Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> Альманах «Светский союз»
Сайт «Разум или вера?», 04.01.2004 г., http://razumru.ru/humanism/svs/04.htm
 

Альманах «СВЕТСКИЙ СОЮЗ»
к содержанию альманаха

ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА?
ИЛИ ВО ЧТО ВЕРИТ ВЕРУЮЩИЙ В БОГА?

Петр ТРЕВОГИН*

Необходимое объяснение автора

Эта статья в основном была написана несколько лет назад, после чего подвергалась лишь косметическим поправкам и дополнениям. Первоначально она предназначалась для журнала «Наука и религия», куда и была отослана. Однако в редакции этого журнала (от названия которого давно уже фактически осталась лишь вторая половина) предпочли долго мариновать её и уклончиво отвечать на все запросы (а то и просто отмалчиваться). Как в детской игре: чёрное с белым не берите, «да» и «нет» не говорите. Это служит лишним подтверждением тому, что свобода совести и слова существует у нас только на бумаге. Пропаганда атеистических идей формально разрешена, но фактически находится под негласным запретом**.

Увы, ни один богослов и философ
Ему не решил королевских вопросов.

«Король и пастух»,
английская народная баллада.

Вопрос, вынесенный в заголовок, кажется откровенно нахальным. Без малого две тысячи лет назад его якобы поставил Понтий Пилат, и с тех пор, кажется, никто не дерзнул дать на него окончательный ответ. Более того – имеется как бы молчаливое соглашение, что такого ответа в принципе быть не может. Что ж, вероятно, так оно и есть. Но всё-таки попробуем предложить вариант толкования истины – пусть не абсолютной, а на бытовом уровне.

Зато вопрос подзаголовка, наоборот, представляется тавтологическим – наподобие «Между кем и кем были греко-персидские войны?» или «Сколько лет было пятнадцатилетнему капитану?». Между тем не так всё просто, как представляется на первый взгляд.

Если вы попробуете выяснить у религиозного человека, во что, собственно говоря, он верит, то вряд ли услышите что-либо вразумительное (при условии, что он вообще захочет с вами разговаривать). Признание некоего Высшего существа, сотворившего мир, стоящего над ним и управляющего им, – слишком абстрактная и неосязаемая штука. А уж такие слова, как «соборность», «боговидение», «сверхбытие» или «народ-богоносец», вообще окутаны густым туманом, и смысла в них едва ли больше, чем в слове «сепулька».

Попробуем для начала сузить и конкретизировать исходный вопрос следующим образом:

Что такое молитва?

Казалось бы, что тут непонятного: это обращение к богу с некоторой просьбой. Например, «Пошли нам хороший урожай риса», «Помоги мне сдать экзамен по географии» или «Сделай так, чтобы мой брат выздоровел». Но не зря ещё И. С. Тургенев резонно заметил, что «всякая молитва сводится на следующую: «Великий Боже, сделай, чтобы дважды два – не было четыре!». Иначе говоря, молитва – это просьба к богу о чуде.

Кстати, а какой смысл вкладывается обычно в понятие «чудо»? Сплошь и рядом люди, сами того не замечая, употребляют это слово в двух совершенно различных смыслах. А не договорившись предварительно о точном значении слов, легко скатиться в такие дискуссии, когда люди не понимают не только друг друга, но и себя. Вот эти два толкования.

Первое. Чудо – это нечто, вызывающее изумление и восхищение (например, вылупление цыплёнка из куриного яйца).

Второе. Чудо – это нечто, противоречащее законам природы (например, вылупление щенка сенбернара из куриного яйца).

Так вот, молитва – это, как правило, просьба о чуде второго рода.

Какова сила молитвы, есть ли у неё пределы возможностей? Бог всемогущ, а потому для него нет ничего невозможного, а стало быть, и возможности молитвы безграничны, – так должен ответить искренне верующий. Разве не сказал Иисус Христос: «Если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: «перейди отсюда туда», и она перейдет» (Матф. 17:20)? Если понимать эти слова всерьёз (а богу вроде бы не пристало преувеличивать), то любой истинно верующий обладает могуществом старика Хоттабыча. Нет для него невозможного: произнёс волшебные слова – и в пустом поле сам собой воздвигся добротный дом; пошёл или, наоборот, прекратился дождь; выздоровел неизлечимо больной человек. Говоря проще – любой верующий легко и просто способен творить чудеса второго рода. Но почему-то не видно верующих, силой молитвы прорубающих тоннели для метрополитенов или хотя бы ремонтирующих испорченный телевизор. Вспомним старый, но не стареющий анекдот.

Капитан тонущего корабля обращается к пассажирам:

– Есть тут кто-нибудь, кто надеется спастись с божьей помощью?

Некий священник скромно выступает вперёд.

– Вот и отлично, – говорит капитан. – А то у нас как раз не хватает одного места в спасательных шлюпках.

Это психологически точная сценка: на самом деле молящийся, как правило, никогда не рассчитывает на явное нарушение законов природы и при возможности подкрепляет свои мольбы вполне материалистическими действиями: обращается к врачу, покупает квартиру или хлопочет о предоставлении муниципальной, вызывает ремонтного мастера, садится в спасательную шлюпку. Не зря старая пословица советует: «На бога надейся, а сам не плошай». Ещё один анекдот на ту же тему.

Один очень бедный еврей без устали молился богу, чтобы он послал ему крупный выигрыш в лотерею. Эти молитвы постоянно слышали ангелы и, сжалившись над беднягой, принялись ходатайствовать перед своим шефом:

– Боже, ну пошли этому несчастному выигрыш, ну чего тебе стоит!

– Да я бы давно это сделал с удовольствием, – в отчаянии ответил Всевышний. – Только пусть он купит хоть один лотерейный билет!

Когда просимое в молитве сбывается (чудо первого рода), верующий никогда не считает, что это результат вполне материальных причин или просто естественного хода вещей. Нет, конечно же, «Бог услышал меня». А если не сработало? Объяснение готово и тут: «Я слишком грешен или недостаточно усердно молился». Приходит на память очень любопытный (на этот раз не анекдотический, а вполне реальный) эпизод.

Несколько десятилетий назад на всю страну нашумело уголовное дело одного то ли адвоката, то ли нотариуса. С помощью своих многочисленных знакомств с влиятельными персонами он брался за взятку улаживать «с чёрного хода» самые разнообразные дела: достать квартиру, устроить чадо в престижный институт, раздобыть дефицитный товар и т. д. Разговор с клиентом происходил примерно так.

– Вы хотите, чтобы ваш сын поступил в такой-то институт? Вам крупно повезло: у меня там как раз знакомый доцент в экзаменационной комиссии. Я шепну ему пару слов. Только пусть ваш сын готовится к экзаменам как следует. Понимаете, получится очень нехорошо, если он совсем уж лыка вязать не будет – и пройдёт. Сразу всем станет ясно, в чем дело. Но стопроцентной гарантии я дать всё-таки не могу. Поэтому сделаем так: сейчас пока денег я с вас не возьму. Поступит ваш сын благополучно – тогда и сочтёмся. А нет – не обессудьте, не получилось.

Надо ли объяснять, что никаких «таких» знакомств у изобретательного пройдохи не было, а просто он предоставлял делу идти своим чередом. (Кстати, когда-то единичное, это мошенничество давно уже пущено на поток). Не так же ли и с молитвами?

Думается, бессилие молитвы перед миром физической реальности признают в глубине души не только рядовые верующие, но и церковники. Почему-то никто из них не пытался пригнать к Чернобылю цистерну-другую святой воды, окропить ею местность и совершить молебен, прося господа, чтобы он снизил уровень радиации до 15 или, на худой конец, 20 микрорентген в час. А если вера искренняя, то за чем, спрашивается, дело стало?

Да что там Чернобыль… Даже в более простой ситуации сила молитвы может быть проверена вполне объективно. Возьмём два утверждения:

1. Если капустную грядку не поливать водой, то капуста зачахнет. Напротив, если её поливать достаточно (но не чрезмерно), то капуста уродится на славу.

2. Если овощной магазин не окропить святой водой, то его ждёт разорение, пожар, банкротство, рэкет и другие несчастья. Напротив, если его окропить святой водой, да вдобавок совершить молебен, то все неприятности его гарантированно минуют.

Оба высказывания в одинаковой степени экспериментально проверяемы, в этом отношении между ними нет абсолютно никакой разницы. Однако если первое из них действительно многократно проверялось на опыте, то второе просто принимается на веру. А ведь проверить его ничего не стоит! (В отличие, скажем, от проверки таких неосязаемых утверждений, как троичность Божества, святости Богородицы или искупления первородного греха). Чего проще: год за годом вести аккуратный реестр освящённых и неосвящённых овощных магазинов (а также парикмахерских, банков, авианосцев, прачечных, автомобилей, атомных электростанций, теннисных кортов и т. д.) и тщательно записывать, какая судьба постигла тот или иной объект. Беспристрастная статистика честно покажет, чего стоят молебен и освящение 1.

Возьмём другой пример. Как во всем мире испытываются новые лекарства? Процедура давно отработана до мелочей. После теоретических исследований и опытов на животных берутся две по возможности однородные партии больных той самой болезнью, которую пытаются лечить. Больным из одной партии дают экспериментальное лекарство, а больным из другой (контрольной) группы – так называемое плацебо, пустышку – нейтральное вещество, не оказывающее ни целебного, ни вредного действия (это делается с целью исключить психологический фактор). После этого сравнивают результаты в экспериментальной и контрольной группах.

