Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2011, № 4 (61) – 2012, № 1 (62)
Сайт «Разум или вера?», 01.06.2012, http://razumru.ru/humanism/journal2/61_62/kuvakin1.htm
 

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ • Октябрь 2011 № 4 (61) – март 2012 № 1 (62)

КОЛОНКА РЕДАКТОРА

Не человек для гуманизма,

Не человек для гуманизма,

Не человек для гуманизма,

а гуманизм для человека

а гуманизм для человека

а гуманизм для человека

Валерий Кувакин

 
 

Гуманизм как мировоззрение и образ жизни, впитавшие в себя общечеловеческие ценности, всё очевиднее обретает черты глобального феномена. Причины тому просты: ценности и образ мысли, лежащие в его основе «по умолчанию» разделяет большинство людей всех континентов планеты. Однако, говоря о планетарности современного гуманизма, важно отграничить этот феномен от политики и идеологии. Если в первом случае имеется в виду образ мысли и жизни человека повседневности, свободно и непринуждённо, рационально и ответственно соблюдающего общие моральные, бытовые, гражданские, социальные и экологические правила поведения, то во втором случае мы сталкиваемся с социально-институциональными образованиями, цель которых – организация и управление большими массами людей и участие индивида в этих процессах.

Чтобы не повторятся на тему «гуманизм и политика», я отсылаю читателей к уже высказанным мною на этот счёт мыслям 1. Надеюсь, что я не одинок в своих суждениях относительно отношений между гуманизмом и политикой. Я практически целиком поддерживаю позицию А. Г. Круглова в отношении гуманизма, идеологии и политики 2. Надеюсь, что и он во многом согласен со мною. Особенность нашей точки зрения состоит не в подчёркивании факта неизбежного бытования идеологий и политических партий, их естественности и определённой позитивности как социальных механизмов организации и управления (это и так очевидно), а в прояснении негативных сторон этих явлений, как правило, незаметных для большинства россиян. Возможно даже, что в этом мы «перегнули палку», но лично я сделал это сознательно, потому что в головах людей понятия «мировоззрение» и «идеология» часто смешиваются, существует тенденция превратить гуманизм в партийную политику или даже в государственную идеологию.

***

Но какова суть гуманизма, каковы отношения между человеком и гуманизмом? Гуманизм – это мировоззрение, делающее человека личностью, и это мощная культурная, прежде всего, морально-правовая традиция, охватывающая неисчислимое множество людей и цивилизаций. Коль скоро мы пытаемся отграничить гуманистическое мировоззрение от других явлений сознания, то нужно понять, в чём глубинный смысл этого мировоззрения. Всякое мировоззрение «ближе» к человеку, чем идеология. Это такое содержание его внутреннего мира, которым он живёт, с которым он отождествляет своё я, свою идентичность, свою подлинность как личности. Но именно в силу этого, потенциальная опасность мировоззрения для человека может быть даже большей, чем угрозы, гнездящиеся в идеологии. Французы говорят: предают друзья. Интуитивно и непроизвольно мы считаем, что мировоззрение – наш друг. Но именно поэтому к гуманизму предъявляются или должны предъявляться особенно жёсткие требования психологической и антропологической безопасности 3.

Современный самокритичный гуманизм трезв и осмотрителен, он идёт дальше: через идеологию и мировоззрение – к человеку как живой и конкретной индивидуальности. Именно его он хотел бы защитить самым ненавязчивым и вместе с тем научно выверенным способом. Не только от видимого политического, экономического и физического насилия, от унижений и несправедливости, но и от возможных негативных потенциалов идей, идеалов, лозунгов, идеоологий… и даже от самого себя как идеи, не содержащей в себе как таковой ни свободы и ответственности, ни постоянной готовности служить мне как вторичное и служебное по отношению ко мне явление 4. Успехов в выполнение этих своих обязанностей гуманизму помогает добиваться сам гуманист, укрепляющий критическую и методологическую составляющие гуманистического мировоззрения, обращенного не только к содержаниям внутреннего мира человека, но к самому себе как определённому теоретическому объекту, играющему практическую роль в жизни индивида.

