Содержание сайта =>> Лженаука
Сайт «Разум или вера?», 08.11.2005, http://razumru.ru/pseudo/krainev02.htm
 

«Фармацевт из Барнаула»
против профессора философии из МГУ

А. М. Крайнев

В июле 2005 г. в «Русском журнале» была опубликована критическая рецензия [1] Н. Л. Васильевой (по базовому образованию – фармацевт, ныне редактор научной литературы и книжный дизайнер) на учебное пособие «Философия современного естествознания» (М.: ФАИР-ПРЕСС, 2004) под общей редакцией доктора философских наук, профессора МГУ им. М. В. Ломоносова С. А. Лебедева. В сентябре 2005 г. на страницах «РЖ» появился ответ [2] С. А. Лебедева на эту рецензию.

В прелюдии С. А. Лебедев обвиняет Н. Л. Васильеву в том, что она «не поскупилась на такие эмоциональные характеристики, как "дикость", "безграмотность", "шарлатанство" и т. п.». Мягко говоря, профессор выдаёт выгодные для его позиции суждения за действительность. «Дикость» встречается в самом конце рецензии единственный раз: «…разгул обскурантизма и дикости докатился до МГУ…», «безграмотность» и однокоренные слова отсутствуют, «шарлатанство» – единственный раз, но не в адрес авторов комментируемого «пособия», а в адрес «скандально известных торсионных шарлатанов Акимова и Шипова». Конечно, эмоции С. А. Лебедева можно понять. Действительно, обидно профессору МГУ получить трёпку от, как он пишет, «фармацевта из Барнаула» не имеющей даже кандидатской степени. Что ж, казалось бы, тем серьёзнее следовало отнестись к такой критике, но… Вместо этого С. А. Лебедев пытается представить себя и авторский коллектив страдальцами за правду в науке: «…прецедент подобной "критики" крайне опасен, поскольку возвращает нас к ещё не забытым советским временам научно-идеологических баталий». О том же говорит и название его статьи: «Критика имени Лысенко».

Помилуйте, уважаемый профессор, вдумайтесь в свои слова. Вы пытаетесь сравнить критическую статью «фармацевта из Барнаула» со всей мощью лысенковско-сталинской государственной машины, которая занималась не только идеологическим подавлением, но и физическим уничтожением учёных, имевших «не те взгляды»! Или вы всерьёз считаете, что простой редактор имеет средства и «технические» возможности, сопоставимые со средствами и возможностями Т. Д. Лысенко – академика АН СССР, президента ВАСХНИЛ и доверенного лица всесильного диктатора?! Могу поздравить Н. Л. Васильеву – молодец, навела шороху! А вот С. А. Лебедеву – посочувствовать: вместо того, чтобы воспринять критику, он уподобился тем самым соратникам столь нелюбимого им Т. Д. Лысенко, пытаясь заклеймить Н. Л. Васильеву. Но оставим эмоции и посмотрим, что же пишет С. А. Лебедев в защиту изданного «пособия».

Итак, используя слог С. А. Лебедева, «сюжет первый». Искренне благодарен автору за то, что в ответе он достаточно полно высказал соображения в защиту этого сюжета – «торсионной физики». Это избавило меня от необходимости внимательно изучать собственно «учебное пособие», ограничившись дифирамбами высказанными «торсионной физике» только в статье. Цитата:

«Несколько абзацев в главе посвящено раскрытию основных идей новой теоретической концепции, известной как "торсионная физика". В чем ее суть? В том, что предпринят новый шаг в направлении дальнейшей геометризации физики (программы, выдвинутой в свое время и успешно реализованной А. Эйнштейном). В торсионной физике утверждается не просто искривленный, а "закрученный" характер физического пространства. Математическое описание такой структуры пространства было в свое время осуществлено Э. Картаном. При допущении в новой теории такого характера физического пространства из нее вытекают два важнейших следствия: 1) необходимый характер такого фундаментального свойства элементарных частиц, как "спин"; 2) обоснование объективного характера такого свойства всех тел, как "инерция"».

