Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> Альманах «Светский союз»
Сайт «Разум или вера?», 21.12.2003 г., http://razumru.ru/humanism/svs/14.htm
 

Альманах «СВЕТСКИЙ СОЮЗ»
к содержанию альманаха

ОТ СОСТАВИТЕЛЯ

Кажется, что плохого в религии? И обещает «духовное возрождение России». И, несмотря на всяческие перипетии, не исчезает. Наоборот, показывает чудеса живучести. И пользуется таким авторитетом, что даже светская власть вынуждена с ней считаться…

А вот находятся люди, которые протестуют против воссоединения её с государством, не согласны с её внедрением в официальное образование, в вооруженные силы и вообще в силовые структуры, в бюджетные учреждения здравоохранения, культуры, науки, в пенитенциарную систему, в управление страной и в политику.

Почему?

Во-первых, потому, что за все века функционирования религии (а она как порождение человеческого разума возникла, по-видимому, от первых коллективных традиций), так и не удалось доказать существования хоть чего-то сверхъестественного.

Да, это сверхъестественное воображают (и довольно достоверно) люди. В своё воображение они вплетают для убедительности немало реальных фактов и явлений. Находят потрясающие приёмы донесения своих фантазий до не ведающих подвоха потребителей. Сами верят в созданное. Но, увы, в конце концов «на выходе» появляется самая обычная ложь.

Подобным занимаются дети, им нужны сказки для общего развития, для обучения абстрактному мышлению, для побуждения к мечтам.

Когда же дети становятся взрослыми, т. е. что-то производят и отвечают за производимое, за себя, за близких себе, то на первый план выдвигаются уже не сказка, а быль. Не ложь, а правда. Только так можно правильней ориентироваться в окружающем нас мире. (Что, впрочем, не исключает мечтаний и самых невероятных фантазий до истечения жизни).

Тут-то необходимо научное мировоззрение. Оно же, возникшее из одного ствола с религией (на древе человеческого познания), подразумевает объективное знание во всей его сложности и во взаимосвязи, в отличие от заявлений типа: «Мне голос был», «Привиделось», «Бог велел». За его приоритет и ратуют наши неверующие протестанты.

Во-вторых, религия неприемлема потому, что взявшись со времён раннего средневековья представлять и науку, и в целом культуру, сегодня оказалась на задворках научно-технического и гуманитарного прогресса.

Она ещё уповает на некую «духовность», претендует быть судьёй в вопросах морали и нравственности. Но это у неё получается всё хуже и хуже. Да, религиозные движения ряда государств Востока определяют не только образ жизни населения, но и образ его мышления. Да, Ватикан поддерживает исследования на иных, весьма передовых направлениях науки. Однако от «социалистических» порывов иранских клерикалов несёт таким махровым средневековьем, что становится не по себе. А папа римский, едва дело дошло до нравственной оценки такой, в основном социально-медицинской проблемы, как разрешение на аборты, разразился настоящим визгом, из которого можно было разобрать лишь знакомое: «Запрещаю!».

Не отстают и наши родимые служители культа. Достаточно вспомнить свистопляску с присвоением ИНН. Нужное мероприятие, позволяющее навести хоть какой-то порядок в российском нарождающемся предпринимательстве. Ан нет! Демонстрации с хоругвями, с клерикальствующими бабёнками и с казаками в качестве охраны и ударной силы.

Обвинения в жидомасонском заговоре. Невесть с чего вдруг вылезшее в качестве пугала сатанинское «число зверя» – 666…

Пришлось прибегать к помощи самых почитаемых в Церкви старцев, дабы унять взбеленившуюся толпу фанатиков.

А шариатские суды в Чечне? С забрасыванием камнями слишком свободных женщин и перерезанием горла у иноверцев – мужчин… Хотят того иерархи или не хотят, но их конфессии в настоящее время выражают идеи самых тёмных слоёв верующих.

