организации стали предпринимать конкретные шаги по изучению религиозной ситуации в ВС РФ. Только в 1992 - 1993 гг. в Главном управлении (ранее Комитете) по работе с личным составом МО РФ побывало не менее шести зарубежных «миссионерских» делегаций. В Москве было организовано несколько конференций под названием «Церковь и армия», «Духовная конверсия», «Христианство и Российская армия», «Армия и гуманизм», «Социальные аспекты военной реформы» и т. п. Сравнительный анализ содержания выступлений российских и американских участников позволяет сделать вывод, что эти конференции дали иностранным гостям широкое поле информации о морально-психологическом состоянии личного состава ВС РФ.

13 апреля 1992 г. в Гуманитарной академии ВС состоялась конференция слушателей философского отделения по теме: «Армия и Церковь: история и современность (социально-философский анализ)». В выступлении священника Александра Закатова 2 был сделан акцент на восстановлении в сознании военнослужащих идеалов веры, царя и Отечества, необходимости принятия религиозной присяги, введении института военных священников только из представителей православных и мусульман (духовенство прочих религий должно находится вне армии). Резкой критике был подвергнут принцип свободы совести, зарубежные проповедники и экуменизм. Одновременно эта конференция выявила, что в офицерской среде существует процесс размежевания по отношению к религии.

В некоторых частях, на кораблях проявилось нетерпеливое желание в один момент вернуться к религиозным традициям русской армии и флота. Появилась практика освящения кораблей, казарм, образования религиозных общин в гарнизонах, других действий, в результате которых религиозность стала становиться если не обязательной, то общепринятой нормой.

Анализ материалов периодической печати выявил, что пресса постоянно подчеркивает позитивную роль религии и Церкви (особенно православия) в общественной жизни.

Однако в ходе социологических исследований того времени, по проблеме введения в ВС РФ института войсковых священников и создания в частях и гарнизонах религиозных обществ (как «практических мерах реализации принципов свободы совести») есть особое мнение старших офицеров: 39 % из них негативно отнеслись к идее введения войсковых священников, 41 % отрицательно относится к идее создания религиозных общин в гарнизоне, опасаясь усиления их влияния на военнослужащих.

В результате поиска форм сотрудничества с конфессиями со стороны министерства обороны, Комитет по работе с личным составом рекомендовал ряд практических мер, в числе которых – проработка вопроса о заключении взаимных соглашений и протоколов о намерениях с «духовными управлениями конфессий», а так же созданию института офицеров по связям с религиозными объединениями. С целью координации церковного взаимодействия с «силовыми» министерствами и ведомствами председатель ОВЦС МП митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл (Гундяев) в 1993 - 1994 гг. встречался с министром обороны П. С. Грачёвым, с руководством других ведомств. Как следует из доклада Кирилла «в последние годы Отдел внешних церковных сношений, исполняя свои обязанности в области церковно-государственных и церковно-общественных отношений, проводил работу по организации и развитию взаимодействия Церкви с Вооруженными Силами и правоохранительными структурами, в частности, с целью создания системы пастырской и просветительской деятельности среди военнослужащих» 3.

2 марта 1994 года министр обороны Российской Федерации генерал армии П. С. Грачев и патриарх московский и всея Руси Алексий II подписали Совместное заявление о сотрудничестве Вооружённых Сил РФ и Русской православной церкви 4. Впоследствии аналогичные соглашения с Церковью заключили Федеральная пограничная служба (16.03.95 г.), Министерство РФ по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий (4.04.95 г.), Министерство внутренних дел РФ (30.08.96 г.), Минатом РФ, Главспецстрой РФ, Главное управление казачьих войск при Президенте РФ (30.03.98 г.) и др. В соответствии с Совместным заявлением главнокомандующим, командующим, командирам (начальникам) было предложено спланировать, организовать и поддержать взаимодействие с религиозными объединениями.

В ряде отчётов об опыте сотрудничества частей и соединений с религиозными объединениями отмечались примеры социальной работы в армии со стороны общественных и религиозных организаций. В то же время на этой волне (благотворительности) появилось множество «деловых» военнослужащих. Автор статьи располагает интересной листовкой, заголовок которой гласит: «Русский генерал Вячеслав Борисов 5 говорит: "Русский солдат без Библии опасен!"». Представляясь национальным героем России и героем Афганистана (которым никогда не был), этот человек при посредничестве пастора (фактически менеджера) американской христианской организации «Огни возрождения» (“Revial Fires”) Сессила Тодда рассказывал верующим и доверчивым американцам байку о своих героических подвигах в Афганистане. Вот её текст. «Позывными генерала Борисова были "Генерал Война!", – сообщается в листовке, – Он являлся заместителем командующего стотысячного контингента Советских войск в Афганистане. Генерал Борисов считался автором русской "стратегии Армагеддона". За его голову предлагали 1 500 000 $. Однажды его вертолет был подбит в горах и начал падать! Впервые в жизни генерал Борисов молился Богу. Много лет он был атеистом, коммунистом и преследователем христиан. Но в тот день он сам обратился за помощью к богу. "Господи, если Ты действительно существуешь, яви милость Свою и спаси меня. Я посвящу Тебе свою жизнь!" При столкновении с землей вертолет взорвался. Из двенадцати человек, находившихся на борту, выжил только… ГЕНЕРАЛ БОРИСОВ!»