Что ж, причислить себя к последователям авторитета, имя которого известно каждому школьнику, – приём не новый. Но, видимо, профессору философии невдомёк, что утверждать можно всё что угодно, но в естественных науках даже последователям «великих» следует свои утверждения доказывать. В конечном итоге, важны не столько сами утверждения, сколько их обоснования. А вот с этим у профессора и у его соавтора, тоже профессора, доктора физико-математических наук Л. В. Лескова как-то не сложилось. Об этом С. А. Лебедев сам же и пишет:

«Да, торсионная физика еще не предоставила достаточно убедительных и, главное, доступных всем экспериментальных доказательств истинности многих других своих следствий. Что ж из того? Сторонники этой концепции твердо уверены в том, что такие доказательства будут предоставлены в самом ближайшем будущем. (Абсолютно типичная картина для развития любой новой фундаментальной теории)».

Интересно, а какие «экспериментальные доказательства истинности» не «многих других своих следствий» (пусть даже достаточно убедительные не для всех, а только для специалистов) всё же представила «торсионная физика»? Что же помешало С. А. Лебедеву хотя бы упомянуть об этих, уже представленных, доказательствах? Или таковые ему всё же неведомы?

Никто не покушается на права профессора С. А. Лебедева и его единомышленников. Сторонники любой концепции вправе быть «твёрдо уверены» хоть в действенности астрологии или хиромантии, хоть в существовании Всевышнего… Но вот выдавать личную уверенность за доказанный научный факт, да ещё и продвигать её в общественное сознание от имени науки, – это уже несколько другое. Именно такие действия именуются псевдонаукой, а лица, этим занимающиеся, – псевдоучёными, особенно если эти лица облечены учёными степенями и званиями. Но пойдём дальше по статье С. А. Лебедева:

«Та же общая теория относительности была построена Эйнштейном в 1914 году, а свое первое экспериментальное подтверждение, которое, кстати, долгое время было единственным, получила только в 1919. Да, торсионная физика является сегодня во многом концепцией дискуссионной».

Не совсем так. В 1919 г. было получено второе экспериментальное подтверждение общей теории относительности (ОТО). Две астрономические экспедиции измерили отклонения лучей света, проходящих вблизи диска Солнца во время полного солнечного затмения 1919 г. Результаты – 1,98″ и 1,61″ практически совпали с предсказанием ОТО – 1,75″. Теория тяготения Ньютона предсказывала 0,87″. А первое экспериментальное подтверждение ОТО было получено ещё до её создания. Вот что в 1915 г. писал по этому поводу сам Эйнштейн:

«В настоящей работе я нахожу важное подтверждение этой наиболее радикальной теории относительности; именно, оказывается, что она качественно и количественно объясняет открытое Леверрье вековое вращение орбиты Меркурия, составляющее около 45″ в столетие; при этом нет необходимости делать какие-либо особые предположения» [3].

Важно отметить, что, создавая ОТО, Эйнштейн не опирался на этот очень частный экспериментальный факт. Он строил ОТО на основе фундаментальных предпосылок. Это, во-первых, – уже построенная специальная теория относительности и, во-вторых, – принцип эквивалентности (экспериментально установленный ещё Ньютоном). Путь теоретических исследований Эйнштейна был длинным, он отражён в его публикациях [4]. Впервые гравитационное уравнение Эйнштейна в записи близкой к современной появляется в статье 1915 г. [5]. В 1916 г. Эйнштейн резюмирует свои теоретические исследования [6] и показывает, что ОТО полностью согласуется и с другими фундаментальными принципами, в частности с законами сохранения энергии и импульса (причём не только в рамках механики, но и для электромагнитного поля), а гравитационное уравнение Ньютона является прямым следствием и частным случаем ОТО.