Взять ту же Российскую православную церковь Московского патриархата. Высшие её сановники в лице, скажем, митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла (отдел внешних сношений) любят побаловаться либеральной фразой. Читаешь статьи его в самых продвинутых изданиях и диву даёшься: какие передовые взгляды высказывает сей ответственный работник! Но никто иной, как он, выступил на последнем архиерейском соборе РПЦ с так называемой «Социальной доктриной», в которой открытым текстом декларировалось вмешательство православия в дела светского государства. Чем это грозит молодой российской демократии ясно любому здравомыслящему человеку. А мне вспоминается почему-то дикое убийство отца Меня (топором по голове). Без всяких следователей ясно, кого раздражал популярный в среде московской интеллигенции проповедник. По почерку видать. По неприязни к той легкости, с которой обращался с замшелыми догмами Церкви талантливый священник. По ненависти, какую вызывало его происхождение.

Мне доводилось сталкиваться с церковной и околоцерковной публикой подобного пошиба. Среди них мелькали и известный скульптор, академик академии коммунального хозяйства, и даже ректор художественного института. Но больше было тех, за кем закрепилась в истории кличка «охотнорядец», «черносотенец».

Именно их прадеды устраивали погромы. Именно такие, как они не дают возводить на «русской» земле культовые сооружения иных конфессий, пишут на заборах вдоль железных дорог Подмосковья: «Айзеры вон из России!», под видом футбольных фанатов бьют встречных с «не тем» профилем и иным цветом кожи.

Выписки


Вера религиозных фанатиков всегда слепая, они готовы принять нечто за безусловный абсолют и подчинить этому началу всю свою жизнь.


Религиозный фанатизм находит привлекательную почву в умах людей, не склонных к критическому мышлению. Он родственен феномену толпы, он всегда массовый. Ограниченность, невежество, глупость – вот корни фанатизма. Противопоставить этому можно только образование, которое воспитывает у человека умение и мужество жить собственным умом не растворяясь в чьей-то чужой доктрине.

Виктор ГАРАДЖА».
«Известия», 6 декабря 2002.


В-третьих, и быть может одной из двух самых кричащих причин, которые побуждают авторов выпуска выступать с протестом, является использование религии и её потенциала в борьбе за власть различных групп и претендентов.

Пример подал первый «всенародно избранный» президент России, вовремя сообразивший, что, при его полной несостоятельности управлять государством, ему долго не продержаться в Кремле. Теперь со смехом вспоминают, как он с постной физиономией и зажжённой свечкой стоял перед телекамерами в храме и, боясь ошибиться, крестился. А ведь это было предательством почище Беловежской пущи. Предательством по отношению ко всему тому прогрессивному и передовому, чего добилась Россия после одного из первых декретов Февральской демократической революции в марте 1917 г., провозгласившего (к обоюдному согласию!) отделение религии от государства и от государственного образования.

Эта юридическая норма впоследствии входила во все Конституции РСФСР и СССР. (И, несмотря на многочисленные издержки применения, позволила РПЦ МП вернуть себе главный руководящий орган – патриархат, а также избрать своего предстоятеля). А теперь записана в Конституции Российской Федерации.

Она позволяет снимать наиболее безболезненным способом напряжение, которое периодически возникает во взаимоотношениях светского государства и религиозными конфессиями, а также государству становиться нейтральным и равноудалённым судьёй в спорах между самими конфессиями, ставит всех на место в бессмысленной дискуссии, какой закон главнее – человеческий или божеский.

Пренебрежение таковой нормой возвращает нас к той поре, когда народы сталкивались в бою под знамёнами разных конфессий и победившая сторона считала своим долгом извести побеждённую до основания как ересь.

Кстати, в нечто похожее выливается затянувшаяся война на нашем Северном Кавказе, а на бытовом уровне отзывается по всей России.

Дурные поступки, к сожалению, заразительны.

Вслед за «царём Борисом» религиозную карту стали разыгрывать и его «сатрапы». Я не ведаю, насколько набожен мэр Москвы. По его внешнему виду, по образованию, по хозяйственной хватке, по трезвости и жизнелюбию у меня не складывается впечатление, что он верующий. Но под его чутким руководством столица в буквальном смысле «охрамела». В каждом районе по статье городского благоустройства возведено не менее, чем по одному культовому сооружению. В дополнение к существовавшим и отреставрированным за тот же счёт налогоплательщика.

Также интенсивно «охрамление» идёт по другим городам и весям, будто нашему государству некуда девать средства (и не надо менять проржавевшие инженерные коммуникации, ремонтировать дороги, ставить новую технику вместо выработавшей свой ресурс…), будто такое расточительство не является уголовно наказуемым.

