Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2007, № 1 (42)
Сайт «Разум или вера?», 11.06.2007, http://razumru.ru/humanism/journal/42/lyashenko.htm
 

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ Зима 2006/2007 № 1 (42)

ОТКЛИКИ, МНЕНИЯ, ПИСЬМА

По определению,
доктор должен лечить…

 

Всеволод Ляшенко

 

Представленная в прошлом номере журнала «Здравый смысл» работа Л. А. Воробьёвой «Этические проблемы эвтаназии» (ЗС № 4 (41), с. 38 – 44) являет собой подробный разбор современного состояния проблемы эвтаназии, т. е. специально учиняемой врачом «лёгкой смерти» тяжёлого больного. Допустимо ли легальное, «медицинское» убийство «безнадёжных» больных? Вопрос рассмотрен автором во многих аспектах, с цитированием и толкованием различных точек зрения. Представлена и такая моральная проблема – убивать ли их, если они сами очень просят об этом и даже заранее подписываются – чтобы избавить себя от смертельных мук?

Нужно сказать, что автор своего собственного ответа на поставленные вопросы как бы не даёт, но склоняется к мысли, что убивать больных – это зло, но и запретить эвтаназию нельзя… (В общем, в духе достаточно противоречивой медицинской демократии развитых стран.) Наиболее спорный аспект предлагаемой проблемы – как же всё-таки отличить эвтаназию от не-эвтаназии? Например, утверждается, что: «эвтаназии нет в случае прекращения реанимации, когда состояние церебральной смерти является необратимым (всякое лечение не даёт уже никакого результата, не облегчает страданий, не даёт никакого шанса на дальнейшее выздоровление, а только продолжает время агонии и, кроме того, приносит невыносимые страдания семье и несоразмерные расходы государству)». Т. е. тяжёлого больного перестали лечить, он умер, облегчил жизнь своей семье, снял расходы на поддержание своей жизни с государства – и слава богу. А обозвать это нехорошим термином «эвтаназия» нельзя. Вот если бы его отравили, то это была бы эвтаназия!

Пусть автор не обижается – но разве дело в термине? Здесь уместно вспомнить поговорку «Хоть горшком обзови, только в печь не ставь». Всё же немного наивным выглядит обсуждение эвтаназии в терминах «добро», «зло», «худшее из двух зол» – старание представить проблему в чёрно-белом цвете, как это любят делать создатели американских вестернов. Например, что является «худшим» – убить больного или пусть помучается? Я бы упростил вопрос с помощью аллегории: что лучше для разрегулированного телевизора – грохнуть его сразу с пятого этажа или попробовать повозиться с ним – вдруг ещё заработает?

Отдадим должное автору – наиболее решительно он возражает против такого тезиса сторонников эвтаназии: «жизнь можно считать благом до тех пор, пока она имеет человеческую форму, существует в поле культуры, нравственных отношений. Деградировав до сугубо витального, дочеловеческого уровня, она лишается этической санкции и может рассматриваться как объект, вещь и потому вопрос о её прекращении – не более чем вопрос о том, срубить ли высохшее дерево или выполоть ли засоряющую огород траву»… Словом, не мешайте нам жить культурно! Что ж, здесь, по крайней мере, люди высказались откровенно. Так или иначе, проблема точно поставлена, широко освещена, и автор – молодец.

А теперь – несколько слов по сути самой проблемы (независимо от представленной статьи). Пока что проблема в западном понимании её для нашей страны звучит достаточно абстрактно, потому что наша медицина мало вооружена для длительного поддержания жизни коматозных больных, да и денег на это, конечно же, нет. На мой взгляд, именно такие больные являются основным объектом разговора об эвтаназии. Что же касается морального аспекта проблемы, то позвольте мне быть старомодным: я полагаю, что ВРАЧ НЕ ДОЛЖЕН УБИВАТЬ БОЛЬНОГО. Конечно, самоубийство (если речь идёт о добровольной эвтаназии) – достаточно распространённое явление и у нас, и в более «благополучных» странах, но привлекать к этой акции врача – это, по существу, преступление. Врач должен (и обязан по закону) ЛЕЧИТЬ, наилучшим образом, как может, как умеет. Если врач, хотя бы и по закону (хотя такие законы формулированы очень осторожно) организует эвтаназию, он – по-моему – совершает шаг в сторону обширного и жадного преступного сообщества. Высоко квалифицированный киллер… Очень нужная профессия!

Если кто-то где-то узаконит эвтаназию как нормально применяемую процедуру, по-моему, нужно будет организовать специальную группу «эвтанаторов», которым лечебная практика будет запрещена (а то потом ведь не поймёшь – то ли он лечил, то ли – залечивал). И за этими «эвтанаторами» необходимо будет установить весьма строгий и внимательный контроль, как за легальными убийцами по медицинским показаниям. Я бы предложил именно такое решение проблемы – если она уж действительно назрела. Размывать общественный статус врача, предлагая ему иногда и лишить человека жизни, нельзя. Такой образ действий был бы свидетельством серьёзного общественного заболевания…

А общество у нас – исходно здоровое, как бы его иной раз ни ругали, и в этом не так уж сложно убедиться. Сколько раз я видел безнадёжных в смысле реабилитации, парализованных больных, в которых их родные и близкие, не рассуждая, вкладывали половину оставшейся им жизни! Иной раз такой больной существовал в общей комнате, и квартирный вопрос не превращался в вопрос об эвтаназии. И вот, глядя, как согбенная бабушка ухаживает за обездвиженным внуком (или – сын за отцом), я всегда ощущал гордость за нас – за наш неприметный, бытовой гуманизм. Вот она какова, альтернатива эвтаназии!

 

Яндекс.Метрика