Далее сообщалось, что «сегодня русский генерал использует весь свой авторитет, чтобы при помощи Евангелия встряхнуть Россию и Америку. Он выступал перед членами организации “Promise-keepers” на стадионе Dallas Cowboy в Техасе. А недавно он обратился к более чем 200 важнейшим военачальникам Америки в Пентагоне с просьбой собрать как можно больше Библий и направить миссионеров с благой вестью на его родину. Генерал Борисов нуждается в 2,5 миллионах Библий. Ему переданы уже более 900 000 экземпляров. «Русский солдат без Библии опасен!», – утверждает он, а его американский менеджер Сессил Тодд утверждает: «Библии дешевле, чем пули!». Под эгидой “Revial Fires” Борисов осуществил проект постройки первой христианской часовни в российской воинской части, благодаря его усилиям начала действовать программа подготовки капелланов для Вооруженных Сил» 6.

В результате совет общественного движения «Военные за духовное возрождение Отечества и армии» исключил В. И. Борисова из своей организации за отказ предоставить ревизионной комиссии движения финансовый отчет о полученных в церквах США пожертвованиях на строительство церквей в воинских частях и издания Библий для воинов России. Так предприимчивые генералы делают на военно-религиозных отношениях свой бизнес.

Об опыте армейско-церковного сотрудничества в последние годы написано немало разных, включая восторженно-апологетических материалов, критических – значительно меньше. Однако эта тема в достаточной мере ещё не разработана. Тем не менее, общество нуждается в гражданском контроле за государством и имеет право на всесторонний, пусть даже нелицеприятный анализ данной проблемы. Отношения Армии и Церкви в целом ряде публикаций идеализируются в соответствии с модой на религию, а иногда и под заказ. Эти реалии не вполне оптимистичны и настораживают опасными для демократии и конституционного строя тенденциями.

Но так называемое «возрождение Российской духовности и традиций самоотверженного служения Отечеству» осуществляется строительством храмов на территории воинских частей и освящением военных объектов и предметов. Существующая в войсках практика совершения коллективных религиозных обрядов не укладывается в законодательную норму, согласно которой «Религиозная символика, религиозная литература и предметы культа используются военнослужащими индивидуально» (п. 3 ст. 8 Федерального закона «О статусе военнослужащих»). Причем коллективные мероприятия, сопровождающиеся религиозными обрядами, осуществляются при непосредственном участии командования и под его руководством, чем грубо нарушается п. 2 ст. 8 Федерального закона «О статусе военнослужащих» (1998 г.), который гласит: «Военнослужащие не вправе… использовать свои служебные полномочия для пропаганды того или иного отношения к религии».

Из этой нормы также вытекает, что совещание, занятие или другой вид служебной деятельности не может сопровождаться публичной молитвой. Так же неуместны с точки зрения данной нормы обряды освящения служебных зданий и сооружений, казарм, кораблей, боевой техники и оружия. Например, с точки зрения некоторых конфессий обряд освящения какой-либо одной конфессией воспринимается как осквернение, а потому, можно предположить, что он лишается нравственного потенциала. Не случайно в статье 3 п. 6 Закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» даётся предостережение: «проведение публичных мероприятий, …оскорбляющих религиозные чувства граждан» запрещается. А умышленное оскорбление чувств граждан в связи с их отношением к религии, пропаганда религиозного превосходства и т. п., преследуется в соответствии с федеральным законом 7.

Подписание совместных заявлений и соглашений неоднозначно оценивается учёными и обществом, что породило множество нареканий в адрес Министерства обороны РФ, других «силовиков». Некоторые авторы утверждают, что «клерикализация армии приняла массовый характер» 8. По широко распространенному среди специалистов мнению, «в значительной мере этому способствовало подписание в 1994 г. договора о сотрудничестве между Министерством обороны РФ и РПЦ». «Некоторые правоведы увидели в этом факте еще один признак "православизации" госструктур в нарушение Конституции и законов России» 9. Даже «сверху» военным говорили: «Ваши отношения с Церковью на грани фола». Этот вопрос был даже вынесен на специальное обсуждение на совещании в аппарате правительства РФ, которое проходило под председательством заместителя руководителя аппарата А. Е. Себенцова. На нём, в частности отмечалось: «Совместные заявления и протоколы о намерениях в большей или меньшей степени не укладываются в рамки конституционных принципов и законодательных норм. Декларированные в большинстве указанных документов задачи по духовному просвещению и воспитанию на основе вероучения одной из конфессий работников и служащих соответствующих государственных учреждений, включая военнослужащих, вряд ли должны входить в функции государства, тем более государства многоконфессионального, где целые регионы исторически испытывают заметное влияние других традиционных для России религий».