И уж совсем нелепо выглядят старания руководителей министерств и ведомств, научных академий и учебных заведений бежать впереди поезда предательства и показывать дорогу к храму.

Я не удивлялся сообщениям о том, что силовые ведомства собственными силами возводят церкви (именно церкви, а не мечети, не синагоги, не пагоды, хотя по республикам, где распространены другие религии, происходит и это).

Был намёк сверху, руководители спешат рапортовать. Административная система приучила.

Но настоящим потрясением для меня было узнать, что ввести курс теологии в светские вузы и «закон божий» в государственные школы просили министра образования главы… Российской академии наук, академии образования, крупнейшего университета страны по рекомендации патриарха 1. Если крупных чиновников ещё можно как-то понять (мол, иначе не продвинуться по службе), то руководителей науки и образования отказываюсь.

Их положение уже обязывает противостоять проникновению естественнонаучного невежества (с допотопным пониманием «души», «святого духа», «высшей силы» в образе того же бога, а также бессмертия, рая, чистилища, ада и т. д., и т. п.), каковым по существу является религия, в нашу жизнь.

А они, как выразился кто-то, из ежедневно звучащих по радио и ТВ, «прогибаются» под своим начальством.

Если эти господа действительно верующие и не в силах спрятать своё заблуждение в себе, им – не место в руководстве столь необходимых для государства структурах. Если же притворяются, выслуживаются перед высокопоставленными (а вернее сказать: высокопролезшими) мастерами «сдержек и противовесов», то это – аморально и тем более не может быть терпимо.

Вообще удивительная страна Россия: любимое занятие детей в ней разрушать то, что создали их родители. Превратилось прямо в традицию. И совершается с каким-то остервенением, а нередко и с наслаждением, с гордостью. И добро бы во имя светлого будущего («Весь мир насилья мы разроем // До основанья. А затем// Мы наш, мы новый мир построим: // Кто был ничем, тот станет всем!») 2. А то для возвращения проклятого прошлого!..

В четвертых, потому выражают своё несогласие авторы выпуска, что усилиями вдруг «поверившими в бога» властолюбцами и их приспешниками на свободу выпущено поистине чудовище, которое по знаменитой строке из «Тилемахиды» В. Тредьяковского (возвращенной в массовый обиход А. Радищевым 3), – «обло, озорно и лаяй».

Для него быть не использованным в качестве прикрытия политиканства мало. Оно само жаждет абсолютной власти и над людскими «душами», и над государством. Т. е. речь идёт, в открытую, о теократии в нашем отечестве.

На Архиерейском соборе 2000 г. во всеуслышание было заявлено о верховенстве церковных законов над государственными 4.

Выписки


Церковь основана непосредственно Самим Богом – Господином нашим Иисусом Христом; богоустановленность же государственной власти являет себя в историческом процессе опосредованно.

«Социальная доктрина».


В январе обычно происходят «Рождественские чтения». На них патриархия РПЦ МП, подобно пленумам президиума ЦК КПСС, ставит общественность в известность о планах на год. И старается неуклонно и без лишнего шума их выполнять. Чем кстати разительно отличается от пустопорожней трескотни тех же пленумов последних десятилетий существования КПСС.

По стилю внедрения в повседневную жизнь религии у меня, откровенно говоря, нет серьезного компромата на РПЦ. Эта организация пользуется тем, что ей добровольно дают государственные службы. То есть формально не нарушает закона. Если те не могут дать, Церковь может и подождать. Но тогда не будет поддержки на выборах от её «электората», благосклонности заинтересованного в ней высокого начальства… Как ни судить, ни рядить эту организацию, в реальной жизни она действует юридически грамотно и не заботясь о моральных принципах, т. е. как опытные политиканы.

Другой вопрос, а чем грозит подобная беспринципность клерикалов.

Став за короткий срок крупнейшим землевладельцем России, разбогатев на беспошлинной торговле импортными товарами (винно-водочные и табачные изделия), а также занимаясь нефтяным бизнесом, имея в собственном распоряжении мощную банковскую империю, внедряя верных людей в силовые, представительские и исполнительные структуры и проч., и проч., та же Русская православная церковь начинает диктовать свои условия Российскому государству. Как тому жить, что можно себе позволить, а что нет, кого любить, а кого ненавидеть. Даже символика, геральдика и ритуалика нашей страны покрылась, как это было угодно РПЦ, монархо-православной патиной.

