Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2006, № 3 (40)
Сайт «Разум или вера?», 24.01.2007, http://razumru.ru/humanism/journal/40/akulova.htm
 

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ Лето 2006 № 3 (40)

РАЗНОЕ

Что думают
модельеры

о гуманизме
и здравом смысле

Татьяна Акулова

 

 

 

Афиша Российской недели моды

 
 
 

Модельер Дарья Разумихина

   
 
 

Андрей Смоляков в показе Дарьи Разумихиной

ода – это слишком много о власти и очень мало о гуманизме. Так считает каждый, кто знаком с индустрией гламура не понаслышке». Так начинает свою статью о проекте «Российские модельеры объединились против СПИДа» для официального вестника Российской недели моды «Pret-a-Porter Daily» Александр Рымкевич. Он приводит мнение участника RFW (Russian Fashion Week – Российской недели моды) Максима Черницова, согласно которому «порой моде не хватает человечности…» Впрочем, конец цитаты гласит: «…но эта акция [«модельеры против СПИДа»] – прекрасная возможность эту человечность проявить».

Как бы то ни было, феномен моды занимает своё место в человеческой культуре. Это подчернул министр культуры и массовых коммуникаций РФ А. С. Соколов в своём послании «Фонду русской моды», проводящему Российскую неделю моды. Министр считает, что «мода является ключевой составляющей культуры. Динамично развивающаяся индустрия моды в нашей стране не только способствует поддержке и выражению национальной культуры, но также эффективно проецирует имидж России за рубежом». Понятно, что это явление не может пройти мимо нашего внимания.

***

Эти почти не систематизированные заметки состоят из отдельных высказываний, которые мне удалось услышать, и глвным образом из ответов известных модельеров на мой прямой вопрос: что они думают о гуманизме и здравом смысле в моде? Как правило, по моим впечатлениям, сами они не слишком задумывались над этим вопросом и потому оказывались не слишком многословны, зато были непосредственны и искренни. А я не ставила себе задачи додумывать за них то, что они хотели или могли бы сказать. Я думаю, так читателю будет интереснее.

Мода и её создатели, хотим мы того или нет, во многом определяют тенденции, стиль и стандарты нашего поведения. «При этом не надо забывать о здравом смысле», – пожелал её творцам и потребителям Председатель ассоциации Высокой моды и пре-а-порте А. Достман, празднуя юбилей Недели моды в Москве (в Гостином дворе). Генеральный продюсер Российской недели моды А. В. Шумский ограничился по этому поводу репликой, что это «длинный философский разговор». Как видим, проблема здравого смысла для самих модельеров существует, хотя они и не склонны особо развивать эту тему.

То же и искусствоведы. Доктор наук Ольга Вайнштейн (автор книги о дендизме – явлении английской культуры) не сразу смогла определить это понятие, как и не сразу нашла что сказать о лозунге английской революции «здравого смысла». В конце концов она определила здравый смысл в моде так: «Это – знать ситуацию и одеваться в соответствии с ситуацией. Прежде всего это удобство одежды и комфортность». Её молодой спутник (к сожалению, я не узнала его имени) добавил, что «если модельер сделал коллекцию, пользующуюся популярностью, спросом, то он находится "в здравом смысле" – как "в здравом уме"».

Вообще вопрос о здравом смысле в моде часто вызывает у моих собеседников некоторое недоумение. Дизайнеры, привыкшие больше говорить о своих коллекциях, чем об отвлечённых понятиях, да и профессиональные искусствоведы, просят уточнения.

 

Одна из моделей Разумихиной

 

Будем надеяться, что скоро этот явный пробел в теории моды будет ликвидирован. В 2006 г. издательство «Новое литературное обозрение» планирует выход журнала «Теория моды: одежда, тело, культура». Журнал ориентируется на академический уровень, в нём предполагается печатать переводы статей западных учёных, в частности из ведущего международного журнала по моде Fashion Theory, работы российских историков костюма, классические тексты по теории моды. Как объявлено, главный редактор журнала О. Б. Вайнштейн попытается определить моду как феномен культуры.