В тоталитарном обществе «отслоить» от себя идеологию труднее, чем в обществе демократическом, в котором политический плюрализм, политическая конкуренция и развитое чувство гражданского достоинства позволяют людям без особых усилий держать дистанцию между партийно-политическим выбором и своим мировоззрением, ведь относительность политики очевидна на фоне моей «безотносительности» и свободы как личности. Но гораздо труднее установить«дистанцию свободы», организовать отношения ассиметричного партнёрства между личностью и её мировоззрением, когда она резервирует свой экзистенциальный, жизненный приоритет перед лицом содержаний своего сознания.

Современный гуманизм, особенно гуманистическая методология мышления, психология и педагогика настойчиво ищут оснований автономии и самостоятельности человека в нём самом, в его природе как человека. Чаще всего в связи с этим говорят о человеческом потенциале и самодетерминации как черте зрелой личности. На пути гуманистических исследований человека встаёт «дерзкий» вопрос о ревизии внутреннего мира, о подтверждении или установлении должной субординации между человеческим Я и содержаниями его внутреннего мира. В ходе этого анализа устанавливается первичность, приоритет человека по отношению не только к обитающим в сознании и подсознании политическим и идеологическим идеям, но и к мировоззрению. Дело даже не в том, хорошие или нет у тебя убеждения и верования, а в том, насколько успешно они помогают тебе реализовать те потребности, которые считаются высшими: потребность в познании, потребность в смысле, потребность в совершенствовании и росте, потребность в общении, потребность в здоровой, достойной, счастливой, свободной и творческой жизни. Важно здесь и то, насколько ты свободен, критичен и рационален в отношениях со своим мировоззрением. Ведь мы знаем, какими навязчивым и настойчивым, директивным и бескомпромиссным может быть отношение к нам идей, особенно «хороших» 5.

***

Современные науки о человеке видят в нём не столько субстанцию, сущность или что-то другое, стационарное и неизменное, заложенное в нём, с одной стороны, природой, с другой – культурой, образованием и воспитанием. Человек, как обнаруживается в современной антропологии, это скорее возможность, а не результат, усилие стать и быть человеком, а не данная раз и навсегда сущность. Человеческое существование связано с горизонтом его жизненного мира, который есть, но который подвижен и зависит от нашего внутреннего роста или падения, возвышения или понижения качества жизни в наличных условиях окружающей физической и социальной среды. Чем шире горизонт – тем богаче жизнь индивида, тем выше его достоинство и ценность как личности и гражданина.

Гуманизм следует новейшим достижениям наук о человеке. Для гуманистического понимания человека центральным становится личностный потенциал и стратегии его опознания, пробуждения, развития, обогащения, реализации, воплощения. Отсюда и базовые параметры человека – не моральные, не политические или правовые, а более глубокие, экзистенциальные, т. е. жизненные: величина и осмысленность человеческого потенциала, сила характера, самостоятельность, саморегуляция, самодетерминация, самореализация, личностная автономия, самоэффективность, креативность и др. На экспериментальном и теоретическом уровне об этом подробно говорится в работе «Личностный потенциал: структура и диагностика». (Под ред. Д. А. Леонтьева. – М.: Смысл, 2011. – С. 680.).

