Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2012, № 3 (64) – № 4 (65)
Сайт «Разум или вера?», 20.06.2013, http://razumru.ru/humanism/journal2/64_65/yef_tal.htm
 

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ • Осень – зима 2012 № 3 (64) – № 4 (65)

ГУМАНИСТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

В КОНСТИТУЦИЮ 
НУЖНО ВНЕСТИ
СУЩЕСТВЕННЫЕ
КОРРЕКТИВЫ

Владимир Ефимов

 

Валерий Таланов

2-я статья Конституции Российской Федерации содержит в качестве одного из важнейших пункт (принцип): «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью» (курсив наш – Е. В. и В. Т.). Этого пункта не было ни в одном из вариантов советской Конституции (их было несколько: они видоизменялись, обновлялись в соответствии с достижением, как считалось, нового этапа в развитии общества нашей страны и в связи с существенным изменением международной обстановки). Его, кстати, нет и во Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года.

Правомерность наличия данного принципа в Конституции РФ с момента включения его во 2-ю статью, в общем-то, считается чем-то естественным, самоочевидным, само собой разумеющимся, а кроме того лестным и популярным в массе населения. Попробуем разобраться с данным принципом. Однако, прежде всего мы информируем, что признаём и будем иметь в виду только реально существующие или могущие реально существовать ценности, а именно: настоящие, подлинные (всамделишные), – а значит, не подделки, не суррогаты, не псевдо-, а тем более не антиценности, не что-то выдуманное, декларируемое, кажущееся, мнимое, фантастическое, сверхъестественное, мистическое, утопическое, виртуальное и т. п.

На наш взгляд, нет никаких бесспорных оснований выделять изо всех или из какого-то класса ценностей высшую или высшие. Не случайно все те, кто, так или иначе, признают существование одной или нескольких высших ценностей, рассуждают по формуле: «это же – самоочевидно», «мы так считаем», «нам так кажется», т. е. объявляют их таковыми, и не более того.

Если признавать существование высшей ценности или высших ценностей, то нужно будет как-то подразделить и остальные ценности по какой-либо шкале, выделив, например, «средние», «второстепенные», «третьеразрядные», «заурядные», «банальные», «посредственные» и т. д. Правда, сочетания слова «ценность» с этими определениями звучат как-то нескладно, непривычно, неприятно и даже нелепо (например, «низшая ценность»). В крайнем случае, может быть, допустимо подразделять ценности на более и менее важные, нужные, полезные, значимые и т. п., но не на «высшие» и «невысшие».

Но вернёмся ко 2-й статье Конституции РФ. Термины «право» и «свобода» имеют множество смыслов и значений. В каком же смысле употребляются эти понятия, когда речь идёт о конституционных правах и свободах гражданина? (Мы не будем принимать во внимание также особые виды прав: привилегии, льготы, прерогативы, монополии и т. п.) Прежде всего, нужно сказать, что между гражданскими правами и свободами много общего, а различие «улавливается» с трудом. Как свободы, так и права – это государственной властью санкционированные и законодательно закреплённые возможности граждан страны делать выбор в отношении вида и способа действия или поведения в определённых сферах общественной жизнедеятельности. Свободы и права граждан – это не их обязанности, хотя, так или иначе, связаны с ними. Поэтому от каждого человека-гражданина прямо зависит, реализовать ли ту или иную санкционированную государственной властью возможность и в каком виде, т. е. использовать данные ему такое-то право и такую-то свободу или нет, а если использовать, то каким образом. Значит, не только соответствующая возможность, но и выбор, как ею «распорядиться», входит в каждое конституционное право и в каждую свободу гражданина.

Различие между ними тоже есть, хотя и не такое явное и значительное, как сходство. Категория «свобода» близка к понятию «право» в субъективном смысле, однако последнее предполагает наличие более или менее чёткого юридического механизма для реализации и обычно корреспондирующей обязанности государства или других субъектов совершить определённое действие, например, предоставить работу в случае права на труд. Напротив, юридическая свобода не имеет четкого механизма реализации, ей корреспондирует обязанность других субъектов воздержаться от «совершения каких-либо нарушающих данную свободу действий» 1. Получается, что в рассматриваемой 2-й статье речь идёт не об одном, а о трёх разных объектах: о человеке, о его правах и о его свободах. В таком случае следовало бы вместо «высшая ценность» внести слова «высшие ценности» (в таком документе, как Конституция, неточности, некорректности недопустимы!). Однако для нашего рассуждения не имеет принципиального значения одна высшая ценность или три.