Список гостей Российской недели моды, проходившей весной 2006 г., открывала дизайнер Зандра Роудз (Zandra Rhodes). «Я утомлена хорошим, правильным вкусом. С этого момента я хочу делать всё неправильно», – так начинается информационный листок Зандры, одного из самых экстравагантных дизайнеров Великобритании, посвятившей более тридцати лет моде. Она является почётным доктором восьми университетов, в том числе Вестминстерского. Она основала лондонский Музей моды и текстиля. Ей было присвоено звание «Командора британской моды» (Commander of British Empire). Так что о том, насколько здравый смысл моды «в моде» в Великобритании, читатель может судить сам. Коллекция Зандры Роуз «Кружевные крылья бабочки» – это шифон поверх «мокрого» сатина. Любимый розовый цвет волос модельера в сочетании с изумрудом бирюзы – яркий след в истории моды…

Два других представителя дизайнерской школы Британии ближе к традиционным и «здравым» представлениям о том, что красиво и что некрасиво. Они причисляют себя к так называемому английскому гламуру. Дженни Пэкхэм (Jenny Packham) вывела на подиум эстрадная певица Валерия, в гардеробе которой около восьми платьев от «первой Леди Вечернего Платья». «Король английского гламура» Джулиан Макдональд образ будущей осени видит в изысканном голливудском гламуре 1940-х гг.

И снова к теории.

Поездивший по миру историк и теоретик моды Александр Васильев практически без запинки ответил на мой вопрос настоящим афоризмом: «Мода – это коллективное сумасшествие, и здравый смысл к нему не применим». Определённее не скажешь! На Неделе моды он пригласил присутствующих на «Майские вечера», посвященные «экстремальной моде», «моде и сюрреализму». Цитировал он также Андре Бретона, утверждавшего, что «искусство должно разрешить противоречие между мечтой и действительностью и создать некую абсолютную реальность» – это относится в полной мере и к искусству модельеров.

«Мода – это выдумка, в которую мы хотим верить. Это реальность, но она должна быть фантазийной, чтобы привлекать людей», – так говорит испанский модельер Арманд Баси (Armand Basi). Вообще, в Испании приняты более артистичные и фантазийные коллекции. «Выводя производство за границу, мы рискуем упростить свои коллекции…»

 

Плакат Егора Зайцева

 
 
 

Одна из моделей Леонида Алексеева

А вот и ещё на тему конфликта моды и здравого смысла. Модный проект YEGORDIZZYDENT Егора Зайцева призывает «вспять», вспомнить 2000 г., когда он показывал RENESSPUNK'S как прощание с уходящим XX веком, с атмосферой 1980 – 1990-х гг., и предсказывал победу «антиэстетических» идеалов тех стремительных лет. «Я в ней предчувствовал наступление эпохи Возрождения». Одной из составляющих показа явилась коллекция серых стёганых телогреек, решённых в стиле «конструктивного щупализма», в формате «double fantasy». Показ прошёл под текст «ходит дурачок по лесу, ищет дурачок глупее себя»… Как вразумительно пояснил автор, это «скромная реплика зрелого интеллигента и обветренного улицей интеллектуала-одиночки в адрес интернационального обожествлённого мещанства… в системе координат фэшн-гламур-креатив». Завершился показ под музыку гимна советской молодёжи: «Эту песню не задушишь, не убьёшь…»

Дарья Разумихина, приверженец «этнического дизайна», считает, что человек должен быть ярким, а не пустым, надо носить то, что нравится ему лично, что идёт именно этому человеку. Участник её показа артист Андрей Смоляков видит здравый смысл моды в «удобстве, органичности одежды, которые и делают человека красивым». Не есть ли здравый смысл в моде – функциональность (удобство и органичность)? А если именно они и делают человека красивым, то не есть ли он – и эстетический вкус, и красота? Впрочем, я обещала читателю не навязывать ему своих толкований.

***

«Дефиле на Неве», или День моды Санкт-Петербурга, проходящий в апреле и октябре каждого года, произвёл на меня самое приятное впечатление.

