Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2011, № 4 (61) – 2012, № 1 (62)
Сайт «Разум или вера?», 01.06.2012, http://razumru.ru/humanism/journal2/61_62/tsann-kai-si2.htm
 

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ • Октябрь 2011 № 4 (61) – март 2012 № 1 (62)

СООБЩЕНИЯ ИЗ РЕГИОНАЛЬНЫХ ОТДЕЛЕНИЙ РГО

ПОД ЗНАМЕНЕМ УНИВЕРСИТЕТА

ПОД ЗНАМЕНЕМ УНИВЕРСИТЕТА

ПОД ЗНАМЕНЕМ УНИВЕРСИТЕТА

 

Название своей статьи я позаимствовал у русского учёного, философа, священника С. Н. Булгакова. С. Н. Булгаков, профессор Московского университета, предпослал своему курсу «Критическое исследование проблем идеалов политической экономии (очерки социальной философии)» вступительную лекцию, названную им «Под знаменем университета». В 1906 году эта лекция была опубликована в журнале «Вопросы философии и психологии». В ней С. Н. Булгаков с исключительной точностью ответил на вопросы, волновавшие русское образованное общество: что значит университет? Какова роль университета в культурной жизни общества? При каких условиях университет становится классическим университетом? Другими словами, С. Н. Булгаков раскрыл нам идею университета.

Всё сказанное философом, учёным и сегодня актуально, особенно в условиях реформирования высшего образовании, когда совершенно неясны ни цели реформы, ни её стратегия. В этой ситуации не могу не привести несколько фрагментов из лекции-статьи С. Н. Булгакова, чтобы читателю была понятна не только булгаковская идея университета, но и через стиль, язык речи профессора дать читателю почувствовать дух, атмосферу, царившие в Московском университете 900-х гг.

Вот начало профессорской лекции: «Милостивые государи! Я вступаю на эту кафедру родного университета, охваченный торжественным волнением перед величием той идеи, которой призвано служить это высокое учреждение, перед чистотой того духовного знамени, которое развевается над стенами этого здания, перед исключительной значительностью того идейного девиза, который выставлен на его фронтоне. Девиз этот – университет, universitas litterarum, не знания, но знание, не науки, но наука, не частности, но целое, всё, universum. Прислушайтесь к этому зову, молчаливому, но могучему. Университет как идея, как идеал целокупного, всеобщего, единого знания выражает неутолимую духовную жажду, могучую потребность всякого сознательного человека».

Действительно, в Средние века, когда открывались первые университеты, Universitas – это Studium generale, то есть школа всеобщего, универсального, цельного знания и образования: Universitas Litterarum. И цельность знания, его единство достигалось на основе философии, которую С. Н. Булгаков называет знаменем университета. Он пишет: «Итак, философское отношение к знанию и философствование в пределах специальности, борьба с чрезмерностью специализации, которая неизбежно отразится и на успешности работы – вот то стремление, которое следует вносить в науку во имя идеала университета и цельного знания».

Даже в Средние века, когда образование носило религиозный характер, а философию называли служанкой богословия, философия оказывала существенное влияние на жизнь университетов. Великий немецкий философ И. Кант по этому поводу заметил: «О философии говорят, что она служанка богословия. Но из этого ещё не совсем ясно, идёт ли она с факелом впереди своей милостивой госпожи или несёт шлейф». Русский философ Н. А. Бердяев в подобной ситуации замечал: «Философия была прислужницей теологии – это можно понимать и так, что философия делала теологию научной, наукообразной». Благодаря философии университет постепенно становился не только Храмом Науки, но и Храмом Просвещения, Культуры, а образованный человек – олицетворением культуры, её носителем.

Атмосфера университета, дух университета всегда определялись той ролью, которую осуществляли гуманитарные науки в университетском образовании. По их положению в университете судили об уровне университета, о его состоянии и роли в обществе. Университет становился классическим не с момента смены названия на его фронтоне, а с того времени, когда в нём утверждалась атмосфера классического университета. Классика, независимо от того, идёт ли речь о классической музыке, классической литературе или науке – это всегда непреходящее, вечное, от чего можно идти дальше, но что не подвергается ревизии, пересмотру.

Гуманитарные науки создавали в университете гуманитарное пространство, внутри которого осуществляется учебный процесс.