Необходимо подчеркнуть, что нет и не может быть ни одной ценности, которая сама по себе носила бы безотносительный абсолютный характер (обратное никем никогда не было доказано и поэтому, лишь голословно провозглашалось). Наоборот, всякая ценность таковой является только для кого-то (чего-то), только по отношению к кому-то (чему-то). Стало быть, она всегда относительна. И никто никогда данное положение не смог опровергнуть. Об этом неоднократно и убедительно писали В. А. Кувакин с соавторами 2 и другие учёные 3.

Если иметь в виду источник нашего рассуждения, Конституцию РФ, то в контексте нашего подхода, человек, его права и свободы могут являться ценностями (невысшими!) именно и только для Российского государства, по отношению к государству Российской Федерации. Это и понятно. Российские граждане – это лица, на правовой основе принадлежащие к российскому государству и наделённые Основном законом правами и свободами.

Дадим уточнение: государство – это не страна (в отличие от страны, в государстве люди не живут) и не общество (в отличие от общества, в государстве не наличествуют и не действуют все граждане этой страны). Страна – это официально признанное международным правом целостное образование, включающее в себя её общество (с таким его элементом, как государство) и её территорию. Государство – часть общества (основной элемент его политико-правовой сферы), представляющая собой систему законодательных, исполнительных и судебных органов (институтов) верховной власти. Оно создано, существует и призвано, для того, чтобы должным образом выражать, защищать и реализовывать главные жизненные интересы, потребности, нужды общества своей страны, её граждан.

Кстати, неясно, почему именно «человек, его права и свободы» объявлены в Конституции РФ высшими ценностями, а не что-нибудь другое: например, Родина, российское общество, природные условия или что-то ещё. Мы считаем, что, если не для всякого, то для по-настоящему правового демократического государства важными ценностями, кроме его граждан, их прав и свобод, непременно должны являться безопасность его страны, её экономика, культура, наука, медицина, быт граждан, образование и воспитание, порядок внутри страны, хотя ни одна из них (т. е. ни первые три, ни каждая из остальных) не является высшими ценностями.

Идея, что каждый человек – это личность и является ценностью, появилась в Европе и стала утверждаться в эпоху Возрождения в рамках гуманизма как кажущаяся естественной, самоочевидной и поэтому справедливой, истинной. Далее она в виде «человек (личность) – высшая ценность» была воспринята некоторыми представителями утопических, социалистических и коммунистических мировоззрений и, как стало считаться, должна была осуществиться в далёком будущем обществе. Согласно К. Марксу, статус человека (личности) как высшей ценности должен был реализоваться на ступени коммунистической общественно-экономической формации, которая теоретически должна или могла бы наступить, в общем-то, одновременно во всех странах мира примерно через несколько столетий (а не в одной стране через пару десятков лет в условиях ожесточённого противоборства с мировой капиталистической системой, как полагали горячечные головы социологических неучей типа Н. С. Хрущева и ему подобных). Особо важно иметь в виду и то, что К. Маркс сделал свои выводы, во-первых, на основе анализа истории человечества, закономерностей развития разных стран и народов (а не на основе «считаю», «кажется», «хочу»), а во-вторых (и это тоже необходимо учитывать), в социально-политических, экологических и демографических условиях середины – второй половины XIX века, когда на Земле проживало всего лишь около полумиллиарда человек и глобальные проблемы не только не стояли так остро и угрожающе в отношении существования всего человечества, как сейчас, но и явно ещё не обнаруживались. Видимо, в наше время следует считать коммунизм в буквальном смысле (с его важной характеристикой «человек – высшая ценность общества») – именно и только идеалом в развитии человечества, достижение которого с учётом нынешних усугубляющихся глобальных проблем и особенностей современного развития человечества, в лучшем случае, отодвигается на века.

Следует особо подчеркнуть, что в Советском Союзе в своё время были построены (и это в таких сложнейших внутренних и международных условиях и за такой короткий срок) основы социализма. Да, всего-навсего основы. Поэтому все идеи о «развитом социализме», о «переходе к коммунизму», о «развёрнутом строительстве коммунизма» и т. п. – это результат грёз Н. С. Хрущева и Л. И. Брежнева, в которых они видели себя крупными теоретиками, творчески развивающими учение марксизма-ленинизма.

