Содержание сайта =>> Атеизм =>> Религия, общество, государство
Сайт «Разум или вера?», 01.03.2014, http://razumru.ru/atheism/society/pribytkova.htm
 

Сайт рабочих юга России «Южный рабочий», 17.02.2014
http://south-worker.com/v-odnoj-ruke-serp-i-molot-v-drugoj-krest/

В одной руке – серп и молот, в другой – крест

Любовь Прибыткова, Иркутск

 

Важнейшим событием XX века на планете явилась произошедшая в СССР буржуазная контрреволюция. Распалось когда-то великое многонациональное государство. Приказала долго жить социалистическая экономика. Буржуазия приватизировала все национальные богатства страны. Создала громадный государственный аппарат для защиты своих экономических интересов. Общество раскололось на богатых и бедных.

В этих условиях, когда большинство населения России поставлено на грань выживания и утратило веру в будущее, задавлено страхом потерять работу, лишиться средств существования, подняла голову церковь. Она жиреет на безналоговой коммерции табаком и водкой, строит новые храмы, нещадно дерёт три шкуры с прихожан за отпевание покойных и крещение новорожденных, за свечки и иконки.

Российская православная церковь (РПЦ) обеспокоена ничтожным числом верующих в стране, довольно сильным влиянием в сети Internet атеистических настроений, выступлением деятелей науки против креационизма и подмены науки в системе образования верой. Её беспокоит сопротивление, которое оказывают учёные церковному стремлению создать кафедры теологии в высших учебных заведениях страны.

Попы рвутся в школу, проникли в Армию, стремятся овладеть умами и душами молодых. Мечтают о главенствующей роли церкви в России. Настаивают, чтобы все решения, принимаемые государственными органами, проходили церковную экспертизу.

Буржуазная власть России идёт ей навстречу. Церковь всегда помогала имущему классу держать в подчинении неимущий класс, всегда была инструментом духовного угнетения. Проповедовала смирение, покорность, непротивление злу. Сегодня ратует за толерантность.

Не утратили актуальности слова Ленина: «Все современные религии и церкви, все и всяческие религиозные организации марксизм рассматривает всегда, как органы буржуазной реакции, служащие защите эксплуатации и одурманению рабочего класса» (В. И. Ленин. ПСС, т. 17, с. 416).

Сущность религии вскрыл Карл Маркс. Он исходил из того, что не религия создаёт человека, а человек создаёт религию. «Религия есть самосознание и самочувствие человека, который или ещё не обрёл себя, или уже снова себя потерял. Но человек не абстрактное вне мира ютящееся существо. Человек – это мир человека, государство, общество. Это государство, общество порождает религию, превратное мировоззрение, ибо сами они – превратный мир» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. т. 1, с. 414).

Превратный мир – это мир, где у одних – дворцы, у других – хижины, где голодны те, кто работает, и сыты те, кто не работает, где «золотой миллиард» населения планеты жиреет за счёт нещадной эксплуатации, угнетения и беззастенчивого ограбления большинства людей на Земле.

Этот уродливый мир и создаёт у людей уродливое сознание – религию. «Религия – это вздох угнетённой твари, сердце бессердечного мира, подобно тому, как она – дух бездушных порядков. Религия есть опиум народа» (там же, с. 415).

Разве сущность религии изменилась с момента её возникновения? Разве она перестала быть «фантастическим отражением в головах людей тех внешних сил, которые господствуют над ними в их повседневной жизни, отражением, в котором земные силы принимают форму неземных»? (там же, Соч. т. 20, с. 328). Разве она перестала выполнять свою главную функцию – помогать классу собственников держать трудящихся в повиновении? Разве религиозная вера сегодня уже перестала быть антагонистом науке и прогрессу? Нет, нет и нет!

Однако Председатель КПРФ Геннадий Зюганов уходит от этих вопросов. Он ещё в перестройку сделал ставку на братание с Церковью. Теперь воспевание религии стало одним из элементов его «коммунистической» пропаганды. Первым коммунистом он называет Иисуса Христа. С глубочайшим почтением произносит имена патриархов Алексия и Кирилла. Закрыл глаза на то, что сегодня в первых рядах антикоммунистов идут церковные мракобесы.

Не единожды Зюганов высмеивал правителей России за неумение креститься, а сам опозорился, доказывая, что Моральный кодекс строителей коммунизма «слово в слово» списан с Нагорной проповеди Христа. Видимо этот воцерковленный «коммунист» и сам-то её не читал, коль перепутал библейские заповеди с Проповедью, в которой только – «блаженны нищие духом», «блаженны плачущие», «блаженны кроткие». «Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас…». «Не судите, да не судимы будете» и т. д. Какое отношение этот бред имеет к нашему Моральному кодексу?