Нет ничего проще, чем точно так же исследовать действенность молитвы по сравнению с лекарством. Взять две группы больных и лечить их, одну – медикаментами, а другую – молебнами (только заочно, чтобы больные не знали об этом). И посмотреть, что из этого получится. Могут возразить: дескать, в отличие от лекарств молитва действует не на всех одинаково, а только на угодных богу праведников. Прекрасно. Но если взять достаточно многочисленный контингент больных, да к тому же разбить их на группы случайным образом, то по закону больших чисел обе группы будут содержать приблизительно одинаковый процент праведников и грешников. А потому если окажется, что от лекарств выздоровели, допустим, 80 % больных, а от молитв – только 10 %, то этот результат никак нельзя будет списать на то, что, мол, медикаментами лечили в основном праведников, а молились преимущественно за грешников. Так почему бы не попробовать? Такой эксперимент ничего опасного, безнравственного или кощунственного в себе не несёт; он – повторимся – вполне в традициях медицины. А главное, другого способа узнать истину неизвестно. Вот будет здорово, если мощь молитвы получит экспериментальное научное подтверждение! Правда, есть в этом и теневая сторона: несметным полчищам врачей придётся подыскивать себе другую специальность…

Справедливо стеная и причитая по поводу нашего смутного времени, почему-то никто из верующих не вспоминает книгу «Левит», где даются совершенно конкретные рекомендации, как замолить грехи целого народа или страны. А ведь рецепт – проще простого. Надо взять жертвенное животное, заколоть его и совершить всесожжение. А то ещё отпустить на все четыре стороны специального «козла отпущения», предварительно помазав его рога кровью другого козла. Так что – может, попробуем? А вдруг поможет?

Как понимать Библию?

Давным-давно – кажется, в прошлую пятницу…
А. Милн. «Винни-Пух и все-все-все»

Сейчас, наверное, трудно встретить мало-мальски образованного человека, который бы буквально воспринимал всё написанное в Библии: сотворение мира и человека, остановку Иисусом Навином суточного вращения Солнца вокруг Земли, пребывание Ионы во чреве кита… Особенно трогательны наивно короткие тысячелетия, в которые Библия укладывает всю историю мироздания (при том, что современный научный антропогенез оперирует миллионами лет, а космология – миллиардами). Для неё «давным-давно» мало отличается от винни-пуховской прошлой пятницы. Да, трудно встретить такого человека – но всё-таки можно. Мой (ныне покойный) родственник, весьма образованный, горячо уверял меня, что все сообщаемые Библией сведения нужно понимать абсолютно буквально, без малейшего намека на иносказание. На мой вопрос, а как же воспринимать, скажем, ископаемые кости динозавров и питекантропов, а также другие научные свидетельства изменчивости видов и древности Вселенной, последовал уверенный и совершенно серьёзный ответ: все эти «вещдоки» искусственно созданы богом с единственной целью испытать крепость веры человека.

Такая точка зрения не нова: в XIX веке натуралист Филипп Генри Госсе настойчиво, но не очень успешно пропагандировал идею, что акт творения произошел таким образом, как если бы всё сотворенное имело предысторию. По этому поводу Бертран Рассел саркастически заметил: «Но, предположив это, нам уже нет надобности считать мир сотворённым в какой-то определенный момент времени. Все мы могли возникнуть всего пять минут назад – небритые, с дырками в носках и с готовыми воспоминаниями. Но, хотя это и возможно логически, никто этому не стал бы верить; и Госсе обнаружил, к своему горькому разочарованию, что никто не поддержал его попытки примирить теологию с научными данными» («Религия и наука»).

Одно время в молитвенном доме христиан-баптистов для всех желающих – верующих и неверующих – проповедник этого дома проводил семинар «Что есть истина?», протекавший в форме свободной беседы. Среди прочих вопросов задал я руководителю и такой (вспомнив «Дневник Адама» Марка Твена): «До момента грехопадения львы и тигры питались травкой, а потом вдруг стали хищниками. Значит ли это, что их зубы и пищеварительные тракты мгновенно изменились, приспособившись к поеданию и перевариванию мясной пищи?». Ответ был утвердительный, причём без тени сомнения.

Примечательна злоба и раздражительность одного из участников того семинара по отношению к инакомыслящим. На одном заседании руководитель завел разговор о чуде регенерации утраченных органов у живых существ, которое, по его мнению, невозможно объяснить без божественного вмешательства. Другими словами, согласно приведенной выше классификации он провозгласил чудо первого рода – чудом второго рода. В ответ я возразил, что это «чудо» имеет научное объяснение, и стал цитировать принесенный с собой «Биологический энциклопедический словарь». Так вот, один из участников стал злобно-иронически поддакивать после каждой цитируемой мною фразы. Дескать, послушайте только, ну и чушь же несёт этот придурок. Когда я спросил, как понимать его ироническое поддакивание, он замолчал, но объяснять ничего не захотел. Справедливости ради стоит отметить, что остальные верующие вели себя гораздо спокойнее и терпимее.

Ну а если понимать библейские рассказы не буквально, то как? Иносказательно, аллегорически? Скажем, каждый день творения – это не 24 часа, а огромная космологическая эпоха, истинную протяжённость которой смертным постичь не дано? Так, например, считают свидетели Иеговы, с которыми мне довелось говорить на эту тему. Но растянуть антропогенез до масштабов научной шкалы все равно не удастся: Библия перечисляет довольно ограниченное число вполне конкретных поколений людей, начиная с Адама, которым было бы слишком просторно в эпохе длительностью в миллионы лет (даже при том, что многие библейские персонажи жили сотни лет).

А как быть с происхождением видов и человека – признавать теорию Дарвина или встать на точку зрения креационизма – что всё это возникло сразу в готовом виде? Известно, что эволюционная теория весьма уязвима для критики и встречает массу серьезных трудностей, например, отсутствие многих переходных форм (хотя геологические слои, кажется, не подряжались хранить в себе останки абсолютно всех промежуточных видов). Одно из самых частых и веских возражений состоит в следующем. Случайное развитие высокоорганизованных живых существ из чего-то изначально примитивного менее вероятно, чем случайная сборка ураганом новехонького суперлайнера из самолетных обломков. Есть и другие возражения. Например, меня ещё со студенческих лет мучил вопрос: как в процессе эволюции у пауков могла выработаться способность плести паутину? Представить себе этот процесс постепенным невозможно: ведь паутинкой миллиметрового размера много мух не наловишь, и паук помрёт с голоду, не успев передать потомству зачатки своего искусства.

Однако при всём кажущемся неправдоподобии случайного эволюционного процесса он все-таки правдоподобнее акта творения. Худо-бедно эволюционная теория даёт хоть какой-то ответ на вопрос о происхождении жизни, тогда как креационизм просто от ответа уходит. Он предлагает отказаться от маленького чуда и в качестве альтернативы поверить в чудо огромное, прямо-таки исполинское. Но достаточно чуть-чуть подумать и задаться простым вопросом:

– Хорошо, раз процесс эволюции настолько невероятен, что кажется просто чудом, примем – по Библии – акт сотворения. Но попробуем детально представить, как он происходил. Допустим, что в момент сотворения жирафа мимо пролетал космический корабль инопланетян с супер-навороченной видеокамерой, снимающей со скоростью миллиард кадров в секунду. Какую картину зафиксировала бы такая камера? Не было жирафа – и вот он появился. Как? Бог слепил его руками из глины? Или жираф выткался из воздуха, наподобие материализовавшегося привидения? Триллионы квинтиллионов атомов водорода, углерода, кислорода, азота и других элементов, вдруг как ненормальные сорвались со своих насиженных мест и слетелись в одну кучу, аккуратненько сложившись в живого жирафа? Как можно представить себе соответствующий эпизод фильма «Сотворение жизни»?

В ответ на этот вопрос один православный раздражённо заявил, что его подобные вещи не волнуют, что есть верующие биологи-антидарвинисты – вот пусть они и решают эту проблему. Учитывая повышенную возбудимость собеседника, я уж не посмел его спросить: а как, интересно, этот биолог-антидарвинист будет выяснять истину – по науке? Так она, скорее всего, приведет к теории эволюции. По Библии? Так ведь она деталей не даёт и в принципе дать не может.

Не сразу понял я причину праведной ярости своего собеседника: в качестве реакции на мой простой вопрос на меня посыпались обвинения в оскорбительном и унизительном экспериментаторстве, так что я почувствовал себя чуть ли не эсэсовцем в белом халате, производящим изуверские опыты над людьми в одном из фашистских концлагерей. И несколько позже, уже наедине с собой, до меня дошло: христианин разозлился на меня за то, что я мало того, что сам позволяю себе думать над Священным Писанием, так ещё имею наглость и его подбивать на это нечестивое занятие.

Честнее оказались свидетели Иеговы: подумав, они признали, что жираф появился на свет естественным образом – родился. От кого? Лошадь его родила? Да нет, всё происходило долго и постепенно, за много поколений. В общем, от эволюции никуда не деться, разве что в утешение можно считать, что направлялась она чьей-то невидимой рукой.

Другой интересный вопрос:

Что такое душа?

Скучные сухари-учёные придумали понятие «психика», означающее совокупность таких функциональных способностей живого существа, как память, положительные и отрицательные эмоции, желания и т. д. При этом они (учёные) утверждают, что все эти способности обусловлены физиологией. Так, человек с повреждениями определенных участков мозга забывает важнейшую и, казалось бы, самую прочную информацию (например, собственное имя). Глухому недоступна красота шелеста леса, морского прибоя, пения птиц. Слепой (да и дальтоник) не понимает, чем прекрасен закат или радуга.