Нынешние горе-теоретики, с удовлетворением оплёвывающие историческое прошлое нашей Родины и издевающиеся над «коммунизмом в СССР», на самом деле, неосознавая этого, показывают своё самодовольное невежество, смешанное со злопамятностью и мстительностью. Мы должны ещё раз подчеркнуть и разочаровать их: никакого коммунизма в Советском Союзе не было и не могло быть. А о коммунизме как будущем всего человечества мы уже высказались выше.

Как говорили и писали в 90-е годы и позже, Конституцию РФ Б. Н. Ельцин сотворил «под себя». Пожалуй, точнее было бы сказать: не он сам, а активная группировка, включавшая в себя весьма хитроумных деятелей и его наиболее близких соратников, под его «неусыпным оком» создали эту конституцию под него и под себя («пушистых»). Ближайшее и не ближайшее окружение Б. Н. Ельцина состояло не только из его соратников и «попутчиков», выступавших против всего советского, но и большого количества лицемерных, льстивых проходимцев, жаждавших благодарности за свои угоднические действия. Эта армия чиновников и бюрократов, используя активную поддержку Б. Н. Ельцина высшими церковными лицами, обеспечила ему пост Президента Российской Федерации и угодный ему, существующий и поныне, авторитарный режим. А такой режим остро нуждался и нуждается в широкой демагогии, популизме, заигрывании с электоратом.

Ну, а что же в качестве итога можно сказать по рассматриваемому вопросу?

Несомненно, что одна – максимум две сотни тысяч лиц, обладающих той или иной существенной (политической, финансовой, экономической и т. п.) властью или значительным богатством, либо тем и другим, почитаются (не являются, а почитаются!) как высшие ценности. Как следствие, они имеют изрядное количество степеней свобод и прав в своей деятельности, включая такие прерогативы, монополии, привилегии и льготы, которые остальному населению России не снились даже в самых волшебных сновидениях.

Представители остальной части населения Российской Федерации – тоже ценности и тоже невысшие, но в совершенно других аспектах: детей-сирот продают за рубеж иностранцам, желающим их усыновить или удочерить; девушек и женщин «неуловимые» фирмы продают в другие страны для «работы» проститутками; любого человека могут похитить и «обменять» на выкуп или какую-то «услугу» или пустить на продажу органы его тела; продают и покупают спортсменов; предметом купли-продажи являются честь, совесть, патриотический долг, должностные обязанности госслужащих, избирательные голоса граждан…

Каков же вывод? Вывод напрашивается однозначный: если приводить Основной закон России в соответствие с действительностью, то необходимо из 2-й статьи Конституции РФ изъять принцип «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью», как необоснованный, как опровергаемый жизненными реалиями, как фальшивый 4.


Большой юридический словарь. 3-е изд., дополненное и переработанное / под редакцией проф. А. Я. Сухарева. – М., ИНФРА – М., 2010. – Т. 4. – 856 с., С. 665.

Борзенко И. М., Кувакин В. А., Кудишина А. А. Основы современного гуманизма: учебное пособие для вузов – М.: Российское гуманистическое общество, 2002. – 389 с.

См.: В. И. Ефимов, В. М. Таланов. Общечеловеческие ценности. М.: Академия Естествознания, 2010. – 249 с., с. 166 – 175. Ефимов В. И., Таланов В. М. Общечеловеческие ценности: монография. 2-е изд. испр. – Новочеркасск, ЮРГТУ (НПИ), 2011. – 252 с.

Примеч. редактора. С суждениями авторов нельзя не согласиться: обсуждаемая статья (в которой слово «высшая» [ценность] следует заменить на «приоритетная» [ценность]) не работает и плохо согласуется с российской реальностью. Но по этой справедливой логике, т. е. если соотносить действительность в России и текст Конституции РФ, то в последней соответствующего действительности окажется совсем мало. Конституция всё больше превращается в фиговый листок и в лучшем случае в средство пропаганды. Тем не менее, Конституция выполняет нормативную функцию. Если общество не соответствует юридическим нормам, это совсем не значит, что ошибочна норма. Это указывает сегодня на общественное неблагополучие, но норма продолжает играть роль регулятивного принципа и идеала, того, что должно быть, а не того, что есть. Как принцип долженствования основной закон в России имеет большое значение, позволяя апеллировать к нему, требовать его исполнения как государством, так и другими социальными институтами, например, РПЦ. Формы этих требований разнообразны: от обращения в суд до массовых выступлений, митингов, демонстраций, пикетов, обращений и т. д.

 

Яндекс.Метрика