Как-то журналисты задали Зюганову вопрос: «Вы поддержали введение в школе преподавание основ православной культуры и вас нередко видят в церкви. Как сочетается партия атеистов с религией?» И он ответил: «А мы не являемся партией атеистов».

Зюганов и не мог ответить по-другому, ибо последние двадцать лет он идёт по жизни с серпом и молотом в одной руке и крестом – в другой. На вооружении зюгановской паствы – не марксистская пролетарская идеология, а религиозная. Господин Зюганов – субъективный идеалист. Он и не скрывает своей антиматериалистической позиции.

Ленин же писал: «Марксист должен быть материалистом, т. е. врагом религии, но материалистом диалектическим, то есть ставящим дело борьбы с религией на почву классовой борьбы».

Для Зюганова же ленинские идеи уже устарели, хотя, чтобы в парламентском кресле усидеть, он потчует свой партийный электорат в предвыборных кампаниях марксистскими фразами, не имеющими никакого отношения к его реальной идейной и политической позиции.

Его недавний доклад «Актуальные вопросы совершенствования идейно-теоретической работы партии» на пленуме ЦК КПРФ – вынужденная реакция на массированную критику коммунистов в его адрес за отказ от коммунизма и интернационализма, ревизию марксизма, за национализм и братание с Церковью.

Этот доклад не что иное, как декоративная ширма, сплетённая из марксистских положений, чтобы скрыть свою богостроительную позицию. Зюганов – неплохой психолог. Он знает, что за ним идут пожилые политически малограмотные люди, болеющие ностальгией и бездумно верящие в его демагогию.

По сути, Геннадий Зюганов – не коммунист и, судя по содержанию его многочисленных книг, никогда им не был. Анализ же его политического поведения с момента контрреволюционной перестройки, свидетельствует о том, что он обыкновенный карьерист и талантливый конъюнктурщик.

Идея классовой борьбы чужда Зюганову. Он мечтает о национальном единстве бедных и богатых. Просто надо, чтобы не было атеистов, чтобы все неверующие стали верующими, приняли крещение, хотя бы дома, как он, в присутствии отца-настоятеля, трёхкратно погрузившись в лохань.

Зюганов омылся в лохани и прозрел. Стал демонстративно отмежёвываться от большевиков, поддакивать из статьи в статью реакционному антикоммунистическому бреду гундяевых-чаплиных. Ему надо, чтобы все поняли, какую «ошибку» совершили большевики-атеисты. Он пишет: «Мы же официально осудили антицерковные репрессии. Я открыто заявил, что именно безумие богоборчества стало одной из причин развала СССР и всех наших нынешних бед».

Он не перестаёт славить церковь, как «символ величия России». Православие везде называет «нашей» религией. «Русская Православная Церковь вновь стала в нашем обществе одним из главных гарантов национального единства, общепризнанным защитником исконных народных святынь и тысячелетних традиций, хранителем и проповедником вечных ценностей православной духовности и христианского патриотизма». Ты подумал, дорогой читатель, что я цитирую патриарха Кирилла? Ошибаешься, это изрек «коммунист» Зюганов.

Отбросив марксистское учение о развитии общественно-экономических формаций, он втащил в идеологию КПРФ буржуазную концепцию общественных цивилизаций и не перестаёт называть православие «духовной основой тысячелетней русской культуры, стержнем нашей национальной самобытности, нравственным фундаментом русского характера».

Все его надежды связаны не с рабочим классом и будущей революцией, а с «союзом Церкви и всех здоровых общественных, политических сил страны». Не хочешь, а согласишься с шутниками, называющими господина Зюганова «начальником политотдела при РПЦ…»

Доктор философских наук Зюганов сознательно уводит людей от реальной истории. Постоянно талдычит о возвращении к каким-то «традиционным» религиозным «духовным ценностям», не перестаёт петь гимн какой-то «тысячелетней российской цивилизации».

Видимо боязнь потерять насиженное место в Государственной Думе, постоянная предвыборная борьба за голоса электората, в том числе верующего, заставили господина Зюганова закрыть глаза на правду.

Более трёхсот лет царствующая династия Романовых с благословения церкви удерживала в крепостном рабстве весь русский народ – безграмотный, униженный, забитый. Разве случайно, высланный на Кавказ поэт Лермонтов написал: «Прощай немытая Россия, страна рабов, страна господ». Для помещиков крепостной крестьянин был лишь говорящим орудием, его за малейшую провинность секли кнутом, а жалоба на помещика могла обернуться для него вечной каторгой в Нерчинск.