В отличие от учёных слеповерующие считают, что душа – это нематериальная субстанция, вложенная в тело человека и продолжающая существовать после смерти этого тела. Человек чувствует, любит, ненавидит, восхищается, запоминает, забывает, гордится, раскаивается и т. д. – благодаря деятельности этой эфирной субстанции, а вовсе не грубой физиологии. Сегодня имеется много убедительных (для верующих) свидетельств бессмертия души. Это рассказы людей, переживших клиническую смерть и возвращённых к жизни. Все они испытывали примерно одно и то же: летели в какую-то трубу (или тоннель), в конце которой был ослепительно яркий свет; слышали голоса, иногда видели умерших близких. Но вот простой вопрос, который я задавал не просто верующим, а людям с весьма серьёзной научной подготовкой:

– Значит, душа нематериальна? Прекрасно. Тогда чем же объяснить, что она возвращается в тело умершего человека в результате материальных действий врачей? Было бы логично, если бы она возвращалась в результате молитв. Но скальпель? Но аппаратура искусственного дыхания и кровообращения? Массаж сердца?

На этот (подчеркиваю: очевидный!) вопрос получить ответ мне ни разу не удалось.

А ведь его можно развить и дальше по некоторым направлениям:

– Если душа нематериальна, то почему её пребывание в телесной оболочке становится невозможным после повреждения этой оболочки? Причём эти повреждения неравноценны: утрату даже всех четырех конечностей душа готова стерпеть, а маленькую револьверную дырку в сердце или в мозгу – нет?

– Способна ли душа перепутать и вернуться в чужое тело (скажем, если в соседних операционных одновременно реанимируют двух больных в состоянии клинической смерти)?

– Способна ли она войти в неодушевленный предмет (скажем, в Медного Всадника или в статую Командора)? (А собственно, почему бы и нет? Уж если она нематериальна, то не всё ли ей равно, из чего сделана её материальная оболочка – из мяса и костей, из бронзы или из камня?)

Все христианские конфессии (а, например, индуистских мы в данный момент не касаемся) учат, что душа есть только у человека, а животные ее лишены 2. Правильнее сказать – другие животные, потому что человек все-таки тоже представитель этого царства. Но если исключить Homo saрiens из биологических видов, наделив его душой, которой животные лишены, то тогда волей-неволей придется-таки отказаться от теории эволюции. Иначе мы приходим к бесконечной серии весьма неприятных для верующего вопросов. Была ли душа у неандертальца? а у питекантропа? у австралопитека? у шимпанзе? у общего предка всех приматов? млекопитающих? хордовых? Если была, то куда она делась у медведей, лягушек, черепах, рыб? Если же не было её, то в какой момент эволюции, у кого она появилась?

Но вопрос о таинственном моменте появления души носит не только филогенетический, но и онтогенетический характер, проще говоря – не только в плане эволюции, но и в плане внутриутробного развития зародыша. Есть ли душа у сперматозоида? у яйцеклетки? Вряд ли найдётся верующий, который не колеблясь даст утвердительный ответ на этот вопрос. А раз нет души ни у сперматозоида, ни у яйцеклетки, то в какой момент развития зародыша она возникает? Этот вопрос не нов, но убедительного ответа на него нет до сих пор.

Но, пожалуй, ещё интереснее проблема не момента появления души, а её судьбы после смерти человека. Таким образом, мы плавно переходим к следующему чрезвычайно интригующему вопросу:

А что там, за гробом?

Грешник после смерти попадает в ад, а праведный человек – в рай. Это общеизвестно. Оставим в стороне ад – чёрт с ним в буквальном и переносном смысле, займёмся лучше раем. Что он собой представляет, и как там проводят время счастливцы, его удостоенные? Оказывается, это известно совершенно точно. На том же семинаре «Что есть истина?» его руководитель объяснил нам, что рай – это точная копия земного города Иерусалима. На мой вопрос, не тесновато ли там будет обитателям – ведь за всю историю человечества на Земле жило от 35 до… 70 – 80 миллиардов людей, последовал уверенный ответ, что бог найдёт способ их там всех разместить. Но самое интересное: оказывается, усопшие будут там продолжать заниматься тем, что они делали в своей земной жизни! К сожалению, разговор после этого потрясающего заявления потёк по не очень интересному для меня руслу, и мне не удалось вклиниться в него с вопросом: а что же в таком случае будут делать в раю могильщики и прозекторы? Или люди этих мрачных профессий заведомо обречены на адские муки? Но если поразмышлять чуточку побольше, то станет ясно, что столь же загадочна посмертная судьба людей практически всех профессий.

Чтобы географам и путешественникам было чем заняться после смерти, в раю недостаточно копии одного лишь Иерусалима – там необходимы ещё копии всех городов, морей, океанов и континентов, иначе говоря – полный дубликат нашей матушки Земли. А астрономы чем же хуже географов? Значит, и для них должна быть создана привычная обстановка – на том свете должны быть и Солнечная система, и наша Галактика, и туманность Андромеды, и Крабовидная туманность – а как же иначе? Чтобы не остались без дела животноводы, ветеринары, дрессировщики и т. д., на том свете непременно должны быть животные (вот мы и пришли с другого конца к необходимости существования бессмертной души у собак и коров).

Но будет ли мир иной материальным или бестелесным? Кажется, и вопрос-то такой нелепо ставить: ну конечно, чисто духовным, бесплотным! Вот и проповедник на упоминавшемся уже семинаре уверенно заявил, что на том свете никаких гастрономов не будет, и колбаса там не понадобится, поскольку души умерших будут подпитываться энергией непосредственно от самого бога. Позвольте, как же так?! А чем же тогда заняться поварам, официантам, кулинарам? Нет уж, в раю безработицы быть не должно.

Физикам, химикам, биологам и прочим бездельничать тоже не к лицу – значит, им нужно обеспечить полный комплект всех законов природы, к которым они привыкли и которые будут продолжать изучать – законы квантовой механики, электродинамики, генетики и пр. То есть тот мир должен быть в точно такой же степени материальным, как и наш.

Чтобы не скучали врачи всевозможных специализаций, в раю непременно должны быть в полном комплекте земные болезни: грипп, полиомиелит, инфаркт, СПИД, чума и т. д. А то что же, прикажете, скажем, урологам без дела сидеть?

Наконец, чтобы не маялись дурью полицейские, сыщики, судьи, прокуроры и судебные исполнители, в рай должны попадать преступники.

Итог: рай абсолютно ничем не должен отличаться от нашей Вселенной. Это будет второй её экземпляр, полностью идентичный оригиналу. Впрочем, говорить об оригинале и копии просто бессмысленно: они совершенно равноправны. Мало того: раз на том свете будет такая штука, как смерть, стало быть, должен быть и «тот свет» по отношению к тому свету – третий экземпляр Вселенной, и так до бесконечности.

Бог всем воздает по заслугам?

Задавал я руководителю баптистского семинара, да и другим проповедникам, такой вопрос: «Всякая ли власть от Бога?». Ответ был утвердительным. «Как же так, неужели и власть Гитлера, и власть большевиков – тоже?» «Да, и их власть – тоже». Ну коли так… Только вот непонятно, почему же церковь и верующие так неодобрительно (вежливо говоря) отзывались о владычестве в три четверти века безбожников-коммунистов. Безбожники-то они, конечно, безбожники, но поставленные над нами Богом. Что же получается? А вот что.

1. За какие-то грехи российского народа бог поставил над ним правление безбожников-коммунистов.

2. Отвернувшись от бога под руководством коммунистов, российский народ прегрешил перед Ним ещё того пуще.

3. За это бог карает российский народ новыми неприятностями: политическим и экономическим кризисом, обнищанием огромного большинства населения, небывалым взрывом преступности и т. д. – читатель легко продолжит дальше сам.

Иначе говоря: за то, что я тебя наказал, я накажу тебя ещё строже.

Но вот ведь что любопытно. В Германии тоже был тоталитарный режим (надо полагать, в наказание за какие-то грехи немецкого народа). Но после разгрома фашистской Германии в Великой Отечественной войне гитлеровский режим там рухнул, однако пункта 3 по отношению к германскому народу почему-то не последовало. Неужели только потому, что на пряжках немецких солдат было начертано знаменитое «Gott mit uns» («С нами – бог»)?

А на кого пенять во всех случаях разного рода неприятностей – природных и техногенных катастроф, гибели хороших и просто ни в чем не повинных людей и т. д.? Не на бога ли? Многим памятна страшная катастрофа – столкновение под Ростовом поезда и автобуса с детьми. Погибло несколько десятков детей. Поразительно (чтоб не сказать – чудовищно), что по погибшим детям была отслужена панихида, иначе говоря, молитвенное обращение к тому режиссеру, который и поставил эту ужасную трагедию. У одной глубоко верующей (во что? – хочется спросить в развитие подзаголовка статьи) женщины я спросил, правда ли, что без воли бога волос с головы человека не упадет. Ну конечно, только так. Естественно, следующим был вопрос об автобусе с детьми. Оказывается, по мнению той женщины, они плохо себя вели и тем прогневили бога. Когда я высказался в том духе, что говорить так безнравственно, и что если бог действительно таков, каким она его рисует, то он просто свирепое чудовище, – ответом был взрыв ярости и оскорблений в мой адрес без малейшего подобия какой бы то ни было логики.

Кстати, противоречащая элементарному здравому смыслу традиция панихид по жертвам катастроф (которые, по мнению верующих, подстраивает сам бог, или он, во всяком случае, не мешает Сатане) продолжается. Панихиды служат и по жертвам участившихся терактов (в Нью-Йорке, в Москве и в других городах), и по погибшим подводникам с «Курска»… О чём же, интересно, просят-то бога?

