Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2011, № 4 (61) – 2012, № 1 (62)
Сайт «Разум или вера?», 13.06.2012, http://razumru.ru/humanism/journal2/61_62/karelin.htm
 

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ • Октябрь 2011 № 4 (61) – март 2012 № 1 (62)

ОЧЕРКИ И РАССКАЗЫ

Рассказы

Алексей Карелин

Слон и Моська

На кожаном диване сидит чиновник Кудряшкин Николай Олегович. В чёрном костюме от Армани – только с работы. Галстук обвил пухлый подлокотник. Ворот белоснежной рубашки расстёгнут. Под многочисленными складками подбородка и шеи – где что не понять – спряталась красная полоса натёртой кожи. Николай Олегович вынужден каждый день выносить эту муку, эту удавку на… шее? Но чего не стерпишь ради народа.

Николай Олегович заиграл кнопками на пульте. Панель на стене отъехала вверх, открыла взору гладь плазмы. Экран ожил, расцвёл яркими красками, заговорил сочным звуком.

Николай Олегович хотел развязать туфли – пусть бедные ноженьки отдохнут. Сколько они сегодня натерпелись.

Нагнулся. Живот упёрся в колени. Короткие мясистые пальчики поболтались над шнурками, точно сосиски над котом. Не достать.

Николай Олегович отвалился на спинку дивана, вытер платочком вспотевшую шею. Дыхание, как после марш-броска. Правда, об армии Николай Олегович знал только понаслышке.

Хлопнула входная дверь. В зал вошла молодая блондинка – Кудряшкина Наталья Юрьевна. Разукрашена драгоценностями, точно новогодняя елка. Сверкает, улыбается.

Тонкие пальчики упали на плечи Николая Олеговича, соскользнули на грудь. Влажный поцелуй оставил на лоснящейся щеке след губной помады и аромат клубники.

– Ми-илый, – протяжно начала Наталья Юрьевна, – мне нужна новая шуба.

Николай Олегович вытаращил глаза.

– Ты же в конце осени покупала.

– Машка сказала, такие уже не в моде. Да и что мне, всё время в одном и том же ходить?

– Ну… Знаешь… – замялся Николай Олегович. – Это… сейчас кризис в мире. Как-то… экономить, что ли надо…

– Ми-илый, – улыбнулась Наталья Юрьевна.

Обняла ладонь Николая Олеговича, развернула пультом к себе и переключила на другой канал.

На экране возник Кудряшкин. Уверенный, серьёзный, атакуемый фотовспышками.

– Могу с твёрдостью заявить, – продолжал он, – России финансовый кризис не коснётся. Сейчас как никогда в стране наблюдается экономическая стабильность. Если США уходит в затяжную простуду, то Россия и Китай лишь чихнут. У нас накоплены большие валютные резервы. Наблюдается приток капитала в банки…

Наталья Юрьевна вернула предыдущий канал.

– Ну-у?..

Николай Олегович тяжело вздохнул, достал раздутый бумажник, отсчитал купюры.

– Пользуйся, лапонька.

Хотел поцеловать, но Наталья Юрьевна выхватила пачку денег и ускользнула из зала.

Николай Олегович снова вздохнул. Хотел Лексус, да что-то деньги просачиваются сквозь пальцы. Купить Toyota Land Cruiser? Тоже сейчас в фаворе. Или налоги повысить…

Голубой свет старенького LG выхватывает из темноты Коптелева Андрея Сергеевича: мужчину сорока лет, в белой майке, синих спортивных штанах и потёртых шлепанцах. Из одного торчит большой палец.

Как обычно, Коптелев смотрит новости и пьёт «Балтику семерку».

Пиво… Скоро придётся и от этого удовольствия отказаться. Неделю назад шеф сказал, что фирма переходит на сокращенный рабочий день – четыре часа. И зарплата соответствующая. Сначала божился, это только для налоговой. Действительно, рабочий день, если и сократился, то не больше, чем на час-два. А вот зарплату урезали вдвое.

Коптелев всю неделю ожидания проходил с мыслью: заплатят мало – уйду, на фиг такая работа. Заплатили. И он подумал, а куда денешься. Повсюду сокращают, вводят штрафы, непосильные требования. Да и возраст… Кому он нужен? Молодым трудно устроиться, куда уж ему.

Жену вон, тоже зарплатой обидели. А работы стало больше.

В холодильнике пусто, чай – с маслом, и на том спасибо. Если б не в деревне жили, и жрать было б нечего. Да ещё кредит за холодильник повис. А проценты, ей-ей, растут. На Западе, умные люди, банки проценты понижают, до нуля доводят, капитал привлекают. Наши к сорока тянутся.

За газ опять повышают налог. Украине долг прощают, а со своих три шкуры дерут. Скоро всю зарплату будешь отдавать, чтобы жить в тепле. Хоть на дрова переходи.

