Содержание сайта =>> Атеизм =>> РПЦ и власть. Документы РПЦ
Сайт «Разум или вера?», дек. 2002 г., http://razumru.ru/atheism/rpc/letter.htm
 

Вместо комментария: А. М. Крайнев, «И вновь государственное мракобесие?»

Приложение к стенограмме «Теология в государственной системе образования России»,
Круглый стол от 29 февраля 2000 г. Сайт ИФ РАН, http://philosophy.ru/edu/teo.html#26

Министру общего и среднего Образования
Российской Федерации В. М. Филиппову

ДОСТОЧТИМЫЙ ВЛАДИМИР МИХАЙЛОВИЧ!

В преддверии празднования 2000 года со времени Рождества Христова ситуация в нашей стране побуждает задуматься о тех проблемах, с которыми мы вступаем в третье тысячелетие. Как ни тяжело, все же необходимо признать, что сегодняшний мир быстро утрачивает двухтысячелетнюю духовность, культуру и нравственность. Взамен приходит культ низменных страстей, человеческого эгоизма, тоталитарная обработка человеческого сознания, мировая власть денег, циничное стремление к личному обогащению, даже ценой жизни следующих поколений, своего народа, своей Родины. История строго осудит нас за молчание и бездействие в тот момент, когда для всех очевидной стала угроза элементарной полноценности, жизнеспособности нашего потомства.

Сейчас уже совершенно ясно, что тотальный кризис, охвативший нашу страну, имеет прежде всего духовную природу, происходит от утраты нашим народом за истекшие 80 лет духовно-нравственных основ национального бытия, самой жизни. Отсюда с очевидностью следует, что первой важнейшей нашей заботой должно быть образование и воспитание молодых поколений – наших наследников, тех, кто из наших рук должен получить еще сохраненные вековые ценности народной жизни да и самое ее устроение. Если мы не поймем этого и не сумеем принять надлежащих мер, никакие экономические и политические программы не смогут ничего изменить к лучшему. Они будут разбиваться о своекорыстное стремление к наживе любыми средствами при полном отсутствии критериев добра и зла. Эти краеугольные понятия, так же, как и воспитание совести, самоотверженности и бескорыстия, верности и уважения к достоинству человека по свидетельству истории минувших тысячелетий имеют религиозное происхождение. Но в нашей стране далеко еще не преодолено почти вековое уже желание «отделить» духовность, нравственность, историю, культуру, науку, искусство от религиозных основ жизни человека, т. е. от его самых глубоких и вечных устремлений.

Внимательно изучая ход образовательных реформ, развитие образовательной деятельности, приходится сделать печальные выводы. Наша отечественная, как теперь стало понятно, одна из лучших образовательных систем нередко заменяется значительно худшими, заимствованными на Западе образцами без должного обоснования. И это в период экономического кризиса, когда перестройка зачастую означает просто разрушение. Самый значительный недостаток советской школы – ее тотальная зависимость от формальной коммунистической идеологии – теперь отсутствует. Но кто и чем заполняет образовавшийся вакуум? Оказывается, тот, у кого просто больше денег. Как показало минувшее десятилетие, это могут быть Мун или другие секты, это порнография и обучение «безопасному» сексу в угоду мировым фармацевтическим фирмам, сбывающим свою контрацептивную продукцию на большом русском рынке, наконец, это наркомания, насаждаемая еще в средних классах школы. Действующее законодательство, администрация и структуры правопорядка «почему-то» не способны воспрепятствовать неотвратимой гибели ближайших поколений. В то же время, весь мировой опыт убедительно свидетельствует, что Церковь, религиозное воспитание с успехом противостоят разврату, наркомании, сектантскому зомбированию личности, умеют вырабатывать у детей и молодежи необходимый иммунитет в отношении губительного для нации нравственного разложения. Однако наше законодательство, продолжая оставаться в плену советского атеизма и атеистически понятых «демократический» идей, упорно борется со всякой возможностью реального христианского влияния в государственной школе.

Подобно Иванам, не помнящим родства, наши законодатели до сих пор не могут осознать, что весь европейский тип духовности и культуры вскормлен и определен прежде всего христианством. Вместе с православной верой Русь восприняла у Византии ее высочайшую культуру, в значительной степени – образ христианской государственности, христианскую нравственность. Невозможно европейскую историю отделить от истории христианских церквей. Невозможно филологию, философию, археологию, литературу, искусство отделить от христианского знания. Наша воспитанная советской идеологией гуманитарная наука до сих пор еще сохраняет в своем обороте удручающе безграмотные подмены. Например, вместо подлинной истории философии – «историю свободомыслия» и т. д. После того как было покончено с системой государственного атеизма, преподносившейся как подлинная свобода совести, нужно покончить с постсоветским господством антирелигиозного направления в школе.

Действующий сегодня Закон об образовании Российской Федерации утверждает, что образование в государственной школе должно иметь «светский» характер. При этом «по просьбе родителей или лиц, их заменяющих, с согласия детей, обучающихся в государственных и муниципальных образовательных учреждениях, администрация указанных учреждений (т. е. школ) по согласованию с соответствующими органами местного самоуправления предоставляет религиозной организации возможность обучать детей религии вне рамок образовательной программы» (ст. 5, п. 4).

