Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2012, № 3 (64) – № 4 (65)
Сайт «Разум или вера?», 30.06.2013, http://razumru.ru/humanism/journal2/64_65/kuvakin3.htm
 

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ • Осень – зима 2012 № 3 (64) – № 4 (65)

ГУМАНИСТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Размышления

о гуманизме

Валерий Кувакин

1. ВЫСОКИЙ ИДЕАЛИЗМ ГУМАНИЗМА

Идеализм, несбыточность гуманизма кажутся очевидными не потому, что этот «изм» бессилен, а потому, что сегодня степень гуманности России так мала, слаба и невидна, что из состояния этого интеллектуального, психологического и нравственного провала он не может не восприниматься как что-то недостижимое. Этот низкий уровень оценки гуманизма в полной мере соответствует и низкой самооценке индивида в России.

«Кто гроба не видал, тот и корыту рад». «Кто гуманизма не видал, тот и смутной “духовности” рад». Поэтому можно думать одно, а говорить другое, с других требовать того, чего не требуешь от себя. Можно грешить затем, чтобы каяться, и каяться для того, чтобы получить отпущение грехов и надежду на вечное блаженство. Поэтому можно и позволить себе «более или менее» безнравственные поступки. Поэтому позволительно делать «более или менее» большие глупости. Поэтому гуманизм слишком хорош, чтобы верить в него, он слишком разумен, чтобы пользоваться его ресурсами, слишком либерален, чтобы вылезать из своей скорлупы-клетки, слишком прекрасен, чтобы приближаться к нему…

Вот мы за последние лет двадцать и докатились с такой «философией»…

Что особенно поражает – это масштабы, интенсивность и многообразие лжи в России. Не лги! – одна из древнейших заповедей человечества, одно из условий его выживания. Но как же легко и повсеместно она нарушается! Психологи и логики показали, что если ложь в каком-то сообществе зашкаливает за определённый порог, то сообщество или разваливается или погибает, потому что уже невозможно передать или получить достоверную информацию, её уже невозможно отличить от обмана, люди лишаются возможности принимать правильные решения.

Читая газеты, слушая радио, смотря телевизор или гуляя по Интернету, сталкиваешься с чудовищным давлением лжи. Лгут все: политики и журналисты, священники и чиновники; сформировались касты профессиональных лжецов: астрологи и целители, пиарщики и эстрасенсы, лжепсихологи и лжеучёные… Ложь стала бесстыжей, агрессивной, изощрённой и всепроникающей. Невольно спрашиваешь себя – не приближаемся ли мы к роковому порогу, за которым нас ждёт непоправимая катастрофа, всеобщее непонимание и подозрительность друг к другу?

…И думаешь при этом, а остались ли какие-то оазисы, где можно глотнуть свежего воздуха правды? Да, к счастью, остались. Чаще всего в семье, где любят и уважают друг друга, в научном сообществе, где всё подчинено поиску истины, в кругу друзей, в воспитании ребёнка и уходе за ним… И есть, как я надеюсь, мировоззренческие оазисы, где ложь, обман и лицемерие неуместны, противоестественны. Такие оазисы порядочности предполагает, на мой взгляд, гуманизм. В идеях и нормативных суждениях гуманизма нет ничего ни сверхъестественного, ни невозможного. Это вполне реалистическое мировоззрение, которое надо бы серьёзно изучать, серьёзно примерять к жизни и индивидуальной, и общественной. Как мировоззрение гуманизм настолько очевидно правилен и прост, что в результате его осмысления он кажется безальтернативным. Даже несколько обидно и неуютно от этого, и нужно иметь большое мужество, чтобы выпрыгнуть из себя, реального и отправиться в путь, т. е. следовать рекомендациям и предложениям гуманистического мировоззрения.

Хороших идей и знания в современной культуре как никогда много. Но у меня уже давно возникло такое чувство, что в целом человечество всё больше отстаёт от того, что им же уже и наработано, прежде всего, учёными, философами и другими деятелями культуры. Объём истинных знаний, используемых среднестатистическим жителем Земли, весьма ничтожен по сравнению с тем, что он мог бы без каких-то особых усилий извлечь из этого колоссального информационного континуума.