Хлопнула дверь. Да как хлопнула! Стены сотряслись. Строители, блин… Не хата, а карточный домик.

Послышался взволнованный голос жены, сердитый – дочери. Вот те на! «Цифроград» больше не существует – дочурка без работы. Новая гиря на шее…

Хоть в новостях сказали бы что-то хорошее.

Да. Размечтался. Нашли радостную весть: президентский авиапарк расширился. Новенький ТУ-214, из Казани в подарочной упаковке и бантиком на жо… хвосте. Полтора миллиарда – на ветер.

Зашибись! За три года построят ещё пятнадцать таких. Будет затрачено… В глотке пересохло. Двадцать пять миллиардов!

Отлично. Тут хоть белые тапочки заказывай, а правительство самолёты себе строит. На кой хрен! В советские времена министры с людьми летали, а эти замараться боятся.

Ух ты! Оказывается в президентском авиаотряде уже сорок самолётов. Да ещё пятнадцать… Это же свыше полсотни, когда имеют право на личный самолёт только пятеро!

Что ты ещё расскажешь, мил корреспондент? Радиорелейная связь какая-то… А! И тут наши выделились. Весь мир – на спутниковой связи, наши по старинке да как подороже. Посмотреть, так наше правительство, страсть как любит выпендриться. За счёт народа, конечно. Вон на Евровидение швыряют деньги, больше чем кто-либо. Страшно подумать, что они на Олимпиаде забабахают.

Эх, только жизнь стала налаживаться.

Правильно сделал сосед. Как услышал заверения Кудряшкина: кризис – Моська, Россия – слон – побежал закупаться долгохранящимися продуктами. Цены спустили с цепи, а он и в ус не дует.

Ну что, на ТНТ переключить? Сейчас полудурки на Лобном закончат ругаться, и комедия начнётся. Антидепрессант, мать его…

15.04.2009

***

Горькая сказка

Прохладным осенним утром перед сараем, на толстом проводе, соединявшем хозпостройку и погреб, сидели четыре галки. Тупо смотрели под волну крыши и прибитые под ней доски.

– Определённо, что-то не так, – сказала одна.

– Мой дед тут жил, и мой отец, и я в прошлом году… Не может быть! Почему я не пролезаю? – недоумевала вторая.

Третья галка вспорхнула на край карниза, заглянула под шифер.

– Пустота. Чёрная, уютная пустота. Даже, кажется, солома осталась. Ничего не изменилось!

Четвёртая галка взмахнула крыльями, уцепилась за карниз, сунула голову под изгиб шифера.

– Ну как? – участливо поинтересовалась первая.

– Никак, – донеслось словно из бочки.

– Подтолкнуть?

– Не надо. Я и так вижу – для меня узко.

Галка вернулась на провод.

– Дай я попробую.

В следующую минуту все галки по очереди попытались пролезть в щели под крышей. Тщетно.

– Сестры, мы не туда суем клювы. И дед, и отец мой жили с краю.

Галка порхнула к прибитой к карнизу доске, попыталась влезть внутрь и вернулась с неудачей.

– Даже голова не лезет.

– Может, с другого края?

Галка повторила эксперимент, но на противоположной стороне карниза. И с тем же результатом.

– Изумительно! – в один голос воскликнули галки.

Каждое утро они прилетали к сараю, тщательно осматривали карниз, всячески старались пролезть под крышу, но безуспешно.

Однажды их галдеж привлёк галку-одиночку. В отличие от сестриц и братьев она не имела белого воротника, так как этот цвет покрывал её с лап до клюва.

Белая галка приземлилась на крышу сарая.

– Чем вы тут занимаетесь?

– Ой, глядите – белая!

– Летела б дальше.

– А это не заразно?

– И откуда такая уродина?

– Кыш, кыш!

– Тебя не звали!

– Проваливай!

Под градом насмешек и угроз белая галка невольно попятилась.

– Да я так, просто помочь хотела, – робко сказала она.

– Хоти дальше.

– А мы просили?

– Без белых обойдёмся.

– Прочь! Прочь!

Белая галка сжалась, но всё-таки осмелилась поинтересоваться:

– Просто я какой день вижу вас тут… Случилось чего?

– Ещё бы!

– Она спрашивает!

– Конечно, случилось!

– Мы в дом попасть не можем!

– Нас выселили, не предупредив!

– Тут жил мой дед, мой отец и я!

– Мы уже месяц бьёмся!

– Не пролезть!

– А раньше свободно!

– Тогда почему вы прилетаете сюда? – боязливо спросила белая галка.

– Тут жил мой дед, мой отец и я! Весной. А теперь – никак. Не пролезть!

– Мы же пролезали – быть не может!

– Мы должны пролезть! Ведь раньше – свободно!

– Фантастика!