К сожалению, наши отечественные университеты стали утрачивать классическую нормативность, отходить от идеала университета, что сказалось прежде всего на положении в них гуманитарных наук, и в первую очередь – философии. Университеты стали готовить узких специалистов для возникших новых отраслей промышленности. Решение такой задачи за 4 – 5 лет виделось возможным за счёт сокращения гуманитарного знания, сведения его к минимуму. Так Храм Науки, Культуры и Просвещения превратился в Кузницу кадров. Одним из первых опасность узкой специализации, независимо от того, происходит ли она в сфере производства или науки, культуры, заметил К. Маркс. Он предупреждал, что такая специализация порождает «профессиональный идиотизм».

Классические университеты всегда готовили не только специалистов в своей области, но и хорошо ориентирующихся в 2-х – 3-х смежных. А самое главное они формировали у своих воспитанников чувство гражданской ответственности и гуманности, то есть университеты готовили специалистов и граждан, готовых защищать свою честь и достоинство, права и свободы. Похоже, что наша сегодняшняя реформа образования породит целую армию «профессиональных идиотов», которыми легко можно будет манипулировать.

Разумеется, узкая специализация за счёт универсализма, гуманитарности коснулась и западных университетов. Не поэтому ли Н. Винер, «отец кибернетики», писал: «Думаю, что родись я в теперешнюю эпоху умственного феодализма, мне удалось бы достигнуть немногого. Я от всего сердца жалею современных молодых учёных, многие из которых, хотят они этого или нет, обречены из-за “духа времени” служить интеллектуальными лакеями или табельщиками, отмечающими время прихода и ухода с работы».

В большинстве отечественных провинциальных университетов преподаватели гуманитарных наук поставлены в унизительное положение. Всё время растёт учебная нагрузка, что не оставляет времени не только на научную работу, но даже на подготовку к лекциям. Профессорско-преподавательский состав гуманитарных дисциплин вообще не предстаёт перед руководителями университетов в своём персональном виде. Для них они просто ставки, единицы, часовая нагрузка…

Лекция С. Н. Булгакова вспомнилась, когда в городе пошли слухи об объединении наших университетов. И погрезилось мне тогда, что появился шанс на практике реализовать хотя бы некоторые из идей С. Н. Булгакова: соединить инженерно-техническое образование с хорошей гуманитарной подготовкой.

Я думал, что будет создан оргкомитет, который возглавит приглашённый крупный учёный, организатор науки. Комитет разработает концепцию нового университета, отличного от соседних региональных университетов. Эта концепция будет вынесена на публичное обсуждение, т. к. университет является достоянием всей области. Казалось так же целесообразным создание независимой конкурсной комиссии, через которую пройдут все: от ассистента до ректора. Таким образом возникнет новый коллектив, в котором не будет деления на «наших» и «чужих». И станет новый университет подлинным центром просвещения, культуры, науки всей области. А на практике оказалось в буквальном смысле присоединение бывшего педагогического университета к бывшему техническому университету. Были во Владимире хороший педагогический институт и неплохой технический, а в итоге родилось громоздкое бюрократическое учреждение, со множеством служб, подразделений, различных промежуточных ступеней по вертикали и горизонтали. И пришлось бывшему гуманитарному университету приспосабливаться к традициям и правилам, сформировавшимся в техническом вузе. В частности, головными гуманитарными кафедрами стали кафедры технического вуза. Даже общественный совет по гуманитарным наукам возглавляет кандидат технических наук. Возможно, что это хороший специалист и организатор в своей области, но совет-то все-таки по гуманитарным наукам.

Вот уже целый семестр на заседаниях кафедры философии и религиоведения значительная часть времени уходит на ознакомление с разными циркулярами, анкетами, инструкциями. И за всё это время никто и ни разу не поинтересовался, а как эти вопросы решались в гуманитарном университете. Какие имеются методические материалы, учебные пособия и т. п.