Императрица Екатерина II установила мужчинам срок службы в Армии до 25 лет. При ней гнёт стал невыносимым, возрос денежный оброк и барщина. Издевательства над крепостными стали безнаказанными. Не случайно французский философ Дени Дидро назвал её настоящим «деспотом».

А за время 23 летнего правления последнего самодержца России Николая II страна не выходила из голодного обморока. Голод 1891 года охватил 40 млн. человек, 2 млн. унёс из жизни. В 1900 – 1903 гг. всероссийский голод повторился. Умерло 3 миллиона. После «прогрессивных» аграрных реформ Столыпина, воспеваемого сегодня «патриотами», в 1911 году шло катастрофическое обезземеливание крестьян, умерло ещё 2 млн. населения.

В условиях непосильного труда, голода и болезней, что было у народа, кроме безграмотности, забитости, бесправия? Один за другим шли голодные бунты. Только летом 1905 года было 900 крестьянских выступлений. Не лучше жилось «свободным» рабочим. Рабочий день на фабриках продолжался, как правило, 12 – 16 часов. Большинство рабочих ютилось в подвалах, бараках и казармах при фабриках и заводах.

Царизм расправлялся с инакомыслящими шпицрутенами, нагайками, виселицами, массовыми расстрелами. Потому и называли царя Александра II «Вешателем», а Николая II «Кровавым»…

Хочешь узнать, дорогой читатель, правду о воспеваемой гундяевыми и зюгановыми «тысячелетней российской цивилизации», читай Радищева и Некрасова, Толстого и Гоголя, Салтыкова-Щедрина и Чернышевского, – ложь всех сегодняшних воцерковлённых особей станет очевидной.

Об истинных духовных ценностях, гуманистических идеалах народников, революционеров-демократов, высочайших взлётах народного духа Зюганов не написал ни строчки. А они в России были. Беспросветная нужда, бедствия поднимали народ на борьбу. Ведь там, где неравенство и угнетение, где одни живут за счёт других, где правит бал несправедливость, не может быть мира с угнетателями, непротивление злу – неравенству и угнетению, безнравственно.

Борьба рождала высочайшие человеческие ценности. Пробуждались у борцов чувства собственного достоинства, готовность к самопожертвованию, стремление к освобождению, крепли узы товарищества, росли смелость и ненависть к угнетателям, уверенность в себе, уходила прочь рабская покорность…

В 1670 – 71 годах вспыхнула Крестьянская война под руководством донского казака Степана Разина. Он обещал «освободить всех от ярма и рабства боярского». В 1773 – 75 гг. вспыхнула Крестьянская война под руководством Емельяна Пугачёва. Все восстания были потоплены в крови.

Выдающийся русский писатель, революционный просветитель Александр Радищев в своей знаменитой книге «Путешествие из Петербурга в Москву» гневно обличал самодержавно-крепостнические порядки и тяжёлое положение народа в России. Он первым открыто выступил против крепостного права и призвал к народной революции. За это в 1790 г. Екатерина II приговорила его к смертной казни.

Высоким человеческим духовным ценностям молодых людей России учили декабристы, выдающиеся русские революционные демократы Герцен и Огарев, Писарев и Белинский, Добролюбов и Чернышевский. Они призывали к борьбе. Достоинство человека не в любви к богу, а в любви к человеку, в сострадании к его несчастной судьбе, в борьбе против монархии и её бесчеловечных порядков.

В середине XIX века «Колокол» Герцена и Огарева, как набат, пробуждал народ. Их «вольное русское слово» подняло знамя борьбы. Лучшие сыны и дочери России пошли в народ. А книга «Что делать?» Чернышевского призывала к революции, чтобы построить светлое будущее.

Благодаря «Подпольной России» и «России под властью царей» Степняка-Кравчинского вся Европа смогла узнать правду о выдающихся революционерах Софье Перовской, Андрее Желябове, Николае Кибальчиче, отдавших свои жизни в борьбе с российским деспотизмом и самодержавием.

В столетие со дня рождения Александра Герцена в 1912 году вождь российского пролетариата Ленин написал: «Беззаветная преданность революции и обращение с революционной проповедью к народу не пропадёт даже тогда, когда целые десятилетия отделяют посев от жатвы» (ПСС, т. 21. с. 261)

И никаким воцерковлённым карликам, как бы они не старались, не удастся подменить высокие нравственные ценности нашего народа средневековыми предрассудками.

 

Яндекс.Метрика