– Может, лучше поискать новый дом? – осторожно предложила белая галка. – Вы ведь пытались – внутрь не пробиться. Зачем пытаться снова и снова?

– А вдруг пролезем.

– Раньше же получалось.

– Ишь, умная! Лети отсюда.

– Тут жил мой дед, мой отец и я. Когда-то…

– Вы каждый день сидите и ждёте чуда. По-моему, лучше действовать. Искать новый дом, – пыталась вразумить белая галка.

– Вот белая одним словом. Чудачка! Тут жил мой дед, мой отец и я!

– Тут есть вход, мы просто не можем его найти.

– Раньше ведь пролезали…

Белая галка вздохнула, покачала головой.

– Только не забудьте: скоро лететь на юг. Хорошо бы заранее присмотреть жильё.

– Ты что, мать? Отец?

– Умная самая?

– Лети, лети отсюда!

– Без белых разберёмся.

Белая галка улетела, а чёрные продолжали буравить глазами карниз. Пришло время перелёта. Галки отправились, кто в Индию, кто в Африку. Но за долгую зиму в России они не позабыли о доме. Когда пришла весна, снег обратился в ручьи, галки вернулись. Как ни странно, пролезть под крышу не удалось ни одной.

– Может, мы потолстели? – высказала догадку самая плотная.

В то время как другие птицы превращались в пары, строили гнезда, готовились выводить потомство, галки сидели перед карнизом сарая, кляли злую судьбу и… худели. С каждым днём они ели всё меньше и меньше. Это было нетрудно. Общее горе забирало аппетит.

Когда их встретила белая галка, несчастный квартет выглядел удручающе. Худые, облезлые, чёрные галки качались на сильном ветру и еле удерживали себя на проводе.

– Это вы? – удивилась белая галка. – Вы до сих пор надеетесь вернуть прошлое?

Чёрные галки, казалось, не видели и не слышали белую. Бормотали себе под клюв, жалобно, чуть не плача.

– Это несправедливо…

– Почему мы?..

– Но ведь раньше…

– Здесь жил мой дед…

– Мы ведь похудели…

– …и мой отец…

– Завтра мы пролезем, обязательно, ведь раньше…

– …и я год назад…

– За что нас?..

– Хватит ждать дождя из червей! – не выдержала белая галка. – Поднимайтесь! Давайте, поработайте крыльями. Я видела неподалеку замечательное место, вам понравится. Если сидеть, сложа крылья, ничего не изменится, жизнь не наладится. Плакать и ругать может каждый. Летите дальше! Ну же!

– Тут жил мой дед…

– Хватит! Вы что, не слышите меня?

– …и мой отец…

– Я уже неделю не ем. Неужели я так сильно потолстела?..

– Завтра всё изменится…

Глаза одной из галок прояснились.

– Я знаю! – воскликнула она. – Это всё доски. Их раньше не было. Проглоти кот того, кто… – договорить она не успела. Силы покинули её, галка упала на кирпичную кладку.

– Я знаю… – прошептала она и испустила дух.

Из-за угла сарая появился серый в чёрную полосочку кот. Увидел бездыханную галку, облизнулся.

– Нет, я не могу на это смотреть, – сказала белая галка и улетела.

На следующее утро серый кот сидел под проводом и не сводил алчных глаз с трёх чёрных галок, нахохлившихся, галдящих что-то себе в перья. К середине дня одна из них сорвалась…

23.09.09

***

О вечном

Студенты в стерильных повязках на пол-лица слушают приглушенный такой же повязкой голос учителя. Что это? Практика хирургии в медицинском техникуме? Нет, обычная лекция в педагогическом университете. Диктор новостей говорит о том, что в общежитии педухи одна студентка заболела свиным гриппом. Болезнь, напугавшая Америку, Европу и Азию, добралась и до Брянска.

На экране телевизора возникает седая старушка за стеклянной витриной, уставленной медикаментами. Аптека. Продавец рассказывает корреспонденту, как к ней ломанулись люди после того, как госпитализировали девочку из педагогического. Спрашивают маски, но их нет. Ни в одной аптеке города. Но не стоит отчаиваться. Аптекарша любезно объясняет, как из стерильных бинтов, марли соорудить маску. На следующий день расхватали и их. Но надежда умирает последней. Есть одна мазь для носа, убивает бактерии. Её неплохо совместить с укрепляющим иммунитет «Арбидолом». Стоит дороговато, около двухсот рублей, но жизнь дороже.

Ан нет. В аптеке ждёт сюрприз: расхваливаемое лекарство стоит уже полтысячи. Фармацевтические компании быстро смекнули, на чём можно нажиться. Ничего удивительного. Россия всегда отличалась заботой о ближнем.