А на каких физических предпосылках построена «торсионная физика»? И каким образом теоретические построения «торсионной физики» следуют из этих предпосылок? Об этом – ни слова. Утверждение, что в «торсионной физике» имеет место «"закрученный" характер физического пространства», математическое описание которого разработано Э. Картаном, – голословно. Абстрактных математических пространств можно построить бесконечное множество, но, чтобы иметь право рассматривать математическое построение как модель реального физического пространства, следует связать математические параметры этого построения с параметрами реальных физических объектов.

Эйнштейн при построении ОТО тоже использовал сложные математические построения – геометрию Римана и тензорный анализ. И в римановой геометрии можно создать бесконечное множество абстрактных математических пространств, но лишь какие-то конкретные и очень немногие из этих пространств будут моделировать реальные физические пространства для реальных систем физических объектов. Но каким же образом из всего этого бесконечного множества математических построений выделить именно те, которые будут отображать физическое пространство? На этот вопрос математика ответить не в состоянии.

И заслуга Эйнштейна состоит не в том, что он просто переписал соотношения римановой геометрии. Нет, он обосновал и предложил метод, позволяющий из бесконечного множества абстрактных математических пространств выделить такие конкретные формы, которые позволяют моделировать геометрию реального пространства-времени для реального Мира, применительно к реальной конфигурации реальных физических объектов. В конечном итоге Эйнштейн приходит к уравнению, в котором и содержится вся ОТО. Вот одна из наиболее привычных на сегодня форм записи этого уравнения [7]:

Rik =   8πk  ( Tik –   1  gikT )
c4 2

Непосредственно геометрию риманова пространства определяют тензоры Rik и gik. Тензор Tik и его свёртка T характеризуют распределение энергий и импульсов вещества (физических объектов), создающего конкретную конфигурацию этого пространства.

Эйнштейн предполагает, что математическое риманово пространство можно рассматривать как модель, отражающую конфигурацию реального пространства-времени для конкретного распределения реального вещества, в том и только том случае, если величины Rik и gik связаны с тензором энергии-импульса Tik именно таким уравнением. Причём, несмотря на то, что предположение Эйнштейна далеко не голословно (уравнение согласуется практически со всеми известными физике фундаментальными принципами и законами Природы), наукой и научным сообществом (да и самим Эйнштейном) оно рассматривалось всего лишь как гипотеза. И только после того, как два следствия этого уравнения (смещение перигелия Меркурия и отклонение световых лучей Солнцем) блестяще совпадают с наблюдениями, ОТО начинает переходить из статуса гипотезы в статус знания.

Тензоры Rik и gik можно связать с тензором Tik бесконечным множеством каких-либо других уравнений, составленных достаточно произвольным образом. И такие уравнения тоже будут определять те или иные абстрактные математические римановы пространства. Но можно ли ожидать, что произвольное, по сути «взятое с потолка», математическое пространство будет моделью реального, физического пространства-времени? Вряд ли. Вероятность того, что без опоры на уже установленные закономерности реального физического Мира (т. е. просто «ткнув пальцем в небо») из бесконечной совокупности всевозможных математических соотношений случайно попадётся именно то, которое будет отражать реальный Мир, практически равна нулю.

Профессор С. А. Лебедев предлагает следующие критерии «научности» теории:

«…теория считается "научной", если она удовлетворяет следующим условиям: 1) внутренняя логическая непротиворечивость; 2) нетривиальная содержательность и информативность; 3) возможность эмпирической проверки (фальсификации и подтверждения); 4) достаточная объяснительная сила по сравнению с конкурирующими теориями. С позиций этих требований торсионная теория, безусловно, полностью отвечает критерию "научности", а, следовательно, является научной, а не лженаучной концепцией».