Представительство клерикалов становится обязательным на всех важнейших мероприятиях государства. Они сидят в президиумах крупных форумов – освящают новые произведения человеческого творчества, определяют ценность того или иного познания.

И при том не несут ответственности ни за одно из своих действий. Этакие «духовные», почти воздушные лидеры отечества! Кстати, подобная идея то и дело появляется в СМИ. И пока, не найдя массовой поддержки, на время исчезает. Но когда-то будет угадан подходящий момент…

Мы так и не заметим, как вновь останемся без свободы слова и совести, без соблюдения прав человека. Возвращение веры в бога, с помощью чудес решающего все наши проблемы, опять ударит по умению людей мыслить критически, действовать самостоятельно и предприимчиво. Как враги рода человеческого будут восприниматься личности. Неуважение к человеку, которое сквозит во всех священных писаниях и читаниях (вопреки громким декларациям клерикалов о любви к ближнему и дальнему) – «раб божий», «тварь», «пыль» и т. п., убивает всё высокое, до чего дошёл наш современник, унижает его, останавливает в развитии. Так случилось с восточными деспотиями, так на сотни лет притормозило европейскую цивилизацию, долгое время не знавшую об античных корнях.

При таком раскладе мы по новому кругу поползём к тому, от чего начали уходить. То-то искусство ударяется в мистику, бредит концом света и выводит вперёд героев, которые единым махом совершают чудеса. Самые популярные исследователи науки – подменяют объективное знание весьма субъективным толкованием известных и неизвестных фактов. В быту затосковали по патриархальности…

Острый писатель и нестандартный мыслитель, логик скептического склада Александр Зиновьев, рассерженный таким «поворотом рек» заявил: «Россия превратилась в страну религиозного умопомрачения». Сказал, как отрезал.

Беседуя на тему «почему всё-таки нельзя принимать религию» с Валерием Кувакиным, одним из талантливейших философов из тех, с кем мне доводилось встречаться (он перенёс на нашу почву современный научный гуманизм и успешно развивает его теорию), я услышал более оптимистический прогноз: «Россия, – сказал уверенно В. Кувакин, – перешла рубеж новой, светской цивилизации».

И тут я вспомнил, что у меня в бумагах есть ещё одно мнение, которое разыскал и подарил мне автор «Светского союза» Леонид Салямон:

«…Как бы это я ужился под одной крышей с Д. С. Мережковским, который верует определенно, верует учительски, в то время, как я давно растерял свою веру и только с недоумением поглядываю на всякого интеллигентного верующего» 5.

Это написал незадолго до смерти один из величайших гуманистов всех времён и народов, замечательный русский писатель и драматург Антон Чехов. Именно у него многие поколения последующих интеллектуалов берут уроки интеллигентности в том значении сего английского слова, какое придают ему в нашей стране. Потому-то и дорогого стоит его, брошенное вскользь: «Я давно растерял свою веру и только с недоумением поглядываю на всякого интеллигентного верующего».

В ответ и этим троим, и всем, кто ещё надеется на просветление, звучит строгое и безапелляционное: «Церковь пребывает над всеми государственными устроениями. Потому что, согласно Священному Писанию, наиболее совершенной формой власти является теократия. В ветхозаветные времена таковым было правление судей в Израиле, управлявших народом от имени Бога. Позднее появилась монархия, которая, несомненно, является богоучрежденной формой правления» 6.

За какой-нибудь десяток лет Церковь в России при участии нынешней власти, клявшейся создать свободное, демократическое государство, уважающее права человека, стремящееся к гражданскому открытому обществу, превратилась в решающую (и страшную) силу.

Учитывая ложность её «вечных истин», нетерпимость к несогласным с её догматами и канонами, крайнюю субъективность в истолковании явлений окружающего мира, да и тот «хвост» консерватизма и естественнонаучного невежества, которое тянется за ней, можно представить, что ждёт всех нас, если мы вновь реально не отделим эту организацию от государства.

