Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2006, № 4 (41)
Сайт «Разум или вера?», 10.04.2007, http://razumru.ru/humanism/journal/41/chernyshov.htm
 

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ Осень 2006 № 4 (41)

НАШИ ПРАВА И СВОБОДЫ

От редакции

Уходящий 2006 год богат разнообразными юбилеями. Общественно-научная жизнь РГО ознаменовалась выходом юбилейного 40-го номера нашего журнала, а страна отметила 30-летие Московской Хельсинкской группы. Анализируя юбилеи, мы не только документируем прошлое, но и размышляем над будущим… Предлагаем нашим читателям публикацию саратовского журналиста Юрия Чернышова «Тридцать лет – ещё на срок» – о прошедших в Москве мероприятиях по случаю 30-летия МХГ (газета «Саратовский расклад», www.rasklad.ru).

 

Тридцать лет –

ещё не срок

Юрий Чернышов

огда я слышу по телевизору, что Россия – правовое государство, моя рука тянется к кнопке выключателя», – эти слова писателя Михаила Веллера можно назвать эпилогом к прошедшей в середине мая юбилейной конференции, посвященной 30-летию Московской Хельсинкской группы (МХГ). Впрочем, название – «юбилейная конференция» – это не суть, а условность, дань традиции отмечать круглые даты. Что и было соблюдено безукоризненно.

Участие в форуме приняла, кажется, вся российская демократическая политическая элита, руководители правозащитных институтов и научно-исследовательских центров, политических партий, заявляющих о своей верности идеалам демократии (СПС, «Яблоко», Республиканская партия РФ), более ста представителей общественных организаций всех регионов России. Активное участие в форуме принял Уполномоченный по правам человека РФ Владимир Петрович Лукин. Всю торжественную часть на юбилее МХГ председательствовали двое из её создателей – Юрий Орлов и Людмила Алексеева. Почти полдня конференцию приветствовали представители ряда посольств и множества европейских и международных организаций, каждая из которых могла бы стать поводом для очередной кампании спецслужб по типу «шпионского камня». Был торжественный приём с повторением поздравлений и приветствий, прозвучавших на пленарном заседании, но в более раскованной, в соответствии с обстановкой, форме. И было – главное: обсуждение проблем правозащитного движения. Три дня – с 12 по 14 мая – вместили три или даже четыре конференции: по правам человека в России, конференцию региональных партнёров МХГ, состоящую, по сути, из двух конференций: посвященной положению в армии и положению со свободой совести (второй день) и, наконец, конференция «Фашизм – угроза будущему» плюс рабочее заседание Московского Бюро по правам человека (МБПЧ) по проблеме ксенофобии в стране. Это позволяет считать Юбилейную конференцию МХГ подведением итогов по всему спектру общественно-политических тенденций в России накануне важных событий – выборов в Госдуму в 2007 г. и президентских в 2008 г. Каковы же они – эти итоги с дистанции 30-летия начала защиты прав граждан России?

Даёшь партию правозащитников?

Правозащитное движение (но не правозащитники) традиционно избегало участия в политике. Но, видимо, пришло иное время, и одним из наиболее дискуссионных вопросов на конференции оказался вопрос об участии правозащитного движения в политической деятельности. Гражданское движение не состоялось, и потому необходимо включиться в политическую борьбу, вплоть до создания партии правозащитников – так звучал аргумент, условно говоря, пессимистов – тех, кто не видит перспектив в чисто правозащитной деятельности. Этот довод подкреплялся заявлениями некоторых представителей политических партий, утверждающих, что «сегодня исчезает демократическое движение как таковое, все партии обанкротились и ни одна из политических партий не в состоянии решить задачи гражданского общества». А потому, мол, надо начинать всё сначала, и основой нового начала должно стать гражданское движение (В. Лысенко, Республиканская партия РФ).

Но как не считаться с тем, что отношение в России к правам человека такое, как в примере, приведённом известным адвокатом, нашим земляком Генрихом Резником. Он озвучил назидание тюремного охранника заключённому, вздумавшему «качать права»: «Права человека – это для негров». Он же отметил такую опасность для правозащитников, как их собственный снобизм. Что в целом, по его мнению, делает бесперспективным создание политической партии правозащитников.

Поляризация мнений не стала поводом для раскола – она лишь обозначила проблему, решать которую, возможно, предстоит в ближайшем будущем.

