Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2004, № 2 (31)
Сайт «Разум или вера?», 16.07.2004, http://razumru.ru/humanism/journal/31/beilin.htm
 

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ Весна 2004 № 2 (31)

ИНТЕЛЛЕКТ: ЧЕЛОВЕК И МАШИНА

ШАХМАТЫ
в компьютерный век

Михаил Бейлин

В 1883 г. на четвёртом международном турнире в Лондоне были впервые применены шахматные часы. Во все времена шахматист хотел основательно подумать, прежде чем сделать ход. В непосредственном предшественнике современных шахмат – арабском шатрандже (произошедшем от иранского шатранга) партии тянулись очень долго. Самая сильная ныне шахматная фигура – ферзь – была малоподвижна. И слон тоже. Темп жизни в те далёкие времена позволял до поры до времени подолгу засиживаться за шахматной доской. Однако и современные правила шахмат приводили к тому, что партии затягивались на много часов, а то и не на один день. Против тугодумов до турнира в Лондоне применяли песочные часы. Это было неудобно. Английский инженер Т. Уилсон изобрёл специальные шахматные часы – просто два часовых механизма и два циферблата в одном футляре, соединённые одним рычагом, одновременно выключающим часы одного противника и включающим часы другого. Игра ускорилась. Слово «цейтнот» стало широко употребительным за пределами шахматного мира. Наступил новый период шахматной истории, и на сто с лишним лет утвердился контроль времени на обдумывание ходов, соответствующий контролю, который был применён тогда в Лондоне: час на 15 ходов. Классической стала норма 2,5 часа на 40 ходов каждому и далее по часу на 16 ходов каждому.

Современные шахматы распространялись по планете, множились ряды шахматистов и число соревнований, развивалась теория дебютов – начальной стадии шахматной партии. Последнее делало всё более важной для успеха ёмкость памяти шахматиста. Многие партии длились более 40 ходов – тогда они прерывались, доигрывание откладывалось, и важнейшую роль стал играть домашний анализ отложенной позиции. Случалось, блестящий анализ восхищал ценителей шахматного искусства. Однако в матчах на первенство мира, к примеру, соперники играли по три партии в неделю, включая дни доигрывания и выходной день. Правда, за ходом таких матчей следили во всём мире. В Советском Союзе, к примеру, матчи проводились в самых престижных залах, как правило, переполненных.

Однако такие матчи тянулись месяцами, между тем самолёты стали летать всё быстрее, всё быстрее двигались ленты конвейеров, всё торопливее становились люди. Любители хотят поскорее узнавать имена победителей турниров и матчей. Игроки-любители заинтересованы в том, чтобы не отрываться надолго от повседневной работы и жизни для участия в соревнованиях, а шахматисты-профессионалы – в том, чтобы играть почаще в турнирах, где установлены денежные призы.

Появление компьютерной техники ускорило крушение старых регламентов шахматных турниров и матчей. На первых порах шахматисты спорили, смогут ли появившиеся компьютеры сильно играть в шахматы. Не могу удержаться и не похвастаться тем, что в I960 г. в популярном тогда журнале «Юность» была опубликована моя статья «Машина учится играть». Тогда я угадал, что у компьютера многообещающие шахматные способности. В статье после коротенькой увертюры о хитроумном иллюзионисте Кемпелене и его «автомате» со спрятанным шахматистом я привёл две точки зрения на будущее играющей в шахматы настоящей «машины». Известный мастер Юдович по этому поводу тогда писал: «Не пришло ли время говорить о гибели шахмат, о том, что совершенные машины будут играть безошибочно, побеждая умеющих ошибаться людей? Это время не пришло и вряд ли придёт… Машина твёрдо будет знать, что ферзь сильнее коня, но создавать комбинацию, в которой конь побеждает ферзя, ей вряд ли будет по силам». Такая вот романтическая оценка человеческого интеллекта, хотя и не категорическая. Обращают на себя внимание слова «вряд ли». Тогда же М. М. Ботвинник, позже занимавшийся этой проблемой годы, смотрел попроще и подальше: «Машины будут играть сильнее». Сегодня мы знаем, что машины во всяком случае не без успехов могут играть с чемпионами мира. 15 лет спустя, в 1975 г., «Литературная газета» провела заочный круглый стол. Экс-чемпионам мира разослали вопросы, и среди них был такой: «В последнее время повысилась шахматная сила ЭВМ. Будет ли создан электронный гроссмейстер?» М. М. Ботвинник ответил категорично: «Компьютер неизбежно будет сильнее гроссмейстера». Экс-чемпион мира Макс Эйве, математик по профессии, занимавшийся проблемой «ЭВМ и шахматы», сказал: «…вовсе не очарован новыми поисками в этом направлении, хотя должен с прискорбием признать, что компьютеры играют всё лучше и лучше». Тигран Петросян ответил, что, быть может, электронного гроссмейстера создадут, но сомнительно, чтобы он был равен по силе гроссмейстеру-человеку. Василий Смыслов: «Думаю, что не “электронным”, а обычным гроссмейстерам присуща оригинальность мышления. Быть может, я не прав, но в близком будущем “электронного гроссмейстера” не будет». Михаил Таль и Борис Спасский от прогнозов воздержались. Первый сказал: «Мне с моим гуманитарным образованием трудно проникать в высшую техническую сферу». Второй тоже ответил скромно: «Для ответа надо быть специалистом в кибернетике, а я лишь экс-чемпион мира по шахматам».