Для того чтобы моя мысль была понятнее, можно привести пример потрясающего пренебрежения россиянами возможностями, предоставляемыми современными программами сохранения здоровья 1. Достаточно выполнять весьма небольшой и не сложный набор правил в отношении питания, режима работы, сна и отдыха, чтобы существенно улучшить своё состояние здоровья и даже качество жизни. Здесь надо быть только достаточно внимательным, взыскательным к себе, быть последовательным, серьёзным. Но вот этих-то, казалось бы, ещё более простых вещей нам и не хватает. Но разве «виноват» в этом какой-нибудь простенький комплекс физических упражнений или элементарная диета? Конечно, нет. С себя не спрашиваем, себя не ценим и не уважаем. Но ведь так соблазнительно свалить все наши слабости на ту же медицину или на какие-то внешние препятствия или трудности. Та же, в сущности, ситуация и с гуманизмом. Вот и весь «секрет» сегодняшнего шараханья россиянина как от физзарядки и здорового питания, так и от гуманистического мировоззрения.

Предложить себе для реализации программу совершенствования, процедуры ревизии (рефлексии, продумывания) своего внутреннего мира, самоконтроля, мониторинга содержания и структуры своего мировоззрения, системы ценностей и установок – это весьма просто. А кажется чем-то заумным и несбыточным просто потому, что мы не задумываемся и не желаем задумываться об этих элементарных и весьма простых вещах, выполнение которых делает личность зрелой, сознательной, счастливой и творческой, живущей полной жизнью и отвечающей за себя и за свои дела.

2. ГУМАНИЗМ – ЭТО КРИТЕРИЙ?

И вот ещё об одном впечатлении и последовавшем за ним соображении.

Это приходило ко мне очень медленно, незаметно, но постепенно стало таким ясным и даже настойчивым, что отогнать эти мысли становилось всё трудное и труднее. Даже стыд, который, особенно вначале, глушил то, о чём собираюсь сказать, стал отступать на второй план. На первый выступила потребность прояснить, обговорить ситуацию, понять есть ли какая-нибудь правда в моих наблюдениях.

А наблюдения вот о чём: «носясь» вот уже более двадцати лет с идеей гуманизма не просто в качестве сторонника, но и в качестве «распространителя» его идей, я видел широкий спектр психологических реакций на моё, грубо говоря, предложение: вот – гуманизм, возьми его! А если нравится, то давай «носиться» с этой идеей вместе!

Чаще всего люди оказываются вполне доброжелательными и склонны хотя бы формально согласиться, что гуманизм – это хорошо, и поддержать морально. То есть не делом, конечно, а «вообще». Ну и спасибо им за это. Очень редко кто был откровенно враждебен. Буквально по пальцам могу пересчитать случаи, когда мне говорили, что гуманизм – это сатанизм и при этом чуть ли ни враждебно на меня реагировали. Такая реакция тоже понятна. Видно, люди имеют определённое понимание гуманизма и ещё более определённые религиозные аргументы против него.

Среди людей «сдержанной» реакции есть люди, которые избегают говорить о гуманизме «в лоб», вот так «сразу и здесь», поскольку это – высокая ценность и высокая культура. Их легко понять: о высоком говорить трудно, его так легко опошлить или сорваться на фальшь.

Однако есть особая группа людей, которые говорят о гуманизме с насмешкой, явной неприязнью либо очевидной отчуждённостью, внутренне сторонясь его как чего-то, несущего им какую-то угрозу, боль или что-то тревожное. Я стал присматриваться к таким людям. Очевидно, что гуманизм, даже само это слово их раздражает. Но почему? Анализируя эту группу людей и пытаясь разобрать в психологии их отношения к гуманизму, я всё больше склонялся к предположению, что им это мировоззрение неприятно потому, что они чувствуют или знают о себе, что они – не гуманисты, возможно даже в чём-то и не гуманны, что они – «другие».

Вопрос этот исключительно сложный и даже деликатный, поскольку речь идёт о «сокровенных глубинах» человека, его мировоззрении, которое он отождествляет со своим Я, т. е. самым дорогим для себя как человека. Ведь при встрече с гуманизмом – иным для них мировоззрением, они как бы мгновенно соотносят его со своим мировоззрением. И при первых признаках несходства в глубинных пластах психологии возникает импульс – чужой!

Это бессознательное ощущение себя как людей не гуманистических (совсем не обязательно негуманных) при столкновении с гуманизмом как убеждением не может не вызывать у них какой-то психологической или душевной боли (столкновение редко бывает без боли) или по крайней мере невольного отстранения от него, как чего-то чужого и неприемлемого. Да, возможно, какой-то явной боли здесь и не возникает. Но происходит какое-то уклонение, упреждающая реакция. Инстинктивно человек как бы выбрасывает руку и говорит гуманизму: стоп! Не подходи! Тем самым он упреждает сближение и возможный дискомфорт от неизбежного мировоззренческого диссонанса, если он впустит его в свои уже занятые другим мировоззрением сферы внутреннего мира.