Эта американская модель начала века, ориентированная на специфически американские условия, порожденные прежде всего тем, что население США и раньше, и сейчас является конгломератом выходцев из самых разных культур, национальных традиций и конфессий, предлагает нам забыть, что мы-то, наш народ и общество, являемся наследниками древней, величайшей и богатейшей культуры, неотделимой от христиански-православного мировоззрения. При этом в США действует огромное количество конфессиональных и частных школ, имеющих, как правило, вариативный конфессиональный компонент. Жизненный уровень американского населения вполне позволяет учить детей в частных платных школах. В России только незначительное меньшинство детей могут учиться в весьма немногочисленных негосударственных школах.

Само по себе декларирование «светского» характера образования, так же как и декрет об отделении школы от Церкви, по существу, означает лишь то, что государственная школа не находится ни в административной, ни в финансовой зависимости от какой-либо церковной организации и не ставит своей задачей подготовку клириков. «Светский» не означает «атеистический», ведь основная масса христиан живет «светской» жизнью, является тружениками со светскими специальностями, а конфессиональные, например православные, гимназии дают государственные аттестаты зрелости, готовят вполне светских выпускников. Ничем не оправданное расширительное толкование ленинского декрета, а также термина «светский характер» представляет закон как запрет на христианское знание.

Отказываясь от сокровищ христианского наследия, мы сами загоняем свой народ в атеистическое гетто. Атеизм, даже не воинствующе агрессивный, не есть какое-то объективно-надрелигиозное прогрессивное знание. Он всего лишь одно из мировоззрений, выражающих взгляды отнюдь не большинства населения земного шара, притом не имеющих какого-либо научного обоснования. В стране с тысячелетней православной культурой, где даже в конце XX века, ознаменовавшегося жесточайшими гонениями на веру, больше половины населения заявляет себя верующими, нет разумных оснований для того, чтобы по-прежнему предоставлять атеизму господствующее положение в образовании и воспитании. А если учесть, что атеизм, отрицая онтологическое существование добра и зла, не способен логически непротиворечиво обосновать необходимость и обязательность морали, то тем более не должен он иметь господства в нашей гибнущей от безнравственности стране.

Вывод очевиден: мы не можем вводить в государственной школе обязательный «Закон Божий», как это было до революции, но религиозно ориентированные дисциплины справедливо было бы включить в сетку обязательных предметов по принципу равноправной альтернативы, а не в качестве реально неосуществимого в широком масштабе факультатива (понимаемого как занятия, проводимые в свободное от обязательной нагрузки время). Родители, желающие воспитывать своих детей атеистами, могут избрать, например «основы нравственности» вместо религиозно-нравственных уроков. Именно так устроено образование в Англии, Италии и ряде других стран, сходных в этом смысле с нашей страной по историческим условиям.

К написанию программ и учебных пособий по основным гуманитарным предметам необходимо привлечь и от культурообразующих конфессий специалистов-профессионалов, способных дать объективно научное и исторически грамотное описание места и значения религии в истории и культуре.

В настоящий момент мы должны исполнить свой долг, и, не уступая недоброжелательному на наш народ давлению, найти свой путь решения насущных проблем образования и воспитания юношества. Осуществление этой задачи должно опираться на разумный эксперимент. Он уже начат. В Курской области, в г. Ногинске Московской области, в Нижегородской области и в ряде других мест широко преподается курс «Основы православной культуры». В Минске, Твери, Омске при университетах действуют факультеты теологии, в Вологде и Новосибирске уже выпущены новые школьные учебники, преодолевшие антирелигиозную направленность. Существует опыт православных университетов, созданных в Москве и Волгограде, накоплен богатый опыт Православного Свято-Тихоновского богословского института в Москве, многих православных гимназий, которые, являясь негосударственными конфессиональными учебными заведениями по мировоззрению, вложенному в образовательные программы, в то же время дают широкий спектр вполне «светских» дипломов и специальностей. Очевидно, что этот опыт должен быть быстро изучен и обобщен.

«Теология» уже включена Министерством образования в число образовательных направлений, допускаемых в государственных вузах, что является большим шагом вперед. При этом, однако, не была учтена характерная специфика теологии, что сводит это ценное начинание на нет (подобно тому, как в советских высших учебных заведениях после многолетнего запрета на преподавание философии было введено преподавание марксизма, подменявшего собой подлинную историю философской мысли).

Образовательный стандарт по направлению «Теология», изданный Государственным комитетом Российской Федерации по высшему образованию в 1995 г., показывает полное непонимание того, что она в действительности собой представляет. Во-первых, внеконфессиональной теологии не существует, она всегда конфессиональная. Во-вторых, теология является комплексом большого числа развивающихся с глубокой древности наук, подобно тому как, например, физика не существует в настоящее время в качестве единой науки, но включает в себя много вполне оформленных самостоятельных наук.

