Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество
Сайт «Разум или вера?», март 2003, http://razumru.ru/humanism/givishvili/27.htm
 

Г. В. Гивишвили. ГУМАНИЗМ И ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО

Глава VI. ГУМАНИЗМ И ТВОРЧЕСТВО

<< Предыдущая страница Оглавление Следующая страница >>

§ 27. Кому нужен научно-технический прогресс?

▪ Результаты научно-технического прогресса.
▪ Нравственный смысл научно-технического прогресса.
▪ Причины научно-технического прогресса.

Противники науки, а такие находятся даже в наше время, заявляют, будто научно-технический прогресс не благо, а пагуба для человечества. Якобы благодаря ему в обществе утверждаются нигилизм 24, цинизм, распущенность и т. д. По сути дела, все пороки и изъяны современной цивилизации они приписывают разлагающему влиянию, прежде всего, науки. Не удивительно когда подобные утверждения позволяют себе религиозные ортодоксы – ревнители средневековых нравов. Но удивительно, что сходных мнений придерживаются и некоторые ученые, в том числе экологи и гуманитарии. Можно заметить в этой связи, что чувство признательности (в данном случае по отношению к науке) всегда ходило в Золушках. Но если говорить серьезно, то тот головокружительный темп, с которым в наше время совершается научно-технический прогресс, действительно может пугать слабонервных, точнее тех, кто руководствуется в первую очередь эмоциями, а не разумом.

В чем видят потенциальную опасность «слишком» быстрого развития материальной культуры? В том, что с каждым годом мировая цивилизация становится все более зависимой от не всегда понятных людям внешних и внутренних условий. Многим она начинает казаться все более уязвимой и менее устойчивой. Действительно, стремительное усложнение человеческого сообщества взывает много новых, подчас неожиданных проблем. В высокотехнологическом обществе возрастает цена ошибочных решений, особенно принимаемых на самых высших, правительственных уровнях. От техногенных, т. е. связанных с техникой или технологией катастроф могут страдать миллионы людей.

Но вопрос не в том, чтобы исключать ошибки вообще. Это абсолютно не реально. Вопрос в том, чтобы избегать существенных и смертельно опасных ошибок. И ничего лучшего тут не придумать, как учиться грамотно прогнозировать последствия своих действий. Но чтобы видеть на три, пять, десять шагов вперед, нужно иметь полную свободу обзора. Необходимо иметь возможность видеть угрозы слева и справа, спереди и сзади, одним словом, со всех сторон. А что если при этом на наших глазах шоры? Что если догмы, предрассудки и невежество помешают нам вовремя разглядеть и предупредить катастрофу?

Стало быть, разумный выход состоит не в том, чтобы пытаться притормозить или свернуть научно-технический прогресс. Единственно спасительное решение в том, чтобы всемерно содействовать его трезвому осмыслению и научной оценке, также как и содействовать его дальнейшему развитию. Для этого необходимо убрать с его пути все, что не только мешает его движению, но и связать его с прогрессом гуманизма, т. е. разумом, общечеловеческими нравственными ценностями и социальной справедливостью. Чем разумнее мы будем, тем раньше заметим грядущие неприятности, тем больше будет шансов их избежать. (Если у нас достанет силы воли или желания избежать их.) В этом благородном деле наука давно обрела себе надежного партнера и союзника в лице промышленности. Более того, со времени промышленной революции ХVIII – ХIX вв. они стали полностью зависимы друг от друга. Успехи науки давно уже впрямую влияют на развитие технологий, а уровень производства определяет экспериментальную базу науки.

Науку и производство объединяет не только общность интересов. Их роднит еще и «человеческий фактор» – демократический дух. Заведомое большинство достижений в той и другой областях обязано выходцам из «третьего сословия». Девять из десяти великих ученых и 99 из 100 великих изобретателей – его представители. Дж. Уатт и Э. Картрайт – изобретатели паровой машины и механического ткацкого станка, Р. Тревитик и Дж. Харгривс – создатели первого паровоза и прядильной машины, были, как говорили тогда, людьми «низкого звания».

Разумеется, куда им было до их покойного короля Генриха VIII. (Сей последний отличался маниакальной страстью отправлять на плаху своих жен, которых он менял как перчатки.) Куда им было до египетского фараона Хеопса. (Фараон 30 лет терроризировал Египет, принуждая всю страну возводить для себя каменную гору, в которую собирался упрятать свою беспокойную душу.) Куда им было до Людовика ХIV. («Король-солнце» считал, что Франция должна быть благодарна ему за то, что он оказывает ей милость – правит ею.) Куда им было до дочери Петра I. (Ведь все помыслы императрицы Елизаветы Петровны были только тем и поглощены, чтобы по несколько раз на дню менять наряды, коих у нее было несколько тысяч.)