Можно назвать это синдромом «скверного анекдота». Есть такой рассказ у Ф. Достоевского. Он о том, как начальник во имя высокой гуманности и любви к ближнему и «нижнему» посетил свадьбу одного из своих сослуживцев. Кошмар, который испытал этот герой, смог описать только такой тонкий психолог как Федор Михайлович. Там этот диссонанс у обеих сторон достиг наивысшего градуса и достиг апофеоза иррациональности.

Чаще всего мне жаль людей, инстинктивно боящихся гуманизма. Шарахаться от гуманизма – их большая ошибка. Для них – не исключено – гуманизм мог бы быть хорошим средством наладить или улучшить душевный мир, улучшить моральное самочувствие и даже стать лучше. (Ведь не случайно есть влиятельное направление в психотерапии – экзистенциально-гуманистическое, не случайно так бурно развивается так называемая позитивная психология.) Почему бы и нет? Все мы готовы согласиться, что далеки от совершенства. Но мало кто скажет, что готов двигаться к нему или уже что-то меняет в себе к лучшему.

***

Понадобилось лет десять, чтобы я – во имя познавательных целей, т. е. продумывания, осмысления и фиксации ситуации через текст – написал то, что написал. За эти годы я практически перестал смущаться, точнее опасаться такого «снобистского» истолкования негативной реакции на гуманизм, усматривая в нём (истолковании) не только возможную ошибку, но и элемент собственной «избранности» и «посвящённости».

Формально, гуманисту нужна большая доля самоуверенности и высокомерия, чтобы утверждать, что те, кто боится гуманизма или начинает голословно критиковать его, видимо, так не хороши и ущербны, что им гуманизм страшен или просто неприятен. Но я внутренне абстрагируюсь от морально-психологического аспекта ситуации, поскольку речь для меня идёт о познании ситуации и её истолковании.

И тем не менее этим дело не могло ограничиться, выводы были неизбежны. Можно что угодно про меня думать, но я, в конце концов, взял за критерий в оценке человека знать его мнение о гуманизме. Я почему-то уверен, что значительная часть тех, кто шарахается от гуманизм или насмешничает над ним – люди, в той или иной мере обременённые какими-то моральными недугами. Гуманизм – не религия. Но гуманизм – это мировоззрение, в центре которого – нравственность. Люди понимают или чувствуют это. И подсознательно соотносят себя с ним. Если это соотношение не в их пользу, то негативная реакция вполне возможна. Примерно то же мы имеем в случаях отношения к религии непросвещённых атеистов (коих, к сожалению, в России больше, чем просвещённых.) Негативную реакцию бывает легко считать с их лица, когда они, не думая, считают всех верующих неполноценными людьми.

Разумеется, этот критерий грубоват. Есть много причин, по которым люди равнодушны к гуманизму. Да и от ситуации зависит много. Одно – отношение к гуманизму в какой-нибудь государственной конторе, другое – его отношение к нему на природе, «за шашлычком».

Да, и всё-таки при всей сложности человеческих отношений я взял себе за правило внимательно относиться к людям, активно или даже пассивно равнодушным к гуманизму. Я их тоже стараюсь сторониться или общаться с ними осмотрительно.

***

Разрыв между гуманизмом как мировоззрением и общественным сознанием России огромен. Но он неизбежно будет сокращаться, хотя сегодня он увеличивается, ввиду вступления страны в атмосферу коррупции, запугивания, поддерживаемой государством клерикализации и т. п.

Законы цивилизации, прогресса культуры неодолимы, как бы ни возражали против этого моего утверждения те из нас, которые, не ведая того, впадают в ошибочный пессимизм. Ошибка состоит в том, что в такого рода отрицательных оценках происходит бессознательное сравнение темпов и временных интервалов гуманизации общества и культуры со сроками и временем земного существования отдельного индивида. Первые, как правило, длиннее последних. Поэтому и прав Некрасов, говоря, что «жаль только – жить в эту пору прекрасную уж не придётся – ни мне, ни тебе». Да, прогресс и улучшения жизни почему-то требуют больше времени, чем время моего или его существования. А я же и он, и любой другой, все мы требуем, чтобы всё улучшилось. Здесь и сейчас! Пока я и мы живы.