Вообще понятие справедливости в религии, мягко говоря, просто удивительно. Начать с того, что первородный грех совершили только два человека, а расплачиваться за него почему-то должны миллиарды, которых тогда и на свете-то не было. А ведь даже не отличавшийся гуманизмом Отец Всех Народов как-то обронил снисходительно: «Сын за отца не отвечает». А дальше та же самая нелогичность и несправедливость повторяется на протяжении истории человечества миллионократно. Интересно, за какие прегрешения покарал бог отца Мeня? И собирается ли он карать убийцу Меня или же, поскольку тот выполнял его волю, убийца не только останется безнаказанным, но и удостоится благодати? За что карает бог детей, появляющихся на свет с тяжелыми врожденными уродствами и болезнями? Полтораста лет назад Генрих Гейне в маленьком стихотворении спрессовал недоумение любого здравомыслящего человека:

Брось свои иносказанья
И гипотезы святые!
На проклятые вопросы
Дай ответы нам прямые!
Отчего под ношей крестной,
Весь в крови, влачится правый?
Отчего везде бесчестный
Встречен с почестью и славой?
Кто виной? Иль воле бога
На земле не всё доступно?
Или он играет с нами?
Это подло и преступно!
Так мы спрашиваем жадно
Целый век, пока безмолвно
Не забьют нам рта землею…
Да ответ ли это, полно?

Одна из самых поэтических и неправдоподобных сказок Нового Завета…

Пожалуй, даже среди безбожников вряд ли найдётся человек, никогда не слыхавший о звезде Вифлеема. Давайте освежим в памяти этот эпизод:

«1. Когда же Иисус родился в Вифлееме Иудейском во дни царя Ирода, пришли в Иерусалим волхвы с востока и говорят:

2. Где родившийся Царь Иудейский? ибо мы видели звезду Его на востоке и пришли поклониться Ему.

3. Услышав это, Ирод царь встревожился, и весь Иерусалим с ним.

4. И собрав всех первосвященников и книжников народных, спрашивал у них: где должно родиться Христу?

5. Они же сказали ему: в Вифлееме Иудейском, ибо так написано через пророка <…>

7. Тогда Ирод, тайно призвав волхвов, выведал от них время появления звезды.

8. И, послав их в Вифлеем, сказал: пойдите, тщательно разведайте о Младенце, и когда найдёте, известите меня, чтобы и мне пойти поклониться Ему.

9. Они, выслушавши царя, пошли. И се, звезда, которую видели они на востоке, шла перед ними, как наконец пришла и остановилась над местом, где был Младенец.

10. Увидевши же звезду, они возрадовались радостью весьма великою…» (Матф. 2).

Не правда ли, поэтический рассказ (во всяком случае в том, что касается звезды)? Пожалуй, он не вызывает особых возражений даже у атеистов (не говоря уж о верующих). И тем не менее история эта абсолютно неправдоподобна. «Ну вот, сейчас этот зануда будет наводить критику с позиций физики и астрономии, гелиоцентрической системы Коперника и тому подобных учёных вещей», – сердито поморщится читатель. А вот и не угадали. Неправдоподобие лежит гораздо глубже – оно настолько глубоко, что всю сцену со звездой невозможно, скажем, снять в кино, более того – даже просто наглядно вообразить.

Сосредоточимся на стихе девятом – о звезде, которая «шла и остановилась над местом». Вы себе это хорошо представляете, дорогой читатель? Да? Позвольте усомниться. Итак, вы – один из волхвов. Какое-то время назад (день, два или несколько) вы видели звезду, внешний вид которой – необычный цвет, яркость или ещё что-либо – сразу дал вам понять, что звезда эта не простая, а путеводная. А теперь, после визита в Иерусалим, пустились в путь под её руководством. Для начала ответьте на такой вопрос: в каком направлении вы видите звезду? На востоке – так сказано в Евангелии. Прекрасно. Важно, что не в зените, не точно над головой – иначе она никакого направления на земной поверхности не задавала бы, а указывала бы вертикально вверх. Причём была она достаточно далеко от зенита, иначе волхвы, не имевшие, надо полагать, никаких инструментов, не смогли бы отличить чуть-чуть смещённое положение звезды от точно зенитного.

Следующий вопрос: какое перемещение звезды имелось в виду: быстрое, заметное глазу – относительно земной поверхности, или же медленное – относительно небесной сферы, совершающей суточное вращение вокруг Земли? 3 Вопрос кажется нелепым: ведь если принять второй вариант, то движение среди звёзд можно было бы заметить лишь через несколько суток, а в течение одной ночи она совершала бы гораздо более быстрое суточное перемещение вместе с другими звёздами, таким образом заставляя волхвов всё время менять направление движения. И тем не менее я обращаю внимание читателя на эту двойственность, помня, что один из моих собеседников настаивал на том, что слова Матфея можно-де толковать так и этак. Но мы примем всё-таки первый вариант: «шла» – означает «двигалась с заметной для глаза скоростью, т. е. над земной поверхностью», а не среди звёзд вращающегося небосвода.

И наконец, самый главный вопрос: куда она двигалась, указывая направление? К яслям Младенца – это не тот ответ, которого я жду. Речь идет о том, в каком направлении на небе должна двигаться звезда, чтобы вести волхвов. Прежде всего необходимо ясно понять, что находящаяся не в зените звезда, даже неподвижная, уже указывает некоторое направление: это проекция на горизонтальную плоскость направления на неё от наблюдателя. А дальше? Выражаясь современным научным языком, звезда для наблюдателя имеет только две степени свободы: она может двигаться вверх-вниз и вправо-влево (а вот удаление или приближение, т. е. движение вдоль луча зрения, наблюдателю просто не видно!). Ну и, конечно, возможна комбинация этих двух движений, т. е. движение не горизонтально и не вертикально, а под углом к горизонту. Так вот: как двигалась звезда? Горизонтально? Но тогда волхвам пришлось бы всё время менять направление, а не идти по прямой. Вертикально? Куда – вверх? Ну, представьте же себе, дорогой волхв: вы видите звезду перед собой, а она движется вверх, т. е. по куполу неба – назад! Тогда значит, вниз? А не уйдет ли она при этом за горизонт?

И, наконец, последнее. Что означает «остановилась над местом»? Оказалась точно в зените, когда волхвы прибыли к цели? Но во-первых, как уже сказано, засечь этот момент без надлежащих приборов можно лишь очень грубо, с погрешностью в несколько сотен километров (угловая ошибка в один градус слишком оптимистична, а на земной поверхности это 111 км. 4). А во-вторых, получается, что звезда двигалась-таки вверх! Вернее, она просто стояла на месте (!!!), а волхвы шли по направлению к ней до тех пор, пока она из-за кривизны Земли не оказалась у них точно над головой!

Кто-нибудь способен предложить другое, более убедительное толкование слов «шла и остановилась над местом»?

Поразительно, но заводил ли я разговор о звезде с верующими или с атеистами – никому эти простые и очевидные соображения прежде в голову не приходили. Никто, по-видимому, не давал себе труда закрыть глаза и мысленно представить, как происходило описанное Матфеем событие. Такова инерция некритического восприятия общепринятого!

Всемирный потоп под сильным увеличением

Случилось так, что со свидетелями Иеговы мне довелось общаться больше, чем с верующими других конфессий. Дело в том, что они ходят по домам, распространяя среди незнакомых людей свою литературу, останавливают прохожих на улицах. И вот как-то раз, после нескольких бесед с этими, в общем, довольно милыми людьми (в частности, и об эволюции, о чём уже было сказано выше) решил я поспорить с ними на другую тему, более обширную. С этой целью я составил подробный вопросник о самом широко известном эпизоде Ветхого Завета – всемирном потопе и ноевом ковчеге. Вот он целиком:

1. «И раскаялся Господь, что создал человека на земле…» (6:6) 5. Раскаяние – довольно странное занятие для господа. Разве он заранее не знал, кого сотворяет? И как его творения будут вести себя?

2. «И сказал Господь: истреблю с лица земли человеков, которых Я сотворил, от человека до скотов, и гадов, и птиц небесных истреблю; ибо Я раскаялся, что создал их» (6:7). Чем же скоты, гады и птицы-то провинились? Ведь «велико развращение человеков на земле» (6:3), но не страусов и не черепах.

3. Почему бог избрал такой сложный, громоздкий (и, надо полагать, дорогостоящий) путь для истребления всякой плоти с земли? Ведь когда он творил, то ему стоило лишь сказать: «Да будет то-то и то-то» – и стало так. А ведь как известно, ломать – не строить, и богу достаточно было бы сказать: «Да не будет тех-то и тех-то» – и стало бы так.

4. Размеры ковчега: 300 × 50 × 30 локтей (6:15). Примем для локтя значение 0,7 м. Тогда полное водоизмещение ковчега будет 210 × 35 × 21 ≈ 150 000 т. Но отсюда нужно вычесть вес самого ковчега – его корпуса из таинственного дерева «гофер» (6:14). Тогда полная грузоподъемность ковчега (дедвейт) будет никак не больше 100 000 т (и это еще очень оптимистическая, преувеличенная оценка).

5. Господь отвел семье Ноя из восьми человек (Ной, три сына и их жены) семь дней (7:4) на строительство и заселение ковчега. Семь дней – это 168 часов или примерно 10 000 минут (включая время на сон и пищу). Посмотрим, какой объём работ предстояло выполнить за этот срок.