Министерствам и ведомствам было указано на необходимость в полной мере придерживаться соответствующих принципов и норм законодательства при взаимодействии с религиозными объединениями и рекомендовано привести ранее подписанные соглашения и совместные заявления с религиозными объединениями в соответствие с Конституцией и законодательством РФ.

Однако сложилась парадоксальная ситуация, когда с одной стороны Минобороны критикуется за наличие «соглашения с РПЦ», а с другой, должностные лица и прокуратура уходят от правовой оценки ряда документов и практических шагов.

Комиссия по вопросам религиозных объединений при Правительстве РФ заслушивала Министерство обороны по вопросу «О состоянии соблюдения законодательства о свободе вероисповеданий в системе Минобороны России», которое состоялось 11 ноября 1996 г. С докладом на ней выступил заместитель начальника Главного управления воспитательной работы МО РФ генерал-майор А. В. Черкасов. На этом заслушивании министерство обороны в очередной раз подверглось критике со стороны представителей Русской православной старообрядческой церкви и Духовного управления мусульман Центрально-Европейского региона России. По результатам заслушивания МО РФ был дан ряд рекомендаций, однако практически ни одна из них выполнено не была. Как отмечают сотрудники Управления Президента РФ по вопросам внутренней политики Б. М. Лукичев и А. О. Протопопов, «Главное управление воспитательной работы фактически их проигнорировало». Исключение составлял лишь пункт о содействии в освобождении «культовых зданий и сооружений, находящихся в ведении Министерства обороны, и передаче их религиозным организациям для использования по функциональному назначению».

10 марта 1998 г. на заседании Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте РФ были заслушаны сообщения представителей трех силовых структур: Минобороны, МВД и ФПС. Их выступления показали, что взаимодействие органов военного управления с религиозными объединениями лишено продуманной перспективы, не сориентировано на получение практической отдачи. По мнению сотрудников президентской администрации не должно существовать монопольного права РПЦ на взаимоотношения с армией в ущерб правам других конфессий 10. Такая оценка свидетельствует о неспособности органов военного управления эффективно решать вопросы взаимодействия с религиозными объединениями по причине недостатков управленческого, организационно-штатного, кадрового и концептуально-правового характера.

Анализ материалов, поступивших в Минобороны перед заслушиванием в правительственной комиссии, свидетельствовал о том, что такое новое явление, как взаимодействие ВС РФ с религиозными объединениями, не имеет достаточной научно-методической проработки, что не позволяет органам военного управления объективно анализировать складывающиеся военно-религиозные отношения. Так, в МО поступали отчеты об участии священников РПЦ в героико-патриотических мероприятиях, дальних походах на кораблях, количестве освящённых объектов и т. п. О фактах же конфликтов на религиозной почве, ущемлении прав верующих военнослужащих, оскорблении их религиозных чувств не сообщалось ничего, хотя они имелись. В войсках отмечались случаи, когда личный состав выводили на «крестный ход» по команде командира, а на богослужение в православный храм «загоняли» мусульман, в результате чего те поворачивались спиной к алтарю. Иные «горе-командиры» особенно усердствовали, чтобы быть первыми, вовремя отрапортовать, что «перестроились», и получить церковный орден или очередное звание.

Другой проблемой во взаимоотношениях ВС и религиозных объединений, получившей большой резонанс в обществе, является вопрос о «православных воинских частях и подразделениях». Сегодня существует несколько воинских частей, куда для прохождения воинской службы директивно направляются юноши православного вероисповедания. К таким относится инженерная часть Московского военного округа, расположенная в пос. Арсаки Владимирской области, гвардейское соединение Ракетных войск стратегического назначения в г. Козельске и др. 11, поскольку это те части, на территории которых или вблизи оказались восстановленные монастыри.

Представителями различных религиозных и общественных организаций неоднократно направлялись письма руководству страны и в Министерство обороны о введении капелланов в армии. Одним из последних была «докладная записка» Отдела московского патриархата по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями за подписью протоиерея Алексия Зотова на имя руководителя Администрации Президента РФ А. С. Волошина. В ней предлагалось «воссоздать ведомство военного духовенства и ввести штатную должность Советника по вопросам вероисповедания и соблюдения духовных традиций в структурах военной организации государства».

Стремление А. Зотова возродить архаичное ведомство, как считают некоторые специалисты, продиктовано материальными мотивами и карьерными соображениями. В начале ХХ в. институт военного духовенства свою задачу не выполнил и обанкротился вместе с самодержавием.

Сегодня Церковь пошла по иному пути: стала рукополагать в священнический сан военнослужащих, находящихся на действительной военной службе. Таких наберётся уже не менее пяти человек. Несмотря на то, что рукоположенные нынче офицеры – люди грамотные и достойные, все-таки есть неувязочка: христианская церковь в апостольских правилах и правилах Вселенских Соборов запрещает священникам быть воинами.