Только вот вывод, сделанный автором, никаким образом не вытекает ни из его статьи, ни из других «торсионных» публикаций. Если следовать приведённым С. А. Лебедевым критериям, то для того чтобы иметь право именовать «торсионную теорию» чем-то похожим хотя бы на научную гипотезу, необходимо раскрыть и обосновать эти, им же продекларированные, положения:

1) Вполне можно допустить, что математические построения Э. Картана логически непротиворечивы. Но из каких экспериментов или известных физических принципов следует, что эти построения можно рассматривать как модель реального физического пространства или что они описывают характеристики реальных физических объектов? Какие физические предпосылки позволяют предполагать (С. А. Лебедев пишет даже – утверждать!), что в реальном физическом Мире имеет место именно «"закрученный" характер физического пространства», соответствующий построениям Э. Картана?

2) Какую «содержательность и информативность» по отношению к физическому пространству и к физическим объектам предлагает «торсионная физика»? Какие новые, ранее неизвестные, физические объекты, эффекты, явления следуют из её уравнений (подобно тому, как из уравнений ОТО следует смещение перигелия орбиты Меркурия, не следующее из теории Ньютона)?

3) Какие эксперименты предложены для «эмпирической проверки» «торсионной физики»? Возможно, из уравнений «торсионной физики» вытекают следствия, которые точнее, чем следствия существующих теорий, согласуются с имеющимся экспериментальным материалом? Или авторы предложили новый, оригинальный эксперимент, который может показать, что «торсионная физика» описывает какое-либо явление лучше, чем «неторсионная» (подобно тому, как ОТО дала более точный по сравнению с теорией Ньютона результат при наблюдении отклонения света Солнцем)?

4) По отношению к каким конкретным физическим явлениям проявляется «достаточная объяснительная сила» «торсионной физики», и какие существующие теории конкурируют с ней и, возможно, проигрывают в объяснении этих конкретных явлений?

Пока на эти вопросы не даны подробные ответы, слова С. А. Лебедева, что «торсионная физика является сегодня во многом концепцией дискуссионной», следует рассматривать как декларацию. Научные дискуссии ведутся по концепциям, которые как минимум имеют статус научных гипотез, но не вокруг пустых заявлений. Любой, самый незначительный, научный результат (теоретический или экспериментальный), прежде чем претендовать на статус научного знания, вначале апробируется на статус научной гипотезы. Процедура такой апробации давно отработана и хорошо известна: публикация небольшой статьи в рецензируемом научном издании. Статья должна содержать предпосылки, на основании которых автор строит исследование, описание исследования и краткие выводы. После публикации, специалисты в данной и близких областях знания, если находят исследование интересным, предлагают к публикации по заявленной теме свои замечания, рецензии, дополнения. При возникновении интереса к публикации и получении, в основном, положительных оценок можно считать, что предложенная автором концепция приобрела статус гипотезы и, после всесторонней проверки другими исследователями, возможно, через какое-то время приобретёт и статус знания. Отсутствие интереса или появление небольшого количества критических откликов укажет на то, что статья не заслуживает внимания, и научное сообщество не видит оснований рассматривать предложенную концепцию даже как гипотезу.

В статье С. А. Лебедева ссылки отсутствуют. Даже, казалось бы, ответственное заявление, что из «торсионной физики» «вытекают два важнейших следствия: 1) необходимый характер такого фундаментального свойства элементарных частиц, как "спин"; 2) обоснование объективного характера такого свойства всех тел, как "инерция"», ссылками не подкреплено. Это не удивительно. Рецензируемые научные журналы не принимают к публикации статьи, содержащие явные ошибки и, тем более, безграмотности. Но именно безграмотности на уровне непонимания школьной физики содержит, пожалуй, единственный источник, на который мог бы попытаться сослаться С. А. Лебедев – основополагающий «труд» Г. И. Шипова по «торсионной физике» [8]. Приведу выдержку из рецензии на этот «труд» физика-теоретика, академика РАН В. А. Рубакова о незнании Г. И. Шиповым школьного курса физики на примере закона сохранения импульса (т. е., именно о непонимании свойства инерции тел):