6. Строительство гигантского ковчега – это работа на несколько человеко-лет даже при современной технологии. А тогда ведь не было ни электропил, ни электромоторов, не говоря уж о подъёмных кранах.

7. «Введи также в ковчег из всех животных и от всякой плоти по паре, чтоб они остались с тобою в живых: мужеского пола и женского пусть они будут. Из птиц по роду их, и из скотов по роду их, и из всех пресмыкающихся по земле по роду их, из всех по паре войдут к тебе, чтобы остались в живых» (6:19 – 20). Не будем придираться к тому, что чуть дальше (7:2 – 3) Господь повелел Ною взять «по семи» (пар или особей?) от «всякого скота чистого» и «из птиц небесных». Ограничимся одной парой каждого животного и посчитаем, сколько же их пришлось отловить Ною и его домочадцам.

8. В настоящее время известно примерно 4000 видов млекопитающих, 8000 видов пресмыкающихся и 9000 видов птиц. Не будем принимать в расчет земноводных, хотя и они в определенные периоды своего жизненного цикла нуждаются в твёрдой почве под ногами. И о рыбах поговорим позже. Заметим, что, поскольку религия отрицает эволюцию, число видов при Ное могло быть больше указанных численностей, но никак не меньше. Итак, беря всякой твари по паре, получим круглым счетом 40 000 особей. Впрочем, пока речь идёт только о позвоночных животных.

9. Даже если ковчег был построен мгновенно, у семейства Ноя оставалось 80 000 человеко-минут на отлов 40 000 животных – по две минуты на животное. И на доставку их к ковчегу (каким видом транспорта, интересно?), и на устройство клеток для них, и кормушек, и проходов между клетками, и канализационных устройств для удаления испражнений, и даже просто на то, чтобы вспомнить: «вот ещё пару шимпанзе надо поймать, и пару кенгуру, и пару муравьедов, и пару дятлов».

10. «Ты же возьми себе всякой пищи, какою питаются, и собери к себе; и будет она для тебя и для них пищею» (6:21). За две минуты, стало быть, нужно было обеспечить каждую тварь пищей – на какой срок? Читаем дальше:

11. «В шестисотый год жизни Ноевой, во вторый месяц, в семнадцатый день месяца, <…> разверзлись все источники великой бездны…» (7:11). «Шестьсот первого года к первому дню первого месяца иссякла вода на земле; и открыл Ной кровлю ковчега…» (8:13). Стало быть, запасов пищи надо было брать как минимум на десять с половиной месяцев. Фактически же этот срок нужно сильно увеличить: ведь после окончания потопа необходимо изрядное время, чтобы из припасенных семян и от уцелевших производителей вновь выросли кокосовые пальмы, новые поколения газелей и зайцев, дубы с желудями и многие другие растения и животные, которыми питаются растительноядные и хищные звери. Но даже десяти месяцев вполне достаточно, чтобы понять простой факт: запас пищи для каждого животного должен был многократно превосходить его собственный вес. Вспомним, что дедвейт ковчега не превосходит 100 000 т. Это значит, что на каждое животное (пока ещё только позвоночное!) – от крота до слона, от тушканчика до носорога – приходилось по два с половиной кубических метра жизненного пространства. Вдобавок пища хищных зверей – это животные, стало быть, для льва, например, нужно запасать не только пищу (антилоп), но и пищу для пищи (траву, сено).

12. Интересно, как Ной решил проблему питания сумчатого медведя? Как известно, коала питается только листьями эвкалипта, причем только одного вида, причем только свежими листьями (поэтому-то, кстати, коал невозможно содержать в европейских зоопарках).

13. Как была решена проблема движения таких животных, как волк, гепард, антилопа и другие? Известно, что без быстрого бега они гибнут очень скоро.

14. Теперь вспомним о насекомых. Их известно около миллиона видов, и предполагается, что фактически их в несколько раз больше. Значит, на отлов каждой пары бабочек, блох, стрекоз, комаров и шмелей у Ноевых родственников были в распоряжении считанные секунды или даже доли секунды!!! Это опять-таки без учёта времени на строительство ковчега и на ловлю позвоночных животных, а также на сон и питание.

15. Каждое насекомое в отдельности, конечно, занимает мало места, и комар бегемота не потеснит. Но, во-первых, миллион – число нешуточное. А во-вторых, есть так называемые общественные насекомые – пчёлы, муравьи и другие. По одиночке они жить не могут – погибают. Значит, в ковчег нужно было поселять целые рои пчёл и муравейники. А одних муравьев, между прочим, около 10 000 видов. А пчёл 30 000 видов. Термитов, правда, поменьше – всего 2600 видов.

16. Поговорим о рыбах. Казалось бы, о них беспокоиться нечего. Не совсем так. Речные рыбы погибают в солёной воде, а морские – в пресной. Какая вода была во время потопа, когда всё перемешалось? И какая судьба постигла водных животных, которые ползают по дну (раки, крабы, моллюски и др.)? Ведь их, бедных, чудовищная толща воды должна была раздавить, как клопов. Каждые 10 метров воды над головой – это плюс одна атмосфера.

17. Какова судьба наземных растений? Если кто-то думает, что проблемы здесь нет, что растения побыли какое-то время под водой, а потом, когда вода спала, опять ожили, как ни в чем не бывало, – то это глубокое заблуждение. Попробуйте взять горшок с любым цветком, погрузить его целиком под воду хотя бы на сутки и посмотрите, что из этого получится. Растение погибнет – оно не может даже короткое время обходиться без воздуха. И без солнечного света тоже.

18. Какой микроклимат в ковчеге должен был обеспечить Ной? Белые медведи и пингвины не выносят жары, а львы и обезьяны – мороза.

19. Почему богу неизвестно, что Арарат – не самая высокая гора на земном шаре?

20. Как животные расселились по земному шару с Арарата после потопа: кенгуру и утконосы – в Австралию, опоссумы и гризли – в Америку, пингвины – в Антарктиду и т. д.? Неужели вплавь? Или в то время были перешейки между континентами?

Каждый верующий, если он честный человек, должен либо дать убедительные и исчерпывающие ответы на все поставленные вопросы, либо признать вслух:

Легенда о всемирном потопе (как, впрочем, и многое другое в Библии) – абсолютно неправдоподобная, наивная и невежественная волшебная сказка. Если и имеет отношение к действительности, как к отдельным наваждениям, запавшим в память человечества и приобретшим глобальные масштабы.Конец цитаты.

Вопросник был передан в общину Свидетелей Иеговы и спустя какое-то время я получил на него подробнейший ответ некоего Андрея в письменном виде. Это была весьма добросовестная компиляция из иеговистских книг, но ни одной собственной мысли!

Сразу честно признаюсь: мне было указано на неверное толкование срока постройки ковчега: какая там неделя, гораздо больше! По некоторым толкованиям 50 – 60 лет. Действительно, я не очень внимательно читал соответствующий пассаж и неправильно понял слова «Ибо, через семь дней, Я буду изливать дождь на землю…» (7:4). Эти слова я ошибочно соединил во времени со словами «Сделай себе ковчег из дерева гофер; отделения сделай…» и далее – до места «Ты же возьми себе всякой пищи, какою питаются, и собери к себе; и будет она для тебя и для них пищею» (6:14 – 21). Мне как-то не пришло в голову, что следующий стих: «И сделал Ной всё, как повелел ему Бог; так он и сделал» – вмещает в себя эти 50 или 60 лет. Ну что ж, раз виноват – значит виноват, и оправдываться ничем не собираюсь. Но пересказывать в «исправленном и улучшенном» варианте реально имевшую место переписку тоже не намерен – это было бы просто нечестно. Как говорится, из песни слова не выкинешь. Однако полагаю, что эта моя невольная и досадная ошибка носит не очень принципиальный характер и в целом существа дела не меняет.

В ответе Андрея была также высказана «свежая» мысль о том, что Библия – не научный учебник (так-то оно так, но на этом основании разве она вправе утверждать, что 2 × 2 = 5?). Ничего конкретного мой оппонент не мог возразить по поводу пунктов 1, 2 и 3. Да и что тут скажешь? Сказка о боге, которому творить ничего не стоит, а вот разрушать гораздо сложнее и труднее; который заодно с грешниками, которых сам же и сотворил, наказывает ни в чем не повинных зверушек, – эта сказка избытком логики не страдает.

Андрей напомнил мне о сложных геологических процессах, в результате которых вода может то покрывать большую часть земной поверхности, то уходить вниз (в свою очередь мне пришлось напомнить ему о разнице между библейскими тысячами и геологическими сотнями миллионов лет); о многочисленных легендах разбросанных по всему миру народов, рассказывающих о громадном наводнении (простой вопрос: как могли возникнуть легенды об одном и том же всемирном потопе, если после него уцелела только одна семья? В Библии ничего не говорится о том, что сыновья Ноя разъехались в Америку, в Индию, в Китай, на Кубу, в Испанию, в Бирму и т. д.).

Поразителен был ответ, касающийся числа животных. Оказывается, Ной взял их гораздо меньше, а дальше была – что бы вы думали? – эволюция, ни больше, ни меньше! Причём, очевидно, со скоростью, в тысячи раз превышающей реальную.

Одним махом была решена проблема питания: многие животные впадают в спячку, а хищников тогда не было – все питались растительной пищей (как мы помним, баптисты утверждают, что хищничество возникло сразу после грехопадения).

«В анабиоз впадают определенные виды животных, – возразил я Андрею. – Приписывать эту способность неприспособленным животным – биологическое невежество. А если мы допускаем, что львы и тигры могут питаться травой, то почему бы уж заодно не допустить, что из золотых монет могут произрастать деревья с золотыми монетами вместо листьев?»