Так, 83 правило святых апостолов гласит:

«Епископ или пресвитер, или диакон, в воинском деле упражняющийся, и хотящий удержать обое, то есть, римлянов начальство и священническую должность: да будет извержен из священнова чина, что кесарева кесареви, и Божия Богови» 12.

А в седьмом правиле IV Вселенского Халкидонского Собора читаем:

«Вчиненным единожды в клир и монахам, определили мы не вступати на воинскую службу, ни в мирский чин. Иначе дерзнувших на сие, и не возвращающихся с раскаянием к тому, что прежде избрали для Бога, предавать анафеме» 13.

Наверное прежде чем одевать офицеров в рясы, следовало бы священноначалию РПЦ МП знать и следовать Правилам отцов Церкви и вспомнить уроки истории. Если формирующееся гражданское общество позволяет развитию государства по такому клерикальному антиконституционному сценарию, то надвигающаяся угроза диктатуры не миф, а опасная реальность.

Массированное наступление на светскость со стороны клерикальной бюрократии, будь то министр образования В. М. Филиппов, командир воинской части или начальник Военной академии, не только граничит с должностным преступлением, но и способствует воспитанию религиозной ксенофобии, сеет религиозную вражду, может спровоцировать конфликты на религиозной почве.

Как видно, многие религиозные объединения и нерелигиозная часть военнослужащих стали испытывать всё более углубляющуюся несовместимость. Но в руководстве страны предпочитают не замечать этого. Более того, в армии, культуре, средствах массовой информации, образовании, в органах государственного управления можно наблюдать демонстрирование религиозности и конфессиональных предпочтений со стороны государственных деятелей; широкое распространение всякого рода церковных «освящений» государственных учреждений и проведение в них публичных богослужений и религиозных обрядов; афишированное участие представителей властных структур в религиозных церемониях; привнесение в ритуал военной присяги в нарушение общевоинских уставов религиозного элемента. В ответ на это правящие элиты «неправославных» регионов откровенно демонстрируют свои конфессиональные предпочтения, стремясь опереться на «традиционные» для них религии и церкви. В ряде военно-учебных заведений стали преподаваться богословские предметы, открыты «факультеты православной культуры», средневековое невежество наступает.

В докладе на Рождественских чтениях в 1997 г. начальник Академии МВД генерал-лейтенант внутренней службы Н. И. Демидов, говоря о программе такого факультатива, сказал, что «работники кадровых аппаратов, руководители уголовно-исполнительных учреждений получают сведения об изуверских и всякого рода запрещённых сектах, которые под видом свободы вероисповедания стремятся достичь противоправных целей». Что имел в виду тов. Демидов? Или может быть МВД по своему усмотрению перевело ряд религиозных организаций в число преступных? Вероятно можно найти состав преступления в деятельности тех, кто торгует водкой, золотом, нефтью и табаком, кто стремится оказывать политическое влияние на «светскую власть». Только ведь куда там «сектантам»-маргиналам. В этом замечены самые что ни на есть «традиционные» конфессии.

Если учёные не могут вырваться за пределы порочного круга насаждаемых церковными конкурентами по отношению к «нетрадиционным» религиям стереотипов, то, что тогда можно ожидать от чиновников (офицеров по связям), которым ежедневно приходится осуществлять коммуникации с общественными и религиозными объединениями. Спрашивать с них за некомпетентность в этом случае бесполезно, надо учить. К сожалению, вопрос «кто?» и «чему?» будет учить, остаётся открытым 14. Ведь почётным профессором академии ФПС является митрополит Волоколамский и Юрьевский Питирим (Нечаев), обрушившийся недавно на одном из академических мероприятий на «жидомасонский заговор». Причем не постеснялся даже присутствия высшего пограничного генералитета во главе с тогдашним директором ФПС генералом К. Тоцким.

К сожалению, ограниченность, которую проявляют некоторые руководители ведомств и вузов, выражается в неправовых и антинаучных подходах к проблеме. Это свидетельствует о незнании Конституции и законодательства РФ, о непонимании сущности свободы совести и отличий между религиоведением и религиозным образованием. Попытки решить проблемы совершенствования воинского воспитания таким путём положительных результатов не дают. Несмотря на директивное введение «факультетов православной культуры» в ряде вузов ракетных войск, показатели по воинской дисциплине во многих объединениях и соединениях не улучшились. Напротив, наблюдается отрицательная тенденция. Причем органы военного управления и прокуратуры не изучают эти процессы и не дают им объективной оценки.