Почему это, а не разработка различных моральных кодексов и норм более всего занимает современных гуманистов-исследователей? Прежде всего потому, что они стремятся идти вглубь человека и решать не «арифметические» и в принципе решённые проблемы: не лги, не убей себе подобного, не насильничай, будь добродетельным, сострадательным и т. д., – но «алгебраические»: на какую основу в человеке, на какое мышление и психологию, на какой характер они ложатся? каковы внутренние и внешние условия реализации человеком моральных, политических, юридических, гражданских и иных норм? каковы наиболее разумные, надёжные и эффективные методы и способы анализа и оценки человеком того потока проблем, вызовов и решений, с которым имеет дело каждый из нас в «быстротекущей жизни»? как отстоять своё право на свободное мышление и реалистические отношения между мной и океаном информации, волны которого имеют, похоже, одну конечную цель – поглотить меня, сделать своим послушным и манипулируемым, жалким и беспомощным объектом?

В этом преднамеренном хаосе постмодернизма нам так важно услышать зов гуманизма, идущего поверх партий и идеологий, финансистов и экономистов, корпораций и медиа-холдингов, религий и новейших мифов. Потому что этот голос идёт к каждому из нас и к человечеству в целом как к приоритетным ценностям всего космоэволюционного процесса, как к вершине творческого процесса жизни Вселенной.

Я, начав с вопроса о соотношении понятий «гуманизм», «мировоззрение», «идеология», «политика», как может показаться, ушёл куда-то далеко в сторону, «закопался» в человеке, в его субъективности. Но ведь без понимания современных научных представлений о человеке мы не поймём и этих понятий. Человек действительно так глубок и широк, что некоторые мудрые люди называли его тайной, они говорили, что в нём можно «копаться» всю жизнь и не докопаться до «дна», так как всё более очевидным становится великий человеческий парадокс: основанием человека является его безосновность, а «субстанцией» – процесс, становление, рост и совершенствование. И великими мыслителями, художниками и поэтами, и учёными, как естественниками, так и гуманитариями, установлено, что у человека предела просто нет. Быть может эта его бездонность и бесконечная сложность и есть наилучшая и самая надёжная гарантия человеческого самосохранения, развития и роста? И, с другой стороны, возможно, это именно то в человеке, перед лицом чего обнаруживается бессилие всех врагов человечества: деспотий, тоталитарных религиозных и светских режимов, любых форм насилия и несправедливости, – в их попытках одержать «окончательную» победу над человеком?

Получается: то, что ленивому уму кажется бессмысленным «копанием», на деле оказывается бесценным ресурсом жизни каждого из нас. Вот простой вопрос, до которого так непросто дойти: «Я живу или жизнь мною живёт?». Или: «Кто хозяин мировоззрения, установок, привычек, верований, склонностей?.. Я ими живу или они мною?!». В какой степени они являются моими, т. е. подчинёнными моему достоинству и свободе, а не пришельцами, истинные владельцы которых мне даже неизвестны? Увы, для большинства из нас эти вопросы не актуальны, даже чужды и неприятны.

Что ж, тогда давайте считать создаваемый медийными технологиями немыслимо влиятельный принадлежащий «сильным мира сего» информационный поток приятным, некой колыбелью, гамаком, уютным диваном или просто постелью, в которой нас до умственного, морального, гражданского, эстетического и даже физического паралича убаюкивает этот расслабляющий, отупляющий и разлагающий поток.

Гуманизм – это технологии защиты личности и общества. Это инструмент высвобождения и прорыва к подлинности и достойной жизни. Это оружие той антропологической революции, которую сознательный и уважающий себя человек совершает в своей жизни не один и не два раза. «В каждое мгновение жизни нужно кончать старый мир, начинать новый мир. В этом дыхание Духа». Это слова Николая Бердяева, великого идеалиста и реалиста. Что же означает эта революция, которую он называл персоналистической? Для гуманиста она оборачивается достаточно простыми операциями осмысленности, самоконтроля и контроля своего мышления, эмоциональных состояний, поступков и ситуаций. Это готовность к переменам большим и малым, это готовность к мгновенно новому или незаметным, глубинным изменениям жизни. Это максимальная открытость себе и миру. Это способность при столкновении с самым невероятным и немыслимым не сойти с ума и не потерять самообладания.