Шахматист высокой квалификации может рассчитать сложную комбинацию на много ходов вперед, но сила его далеко не в этом. Понимание позиции даёт шахматисту возможность с ходу отбрасывать большинство вариантов, не рассматривая их. Законы развития борьбы в партии раскрывались не сразу. Позиционное понимание совершенствовалось исторически, нередко меняя прежние оценки. Случаются положения, где дерево вариантов так разветвляется, что рассчитать всё невозможно. Способность найти верное продолжение в этих ситуациях и определяет класс.

Вначале, когда компьютер только учился играть в шахматы, он считал быстро, но играл тупо. Чемпион мира и доктор технических наук Михаил Моисеевич Ботвинник решил создать программу, которая будет искать продолжение в партии подобно человеку. Он целеустремлённо работал над программой, которой дал имя «Пионер». «Очеловеченная» программа пренебрегала бы ненужными вариантами. Такая программа могла бы решать и другие сложные задачи. Работа над «Пионером» оказалась исключительно трудоёмкой.

Шли годы, быстродействие компьютеров росло лавинообразно. Память становилась всё мощнее. Её начиняли миллионами уже сыгранных партий, огромной дебютной библиотекой. И современные программы достигли высокой силы. Компьютеры, в отличие от «белковых» шахматистов, не страдают ни гриппом, ни зубной болью. Они всегда в боевой форме. Играя с компьютером, можно даже определить свою спортивную форму. У компьютера сила постоянная, она не колеблется, как у человека. Мне кажется, пора сказать: суду всё ясно.

В оправдание «белковых» шахматистов следует признать, что именно они создали объёмную и премудрую дебютную теорию, которую сами не в силах удерживать в памяти. Для компьютера упомнить всё на свете проще простого. Сами компьютеры так разработать начальную позицию, то есть дебют, как это сделали люди, ещё не могут. Однако новая история шахмат завершилась. Началась новейшая история шахмат. Игра при прежнем контроле времени теперь называется классической. С классическими шахматами конкурируют так называемые быстрые шахматы, где ошибок побольше , замыслы пожиже… Зато азарт!

Доигрывание неоконченных партий ликвидировано «как класс». Обучение, тренировка, подготовка к конкретным противникам стали немыслимы без компьютера. Мастера и гроссмейстеры носятся с турнира на турнир с ноутбуками. Классическая прежде форма турнира – круговая, когда каждый играет с каждым, стала раритетной. Её сменила «швейцарка», которую прежде мастера ценили не выше, чем гурманы ценят гамбургеры. Цветёт так называемая нокаут-система, вышедшая из моды ещё в XIX в. Соревнования проходят побыстрее, а значит, для организаторов подешевле. Участников и публику быстрота устраивает.

Мы являемся свидетелями и других чудес. Число шахматистов в мире умножилось чрезвычайно. Китайцы, игравшие в прошлом в свои сян-ци, отличающиеся от шахмат, освоили классические и быстрые шахматы, а их девушки оттеснили с первых мест в мире прославленных грузинок. Ежегодно проводятся чемпионаты мира для ребят самых юных возрастов. Похоже, идёт охота на вундеркиндов. Появилось множество мастеров в коротких штанишках. Есть и гроссмейстеры-школьники. Верно, вундеркинды встречались и раньше. Решевский, например, в младшем школьном возрасте успешно давал сеансы одновременной игры. А нынче вундеркинды стали массовой категорией. Конечно, прежде мастеров и гроссмейстеров было на порядок меньше, получать титулы стало попроще, однако класс игры юных дарований стал, несомненно, выше, чем у их сверстников в прошлом. Произошла какая-то акселерация. Не знаю, как обстоит дело в других случаях, когда требуется соображать. Это особая тема.