В общем-то это справедливо. Прошло время, когда люди, живя в нужде и стеснении, приносили себя в жертву «светлому коммунистическому будущему». Так же глупо жить, ностальгируя по прошедшему «золотому веку». Необходимо жить в настоящем и настоящим. Важно знать и ценить то положительное, что у тебя есть, чтобы делать его опорой повседневного существования. Но этого недостаточно, необходимо по возможности, вместе с другими повышать темпы социальных и материальных улучшений условий человеческого существования, тогда и при твоей жизни увидишь больше хорошего.

Кроме того, есть и другая правда, забываемая пессимистами. Достаточно только оглянуться назад в нашу, человечества, историю и мы увидим – повсеместное рабство, грубость нравов и короткая, 30 – 40 лет продолжительность жизни, холод и голод, грязь и бездорожье, туалет на улице и таз вместо стиральной машины, эпидемии, косящие миллионы людей и полное бесправие обыкновенного человека… Всё это было всего каких-нибудь сто или сто пятьдесят лет тому назад.

Почему же мы столь неосмотрительны и односторонни в оценке нашей текущей ситуации? Всё по тому же: ввиду нашего пренебрежения к основополагающим историческим, политическим, психологическим, правовым и этическим знаниям. Просвещённость не делает человека автоматически оптимистом или тем более счастливым. Но она делает его реалистом, открывает возможности преодоления и прорыва к лучшему.

Прогресс есть, и он едва ли преодолим. За ним – прежде всего сила жизни человека как биосоциального существа, в которого мать-природа заложила волю и инстинкт к жизни, жизнелюбие, любознательность и пытливость, страсть к истине, добру, красоте, творчеству, желание новизны и расширения горизонтов. Но всё это остаётся, к сожалению, в основном на уровне именно задатков и естественных, врождённых качеств, развивать которые подавляющее большинство людей не хотят или не умеют. К тому же их этому никто не научил. Мы в большинстве своём живём силой инерции этих врожденных задатков. Поэтому гуманитарная культура, как ни странно, движется в основном за счёт природных, естественных, врождённых и «стартовых» ресурсов человека, а не сознательно и целеустремлённо развивается за счёт благоприобретённых ресурсов.

Но в культуре есть гуманизм. Он способен наполнить внутренний мир человека высоким самосознанием и достоинством, жизненной энергии прогресса. Гуманизм – великое достижение человеческой мысли, жизнелюбия и вдохновения. Сегодня, при существующем фактически уровне образования и условий существования – труда, отдыха, семейной жизни, доступа к информации – гуманизм может стать личным убеждением и программой творческой и счастливой жизни. Он понятен, прост, не догматичен, он не берёт человека за горло, он гибок и с ним можно «договориться» о справедливом «партнерстве». Гуманизм способен «вооружить» человека эффективными инструментами познания себя и мира, общества и культуры, он способен проложить надёжный путь к общению с себе подобными и с природой.

Да, на пути человека к гуманизму лежат не только его собственные предубеждения или неведение, но и определённые общественные силы, идеологии и религии. Слишком много вокруг нас явлений очевидно не дружественного свойства. За отлакированными лозунгами и декларациями часто кроется желание политиков и проповедников получить себе ещё одного избирателя или «раба Божьего». В наше время появляется всё больше «вожаков» из тех буйных, о которых пел Владимир Высоцкий: «Настоящих буйных мало, вот и нету вожаков». Теперь их всё больше и больше. Они способны не только вводить в заблуждение. Они прельщают, даже подкупают, но лишь затем, чтобы использовать и, как теперь говорят, «кинуть». Они внушают, что сегодня – время крутых экстремалов, людей риска и успеха. Они внушают, что быть приличным человеком сегодня неприлично. Приличнее всего много зарабатывать, не прикладывая к этому реальных трудовых и творческих усилий, т. е. не трудясь по-настоящему. Они внушают – не в лоб, но косвенно, в обход сознания, что простые и очевидные нормы этики и гражданственности смешны и убыточны, они не прибавляют престижа, но делают смешным и не современным, что они – удел лузеров, т. е. проигравших, неудачников. Это, если говорить точным языком, – тупой и самодовольный цинизм людей по большому счёту уже глубоко несчастных.

Человеку, живущему в это подлое время, целиком погружённому в эту ложь, приправленную разнообразием расслабляющей и отупляющей «развлекухи», трудно быть нормальным человеком. Всё это действует, день за днём деформирует сознание, разлагает моральные нормы поведения.