Сегодня Церковь в России рвётся к власти, почувствовав слабину государства. Пока последнее путается в «национальных идеях», не может определиться в экономике, разбирается в «структурах и вертикалях», первая шаг за шагом захватывает плацдармы, берёт в свои руки ниточки управления.

Не пора ли выйти из «сказочного», детского возраста. Не пора ли по-взрослому объединиться в сопротивлении уже не средневековому, а нынешнему мракобесию?

Верить ли верующим?

Можно ль
  эскулапу
    смело –
под «ура!»
  и общий звон –
доверять хотя бы тело,
если душу ищет он?
 
Нет её там!
  Да разрежьте…
Да смотрите под углом…
Впрочем,
  не было и прежде,
как не будет и потом.
 
Бред бродивших по пустыне,
но находчивых невежд!
А живёт,
  увы,
    поныне,
будит множество надежд…
 
К исцелителю,
  побитым,
приползаешь
  покричать…
Он
тебя     
  с учёным видом
начинает изучать…
 
Повелит сдавать анализ,
в диагностику пошлёт…
Просидишь там день,
    промаясь,
и сама болезнь пройдёт!
 
Если важность всё ж нарушу
и спрошу:
  «Каков итог?»,
знаю,
  скажет:
    «Лечим душу.
Отболело? –
  Бог помог!»
 
Можно ль верующим верить,
если
  яростно,
    как встарь,
в божество возводят нелюдь,
  человека –
    в божью тварь?
 
Если вдаль шагают слепо,
посыпая плешь золой,
ждут
  всю жизнь
    подачек с неба,
мук страшенных
    под землёй?..
 
Задержалось,
    видно,
    детство
человечества
    у них.
Да и –
  выгодное дельце
жить от слабостей людских!
 
…Лохотронщики от культа
сзади,
  в лоб,
    со всех боков
ловят ласково и круто
миллиарды простаков.
 
И захочешь –
  не удастся
разогнать всю эту «тать»
города и государства
на пути успели встать!
 
Можно ль
  верующим
    верить?
Можно!
  Не идя на смерть.
Если нам
  их бред
    похерить,
им
  хоть малость
    повзрослеть.
  * * *
Служитель культа
    всю дорогу
(что,
  вероятно,
    не новó)
молитвы обращает к богу,
придуманному до него.
 
Партиец
  за свою идею
не пожалеет живота,
хотя,
  уже через неделю
понятно,
  что она –
    не та…
 
Лишь гуманист,
  презревши нечисть,
сверх бога
  и вперёд идей
провозглашает человечность
и даже там,
  где нет людей!
 
Пройдёт пора тупых поклонов,
тянуть не станет класс
    на класс…
Но
и при общей власти клонов
насущным будет этот глас.
  * * *
Смешенье света с темнотой
  даёт в итоге серость.
Куда ни кинешь взгляд крутой,
она везде расселась
и на деревьях,
  на кустах,
и на ступеньках детства,
и даже
  на таких местах,
где не на что усесться…
 
Каким бы ярким ни был свет,
её в упор не видишь.
У серости –
  защитный цвет.
Недвижность
    значит,
    финиш!
 
Так можно до конца годов
дожить в тиши,
  без солнца.
Мол,
  не годишься,
    не готов,
само де рассосётся…
 
И всем удобен и хорош.
Поскольку
  не мешаешь
у нищеты красть медный грош,
попам водить свой шабаш.
 
Прихватит же тебя когда,
да так,
  что сгинет вера,
поймёшь,
  быть может,
    что года
впустую жил
    и серо.
  Евгений СМЕТАНИН

21 января 1999.

«Интернационал», слова Э. Потье, перевод А. Я. Коца.

Эпиграф к «Путешествию из Петербурга в Москву» А. Радищева.

Социальная доктрина РПЦ МП, 2000, М.: «Независимая газета», 24 августа 2000.

Из письма А. П. Чехова от 12 июля 1903 г. Г. П. Дягилеву из Ялты (А. П. Чехов, том II. Письма. Июль 1902 – декабря 1905).

Доклад митрополита Кирилла «Роль Русской Православной Церкви в жизни общества. Основы социальной концепции Русской Православной Церкви» на Международном симпозиуме «Религия в современном обществе». РАН 30 – 31 октября 2000 г.

 

Яндекс.Метрика