Участница Дня моды Екатерина Полянская определяет российский стиль так: «стильно и сдержанно». Коллекцию она сделала из шерстяных тканей в стиле 1950-х с использованием кружев и вышивки ришелье. В качестве ключевого слова модельер взяла всё-таки слово «feerie», фантастик, а не «business». Однако «стильно и сдержанно», как мне кажется, – это очень похоже на «здраво».

Лена Тихонова, дизайнер из Петрозаводска, опираясь на эстетические традиции севера Карелии, получившая образование в заведении, где её учили старинным рукоделиям, видит здравый смысл не в сексуальности, а в закрытости женщины. Её кредо – показать красоту человека (это ли не здравый подход). «Сочетание удобства и сдержанного шика рождает универсальность»… Последнее однозначно понять трудно, но художники, кажется, не слишком стремятся добиваться понятности в словах.

Александра Киаби, дизайнер и психолог из Санкт-Петербурга, не даёт своего определения здравого смысла, но считает, что здравый смысл в моде должен быть на первом месте. Она придумывает образ, представляя себе, что «придут люди, и как они это увидят, как воспримут; захотят ли они так одеваться»… Здравый смысл в этом понимании (если, конечно, я правильно поняла свою собеседницу) лучше звучит в английском варианте – «common sense», – смысл «общий».

 

Одна из моделей Егора Зайцева

 
 
 

Модель Зандры Роуз

Дизайнеры Ася Когель и Надя Орлова под торговой маркой «Kogel» работают в своей студии в Санкт-Петербурге, выпускают линии одежды для «активных и жизнерадостных людей», играя с фактурой и многослойностью, ведя поиски в крое, сочетании цветов, цитируя 1950 – 1970-е. Они понимают, что «здравый смысл необходим, чтобы не допустить перебора в комбинировании и сочетании аксессуара и отделки». «Новое – это хорошо забытое старое».

Татьяна Парфёнова – обладатель многочисленных призов, среди которых «лучшее платье года», «золотой манекен». Одевая человека, говорит она, его можно сделать очень интересным. Главным в одежде она считает «удобство и простоту». Это похоже на то, что говорил Андрей Смоляков.

Завершил тот памятный День моды Петербурга показ Леонида Алексеева. Он представил коллекцию «Воспитание» – творческие фантазии на тему взросления, навеянные классической литературой. Дизайнер хорошо знаком с итальянскими, французскими, британскими образовательными центрами; в следующем году он оканчивает знаменитый St. Martin's, получит британский диплом, который рассматривает для себя как «дань традиции». Так вот, он считает, что «здравый смысл и творчество несовместимы, художник творит зачастую против правил». Так, поясняет модельер, он делает коллекцию не на конкретного человека, и она вызывает интерес и сама обретает смысл.

Сравним это с тем, что думают о здравом смысле в моде журналисты.

Мария Бергельсон, руководитель отдела СМИ Российской недели моды, видит этот здравый смысл в хорошем вкусе, умении хорошо одеваться. Впрочем, мне подумалось, что это мало что объясняет, так как «хороший вкус» – это, как я уже говорила, примерно то же, что вообще здравый смысл.

Участница жюри многочисленных конкурсов моды, член гильдии Fashion-журналистики Медиасоюза М. А. Бродская заметила, не вдаваясь в отвлечённую философию, что здравый смысл моды в одежде – это «только для магазинов». На мероприятиях, подобных Неделе моды, проявляется «дикий разрыв между периодическими показами коллекций модельеров и индустрией». В нашей стране, в отсутствии потребления и потребителя, подиумы – это показ «друг перед другом». Подиум – это шоу, а конкретную, реальную моду «боятся показать». Нет и защиты авторских прав… Нет заказчиков, байеров, мало теле-СМИ, нет показа по телевидению, нет обсуждения и дискуссий специалистов, журналистов, пресс-конференций… «Чем хуже показ, тем больше "забивается" публика эффектами, музыкальными шумами…»

Ну что ж, закончим пока на этой не слишком оптимистической ноте…

А всё-таки такие мероприятия, как Российская неделя моды или День моды Санкт-Петербурга, – это всегда праздник и радость. А раз так, в их гуманистическом содержании сомневаться не приходится.

 

Яндекс.Метрика