Вот почему нам так нужен гуманизм. Он – это прежде всего просвещение, помощь человеку в его изначальном стремлении стать и быть человеком, развить и реализовать в себе, для себя и для других те богатства, которые есть в каждом из нас уже с первых мгновений нашего появления в этом сложном, но, – как это открывается освобождённому от сна разуму –прекрасном и удивительном мире.

Таков высокий идеализм гуманизма.

Не бойтесь гуманизма, не шарахайтесь от него. Он совсем не страшен. Даже наоборот! Ведь он учит тому, как быть счастливым человеком и видеть мир как неисчерпаемое чудо жизни.

3. ЕСТЕСТВЕННОСТЬ ГУМАНИЗМА И РЕКОНСТРУКЦИЯ СОЗНАНИЯ

В этой части моих размышлений я хочу, во-первых, высказать свою точку зрения на гуманизм как на естественный феномен человеческого существования, точнее показать естественность гуманизма. Во-вторых, показать, что если гуманизм естественен, то естественно осмысленно принять и практиковать его как в частной, так и в общественной жизни.

Итак, почему гуманизм естественен и легко вписывается в природу мира, в котором мы живём? Все мы знаем, что мир естественен. Он есть, он реален, даже закономерен, он познаваем и поддаётся контролю человека по мере его познания. Но в этой тотальной естественности есть явления, как бы не обязательные, выдуманные, случайные, скоропреходящие и не имеющие ни сколько-нибудь необходимого характера, ни столь же существенных последствий. К такого рода явлениям можно отнести, например, многие факты нашей повседневности: стили или манеры поведения, капризы моды, возникновение и исчезновение различного рода телезвёзд или шоуменов и т. д.

Под явлениями, естественными в полном смысле этого слова, можно понимать, что-то стационарное, жизненно важное, закономерное, даже незаменимое в природе и жизни, скажем, питание, потребность в общении, стремление к истине или справедливости и т. д. К такого рода явлениям я бы отнёс гуманизм в самом широком смысле этого слова. Естественность гуманизма объясняется естественностью тех человеческих качеств, которые его порождают и на которые он опирается 2. Главное среди них и есть гуманность, человечность.

Каждый человек в большей или меньшей степени человечен. Хотя он и негуманен тоже. Но мы с полным основанием можем утверждать, что в людях больше человечности, доброты, чем бесчеловечности, жестокости. Доказать это достаточно просто. Если бы было иначе, то, раз возникнув, род Homo sapiens постепенно дичал, неизбежно деградировал и со временем прекратил бы своё существование. То есть люди либо съели, либо перебили друг друга, либо вернулись в животное состояние, в котором самосохранение рода обеспечивалось бы на уровне инстинктов. Кстати в истории известны случаи, когда даже великие культуры исчезали ввиду своей чрезмерной жестокости и негуманности. Так культура майи, как говорят специалисты, погибла именно из-за того, что в ней процветал культ жестокости и человеческих жертвоприношений. Нечто подобное произошло и со Спартой. Смею предположить, что так же были обречены на крушение и фашизм, и сталинизм. Это по-своему говорит о жизнеспасающей связи гуманности человека с его способностью к выживанию.

К счастью, человеческий род в целом развивается успешно, и мы видим, что, несмотря на войны, составляющие позор человечества, на катастрофы, на все трудности экономического, социального и другого характера, продолжительность жизни растёт, её качество и комфорт повышаются, люди учатся преодолевать голод и бедность, болезни и социальную несправедливость; во всё большем числе стран признаются и защищаются права человека и его свободы.

Но означает ли это, что корни гуманизма исключительно социальные, культурно-исторические? Быть может существуют более глубокие истоки гуманности, восходящие к нашим древним предкам, гоминидам или даже к материи мира как таковой? Я предполагаю, что существуют. Так, если современная биология и светская этика признают наличие зачатков морали у животных, то почему бы не увидеть в них предпосылки гуманности?