О рыбах, крабах и растениях ответ был трогательно прост: раз они выжили, значит, бог как-то их сумел спасти. То есть, очевидно, крабы и моллюски (хотя бы и в небольшом количестве) ползли к вершине Арарата по мере того, как вода потопа прибывала.

Это напоминает восхитительный еврейский анекдот.

Один хасид хвастается другому своим цадиком (духовным наставником):

– Однажды наш цадик потерпел кораблекрушение. Плавать он не умел. Что делать? Он сделал лодку из носового платка и таким образом спасся.

– Какая вздорная сказка! А чем ты докажешь, что это правда?

– Как чем? Но ведь наш цадик жив – это и есть доказательство.

В общем, ни по одному вопросу не было сколько-нибудь убедительного ответа. Были приведены либо неверные, противоречащие науке данные, либо наивная отговорка, что уж бог, наверное, как-нибудь выкрутился.

Сколько на свете «правильных» религий?

Уважаемый читатель, доводилось ли вам когда-нибудь слышать о католической генетике? А о православной теории упругости? О кришнаитской гидродинамике? О мусульманской химии полимеров? Об иудаистском сопротивлении материалов? Что за вздор, скажете вы – и будете абсолютно правы. Потому что истина – настоящая Истина с большой буквы – одинакова для всех. Ни закон Ома, ни теорема Пифагора, ни законы генетики не могут зависеть от национальности, вероисповедания или места рождения какого-либо человека. (Речь, конечно, не идёт о языке: формулировка закона Фарадея по-японски и по-португальски звучит по-разному, но смысл всегда остаётся одним и тем же). Рискну высказать такой тезис: Истина, зависящая от индивидуальных особенностей адресата, – не истина.

Или – по старой русской пословице – двух правд не бывает.

Почему же тогда на свете такое великое множество всевозможных религий (одних только христианских конфессий несколько тысяч)? Подумайте сами – подсказка вам дана несколькими строками выше.

Догадываюсь, что напрашивающийся вывод вряд ли придётся по душе хотя бы одному верующему. Но давайте попробуем поразмыслить холодной головой, без излишних эмоций.

Могут ли быть одновременно истинными два таких утверждения?

1) Богу угодно, чтобы люди крестились тремя перстами; он карает тех, кто крестит лоб двумя перстами.

2) Богу угодно, чтобы люди крестились двумя перстами; он карает тех, кто крестит лоб тремя перстами.

Не правда ли, эти два утверждения взаимно исключают друг друга? Но подобных пар высказываний (а также троек, четверок и т. д.) можно привести несметное множество – и относительно постов и намазов, и относительно обрядов крещения и обрезания и даже относительно календарных систем.

Почему же люди верят – вопреки таким очевидным доводам против – религии? Что служит причиной такой упорной стойкости религии? Слабость, желание защититься за чужой спиной хотя бы даже воображаемого (виртуального, как сейчас принято говорить) Отца. Это древний атавизм, оставшийся нам от тех времен, когда люди понятия не имели о том, как устроен мир, и полагали, что за всеми природными явлениями стоит чья-то воля – порой добрая, а порой и злая. Как ни странно, прогресс науки, раскрывшей механизм очень многих таких явлений, большинству людей глаза так и не открыл.

Ещё один довод в обоснование религиозной веры (а по сути дела, другая форма признания человеческой слабости). В минуты сильного стресса, опасности, например, бомбежки, самый закоренелый материалист начинает верить в бога и молиться, чтобы беда его миновала. С этим общепризнанным фактом трудно спорить. Только маленькое замечание: повышенное содержание адреналина в крови мало способствует разумным рассуждениям. Кому из нас не приходилось жалеть о том, что мы в приступе ярости или обиды наговорили хорошему человеку незаслуженных гадостей? Так что артобстрел, встреча в лесу с раненым медведем или кульминационный момент любви – не самая подходящая обстановка для философских размышлений и для выработки серьёзного мировоззрения.

У Джозефа Редьярда Киплинга есть чрезвычайно глубокое и мудрое стихотворение «Еварра и его Боги». Автор решил подарить своему герою четыре жизни, в каждой из которых Еварра сооружает изображение Бога, в зависимости от условий существования разное: то из золота и драгоценных камней, то из скалы, то из соснового бревна, то из грязи и рогов. И каждый из этих кумиров снабжается многозначительной и угрожающей надписью: «Так делают Богов. Кто сделает иначе, тот умрёт».

Весьма примечательна концовка стихотворения:

И вот попал он в Рай, и там нашёл
Своих Богов и то, чтo написал.
И стоя близко к Богу, он дивился:
Кто смел назвать свой труд законом Бога?
Но Бог сказал, смеясь: «Они твои».
Еварра крикнул: «Согрешил я!» – «Нет.
Когда б ты написал иначе, Боги
Покоились бы в камне и руде,
И я не знал бы четырех Богов
И твоего чудесного закона,
Раб шумных сборищ и мычащих стад».
Тогда, смеясь и слезы отирая,
Еварра выбросил Богов из Рая.

Вот повесть о Еварре – человеке –
Творце Богов в стране за океаном.

Не знаю, каковы у Киплинга были взаимоотношения с религией, но притча у него получилась вполне атеистической. Мораль вырисовывается такая. Все религии мира – произвольные человеческие выдумки, зависящие от многочисленных привходящих обстоятельств, поэтому все религии – одинаковые заблуждения. И бог (если только он вообще есть) не имеет ничего общего ни с Иеговой, ни с Аллахом, ни с Зевсом, ни с Брамой, ни с Осирисом, ни с Кецалькоатлем. И то, что люди называют «законом бога», на самом деле тоже их собственные выдумки, в различных условиях различные.

Довольно часто на это возражают так. Дескать, Бог на самом деле один, и все религии истинны, просто они различаются в несущественных деталях. (Вообще-то мысль интересная. Только вот не мешало бы её довести до сознания Ариэля Шарона, Ясира Арафата, католиков и протестантов Северной Ирландии, жителей Индии и Пакистана, Патриарха Алексия II и Папы Римского Иоанна-Павла II, Усамы Бен-Ладена и многих других истово верующих). Но коли так, то что же останется от всех религий, если из них выкинуть как несущественные (а по сути – как ошибочные) малейшие отличия друг от друга? Да ничего не останется. Любая религия целиком состоит именно из этих «несущественных» деталей: обрядов крещения и обрезания, намаза, поминальных молитв, икон и т. д. И если всё это удалить, то останется разве лишь некий абстрактный Мировой Дух, о котором ровным счётом ничего определенного сказать нельзя: добрый он или злой; что ему нравится, а что нет; за что он карает, а за что вознаграждает; и даже вообще есть ли ему хоть малейшее дело до каких-то там двуногих козявок, населяющих (в числе других биологических видов) третью планету, вращающуюся вокруг одной из триллионов звезд нашей Метагалактики.

Ещё один затасканный тезис, которым любят козырять люди с претензией на просвещенность и философский склад ума: существование бога одинаково нельзя доказать или опровергнуть. Святая истина, спорить с которой – значит биться лбом в гранитную стену. Но опять-таки люди, провозглашающие её, не видят всех логических следствий. А вернее – наоборот, выводят отсюда слишком много следствий, которые на самом деле из неё вовсе не вытекают.

Лучше всего об этом сказал Айзек Азимов в превосходной книге «В начале» (это подробнейший, спокойный и беспристрастный научный комментарий к первым одиннадцати главам книги «Бытие»):

«Раз учёные не доказали ни факта существования бога, ни факта его отсутствия, то даёт ли нам наука право подходить к этому вопросу с позиций веры?

Вовсе нет. Неразумно требовать доказательств отрицательного ответа и отсутствием таких доказательств обосновывать правильность положительного ответа. В конце концов, если наука не смогла доказать, что бога не существует, то она не доказала и того, что не существует Зевса, Мардука, Тота или любого из множества богов, выдвинутых на историческую арену мифотворцами. Пусть мы не в состоянии доказать, что чего-то не существует, но если эту несостоятельность считать доказательством существования чего-то, то мы должны прийти к заключению, что существуют все боги сразу».

Да, существование бога не доказуемо и не опровержимо. Оно всего лишь гипотеза, а не твёрдо установленный факт. Но из этой гипотезы никак не следует, что бог способен:

- забывать (Быт. 3:18 – 19 и Лев. 11:2 и сл.; Быт. 2:17 и Быт. 5:4);

- вспоминать (Быт. 8:1);

спохватываться (Быт. 2:18);

- раскаиваться (Быт. 6:7);

- наслаждаться запахом шашлыка (Быт. 8:21);

- завидовать и ревновать (Быт. 11:6; Исх. 20:5);

- устраивать первоапрельские розыгрыши (Быт. 22:1 – 12);

- вылезать из горящих кустов (Исх. 3:2 – 4);

- учить разным фокусам (Исх. 4:2 – 12);

- торговаться (Быт. 18:23 – 33)
и так далее и тому подобное.

А потому не надо подменять тезис. Гипотеза о существовании бога не доказуема и не опровержима – это одно. А наивные антропоморфные подробности о гипотетическом боге (вроде бога, страдающего радикулитом или торгующего на барахолке подержанными брюками) – это нечто совсем другое.

Наука и религия: что есть истина?

Беседы с верующими (и в особенности дискуссия со свидетелями Иеговы о всемирном потопе) высветили два диаметрально противоположных подхода к знаменитому вопросу Понтия Пилата.