Гуманизм – это моя жизнестойкость, моё свободное и ответственное усилие быть человеком на основе личного выбора, методов научно-критического мышления и извечных норм человеческого общежития; это мой путь гуманизации себя и окружающей среды. Гуманизм – это выход сильной, уверенной в себе личности за пределы своей субъективности к себе подобным, таким же свободным и сильным духом людям во имя созидания и борьбы с деструктивными силами в человеке и вне его. Гуманизм – это подлинная солидарность и братство свободных, ответственных, разумных и реалистичных, эмпатически настроенных и открытых любви людей. Гуманизм – это глубокое осмысление того, что жизнь не розовая сказка и не беспросветная трагедия, а сложнейшее переплетение радости и печали, потерь и обретений, вызовов и их преодолений, что жизнь – это великие обещания и надежды, великие мечты и свершения, что в ней есть место не только жизни, но и смерти, которая может быть принята как часть жизни, как последняя и великая борьба феноменально сложного, красивого, мудрого и великого человека с великой неизвестностью.

И никто ещё не доказал нам, что эта борьба заканчивается поражением человека. Она продолжается. Её исход неизвестен. Но очевидно и то, что человек становится всё более стойким и упорным в этой борьбе со смертью. Он неуклонно расширяет пространство человеческой жизни и углубляет ощущение её красоты и величия.

Гуманизм стал надёжным способом понимания, что жизнь – это удивительное и невероятное приключение, чудесный дар и ошеломляющий шанс участвовать в становлении и сотворении себя, участвовать в Жизни Мира, столь же чудесной и прекрасной, что и жизнь каждого отдельного существа этой Вселенной.

Гуманизм – это колокол, который от века к веку звучит всё громче и призывнее. Он призывает человека быть человеком. Он призывает не только смотреть, но и видеть, не только слушать, но и слышать, не только думать, но и думать, как и о чём ты думаешь, не только получать, но и давать, не только потреблять, но и созидать.

Иначе – мир становится сотканным из снов, в которых рождаются чудовища. Да, улучшать жизнь и условия человеческого существования много труднее, чем изготавливать пышные и яркие декорации для сокрытия настоящей жизни. Долой фальшь, ложь, манипуляции и всё более коварные формы развращения человека!

И вновь скажем: гуманизм – это прорыв к подлинности на основе укрепления человеческого потенциала, потенциала человечности.

Прекрасен и благороден гуманизм как образ жизни!

Он прост.

И он же – мудр.


Борзенко И. М., Кувакин В. А., Кудишина А. А. Человечность человека: Основы современного гуманизма. М.: РГО, 2005. – С. 138 – 146; Кувакин В. А. Не дай себя обмануть: Введение в теорию практического мышления. М.: Академический Проект. – 2007. – С. 234 – 237. Работы эти выложены на сайте Российского гуманистического общества www.humanism.ru

См. Круглов А. Г. Словарь: Психология и характерология понятий («А – И»), М.: Гнозис, 2000. – С. 274 – 275; 357 – 358.

Под антропологической безопасностью я понимаю гарантии физической, психологической, интеллектуальной, моральной, социальной и экологической безопасности человека перед лицом идей в их широком смысле: убеждений, верований, мировоззрений, идеологий, политических установок, «философии повседневности» и т. д. Понятно, что если даже «обычное» мировоззрение не застраховано от ошибок, ведущих к заблуждениям и ошибкам в поведении человека, то тем более опасны такие формы мировоззрения, как расистские, религиозно-фанатические, фашистские, криминальные и др.

Мировоззрение, в том числе и гуманистическое, не является морально и юридически вменяемым субъектом. Оно может «подсказывать» нам, как вести себя в том или другом случае, но отвечает за поступки не оно, а человек, носитель или субъект этого мировоззрения.

Русский философ Н. А. Бердяев предупреждал в связи с этим об угрозах со стороны «фанатиков добра».

 

Яндекс.Метрика