Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2005, № 1 (34)
Сайт «Разум или вера?», 28.06.2005, http://razumru.ru/humanism/journal/34/larmin.htm
 

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ Зима 2004/2005 № 1 (34)

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Олег Владимирович Лармин (1926‑1995) родился в Москве. Мать, Вера Эдуардовна, машинистка, воспитывала двоих детей (сестра Марина трагически погибла в 1951 г.) Жили бедно. Лучшее воспоминание детства – учёба в балетной школе, выступления в спектаклях Большого театра. Из‑за болезни сердца не смог продолжать учёбу. Был курьером, рабочим на заводе. С раннего детства проявил интерес к искусству и науке. В 1951 г. окончил философский факультет МГУ. Преподавал эстетику в Художественном институте им. Сурикова. С I960 г. – доцент, затем профессор кафедры философии гуманитарных факультетов МГУ. Сочинения: «Художественный метод и стиль» (1964), «Эстетический идеал и современность» (1964), «Модернизм против человека и человечности» (1966), «Методологические проблемы изучения народонаселения» (1974), «Искусство и молодёжь» (1980). Стихи писал с раннего детства до последних дней, но печататься никогда не хотел: «Поэтов и так хватает, ещё я полезу». Стихи читал только в семье и самым близким друзьям. По словам Олега Владимировича, несколько месяцев он проучился в Литинституте, однако ушёл после истории с однокурсником, подвергшимся репрессиям за смелое стихотворение.

 

Олег Лармин

 

 

Шаман

 

Не таи от меня желание,
осторожных не дли минут.
Ты – олениха,
на заклание
обречённая шаману.

 

Смотрит искоса глаз агатовый,
ноздри бархатные – влажны.
Я срываю клинок запятнанный
вместе с бубнами со стены.

 

Накружившись до исступления,
бормоча, как больной в бреду,
захлебнётся в крови оленевой
заколдованный твой колдун.

 

Не тебя, а себя израню я,
уведу тебя, оттолкну…
Ты – олениха,
на заклание
обречённая шаману.

Ты стучишь по асфальту…

Ты стучишь по асфальту каблучками

точёными,   

ленинградская девочка с рыжеватою чёлкой.

 

Чьи‑то пальцы босые на песке отпечатаны –
ты над сонным заливом танцуешь пичангу.

 

Из рябины браслеты на руках обнажённых
Твои губы и плечи ловят солнца ожоги.

 

Голова запрокинута, брови мукой изломаны.
Лебедь белая мечется, бьёт навстречу

крылом мне.

 

 

Над оранжевым заревом лебедь белая

мечется,

и дрожат под ладонями полудетские плечи.

Сумасшедший, взъерошенный,
несмышлёный галчонок,
что ты ищешь беспомощно

и тоскуешь о чём ты?

Вытри щёки солёные, снова смехом залейся!
Синеглазка-разбойница,
сказка финского леса.

 

* * *

 

Пускай
свободно
и раскованно
судьбы свивается кольцо.
Не прячься от меня
зарёванным
и зацелованным лицом.
Не отводи
глаза молящие!
Не расплетай
горячих рук!
Не ускользай
пугливой ящеркой!
Не исчезай
снежинкой тающей!
Мы – искры,
над костром взмывающие,
две паутинки
на ветру…

 

Житие святой Лидии
(заключительные
строфы поэмы)

Гуманизм –
из развалин стреляющий Брест,
или Карбышев – статуей ледяной.
Гуманизм – человек,
поднимающий крест
изъязвлённой занозами,
стёртой спиной.

 

Гуманизм не создашь,
ненавидя врагов,
не взлелеешь
из нимбов
святых и богов,
не взрастишь в ржавой проволоке
концлагерей.
Гуманизм –
это просто
любить людей.

 

Вот чему научить
ты пыталась тогда
не пустыми словами,
а жизнью своей.
И звенит надо мной

 

сквозь снега и года:
«Ничего для себя.
Всю себя –
для людей».

Я не верю давно
ни в чертей,
ни в богов,
но я верить готов
до последней черты
в белизну
над Россией взошедших снегов,
в глубину
человеческой доброты.

И тогда я краюху
по-братски делю,
бечеву
с бурлаками тяну наравне.
Потому что я жизнь,
как Россию, люблю.
Потому что
я бабушку
вижу во сне.

Гуманизм –
Это просто любить людей,
все несчастья и горести
с ними деля.
Это –
в тесной юдоли мирской
овладеть
не «свободою от»,
а «свободою для».

 

Гуманизм –
это счастье себя раздать,
ничего,
никогда
не желая вернуть.
Гуманизм –
это огненная звезда,
это Данко разорванная грудь.

 

 

Яндекс.Метрика