Мы можем идти глубже и обнаружить, скажем, явления позитивного симбиоза уже на ранних стадиях развития живой материи; углубляясь в более глубокие пласты природы, мы можем увидеть множество типов недеструктивного химического синтеза, различного рода соединения молекул и субатомных частиц, которые образуют различные элементы. Даже в явлениях притяжения и соединения мы можем видеть первые кирпичики того позитива, который в итоге предопределил человечность человека. Потенциал и возможность человечности как жизнесберегающего качества закладывается уже в самих актах физического взаимодействия, не ведущих к разрушению и аннигиляции, а создающих синтез, гармонию мира, многообразно раскрывающуюся в тотальном космоэволюционном процессе. В целом, эта космическая эволюция выражается в восхождении по ступеням бытия, в образовании всё более совершенных и сложных структур, в прогрессе сложности и совершенства форм организации материи. И, судя по всему, человек находится на вершине, на пике этого процесса. Как высшее выражение космической эволюции он оказался ответственным за успех или неуспех, за прогресс или крах всего предшествующего восхождения природы от космических туманностей к солнечным системам, далее к органической, животной и, наконец, разумной жизни. Как посланцы и вестники этого бесконечного восходящего процесса развития мы стоим на его вершине, и, кажется, вся Природа, живая жизнь планеты и сам космос смотрят на нас с тревогой и надеждой. Оправдать эти надежды – высшая честь и миссия человека.

Теперь нам остаётся ответить на вопросы: какова общая причина возникновения гуманизма? Какова его цель?

На первый вопрос можно ответить только в самой общей форме. Гуманизм возник потому, что он связан с рождением самого человека, а человек – это естественный продукт эволюции природы. Значит и гуманизм естественен.

Но если это естественный продукт природы, то какие её качества отразились в природе человечности и в гуманизме как мировоззрении? Чтобы ответить на этот вопрос, обратим внимание на следующее. Во-первых, природа не ставит перед собой никаких заведомых целей, поскольку не обладает разумом и сознанием. Природа спонтанна, самопроизвольна или, по выражению Б. Спинозы, является причиной самой себя, causa sui. Сам процесс эволюции, хотя и нетелеологичен, т. е. не имеет, судя по всему, никакого наперёд данного ей плана (цели), тем не менее развивается закономерно: от простого к сложному, от низшего к высшему, от менее организованных систем к более организованным. Такова одна из главных направленностей эволюционного развития 3. Причём сами закономерности не существуют отдельно от природы, а возникают по мере её развития.

Другим, после спонтанности, качеством мировой эволюции является её творческий характер. Пусть она не действует по плану, однако творит новые реальности, новые вещи и процессы, не сводимые к уже имеющимся. Творчество как мировой процесс имеет кумулятивный, то есть накопительный эффект. Поскольку все последующие творения эволюции природы более совершенны, чем предшествующие, то человек как вершина эволюции обладает высшей степенью выраженности её многих основополагающих свойств, в частности, творческой активности, которая достигает у человека степени всё более осознаваемого саморазвития и самодетерминации, способности созидать, совершенствовать самого себя, общественные отношения и своё отношение к природе на основе познания, замысла и цели.

Третья особенность эволюции состоит в том, что это открытый и направленный в бесконечность процесс. Таков же и социальный прогресс гуманизма, самого открытого и широкого общественного движения.

Четвертой её чертой является не абсолютная гарантия существования конкретных творений природы. Иначе говоря, во вселенной происходят как акты творения, так и уничтожения, прекращения существования. Так, в ходе эволюции животного мира вымерло более 99,99% видов растений и животных, т. е. несоизмеримо больше, чем их существует сегодня.

Как сказанное связано с причинами возникновения гуманизма и его целями? А именно так, что отмеченные черты эволюции находят своё прямое отражение в гуманистическом мировоззрении.

Трудно отрицать, что оно возникло естественно, закономерно, т. е. не случайно, а на основе психофизиологии человека как высокоорганизованной материи-энергии, обладающей свободой как широчайшим спектром спонтанной активности, а также способностью к мышлению, стремлением к добру, правде и справедливости.

Столь же очевидно, что гуманизм – это творческое мировоззрение свободного человека, и это роднит его с творческим характером мировой эволюции. Мировоззрение гуманизма отличается своей открытостью, постоянным изменением и развитием, обращённостью как к бесконечности внутреннего мира человека, так и к бесконечности мировых реальностей. Гуманистическое мировоззрение такая же открытая система, как и космос.

Наконец, гуманизм не претендует на абсолютную истинность и завершённость. Он, как и природа, не даёт человеку никаких стопроцентных или абсолютных гарантий. Он допускает, что может заключать в себе ошибочные идеи или утверждения, и вместе с тем он допускает, что его истины могут иметь вероятностный, ограниченный временем или обстоятельствами характер, то есть они не обязательно абсолютны и вечны. Такое допущение позволяет гуманисту видеть и учитывать свои заблуждения, исправлять их, не обольщаться, совершенствоваться и не превращаться в догматика.