Свобода совести – гражданский взгляд

С неё – со свободы совести – все гражданские свободы начинаются, ею же и заканчиваются. Главная задачка для любой власти – из тех, которые мы знаем, – как бы «прикрутить» свободу совести. Суть же её – это право людей представлять устройство мироздания и строить человеческие отношения такими, как им кажется правильным. Наиболее наглядно свобода совести проявляется в формировании мировоззрения, включая свободу вероисповедания. Однако свобода вероисповедания не заменяет свободу совести. Конференцию (семинар с круглым столом) на эту тему провёл Институт свободы совести (ИСС) (с начала 2002 г. зарегистрированный как автономная некоммерческая организация). С 2000 г. он только тем и занимается, что стремится донести до сознания граждан, общественных и государственных организаций разницу между свободой совести и свободой вероисповедания. В небольшом словесном отличии кроется связка проблем, которые не решить, если на юридическом уровне не отделить «мух» – вероисповедания – от «котлет» – мировоззрения. По мнению сопредседателей Института Сергея Бурьянова и Сергея Мозгового, «потому, что этого до сих пор не сделано, имеют место вопиющие подмены. Свобода совести подменяется свободой вероисповеданий, права человека – правами объединений, религия – идеологией, а в результате приоритет права подменяется приоритетом политики, интересами неких властных элит». Уже из этого ясно, что один из камней преткновения в этой неразберихе – взаимоотношения религии и государства. Процесс клерикализации, а если говорить конкретно, вторжение РПЦ Московского патриархата в государственные структуры – школы, вузы, властные органы – то, о чём на нашем провинциальном уровне говорится либо шёпотом, либо взахлёб, Институтом свободы совести поднимается до значения национальной проблемы. То, как далеко идут авторы в своих выводах, показывает их оценка событий, связанных с монетизацией льгот. Именно в тот период, как наверняка помнят многие саратовцы, была развязана кампания борьбы против «сект». Оценивая роль религии на выборах, сопредседатели заявляют: «В 2005 г. отвлекающий "сектантский" феномен (социально-психологический фактор) был успешно применён для удержания власти посредством «канализации» социального недовольства населения, в связи с принятием ФЗ-122, известного как закон о монетизации льгот».

Рост насилия, ощущаемого всем обществом, ИСС оценил в специальном Заявлении, распространённом на Конференции, в котором указал, что основной причиной насилия «является государственная религиозная политика, реализуемая посредством коррумпированных государственно-конфессиональных отношений. Эта политика направлена на узурпацию власти, в том числе путём разделения религиозных организаций на "традиционные" – "нетрадиционные" – "секты"».

По мнению ИСС, «религиозные лидеры "основных" конфессий и правозащитники также (наряду с властью. – Примеч. авт.) несут моральную ответственность за происходящее. Первые любой ценой подыгрывают власти… Вторые проявляют бездействие в области свободы совести и занимаются имитацией борьбы за толерантность, с ксенофобией и нетерпимостью».

Сказано почти справедливо. Среди части правозащитников действительно и давно существует недопонимание причин растущей ксенофобии. Отсюда – трения в среде общественных организаций. Отсюда – «имитация» вместо противодействия на уровне гражданских организаций, коль скоро государство и здесь оказывается в лучшем случае беспомощным, в худшем – инициатором ксенофобии. Впрочем, проблема ксенофобии – отдельный вопрос. Отметим лишь, что во многих материалах, посвященных исследованию этого явления и представленных на конференции, Саратов фигурирует как один из очень заметных «центров» религиозной ксенофобии в России.

В России быть фашистом стыдно, антифашистом – немодно

Наверное, и не будет модно до тех пор, пока в первые ряды антифашистов спешат записаться граждане нетрадиционной сексуальной ориентации – из тех, кто собирался устроить гей-парад в Москве. При этом проведение акции мотивировалось необходимостью защиты своих прав, противники же демонстрации обвинялись в фашизме.

Владимир Лукин, уполномоченный по правам человека в России, заявил по поводу гей-парада: «Подобные различия – не повод для демонстрации». Но и без этих слов и ещё до произнесения их, тема Заявления представителя геев какого-либо развития не получила. Её просто не заметили. Хотя в кулуарах слегка поспорили: а не является ли данное Заявление провокационным? И даже загадали: покажет ли центральное телевидение этот эпизод и покажет ли ещё какой-то иной, кроме него.