Свою помощь в разработке учебных программ и темпланов для ВС предлагают также некоторые общественные и общественно-политические организации. Так, свой тематический план духовно-просветительских бесед с военнослужащими и служащими Вооружённых Сил РФ, а также с членами их семей предложило Общероссийское общественное движение (ООД) «Россия Православная». Есть и учебные пособия под названием «Мой мир и я», подготовленные Международным фондом образования и Церковью объединения (Сен Мен Муна ) и взятые в качестве учебного пособия для сотрудников колоний, преподавателей и слушателей учебных заведений МВД РФ 15. Какую из них примут руководители вузов, учебно-методические советы и предметно-методические комиссии? Чтобы не ошибиться в выборе, руководителям и педагогам целесообразно знать основы религиоведения.

Несмотря на существующее мнение, что именно религиозная вера или принадлежность к Церкви вылечат нравственные пороки общества и болезни воинских коллективов, вся история государственно-церковных отношения в России, даже в те годы, когда Церкви была предоставлена возможность влиять на умы и судьбы людей, свидетельствует, что это далеко не так. Даже сегодня в официальных заявлениях должностных лиц можно услышать странные тезисы, никак не вписывающиеся в провозглашённые цели сотрудничества РПЦ с силовиками. Так, на брифинге в Министерстве внутренних дел 19 октября 2000 г. заместитель председателя Отдела РПЦ по взаимодействию с Вооруженными Силами протоиерей Алексий Зотов отметил, что не видит ничего плохого в том, что в Армии существует «дедовщина» 16.

В Армии такой подход недопустим, но тем не менее батюшек прочат на роль идеологических и моральных наставников военнослужащих. Могут ли священники претендовать на роль воспитателей современной российской армии, и особенно личного состава тех Вооружённых Сил, которые необходимо создавать? Похоже, Церковь сама ещё не определилась, что есть нравственность в правовом демократическом обществе.

В особом ряду, как уже отмечалось, стоят проводимые ежегодно Рождественские чтения 17. Вместо праздничного утренника, посвящённого светлому для каждого христианина празднику Рождества Христова, они являются по своей сути массовым идеологическим мероприятием по «накачиванию» офицеров и слушателей «силовых» структур к «охоте на ведьм», поиска «пятой колонны» в родном Отечестве. «Врагами» являются «Запад», инославные и атеисты. Любить и защищать с оружием в руках Родину предлагается через ненависть к инаковерующим и инакомыслящим. Основными методологами при этом выступают представители РПЦ или неофиты в лампасах. Естественно, ни о какой правовой культуре, свободе совести и религиоведении, как научной дисциплине там речи не идёт. Методологическую основу Рождественских чтений, которые проводятся в светских учреждениях и в служебное время, составляют «Теология» и «Основы православной культуры». В повседневной обстановке большинство военнослужащих всё-таки являются неверующими. Вводить теологические или религиозные дисциплины означает навязывание религиозного мировоззрения. Нельзя также отождествлять потребность воина в духовнике с необходимостью религиозного образования. В самую пору вспомнить сатиру М. Е. Салтыкова-Щедрина и других классиков, высмеявших в XIX веке то, к чему нас опять тянут власть предержащие невежды в веке XXI.

Особую тревогу вызывает взращивание суеверия среди военных, причём со стороны представителей РПЦ. Назову лишь некоторые примеры. В 23-й Воздушной армии под Читой разбился транспортный самолет АН-12. Погибло 47 человек. Люди были в шоке. Через несколько дней после похорон в поселке летчиков появились два «экстрасенса», которые заявили, что катастрофа произошла от наличия в этом месте мощного энергетического поля, и пока они (экстрасенсы) не очистят это поле, катастрофы будут продолжаться. Чтобы снять психологический стресс, командование обратилось к священнослужителям РПЦ, которые освятили взлётно-посадочную полосу. Вот другой, «свежий» пример. В прошлом году, после завершения ремонта на верфях Санкт-Петербурга одного из больших противолодочных кораблей 2-й дивизии Северного флота и в период его подготовки к межфлотскому переходу на Север, история с «катастрофой» повторилась. По кораблю стали распространяться слухи о предстоящем кораблекрушении и тут же предлагался выход: пригласить православного батюшку для освящения корабля, что и было сделано. Это происходит не в древние времена, а с нашими современниками, людьми образованными, в XXI веке. Напомним, что освящение не спасло от трагедии атомную подводную лодку «Курск».

Может быть не было бы смысла писать о фактах невежества в работе командования и воспитательных органов ВС РФ, если бы эта деятельность была разовой или случайной. Однако и ранее уже составлялись подобные «аналитические записки» для руководства Минобороны. В 1997 г. для доклада министру обороны один к одному был перекопирован текст «документа о деструктивных культах», который в прошлом распространялся в Госдуме от имени министра внутренних дел Куликова. Только «авторы» «новой» справки «забыли» сказать о своём плагиате, ведь надо же было показать свою, а не чужую работу. К тому же откуда им было знать, что глава МВД вынужден был аннулировать свою подпись под той злополучной справкой; всё «списали» на полковника – «стрелочника». Все эти опусы, как известно, поступают в органы военного управления через церковные и околоцерковные структуры, берутся некоторыми начальниками на вооружение, затуманивают «мозги» военных кадров.