Речь, таким образом, идёт о шансах и возможностях. Кроме того, гуманизм, как и демократия, весьма чувствителен к начальным условиям, т. е. предполагает достаточно высокий уровень благоприятной экономической, правовой, моральной и культурной среды.

Но, следует заметить, это достоинство гуманистического мировоззрения превращается в глазах многих россиян в недостаток. Сегодня, как впрочем, и вчера, люди жаждут ясных, простых и прямых ответов на все сложности жизни, они всё ещё надеются, чтобы кто-то вместо них «сделал всё красиво», чтобы явился какой-нибудь мессия или по крайней мере «национальный лидер», за спиной которого можно было бы отсидеться, а лучше отоспаться. Но гарантированные рецепты счастья в изобилии имеются лишь в разного рода телешоу или жёлтой прессе, тогда как реальная жизнь много труднее для нелюбопытного и ленивого ума. Думаю, что россиянам уже давно (как минимум века два тому назад) нужно было поменять стиль мышления и основные жизненные установки. Сегодня история предоставляет нам очередной шанс выбора самостоятельности на личном и общественном уровне.

Почему, собственно, я считаю гуманистическое мировоззрение своевременным и нужным для всякого сколько-нибудь мыслящего гражданина России?

Прежде чем ответить на этот заключительный вопрос, давайте завершим мысль о естественности гуманизма. Как мы выяснили, естественные причины возникновения гуманизма позволили ему перенять у самой природы, интегрировать в себя и развить её главные черты: естественность (т. е. невыдуманность, посюсторонность, не мистичность и не сверхъестественность), открытость, вероятностность, рациональность (как выражение на уровне сознания закономерности природы), способность к развитию, модификации и творчеству. Надо, правда, заметить в этой связи, что сама формулировка этих качеств гуманизма, стремление их поддержать и развить были выработаны гуманизмом под прямым воздействием философской рефлексии, современной науки и достижений демократии.

Теперь о цели гуманизма. Происхождение гуманизма из естества природы и человека определяет ответ и на вопрос о цели гуманизма. Природа не стремится к какой-то заранее поставленной себе цели. Она развивается свободно и творчески. То же самое относится и к гуманизму. Он не ставит перед человеком никакой окончательной цели. Как свободное и открытое миру воззрение гуманизм не «программирует» человека, а лишь помогает или готов помочь ему жить творческой и свободной жизнью.

И разве не такое свободное, творческое, демократическое и научно ориентированное мышление и мировоззрение так необходимо сегодня России? Увы, мы продолжаем играть старыми, битыми историей картами: большевизмом, православием, имперскими амбициями, консерватизмом, авторитаризмом, патернализмом, ксенофобией, антиамериканизмом и т. п., не желая понимать, что демократия, наука, разум и гуманизм – это те ценности, которые лежат в основе современного исторического прогресса. Прошедшее после перестройки двадцатилетие со всей очевидностью показало, что нам не хватает сил и воли на перестройку сознания, на реконструкцию нашего мировоззрения.

Не надо быть пророком или ясновидящим, чтобы понимать, что никакие старые культурные, религиозные и ценностные системы уже не способны дать нашей стране шанс на достойное существование в условиях глобального мира и жёсткой конкуренции культур. Более того, эти изжившие себя мировоззренческие парадигмы и системы ценностей несут нашему обществу только деградацию и крушение всей российской цивилизации. Сегодня уже невозможно полагаться ни на авось, ни на стихийные ресурсы гуманности «русской души»; эти ресурсы необходимо делать сознательно управляемыми, получающими свою зрячесть и разумность от науки и просвещения, от опыта демократии успешно развивающихся стран.

Вот почему нам нужно быть естественнее, разумнее, трезвее и реалистичнее. И вместе с тем – ответственнее и решительнее в выборе гуманизма как фундаментальной парадигмы человеческого существования. Гуманизм не гол и не абстрактен. Он всегда шёл рука об руку с просвещением и прогрессом науки, демократии, культуры и искусства. Но гуманизм – именно мировоззренческое, ценностное и методологическое ядро всех этих животворных процессов. Гуманизм перспективен и просторен. Он открыт будущему, он открывает дверь в это будущее.

Цель гуманизма – не окончательный результат, не финиш, а постоянное достижение, путь и процесс, метод, с помощью которого человек может проживать свою жизнь наиболее адаптивно, плодотворно и счастливо. Гуманизм – это инструментарий, с помощью которого строится общество достойных людей.