Христианская религия решает его раз и навсегда: то, что написано в Библии, а также то, что постановила Церковь, это и есть истина, и обсуждению (тем более – сомнению) это не подлежит. Например, рождение Иисуса Христа вопреки законам генетики из неоплодотворенной гаплоидной яйцеклетки – истина, а принадлежность Екатеринбургских останков членам царской семьи – не истина, хотя бы их подлинность установили авторитетнейшие генетические экспертизы мира с вероятностью ошибки в одну стомиллиардную.

Научное понимание истины можно сформулировать следующим образом.

Что есть истина? Это совокупность взаимосогласованных знаний (сведений) о мире.

Раскроем этот тезис подробнее.

Познание мира, в котором человеку выпало жить, начинается с констатации таких разрозненных, очевидных и очень простых истин, как «вода мокрая», «огонь горячий», «лёд холодный», «Солнце вращается вокруг Земли». Постепенно, по мере взросления человечества, «истины» становятся всё менее очевидными, всё сложнее и труднее для понимания, а некоторые из них отбрасываются как заблуждения (последний из примеров). Выясняется химический состав и структура молекул воды, кристаллов льда; строение атома, элементарных частиц; огонь оказывается не столько веществом, сколько процессом; открываются законы природы настолько сложные, что они понятны лишь очень узкому кругу специалистов. Процесс накопления научного знания длится веками и тысячелетиями, оно составляется из крошечных крупиц и постепенно выстраивается в гигантское и чрезвычайно прочное здание, в котором всё взаимосвязано. Именно в этой взаимосвязанности и кроется его необычайная прочность. В основе всех наук лежит физика – на её законы опираются и астрономия, и биология, и геология, и все прочие науки (за исключением математики, стоящей над физикой). Почему всё на свете стареет, изнашивается и рано или поздно гибнет? В силу так называемого Второго начала термодинамики – одного из фундаментальных физических законов. Почему светит Солнце и другие звёзды? Потому что в их недрах происходят сложные термоядерные реакции, сегодня довольно хорошо известные и многократно описанные. Почему устойчивы молекулы белков и молекулы носителя наследственности, хромосом, – молекулы дезоксирибонуклеиновой кислоты? Эту устойчивость обеспечивают им законы квантовой механики. Такого рода примеры можно было бы множить до бесконечности.

Всё новое в науке многократно проверяется и перепроверяется, со всех сторон подвергается «испытанию на прочность» и на отсутствие противоречия уже известным, твердо установленным фактам. Сомнение – начало всякого истинного знания. Не напрасно в науке принята процедура защиты (!) диссертаций и других научных трудов. Ты утверждаешь что-то новое – докажи! И если оказывается, что это новое противоречит хотя бы одному твёрдо установленному факту, оно безжалостно отбрасывается как заблуждение. Бывает, что, наоборот, отбрасывать приходится не новое, а старое. Так было с теплородом, флогистоном, эфиром. Но это старое не было твердо установленным фактом, а лишь гипотезой, в какой-то момент объяснявшей известные явления лучше, чем какие-либо другие гипотезы. Но то, что действительно твёрдо установлено, не отбрасывается в науке никогда. Можно попытаться оспорить этот тезис: а ньютонова механика и теория относительности? Но теория относительности отнюдь не отменила ньютонову механику, а лишь уточнила её. Ньютонова механика по-прежнему успешно используется (и будет использоваться!) при расчётах движения не только самолётов, но и космических кораблей.

Стоит сказать ещё об истине в истории (имея в виду лишь голые исторические факты, а не их истолкование в свете очередной конъюнктурной идеологии). Понятно, что в отличие, допустим, от закона Паскаля, в котором может удостовериться любой желающий, проверить факт существования когда-то в прошлом Александра Македонского или даже – ближе по времени – Наполеона невозможно: все исторические личности и события однократны, имели место в единственном экземпляре. Но критерий взаимосвязанности работает и здесь. Существует масса независимых письменных и материальных свидетельств о существовании Наполеона, и все они подтверждают друг друга. Мало того, на помощь истории часто приходят астрономия, биология и ядерная физика. Исторические (и геологические) даты уточняются (а иногда определяются) с помощью солнечных затмений, дендрохронологии 6 и радионуклидного метода. Многие даты, определённые разными и притом независимыми методами, имеют высокую степень достоверности.

(Здесь уместно упомянуть вскользь о так называемой «новой хронологии» академика А. Т. Фоменко 7. Вот уже лет 20 этот математик выступает с идеями о том, что будто бы вся общепринятая историческая хронология ошибочна, и предлагает свою собственную – с подвижкой аж в тысячу лет, с отождествлением разных исторических персонажей (например, Иисуса Христа с папой Григорием VII (Гильдебрандом)) и т. д. Все эти дутые сенсации носят откровенно спекулятивный характер и даже производят впечатление какого-то затянувшегося на десятилетия первоапрельского розыгрыша, подхваченного учениками и последователями Фоменко. Антинаучная фоменковщина неоднократно разоблачалась – аргументированно и обстоятельно (см., например, статью Юрия Ефремова в журнале «Здравый смысл» № 11, 1999), однако она живуча в той же степени, как астрология и другие такие же щекочущие игрушки для невежественных обывателей. Это в высшей степени прискорбное явление ни в малейшей степени не способно дискредитировать настоящую историческую науку – подобно тому, как лысенковщина не способна дискредитировать настоящую биологию и генетику).

В случае конфликта свидетельств приходится всё тщательно анализировать и решать, кому или чему больше верить. Некоторые из них отбрасываются с порога как заведомый вздор. Например, никто из историков не принимает всерьёз рассказы Геродота о живущих в Индии золотоносных муравьях величиной с собаку (хотя в основном к этому древнегреческому историку отношение доверительное). Известно, что барон Мюнхгаузен, Гайавата и Гильгамеш – реально существовавшие исторические люди. Вот только Мюнхгаузен верхом на половинке коня не катался, Гайавата не был проглочен живьем вместе с пирогой гигантским осетром, а Гильгамеш сказочное чудовище Хумбабу не убивал и с богом Солнца Шамашем не беседовал. Вероятно, то же самое можно сказать и об Иисусе Христе: скорее всего, он существовал, но по крайней мере некоторые из эпизодов Евангелий не могли иметь места. Хотя бы разобранный выше эпизод с Вифлеемской звездой. Или воскресение из мёртвых. Впрочем, церковь тоже занимается отсевом свидетельств. I Никейский собор (325 г.) канонизировал лишь четыре из трех с лишним десятков Евангелий. Но отбор производился вовсе не по принципу правдоподобия. Были исключены из канона те жизнеописания Иисуса, которые рисовали его не с наилучшей стороны (например, эпизод о том, как он проклятием убил толкнувшего его мальчика).

Конечно, историческая наука не обладает тем же уровнем доказательности реальности фактов из давно минувших прошлых времен, как, скажем, физика или биология: их нельзя воспроизвести наподобие процесса роста кристалла или деления живой клетки. По сути дела, история держится на вере: вере в исторические свидетельства, которые всего лишь не противоречат данным других наук. Но эта вера чрезвычайно далека от религиозной: в отличие от второй первая имеет высочайшую степень правдоподобия. Отказ от исторической веры был бы равносилен карикатуре, нарисованной Бертраном Расселом: дескать, мы были сотворены пять минут назад – небритыми, в дырявых носках и с готовыми воспоминаниями. И с готовыми историческими хрониками, – продолжим мысль английского философа.

Что же касается естественных наук, то да, есть в них непроверенные гипотезы, временные предположения и пограничные области, где размыта грань между достоверным и правдоподобным, но не установленным окончательно. Например, существует несколько конкурирующих гипотез о причинах вымирания динозавров. О трудностях эволюционной теории уже упоминалось выше. Как, скажем, в процессе эволюции возникли сложные строительные инстинкты пчёл? Трудность здесь вот в чем. Соты строят не все пчёлы, а только рабочие – бесплодные. Они по наследству передать ничего не могут. В размножении, а следовательно, и в передаче наследственной информации заняты только матки и самцы-трутни, но у них-то как раз нет рабочих навыков. Имеется масса своеобразных трудностей и в астрономии, и в физике, и в геологии, да и практически в любой науке. Но всё это в порядке вещей и вполне естественно. Истина в науке никогда не добывается в один присест. Процесс этот длительный, постепенный и подчас мучительный. Но наука всегда открыта для конструктивного обсуждения, чего не скажешь о религии. Там Слово Божье окончательно и не подлежит ни обсуждению, ни критике, ни сомнению, ни уточнению, ни корректировке, ни обновлению. Помните, какую злобу вызвала у православного христианина попытка пригласить его к размышлению о деталях сотворения видов Богом? Помните реакцию баптиста на извлеченное из энциклопедического словаря объяснение явления регенерации? По-видимому, практически в любой религии действует явный или скрыто подразумеваемый категорический запрет на самостоятельное мышление. Нечто вроде: «Шаг влево, шаг вправо считается побегом; стрельба открывается без предупреждения».

Всё написанное здесь – вовсе не откровение, а прописи, азбука философии познания. Научные принципы познания универсальны и одинаковы для всех – и для русских, и для французов, и для евреев, и для китайцев, и для арабов. В этом сила и универсальность научной Истины. Католик вы или мусульманин, буддист или кришнаит, свидетель Иеговы или иудей – вы обязаны считаться с законом всемирного тяготения. А если вы его не признаёте – ну что ж, поднимайтесь на крышу 20-этажного дома и прыгайте оттуда.