Ученые и изобретатели, педагоги и просветители, художники и врачи сделали для человечества больше, чем все коронованные сумасброды-себялюбцы вместе взятые. Люди ума и талантливых рук облегчали и облегчают сегодня жизнь многих сотен миллионов людей.

Благодаря их героическим трудам мы теперь легко справляемся с чумой и холерой, туберкулезом и прочими напастями, которые еще век назад косили нас, как траву. Прежде пухли от голода, нынче (некоторые) – от переедания. В недавнем прошлом вечера коротали при свете свечей. В наши дни что днем, что ночью каждый может устроить себе пиршество света. Марко Поло четыре года добирался до Китая. В наше время он мог бы долететь до Пекина за 12 часов.

Благодаря научно-техническому прогрессу качество жизни огромного числа людей за последние 100 – 200 лет изменилось неузнаваемо.

Часто мы даже не осознаем, сколь разительны эти перемены. Но дело не только в материальной составляющей жизни. Некоторые считают, что главное – духовная сфера жизни. А она, якобы, изменилась не в лучшую, а в худшую сторону. Но вот вопрос: что понимать под духовностью? Если религиозность – это одно. Если нравственность – это нечто совсем другое.

Правда, некоторые утверждают, будто мораль порождается религиозным чувством. Дескать, без религии нет морали. На самом деле, как мы говорили выше (§ 19), существует два вида нравственности. Одна оправдывает и закрепляет неравенство между людьми. Другая – утверждает равенство между ними. Первую мы назвали общинной (соборной, коммунальной, тоталитарной), вторую – гуманистической. Первая сладкозвучной сиреной нашептывает нам сказки о сладости покорности и «нищете» духа. Вторая пробуждает в нас наше человеческое достоинство. Так вот, научно-технический прогресс шаг за шагом приучает человека жить не для власти (государства или бога), а для самого себя и для таких, как он сам, то есть для общества.

Научно-техническая революция освободила нас не только от физического нищенства. Она дает нам власть над временем, пространством и вещами. Тем самым она освобождает нас от моральной и физической зависимости от власть имущих.

Высшая нравственность – обретение свободы от социального рабства, предрассудков и невежества во имя человеческого достоинства.

И еще: творцы научно-технического прогресса сами по себе, как правило, были людьми высоких моральных достоинств. По крайней мере, корысти в их трудах было куда меньше, чем в интригах сильных мира сего. Хотя иногда бывало, что и последние «догадывались» об общечеловеческой пользе науки и техники.

Как-то в начале XX в. астрофизик Дж. Хэйл в разговоре с «трамвайным королем» Чикаго Йерксом обмолвился о громадном телескопе, установленном в Калифорнии. «Как! Самый большой в мире телескоп стоит не в Чикаго – самом большом городе мира? – с возмущением воскликнул «король». – Прошу Вас, мистер Хэйл, изготовьте еще больший телескоп для Чикаго, а счет пришлите мне». Так появился Йеркский рефрактор с самым мощным по тем временам линзовым объективом.

Как ни печально, амбиции власть предержащих далеко не всегда носили столь мирный характер. Гораздо чаще бывало так, что ученых и инженеров вынуждали служить Молоху войны, обращаясь к их патриотизму, политическим пристрастиям или религиозным чувствам. Политики вовлекали (и вовлекают) их в свои игры, ссылаясь на государственные интересы.

«Холодную войну» между СССР и Западом затеяли не ученые. Но именно они несли на себе большую часть бремени ответственности за зло, которое могло совершиться при их участии. Во имя чего они лихорадочно конструировали атомную и водородную бомбы, стратегические ракеты и авианосцы, подводные лодки и другие хитроумные и чудовищные средства смерти? Во имя победы большевистской идеологии (как верили в СССР) и защиты от нее (как думали в США). Так к стыду для человечества, политико-идеологические разногласия между двумя державами породили горы вооружений и едва не обернулись катастрофой для всего живого на Земле.

Ценой колоссальных человеческих и материальных жертв мы убедились в пагубности нацистской и классовой идеологий. Но кто может сказать, что путь к всеобщему взаимопониманию и прогрессу открыт, что он совершенно свободен от завалов и препятствий, что не осталось еще сил, которым свободомыслие и логика, как кость в горле?

Темы для обсуждения

1. Каковы аргументы за и против прогресса?

2. Кто является движущей силой научно-технического прогресса?

3. Как связаны между собой гуманизм и научно-технический прогресс?


24 Нигилизм – такое отрицание традиций или ценностей, которое не предлагает ничего взамен того, что отрицается.

<< Предыдущая страница Оглавление Следующая страница >>

 

Яндекс.Метрика