В итоге в новейший период древняя игра стала спортивней, соревнования идут быстрее и перманентно. В прошлом один юморист советовал брать талантом, а не домашним вариантом. Сейчас без домашних вариантов, набитых в ноутбук, даже очень талантливому шахматисту удача не светит.

 

Характеризуя содержание шахмат, принято хвалить их как сочетание элементов искусства, науки и спорта. Со спортом, как сказано, дело обстоит благополучно. Шахматист должен быть психологически устойчивым, выносливым. Компьютеры нанесли смертельный удар анализу эндшпиля, облегчили анализ и обогатили теорию дебютов. С искусством получились некоторые затруднения. Красивые комбинации, глубокие планы не исчезли, но простора для этого стало поменьше. Часто уже не десяток первых ходов, а два-три десятка являются повторением пройденного. И ещё: не успевает любитель получить удовольствие от разыгрывания выдающейся партии одного соревнования, как уже в СМИ появляются всё новые и новые. Такова спортивная жизнь – очки, голы, секунды…

Сейчас компьютер играет с чемпионом мира на равных. Сила его растёт. Но люди всё равно будут играть в шахматы. Совсем не обязательно состязаться в поднятии тяжестей со слоном или подъёмным краном. Тяга к игре заложена в человеческой натуре, и не только к игре в рулетку, кости, орла или решку. К тому же интеллектуальное состязание может быть не только увлекательным, но и полезным.

Могут ли в будущем, близком или отдалённом, произойти изменения правил игры в шахматы? Как известно, всё течёт. Вот Роберт Фишер, шахматист с признаками гениальности, предлагает сейчас расставлять фигуры в начале партии не так, как установлено веками. При этом компьютер в момент лишается преимуществ, которые даёт ему дебютная библиотека. А человек сможет лучше разобраться в незнакомых компьютеру дебютных позициях. Ведь сила компьютера – в конкретном расчёте вариантов, но не в понимании позиции. Неспешные круговые турниры, многомесячные дуэли за титул чемпиона мира уходят в прошлое. Ничего нельзя поделать. Что-то находишь, что-то теряешь. Компьютеризация изменяет не только шахматы.

В XX в. в борьбе за титул чемпиона мира господствовал порядок. Золотые были времена. Сейчас царит неразбериха. Есть чемпион мира просто, чемпион мира по классическим шахматам, появлялись и исчезали чемпионы по нокаут-системе, были чемпионы по разным версиям. При этом редко кто спорит, что Гарри Каспаров самый сильный. Система розыгрыша первенства мира разрушена. Подавляющему большинству шахматистов это не нравится. Но тут уж компьютер не виноват. Виноват, как говорится, человеческий фактор. Думается, что популярности шахматам это не прибавляет. Меньше популярности – меньше рекламы, меньше денег на соревнования и на оплату труда профессионалов.

Шахматы – дешёвый вид спорта по сравнению с футболом, теннисом и другими. Зрителю легче наблюдать за полётом мяча, чем за полётом мысли шахматиста. Поэтому круг шахматных болельщиков уже, финансовые вопросы решаются с трудом. Так что рядовым любителям шахмат остаётся надеяться, что ведущие шахматисты мира и Международная шахматная федерация сумеют преодолеть этот самый человеческий фактор и положить конец вредной неразберихе. Но не всё так мрачно в шахматном королевстве. Компьютеры принесли новые возможности, о которых раньше невозможно было даже и мечтать. В прошлом существовала игра по почте. Когда-то, говорят историки, случалось, что отец завещал сыну доиграть партию. Телеграф, телефон, радио дали новые возможности, но и они несравнимы с игрой по Интернету. Партии идут в реальном времени. Стало возможно, не выходя из дома, не только играть с далекими партнёрами, но и учиться, тренироваться, участвовать в клубной работе и следить в реальном времени за текущими соревнованиями. Так что древняя игра не сметена научной революцией.

 

Яндекс.Метрика