Итак, настоящая научная Истина одинакова для всех. И метод её познания, выстраданный человечеством за тысячи лет в результате поисков, проб и ошибок, тоже одинаков для всех. Более того, это вообще единственный путь к Истине. Христианин с гневом воскликнет: Библия! Хорошо. Но тогда встречный вопрос: а почему не Коран? почему не Книга Мормона? не мифы Древней Греции? не сказки индейцев Северной (или Южной) Америки? не африканские легенды? Христианин скажет, что Библия – это знание, полученное прямёхонько от Самого Бога. Но ведь и другие религии утверждают о себе то же самое! Необходимо ясно понять, что фраза «это правда, потому что я утверждаю, что это правда» – не аргумент, её доказательная сила равна нулю!

Повторю: Научная Истина представляет собой настолько взаимосвязанный, взаимообусловленный и взаимосогласованный конгломерат фактов, что принимать или отвергать эту Истину избирательно, по частям – НЕЛЬЗЯ. Её можно либо целиком принять, либо целиком отвергнуть. Допуская, что тигр может питаться салатиком, мы игнорируем то бесспорное обстоятельство, что вся анатомия и физиология тигра приспособлена к добыванию и поеданию именно мясной, а не растительной пищи. Строение зубов и нёба, когти, длина пищеварительного тракта (короче, чем у травоядных), устройство желудка, химический состав энзимов и прочее, и прочее, и прочее – всё направлено на потребление мяса. Тигр, питающийся травой – не тигр. Как говорится, если бы у бабушки были усы, то это была бы уже не бабушка, а дедушка.

О монолитности, взаимосвязанности научной Истины замечательно сказал (в своей обычной ёрнической манере) В. Маяковский:

Студенты!
  Вздор
    всё, что знаем и учим!
Физика, химия и астрономия – чушь.
Вот захотел
  и по тучам
    лечу ж.
  (поэма «Человек»)

Вот где находится водораздел, начиная с которого расходятся пути науки и религии.

Девиз науки: сомневаешься – убедись сам.

Девиз религии: сомневаешься – верь и поменьше рассуждай.

Девиз науки: противоречие между научными фактами и религиозными догматами разрешается с помощью беспристрастного рассуждения.

Девиз религии: противоречие между научными фактами и религиозными догматами разрешается в пользу религии без всяких рассуждений.

Перед всяким думающим человеком стоит выбор. Нужно пожертвовать меньшим во имя сохранения большего. Но что есть меньшее, а что – большее? Альтернатива такова.

На одной чаше весов – очень объемистая и древняя Книга, настолько древняя, что, когда её писали, люди думали, что Солнце вращается вокруг Земли, а не наоборот. Книга, ничем не лучше древнеисландских саг или якутских легенд (разве что эта Книга имеет побольше приверженцев, но человек ведь ищет Истину не с помощью процедуры голосования).

На другой чаше весов – взаимосвязанная, взаимосогласованная и взаимообусловленная совокупность миллионов, миллиардов фактов, которую надо либо целиком принять, либо целиком отвергнуть.

Итак, делайте каждый свой выбор.

Так что же в сухом остатке?

Попробуем подвести некоторые итоги. Вопросы, которые здесь задавались, отнюдь не требуют каких-то специальных познаний или сверхъестественного интеллекта. Они совершенно очевидны.

Какова эффективность молитвы и почему бы не проверить эту эффективность точно так же, как проверяется любая научная гипотеза, скажем, эффективность лекарства? Почему с помощью молебнов и святой воды не попытаться снизить уровень радиоактивности вокруг Чернобыля?

Какие логические выводы можно извлечь из гипотезы бессмертия души и загробной жизни?

Если Библия продиктована Самим Богом, то почему в ней столько несообразностей, несовместимых не только с современным научным познанием, но даже с элементарным здравым смыслом?

Общеизвестно, что натуральные числа бывают четные и нечетные, простые и составные, точные квадраты, числа Фибоначчи и т. д. А почему число 666 – дьявольское? Чем дьявольские числа отличаются от недьявольских? Бывают ли также ангельские числа?

Почему страдают и гибнут ни в чем не повинные люди, рождаются дети-уроды, а многие отъявленные мерзавцы процветают в своё удовольствие?

Закрывать глаза на все эти вопросы? Дескать, есть биологи-антидарвинисты, ученые богословы, вот пусть они и выкручиваются, как умеют – так, что ли? Простите, а своя голова тогда зачем? Да и смогут ли верующие учёные рассеять сомнения атеиста?

Серьезный ученый-естественник (не гуманитарий), верящий не в философского, а в религиозного бога (т. е. в бога, способного забывать, раскаиваться, торговаться и т. д. – см. выше), представляется мне глубочайшей психологической загадкой. Ещё раз обратимся к книге Айзека Азимова «В начале»:

«Существует много учёных, которые веруют столь же истово, как и неученые. Тем не менее эти учёные – если они действительно компетентны и считают себя профессионалами – должны действовать словно бы на двух уровнях. Как бы сильно они ни верили в бога в повседневной жизни, при проведении научных экспериментов они не должны принимать существование бога в расчет. Верующие учёные никогда не смогут разобраться в сути какого-нибудь особенно загадочного явления, если будут списывать его на вмешательство бога, вдруг приостановившего действие законов природы».

Ситуация схвачена предельно точно.

Отмеченная Азимовым двойственность, двухуровневость – по сути дела, двойная бухгалтерия. А если уж совсем называть вещи своими именами, то двуличие. Физик костьми ляжет, в лепешку разобьётся, но докопается, почему в какой-то реакции взаимодействия элементарных частиц вроде бы нарушается закон сохранения энергии (причем на несчастные доли процента). А вот как ухитрился Иона три дня и три ночи прожить во чреве кита и при этом не задохнуться от нехватки кислорода и не быть переваренным китовым желудочным соком – это нисколько не беспокоит ни биолога, ни врача, ни физика, ни химика (если они веруют).

Говорят, император Франц-Иосиф не пользовался ни телефоном, ни сантехническими приспособлениями. Не то чтобы боялся их, а просто не понимал принципа их работы. Смешно? Скорее – честно. Верующим бы брать с него пример, а они пользуются плодами науки (в частности, компьютерной техникой) и при этом между Библией и наукой выбирают Библию! А ведь это просто лицемерие. Уж если вы целиком отвергаете науку (а по частям её отвергать нельзя!), то будьте до конца честными: откажитесь не только от компьютера, но и от телефона, и от лифта, и от троллейбуса, и от электрической лампочки, наконец! Живите при свечах и лучинах. Куда уж там! Многие мусульманские режимы охотно пользуются не только сотовыми телефонами, но и автоматами, минометами, гранатами и ракетами – штучками, изобретёнными и сконструированными вдали от ислама, без всякой помощи Аллаха.

Ну, так что же в сухом остатке? В дополнение к многочисленным определениям религии и веры (например, «опиум народа») можно добавить ещё и такое: Религиозная вера – добровольный отказ от использования своей головы по прямому назначению.

Вы возмущены, дорогой читатель? Хоть вы и верующий, но способность логически мыслить никуда не девалась, она при вас? Великолепно. Вот и используйте её для аргументированного опровержения всего, что здесь написано. Аргументированного, а не эмоционального.


Тревогин Петр Александрович, кандидат технических наук, математик-программист, публицист, переводчик, один из самых последовательных активистов питерского отделения РГО, ведущего серьезную разъяснительную работу по вопросам научного светского мировоззрения.

** В сокращенном (более чем вдвое) виде эта статья напечатана в журнале «Нева» № 4, 2000 под заглавием «Сухой остаток».

Примечания

Просто поразительно, как бездумно-попугайски любят люди повторять расхожую глупость (принадлежащую, кажется, Талейрану, а может быть, и кому-то другому): «Есть три вида лжи: ложь, наглая ложь и статистика». Низводя статистику до наглой лжи (и даже хуже), по сути дела, утверждают следующее: «Доказательную силу имеет только единичный факт. Миллионы фактов доказательной силы не имеют». Впрочем, другой подтекст этой сентенции таков: подтасовкой статистики можно доказать что угодно. Это, конечно, верно, но статистика монополией на такую возможность не обладает. В руках дурака или подлеца наглой ложью может стать и таблица умножения, и букварь.

А есть ли душа у неодушевленных предметов? Вопрос кажется нелепым. Но вспомним рассказы о привидениях. Разве они разгуливают нагишом? Что вы, нагота привидения всегда чем-нибудь прикрыта, как правило, саваном. Очевидно, это душа савана.

Оставим в стороне спор между Коперником и Птолемеем – сейчас он непринципиален, да и жили они ведь в разные времена.

111 км. – 1° везде одинаковая широта, а долгота только на экваторе.

Здесь и далее – цитаты из книги «Бытие».

Метод, основанный на сопоставлении толщин годичных колец на спилах деревьев из одной местности и примерно одной эпохи.

Подозрения А. А. Тревогина трехлетней давности совпали с выводами журналистского расследования, опубликованного в приложении «Наука» к газете «Известия» 22 ноября 2002 г. «…Не существует не только «академика» Фоменко, но и вообще никакого Фоменко! Совершенно ясно – перед нами мистификация, аналогичная знаменитому подпоручику Киже, Козьме Пруткову и математикам Бурбаки», говорится там. Но целая бизнес-индустрия греет на этой «шутке» руки. В энциклопедии Фоменко упоминается. Но тогда он – плагиатор Н. А. Морозова, в тюрьме, по памяти писавшего научные труды, в том числе книгу «Христос», где выдвигается подобная идея. – От составителя.

 

Яндекс.Метрика