Тем не менее представители сексуальных меньшинств попытались, как известно, провести в Москве гей-парад, сопровождаемый возложением цветов к Вечному огню у кремлёвской стены. Наивный провокативный жест: коль цветы – победителям фашизма, то те, кто препятствуют этому, – как бы не совсем хорошие люди…

Что касается реального российского фашизма, то и без гей-парадов у него в России находится всё больше дел. Чернокожих, азиатов, кавказцев, которых всё прибывает и прибывает, – бить до смерти. Свастикой метить – каждый угол. Упиваться идиотской придумкой «Россия – русским» (Ханты-Мансийский округ вместе с нефтью – хантам и манси?..). И число сторонников идиотизма растёт, как ни стараются противники фашистских тенденций провозглашать, что «фашистом быть стыдно». Противники не понимают, что лозунг относится к тем, кто стыд имеет и потому уже не фашист. Те же, кто его не имеет, нещадно бьют смертным боем тех, кто пытается фашизму противостоять. Лишь пытается! Ибо трудно назвать серьёзным противостоянием закрашивание свастики на заборах (порой тайком!), раздачу антифашистских листовок да метание в сплочённые ряды фашистского шествия презервативов с водой. И при том «борцы» скрывают лица за повязками – даже на конференции выступали под псевдонимами и просили не фотографировать их.

Фашисты – ребята серьёзные. Всех антифашистов, ставших им известными, они немедленно высвечивают на своих сайтах как «врагов русского народа», подлежащих уничтожению. Тут же даются фотографии, адреса, телефоны и… рецепты уничтожения. Лидер молодёжного движения Андрей Юров два года фигурировал в таком качестве. Он сам и признал, что акции против фашизма имеют разовый характер, конкретны и уникальны настолько, что не могут быть даже обобщены. Это слова – ещё и признание в организационном, да и идеологическом бессилии молодёжного антифашистского движения, называющего себя «Antifa». Ибо лозунги Antifa вряд ли вызывают сильную симпатию у населения. (Один из них – «Самоуправление, анархия, свобода!»)

А что же власти? Может быть, упрёки в бездействии, звучавшие на конференции, лишь эмоциональный перебор? Да нет. О бездействии власти говорят и объективные исследования. Так, по данным соцопроса, проведённого аналитическим центром Юрия Левады в марте этого года, только 32 % граждан полагают, что власть борется с фашистскими организациями, а 46 % считают, что она либо не обращает на них внимания, либо использует в своих целях и даже прямо поддерживает их.

Бездействие власти в противодействии фашистским проявлениям настолько бросается в глаза, что возникают соображения: а не сама ли власть раздувает фашистскую опасность, с тем, чтобы в нужный момент обернуть её – опасность – против оппозиции? Такую примерно мысль развивают публикации в иных, в том числе и в саратовских СМИ.

А в одном из заявлений, распространённых на конференции, прямо говорится: «Зачем создаются и финансируются безликие массовые организации, которые действуют против идейных противников власти свойственными фашистам силовыми методами? Их усилиями термин "фашизм" лишается смысла, потому что фашистами называют не только тех, кто использует ксенофобские лозунги и разжигает межнациональную рознь, – слово "фашизм" стало дежурным ругательством в адрес политиков, оппонирующих власти».

Словом, фашизм в России – шире, чем фашизм. Общественное понимание фашизма никак не согласуется с классическим его понятием (за него принимается определение, подготовленное в соответствии с Указом Президента РФ от 23.03.95 Институтом государства и права и рядом других). В России это бранный бренд, кличка, прозвище, которым скоро будут пугать детей, как неким абстрактным страшилищем, под которым всяк может понимать всякое.

С учётом этих обстоятельств и особенностей российской действительности Конференция приняла обширную программу гражданских действий против фашизма.

Тут впору и задуматься об эволюции правозащитного движения за 30 лет – от мониторинга исполнения гуманитарных положений Хельсинского соглашения в тоталитарном государстве до необходимости борьбы с фашизмом в как бы демократической России. Скверная эволюция, как это ни печально.

Справка. МХГ основана 12 мая 1976 г. Толчком к её созданию послужила, как утверждают её создатели, публикация в августе 1975 г., текста Хельсинкского соглашения о безопасности и сотрудничестве в Европе. Группа, состоявшая первоначально из 11 человек и расширившаяся затем ещё на 11, ставила своей целью содействовать соблюдению гуманитарных статей Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (так называемой «третьей корзины»). Меньше чем через год после начала деятельности были арестованы и осуждены на сроки 7, 8 и 10 лет лагерей строгого и особого режима первые трое из её участников. Далее аресты следовали непрерывно. Избежать их удалось лишь восьми участникам группы, шестеро из которых принудительно или добровольно эмигрировали из СССР.

 

Яндекс.Метрика