До чего же надо опуститься, чтобы обогащаться за счёт людского горя? Директорам компаний наплевать на смерти, которые они могут предотвратить? В них нет ничего человеческого? Неужели всё, что их интересует, что имеет ценность в их алчных глазах, это деньги?

Кто-то когда-то сказал, а дураки подхватили: «Бабло побеждает зло». Враки, наоборот – порождает. Ради денег предают не только знакомых, друзей, но даже близких родственников, любимых и саму любовь, себя и свою мечту. Ради денег грабят и убивают, лгут и унижаются, забывают о жизни и истинных ценностях. О том, что делает нас человеком. Мы создали зло, с которым не в силах совладать. На первом месте для нас – бумажки. Всё имеет цену.

С Запада пришёл дух соревнования. Прошли времена, когда семьи собирались на праздник вместе. Торжество проходило шумно, весело, с песнями и плясками. Теперь каждый сам по себе, заперся в кирпичной конуре. Праздники проходят скучно и однообразно, тихо, буднично. Соседи стараются не помогать друг другу, а перегнать. Ты обновил шифер на крыше, а я оцинкую. Ты поставил бетонный декоративный забор, а я – из цельнометаллических листов. Купил «Ауди», а я – «Ниссан». Не хватит денег, так все косточки с друзьями/подругами перемою. Как не посплетничать? Сосед ведь «Ауди» на краденные купил. Нет, на те, что на свадьбе дочери подарили. Отобрал, ирод, у кровинушки.

Деньги, деньги, деньги… Гоняемся за ними, чтобы создать комфорт и уют в родной квартире. Чтобы купить последнюю модель телефона или широкоэкранный телевизор. Это устарело, это не в моде, у соседа лучше… В итоге вся жизнь – погоня за бумагой. А что она принесла? Обустроил, наконец, гнёздышко, а жизнь подошла к концу. Пролетела – не заметил. Бледно, без красок – всё, как один день. Работал с утра до вечера ради денег и не задумывался: зачем они, если свободного времени только на ужин и сон?

Жизнь коротка и надо её прожить по максимуму. И к чёрту работу, сулящую немыслимые заработки, если ради неё надо будет надеть ярмо раба или отказаться от ощущения жизни! К чёрту Юдашкина! Мода меняется столь стремительно, никакой зарплаты не хватит угнаться за ней. К чёрту евроремонт! К чёрту продукты научно-технического прогресса! Зачем тратить деньги на бесполезное? Жить надо не в ущерб себе. А чтобы жизнь радовала, надо наполнить её интересными, запоминающимися событиями, впечатлениями. Их не отыщешь перед экраном плазмы.

Опомнитесь от вечной гонки. Чем больше получаешь, тем больше хочешь. Так вы никогда не будете счастливы. Оглянитесь. Вы не одни. Подарите близким любовь и заботу. Докажите, что вам они дороги. Забудьте на время о расчётах, планировании, коммерции. Тянитесь к знаниям. Потратьте деньги не на телевизор, а на незабываемое путешествие. Вещи не вечны, воспоминания – бессмертны. Живите!

08.11.2009

***

Время любить

Природа ещё не определилась, стоит ли менять бальное платье на грязное рубище. Переменчива, как кожа хамелеона, как настроение подростка. То набросится буйным ветром, придавит к асфальту незримой стеной. То встретит свежим тихим утром, разукрашенной алыми румянцами синевой туч, переливчатыми голосами сватающихся птиц. То, словно татуировщик, исследует твою кожу иглами, бросает в лицо мерзлую крупу. То забьёт, как барабанщик, тяжёлыми каплями по плечам. Точно бульдог, вцепится и не отпускает до самого дома – спустит с цепи лютый мороз. Или, как мать, приласкает – выпустит на волю солнечные лучи.

За окном на нас ещё смотрит, насупившись, зима. Ворчит старуха, трясёт свинцово-серыми космами, роняет перхоть, заставляя нас чихать и заходиться в сухом кашле. Но от того и сердита, что знает не хуже нашего: близок час пробуждения молодой нищенки. Придёт красавица, растопит любовью оковы льда, вселит в наши сердца радость. Старуха разразится пресными слезами, размягчит земную твердь до безобразной каши, вязкой, точно топь. Но и с этим молодая пришелица справится. Заключит в тёплые объятья землю, обдаст жарким дыханием, и конец слякоти.

Не грызть нас больше старухе лютыми морозами!

Пора, пора! Зима, испаряйся, поднимайся ввысь, как туман, к бездонной глотке космоса, к меланхоличному взору звёзд. Пора уступить дорогу молодым!

Весна, бросай рваньё, надень изумрудное платье. Время преображенья! Пора Золушке покинуть мрачную клетку и взойти на трон. Пора преобразиться из кучи грязи в прекрасную птицу Феникс.

Пора проснуться.

Время любить!

14.03.2009

 
 

 

Яндекс.Метрика