Тем временем настоящую угрозу для армии представляют больные, малограмотные, физически и умственно ослабленные, психически неустойчивые призывники, количество которых с каждым годом возрастает 18. Вот в связи с чем надо кричать «Караул!». А «сектанты», на борьбу с которыми нацеливает военных Церковь, составляют незаметную долю процента от всех верующих, если конечно не считать, что РПЦ к ним относит и ставшие уже «солидными» во многих странах мира протестантские деноминации адвентистов, баптистов, пятидесятников и др. Но они не влияют на качество призывного контингента и комплектование ВС так негативно, как больные и малограмотные пьяницы и наркоманы (таких в «секты» не берут). Кстати, последователи тех религиозных объединений, которых РПЦ причисляет к «сектам», не употребляют алкоголь, наркотики и табак.

Распространяемые в обществе сочинения «сектоведов» отвлекают правоохранительные органы от действенной борьбы с действительными террористами и от эффективного поиска настоящих бандитов, так как это требует совсем иной методологии и высокой компетентности. Поэтому вместо пресечения конкретных преступных проявлений в Дагестане стали задерживать и подвергать репрессиям приверженцев ваххабизма только по наличию бороды и коротких «пакистанских» штанов, в том числе тех, кто не совершал никаких правонарушений 19. Как видим, о деяниях судят не по признакам состава преступления, а на основе вторичных признаков: отсутствию нижнего белья и наличию исламской (в т. ч. ваххабитской) литературы 20.

Кроме того, стремление командования решить многие воспитательные задачи, прежде всего, морально-психологического обеспечения войск с опорой на одну конфессию, в конечном счете и ведёт к разделению людей по мировоззренческому признаку. Не случайно, религию стали использовать для создания и закрепления в сознании военнослужащих образа врага, черпая в ней богатый материал. Поэтому от политики государства и правящей партии в отношении религиозных объединений зависит стабильность в обществе, так как нарушение принципа свободы совести сильно бьёт по национальным чувствам людей, делает их податливыми на призывы экстремистов, которые стремятся противопоставить одни народы другим, свою религию иной.

О какой воспитательной работе может идти речь, когда Церковь поражена страшной болезнью, называемой ксенофобией, диагноз которой ненависть. Может быть, только во времена гонений она сохраняла свою непорочную чистоту и нравственность. А какое чувство разочарования было у некоторых участников торжеств, посвященных канонизации праведного адмирала Феодора Ушакова, в Санаксарском монастыре (5 – 6 августа 2001 г.), когда из сообщений СМИ стало известно, что девять насельников обители ВИЧ-инфицированны. Конечно, от страшной болезни люди не застрахованы, тем более, что СПИД передается не только через наркоманов и гомосексуалистов, но и посредством медицинских процедур. Но такое количество заражённых в одном монастыре и на том фоне, что во время торжественного застолья некоторые монахи пытались «учить уму разуму», «как надо Родину любить», старших морских офицеров, многие годы не на словах, а на деле доказавших свою преданность Отечеству и присяге! Впрочем, уместно предположить, что сегодня Церковь нуждается в Армии как в лекарстве для своего морального излечения, нежели наоборот.

Ранее мы уже писали, что отсутствие в течение длительного времени института альтернативной гражданской службы не позволяло использовать «альтернативщиков» на благо общества. Однако, принятый ныне (через семь с половиной лет после первого чтения, в декабре 1994 г.) Федеральный закон «Об альтернативной гражданской службе» не лишен многих изъянов 21, которые будут предметом не одного судебного разбирательства.

Это такое право, которое основано на мировоззрении гражданина, но которое смешно подтверждать справками из ЖЭКа; однако в соответствии с новым законом его положено доказывать. Понятно, что доказательный принцип введён как своего рода фильтр с целью не допустить, чтобы призывники «косили» от военной службы. На самом деле эффективными фильтрами проверки истинности желания проходить АГС на основе своих мировоззренческих установок могут выступать такие законодательные нормы, как более длительный срок службы, её экстерриториальный характер и широкий спектр функционального применения «альтернативщиков» вплоть до служения в инфекционных госпиталях и др. Табу на применение силы и убийство себе подобного не отменяет принципа жертвенности ради ближнего. Таким образом, основными регуляторами, лежащими в основе федерального законодательства, должны быть конституционные принципы, но не мнения комиссий – ещё одной кормушки для коррупционеров. Любая комиссия, которая решает судьбы людей при отсутствии чётких правовых критериев (а в доказательности мировоззрения их быть не может), является ещё одним дополнительным каналом для кормушки взяточников или санкционированной расправы с религиозными меньшинствами или индивидами. Тем более, что в ряде призывных комиссий в качестве экспертов по мировоззрению выступают священники РПЦ или православно-ориентированные «патриоты». К примеру, недавно в СМИ прошла информация о том, что в состав призывной комиссии г. Обнинска Калужской области включен батюшка, который будет определять истинность убеждений призывников. Как говорят в таких случаях, «комментарии излишни».