Русская православная богословская наука за свою долгую историю дала миру множество величайших ученых, труды которых навечно вошли в мировую сокровищницу знания и культуры. Это св. митр. Филарет (Дроздов), митр. Макарий (Булгаков), митр. Евгений (Болховитинов), В. В. Болотов , прот. А. Горский, Е. Е. Голубинский, прот. Ф. Голубинский, архим. Антоний (Капустин), архим. Киприан (Керн), В. О. Ключевский, А. В. Карташев, И. А. Карабинов, И. Е. Евсеев, А. И. Бриллиантов, прот. А. Иванов-Платонов, А. П. Лопухин, А. В. Лебедев, А. Алмазов, М. И. Скабалланович, А. А. Дмитриевский, Н. Н. Глубоковский, Н. Д. Успенский, И. В. Попов, И. Д. Мансветов, прот. И. Мейендорф и множество других.

Сегодня весь ученый мир изучает их научное наследие.

В цивилизованных странах существует большое количество государственных и конфессиональных институтов, специализирующихся по христианской культуре, богословским наукам, истории Церкви, имеются знаменитые библиотеки, архивы, огромная христианская научно-энциклопедическая литература. Ведь именно догматические учения Церкви в значительной степени определяли ход истории, формировали духовный облик народов, тип государственности, в дальнейшем – политику, войну, границы и т. д. Не зная, например, догматических различий в православном, католическом, протестантском учениях, невозможно по-настоящему понять природу противостояния Востока и Запада, особенности их исторической судьбы.

Из вышесказанного следует, что необходимо в скорейшем времени разработать новые, поликонфессиональные образовательные стандарты по направлению «Теология». К разработке стандарта по направлению «Религиоведение» также необходимо привлечь настоящих профессионалов.

В соответствии с общей практикой необходимо также создать учебно-методическое объединение (УМО) по теологии из ученых, обладающих авторитетом и принадлежащих соответствующим конфессиям, известных своим опытом и научными трудами, имеющих государственную или «конфессиональную» ученую степень или ученое звание. С их помощью образовательная деятельность в области теологии должна быть апробирована на соответствие уровню государственных требований, после чего учебному заведению может быть выдана аккредитация. По этой же схеме должно быть впоследствии организовано взаимодействие с Высшей аттестационной комиссией Российской Федерации.

Необходимая справедливость будет достигнута, если изучение традиционной в различных регионах России конфессиональной теологии (православия, ислама, иудаизма и буддизма, а также других христианских конфессий) сможет развиваться в государственных учреждениях в соответствии с традиционной в каждом регионе культурой доминирующего населения и потребностью исторической науки.

Очевидной необходимостью для развития не только богословских наук и богословского образования, но и гуманитарных наук в России в целом является введение в номенклатуру следующих новых научных и образовательных специальностей: история Церкви, история христианских учений, христианская археология, историческая литература, библеистика, патрология, христианская этика, церковное право, история и теория христианского искусства, история и теория церковной музыки.

Это соответствует как опыту русской дореволюционной богословской и гуманитарной науки, так и опыту многих современных высших учебных заведений за рубежом. Если на современном уровне развития законодательства это представляется затруднительным, то кроме соответствующих образовательных направлений необходимо ввести специальности: православная теология, теология ислама, теология буддизма, теология иудаизма. Введение специальностей оставляет возможность следовать сложившейся отечественной системе: специальность, аспирантура.

Поднимая авторитет христианской науки, а, следовательно, христианского образования и воспитания, мы сможем трудиться над возвращением нашего народа к нравственности жизни, к нормам христианской морали. Кроме того, эти меры помогут исключить вопиющие факты антигосударственной образовательной деятельности сектантства, которое становится подлинным государственным бедствием.

Никакие законы Российской Федерации сегодня не препятствуют заниматься христианской наукой и не ограничивают областей научного богословского знания. Более того, даже только «светский» характер образования, допускаемый законом, вполне позволяет уже сейчас широко преподавать «Основы православной культуры» и «Историю религий», привлекая для этого компетентных специалистов.

В канун величайшего юбилея мировой истории, 2000-летия христианства, мы обращаемся к Вам с просьбой содействовать возвращению прав гражданства в России христианской православной науке, культуре и нравственности, решительно воспрепятствовать развращающим молодежь тенденциям. С этой целью полагаем целесообразным осуществить следующие действия:

- поднять общими силами первостепенной важности дело образования и воспитания молодежи на надлежащую приоритетную высоту, начать необходимую деятельность по улучшению действующего закона об образовании;

- рассмотреть данную проблему на совместном заседании Президиума РАН, РАО и Коллегии Министерства общего и специального образования Российской Федерации;

- организовать совместную рабочую группу представителей РАН, РАО и Министерства общего и специального образования Российской Федерации по разработке дополнений, изменений и новой редакции некоторых статей Закона об образовании Российской Федерации.

С уважением,

Патриарх Московский и всея Руси АЛЕКСИЙ II

Президент Российской академии наук, академик Ю. С. ОСИПОВ

Президент Российской академии образования, академик Н. Д. НИКАНДРОВ

Ректор МГУ, председатель Российского союза ректоров,
академик РАН В. А. САДОВНИЧИЙ

21.01.1999 г.

 

Яндекс.Метрика