Не вчера и не сегодня, а значительно раньше в силу различных обстоятельств руководители вузов постепенно из лидеров в науке, авторитетных педагогов, примеров гражданского поведения становились просто управленцами, менеджерами, хозяйственниками, с учёными степенями и званиями. Они вынуждены были в первую очередь думать о проблемах финансовых, хозяйственных, а учебные и научные вопросы отходили на второй план. Для решения финансово-хозяйственных задач создавались соответствующие структуры, они разрастались и уже не обслуживали учебный и научный процесс, а руководили им. Преподаватели и студенты, которые собственно и составляют университет, перестали занимать то место, которое они когда-то занимали. Сошлюсь ещё раз на С. Н. Булгакова: «Неужели же теперь существование университета выражается только во внешнем соединении в одном здании и под одной кровлей отчуждённых взаимно наук так, как в кунсткамере или музее в одном помещении или зале собираются разные предметы, принадлежащие чуждым цивилизациям? Есть ли университет такой музей или кунсткамера знаний, механическое соединение нескольких факультетов или специальных кафедр? Но если это так, то следует прямо сказать, что университета теперь нет, потому ли, что его вообще не может быть в наше время при теперешнем состоянии знаний, или же потому, что теперешние учёные не в состоянии создать университет, и пора его заменить механически организованным политехникумом. Университет останется тогда лишь административно-бытовым термином, обозначающим место соединения разных специальностей…»

Говоря о гуманитарном образовании в нашем университете, я вижу несколько болевых точек, но главными считаю две: состояние преподавательского корпуса гуманитариев и библиотеки.

Ушло старшее поколение профессоров. Назову тех, кого лучше других знал: В. Г. Ёлкин, Н. В. Корольков, Ю. В. Согомонов, B. C. Жеребин, Л. Б. Ительсон… Они были для своих коллег авторитетами в научной и педагогической деятельности, их хорошо знали в городе и области. Все они вели огромную культурно-просветительскую работу. Научно-педагогическая деятельность никогда не была для них просто работой, заработком. Они служили высокой Идее, осуществляли просветительскую миссию, искренне переживали за происходящее в Отечестве. Но самое главное – они помнили завет Н. В. Гоголя: «Забирайте же с собою в путь, выходя из мягких юношеских лет в суровое ожесточающее мужество, забирайте с собою все человеческие движения, не оставляйте их на дороге, не подымите потом». Ушедшее поколение старых профессоров сохраняло верность своим студенческим идеалам, оно было удивительно молодым по своему душевному складу, отношению к жизни. Поэтому-то так и тянулись к ним студенты.

К глубокому огорчению достойной им смены не оказалось. Возможно, молодые доктора и кандидаты наук в своей сфере что-то знают и лучше, но у них нет тех универсальных знаний, которыми отличались упомянутые мною коллеги, друзья, товарищи. Я гляжу на своих молодых коллег и вижу их какими-то рано постаревшими душевно, без живого интереса к своей работе, к происходящему в стране.

Поэтому-то и появляется сомнение, могут ли сегодняшние кадры гуманитариев соответствовать той миссии, которую им предстоит осуществить.

Остро встаёт проблема переподготовки кадров. Я хорошо понимаю, что им очень тяжело. У них неподъёмная учебная нагрузка, нищенская зарплата, им приходится работать в 2-х – 3-х местах, чтобы сводить концы с концами. Научная деятельность преподавателей стала исключительно их личным делом: творческие отпуска не предоставляются, научные командировки не оплачиваются, публикации, защита диссертаций – всё за свой счёт. Даже нам, старшим коллегам, приходится искать спонсоров или вкладывать личные деньги в издание своих книг, включая и учебные пособия. Говорят, что на это нет финансирования. Откуда же находятся деньги на столь высокие зарплаты руководителям вузов?

Вторая боль нашего университета – библиотека. Академик Д. С. Лихачев называл библиотеку первым факультетом. О месте и значении библиотеки в университетском образовании свидетельствует тот факт, что когда открывались первые русские университеты, то директорами библиотек нередко становились ректоры. Так много лет директором библиотеки Казанского университета был его ректор математик Н. И. Лобачевский.

Основу любого классического университета всегда составляла фундаментальная научная библиотека. Наши университетские библиотеки за последние 20 – 25 лет практически не пополнялись новой научной литературой. Нет даже учебников последнего поколения по гуманитарным наукам, например, по философии. На основе сегодняшнего библиотечного фонда невозможно заниматься исследованиями, готовить дипломные работы, писать диссертации… Библиотеки держатся на энтузиазме и преданности людей, работающих в них за мизерную плату. Можно ли сравнить то внимание, которое оказывается библиотекам, с другими службами университета?

И тем не менее хочется надеяться, что гуманитаризация и гуманизация современной науки заставит переосмыслить отношение к гуманитарным наукам в системе университетского образования. И на фронтонах университетских зданий появится universitas littererum: университет – это цельное знание.

Ф. В. Цанн-кай-си,
вице-президент РГО

 

Яндекс.Метрика