P. S. Недавно (29 октября с. г.) один высокопоставленный генерал Минобороны РФ в разговоре по религиозной проблематике позволил себе небрежно «кинуть» в адрес Конституции Российской Федерации, мол, «пошла она…, а мы – идеологический Главк» 22, пригрозив при этом уволить оппонента, сославшегося на необходимость при взаимодействии с религиозными организациями и оценке их деятельности опираться на Основной закон страны. К сожалению, стало позволительным и даже модным от имени государственного института выступать с антиконституционными заявлениями, а защита конституционного строя чревата запретом на профессию. Подобные явления настораживают 23. Так какую армию мы строим? Почему руководители «силовых» министерств (ведомств) допускают нарушение законодательства, не задумываясь при этом о последствиях?

Свобода совести является универсальным индикатором демократизации воинских коллективов. От того, кому служит тот или иной военный руководитель – интересам народа, закреплённым в Конституции светского государства или неким властным корпорациям; что для него превыше – право или свои личные и узкокорыстные интересы, общество должно оценивать его профессиональную пригодность и позицию государственника. Тем не менее, некоторые военачальники вместо почитания буквы Закона предпочитают следовать (часто искренне, по простоте душевной) мифическим представлениям об армейско-церковной симфонии как о благе, а часто и сознательно идут в русле корпоративных интересов государственно-церковной бюрократии. Вспоминается, как один из генералов министерства обороны заверял посетивших его монашек, что в подчиненном ему аппарате служат только православно-верующие офицеры.

Не преувеличивая действительную роль РПЦ в общественных процессах и её влияние на власть (иначе бы Церковь смогла предотвратить кровавые октябрьские события 1993 г.), отметим, тем не менее, что она располагает достаточным административным ресурсом для проталкивания своих интересов, которые, естественно, никак не вяжутся с согласованными интересами общества, изложенными в Основном законе страны 24.

Тем не менее, следование принципам светского государства стало «признаком плохого тона». По всей видимости, это – следствие реализуемой политики, направленной на сакрализацию, абсолютизацию и приватизацию власти 25. Вооруженные Силы РФ, будучи институтом государства, естественным образом, следуют в русле официальной политики Кремля, делая ставку на Русскую православную церковь Московского патриархата как традиционный идеолого-духовный институт Российской империи, атрибутику которого частично восстановила Российская Федерация.

(А как всё классно начиналось с религиозного возрождения, и чем закончилось? Идеологией! Как тут не вспомнить ставшие классическими слова стихийного афориста из высших чинов: «Хотели как лучше, а получилось как всегда!»).

Представляется, что любовь к Родине чиновников оперативно-стратегического звена должна заключаться не в том, чтобы декларировать свой патриотизм, преданно заглядывая в глаза и уста Хозяина, а в ответственности за судьбы страны, умении создавать механизмы её крепости, включением в этот процесс личности каждого гражданина, независимо от его национальности, вероисповедания и цвета кожи. Необходимо учиться строить воспитательную работу в условиях гражданского общества и, исходя из конституционных принципов правового государства, учиться работать с воинами нового поколения, не зашоренными обанкротившимися религиозными и идеологическими штампами.

Армия и Церковь должны строго соблюдать конституционную норму об отделении религиозных объединений от государства и апостольское правило: богу – богово, кесарю – кесарево! Пока же приходится уповать на политическую волю, а не на закон.

Выписки


Святотатство под молитву

В заметке «От мощей до полигона»… упоминается об участии главы государства в торжественной церемонии освящения знамён и иконы святого, выдающегося российского флотоводца Фёдора Ушакова. Кроме знамён и иконы, к штабу Тихоокеанского флота была доставлена и частица мощей Фёдора Ушакова.

…Как российское законодательство расценивает изъятие из могилы «частиц» праха?

Как вообще выглядит с точки зрения светской морали растаскивание праха покойного на религиозные сувениры?

Интересно, какая именно «частица» была изъята из могилы адмирала Ушакова: пальцы или что-то другое? А может череп?

Наверняка при рассмотрении этого уголовного дела обезглавливание будет учтено как отягчающее обстоятельство.

Олег ДЕЛЕНДИК. Киев
«Известия», 16 сентября 2002.


Подмена

Игры в Сиднее Виталий Смирнов назвал самыми тёмными в своей жизни…

«Мы практически исчерпали физический фактор, – заявил Виталий Смирнов – моральное состояние спортсменов также оставляет желать лучшего, в нашей команде даже нет психолога, его роль выполняет только отец Владимир».

«Независимая газета», 6 октября 2002.


Мозговой Сергей Александрович, кандидат исторических наук, руководитель группы мониторинговых исследований Минобороны России, сопредседатель Совета Института свободы совести, член редколлегии научно-теоретического журнала «Религиоведение».

Примечания

Ныне Главное управление воспитательной работы Вооружённых Сил Российской Федерации.