Никакое другое мировоззрение не отстоит так далеко от желания дать человеку набор рецептов «вечного спасения» или «вечного счастья», как гуманизм. Целью гуманизма является научить, помочь человеку быть на уровне своих возможностей, помочь ему наилучшим образом адаптироваться к среде обитания, научить человека партнерству, плодотворному и взаимоприемлемому сотрудничеству с миром природы, с обществом, с себе подобными и прежде всего с самим собой. Именно в России как стране европейского типа культуры самым слабым звеном является сегодня человек, индивид.

Кажется, что сказано как-то слишком абстрактно, даже сложно. Но если вдуматься и понять сказанное, то именно в этой точке, с осмысления и принятия собственной гуманности и вырастающего из него гуманизма открывается начало реализации личного проекта жизни, личной, а в итоге и общественной программы достижений и преодолений, успеха, самосовершенствования, изобильной и творческой жизни.

Пора, нам давно пора приступать к реконструкции нашего сознания – как личного, так и общественного. Это – вывод из нашего прошлого и настоящего опыта. Это – лозунг и задача нашего сегодня во имя нашего завтра.

***

Более подробно и широко проблема гуманистического мировоззрения и его ресурсов личного и общественного жизнестроительства обсуждается и освещается в книгах, подготовленных к изданию Российским гуманистическим обществом: Борзенко И. М., Кувакин В. А., Кудишина А. А. Человечность человека: Основы современного гуманизма (М., 2005), Гивишвили Г. В. Феномен гуманизма (М., 2001); Гивишвили Г. В. Гуманизм и гражданское общество (М., 2003); Кудишина А. А. Гуманизм – феномен современной культуры (М., 2005). Кувакин В. А. «Стать собой» (М., 2010), его же «Личность и просвещение» (М., 2011).

См. также издаваемый Российским гуманистическим обществом журнал «Здравый смысл», а также программные документы международного гуманистического движения в книге «Современный гуманизм» (М., 2000). Много ценного и глубокого можно найти в пятитомном словаре А. Г. Круглова (Абелева), выложенного на его сайте http://alkruglov.narod.ru/

Практически все указанные работы можно найти на сайте Российского гуманистического общества www.humanism.ru.

Журнал РГО выкладывается на сайте «Разум или вера?» http://razumru.ru/, редактором которого является А. М. Крайнев.


Мне случалось несколько раз присутствовать в неформальной обстановке при разговоре врача с людьми, которые, возражая ему как специалисту, говорили чудовищно безграмотные вещи. Нужно было видеть горько-спокойную реакцию этого врача, не дававшего втянуть себя в идиотскую дискуссию. Ему, видимо, слушать всё это было далеко не впервой. И я подумал тогда, каким стойким должен быть характер врача в обществе, где к его рекомендациям сплошь и рядом относятся наплевательски! Это ставит врача перед дилеммой: либо быть гуманистом-стоиком и говорить правду, добиваться выполнения предписаний во имя спасения и благополучия человека, либо быть циником и говорить холодно-формально и по минимуму то, что от него требует профессия и при этом презирать пациента.

Это не отменяет того обстоятельства, что различные версии гуманизма можно рассматривать как вариативные, отчасти случайные, авторские, в той или иной мере субъективные. Устойчивость гуманизма как исторической традиции в культуре, прежде всего в художественной, а также в педагогике и философии – неоспоримый факт. Вместе с тем, вопрос о том, является ли гуманизм универсальной мировоззренческой парадигмой или только фрагментом реального мировоззрения человека – это серьёзная проблема для исследования. Её затрагивает М. М. Прохоров в статье, помещённой в настоящем номере журнала. Лично я полагаю, что гуманизм может быть и бывает общей основой, матрицей или фундаментом мировоззрения человека, тем, на базе чего возводится конкретное мировоззрение конкретного человека. В этом смысле гуманизм – это часть реального мировоззрения человека. Но часть – очень важная, так как она, во-первых, составляет суть мировоззрения, во-вторых, обеспечивает то общее, что позволяет людям понимать друг друга, сотрудничать друг с другом, видеть в другом подобного себе.

Это не значит, что в этом процессе «всё идёт к лучшему». Эволюция не гарантирует ни выживания, ни будущего. В биологической эволюции виды не только совершенствуются, но и вымирают, хотя чаще всего и не по своей «вине». В этом смысле человечество как вид живого не имеет гарантии ни неуклонного прогресса, ни выживания. Многое зависит от нашего разума и воли, от нашей свободы выбора.

 

Яндекс.Метрика