Он был представлен как священник Русской православной церкви за границей.

Журнал № 55 заседания священного синода Русской православной церкви от 16 июля 1995 г.

Через три года (4 апреля 1997 г.) министром обороны РФ генералом армии И. Н. Родионовым и патриархом московским и всея Руси Алексием II было подписано новое Соглашение, которое расширило сферу взаимодействия и формы сотрудничества. После чего на страницах газеты «Красная звезда» была дана информация с комментариями заместителя начальника Главного управления воспитательной работы МО РФ генерал-майора А. В. Черкасова, в которой сообщалось, что взаимодействие с другими религиозными объединениями необходимо осуществлять только через Русскую православную церковь, её синодальный Отдел по связям с Вооруженными Силами и правоохранительными органами (Красная звезда, 28 апреля 1997 г.). Это соглашение «окрестили» «тайным» поскольку от общества в течение длительного времени скрывался факт его подписания.

В. Борисов – бывший начальник Академии Гражданской защиты МЧС России.

Как сообщает президент движения «Военные за духовное возрождение Отечества и Армии» полковник запаса М. Кузнецов, в Минске при патронаже «Огней возрождения» издано около 100 тыс. экз. Библии, однако г-н Борисов заявил об издании и передаче в войска одного миллиона Библий. Так же обстоят дела и со строительством церкви.

Контроль за соблюдением законодательства призвана осуществлять Главная военная прокуратура (ГВП). Но и в ГВП вопросы свободы совести находятся вне сферы деятельности прокуроров, свидетельством, факты нарушения федерального законодательства.

С. А. Бурьянов. Государственная политика Российской Федерации в сфере свободы совести на рубеже тысячелетий. – Право и политика, № 1, 2000.

А. Красиков. Свобода совести и государственно-церковные отношения. Диа-Логос: Религия и общество 1998 – 99. – М., 1999. – С. 263.

10 См.: Б. Лукичев, А. Протопопов. О взаимодействии Вооруженных Сил России и религиозных объединений на современном этапе. Информационный бюллетень общественно-политической жизни. Выпуск управления Президента Российской Федерации по вопросам внутренней политики. – Июнь 1998 (№ 12).

11 Как известно, армия комплектуется по экстерриториальному, а не по национальному и тем более религиозному принципу. Поэтому комплектование и воспитание военнослужащих преимущественно на основе того или иного вероучения несёт в себе потенциальную угрозу единству Вооруженных Сил, и, как следствие, их боеспособности. (Подробнее см.: Светский союз: Альманах. М., 2002. С. 90 – 102.)

12 См.: Книга правил Святых апостолов, Святых Соборов, Вселенских и Поместных и святых отцов. Свято-Троице-Сергиева Лавра, 1992.

13 Там же.

14 Религиоведческая подготовка офицерских кадров оставляет желать лучшего. То, что сегодня наблюдается в армии – брак в работе кафедры философии и религиоведения Гуманитарной академии Вооруженных Сил, ныне Военного университета.

15 Из опыта организации учебно-воспитательной работы в школах ВТК: Сборник. Домодедово: РИПК МВД РФ, 1995.

16 «Благовест-инфо», 20 октября 2000 г.

17 Местом их проведения традиционно служат Академия МВД РФ и ВАГШ (Военная академия генерального штаба).

18 Министерство обороны обладает точной информацией, показатели которой ошеломляют. Низкие качественные характеристики молодого пополнения – настоящая беда командиров и одна из причин невысокой боеготовности Вооружённых Сил.

19 См.: С. А. Бурьянов. Некий неизученный экстремизм в Чечне и Дагестане как фактор преступности // Право и политика, № 7, 2000. С. 139.

20 Столько места в статье уделено проблемам новых религиозных движений лишь потому, что именно на этом примере можно показать низкую гуманитарную образованность и правовую культуру некоторых командиров и воспитателей, сосредоточивших свое внимание на неактуальных вопросах.

21 Основным недостатком, на наш взгляд, является доказательный принцип права на альтернативную гражданскую службу (АГС), вместо заявительного.

22 В СССР идеологическую функцию в Вооруженных Силах официально выполняло Главное политическое управление Советской Армии и Военно-Морского Флота (ГлавПУР СА и ВМФ). Нынешнее Главное управление воспитательной работы ВС РФ не может являться идеологическим. Ст. 13 Конституции РФ гласит: «1. В Российской Федерации признается идеологическое многообразие. 2. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной». В советское время была идея, на которую политработники вполне успешно мобилизовывали личный состав, а что сейчас?

23 Этот пример указывает на необходимость гражданского контроля за «силовыми» ведомствами.

24 Идеология «Основ социальной концепции Русской Православной Церкви» по ряду принципиальных вопросов расходится с конституционными принципами светского государства.

25 См.: С. А. Бурьянов Правовые основания, сущностное содержание и гарантии свободы совести // Государство и право, № 2, 2001. С. 26.

 

Яндекс.Метрика