«Самое замечательное, что автор "получил" этот результат в рамках механики Ньютона, где, как известно из школьного курса физики, закон сохранения импульса замкнутой системы выполняется точно и всегда. Автора это не смущает, и вместо того, чтобы найти ошибку в своих рассуждениях (а сделать это нетрудно: я предложил найти ошибку десятиклассникам одной из московских физико-математических школ, и они с этим заданием довольно быстро справились), он сначала (раздел 4.6) приводит "экспериментальные доказательства" несохранения импульса в механике, а затем (с. 295, 296) рисует радужную картину передвижения на новом транспорте с "торсионным движителем"…» [9].

Полагаю, комментарии излишни.

Далее С. А. Лебедев пытается сравнить «торсионную физику» с суперструнной теорией материи:

«А разве ситуация с разработкой современной суперструнной теории чем-то существенно отличается в философском и научном плане от проблемы признания торсионной физики?»

Ситуация отличается в корне. Во-первых, теорию суперструн никто не возводит в статус знания – сторонники и разработчики рассматривают её лишь как гипотезу. Во-вторых, в отличие от «торсионной физики», гипотеза суперструн имеет под собой серьёзные предпосылки, вытекающие из фундаментальных принципов симметрии. Но даже несмотря на это, академик В. Л. Гинзбург характеризует суперструнную концепцию лишь как «физнадежды» и «намёки» на теорию:

«…вместо термина "струны" часто употребляют название "суперструны"… чтобы подчеркнуть использование представления о суперсимметрии. В суперсимметричной теории каждой частице отвечает партнёр с другой статистикой, например, фотону (бозону со спином единица) отвечает фотино (фермион со спином 1/2) и т. д. Нужно сразу отметить, что суперсимметричные партнеры (частицы) ещё не обнаружены. <…>

Теория суперструн пока не привела к каким-либо физическим результатам, и в их отношении можно упомянуть главным образом о "физнадеждах"… <…>

Чувствуется, что теория суперструн – это нечто глубокое и развивающееся. Сами её авторы претендуют на понимание лишь некоторых предельных случаев и говорят только о намёках на некоторую более общую теорию…» [10].

Уместно процитировать и слова академика В. А. Рубакова из другой его статьи обзорного характера, которая затрагивает одно из направлений разработки суперструнной концепции:

«Всё это делает обсуждаемый предмет интересным и актуальным. Вопрос только в том, следует ли Природа по какому-либо из путей, изучаемых данной областью физики» [11].

Имеет смысл обратить внимание на список литературы к указанному обзору В. А. Рубакова – 143 позиции! Практически все позиции (за исключением нескольких специализированных книг) – это публикации в периодических научных изданиях (разумеется, рецензируемых). Это говорит о том, что разрабатываемая концепция вызывает у научного сообщества высочайший интерес и представляется перспективной. Но никому из разработчиков не приходит в голову предложить включить суперструнную концепцию в учебники общей физики, да ещё и выдать её за завершенную теорию, как это сделали с «торсионной физикой» авторы обсуждаемого «пособия».

А много ли публикаций в рецензируемых научных изданиях можно найти по «торсионной физике»? – Ни одной! И причина очевидна: серьёзный учёный не будет тратить время на разбор ошибок из школьного курса физики, аналогичных ошибкам в «труде» Г. И. Шипова. В лучшем случае, даст такое задание школьникам или студентам первого курса, как это сделал В. А. Рубаков. И уж совершенно «ни в какие ворота не лезет», что «торсионную» галиматью авторы, под видом разработанной физической теории, предлагают студентам гуманитарных специальностей, т. е. людям, которые, нисколько не сомневаясь, примут её «на веру» и в дальнейшей своей деятельности вполне могут оказать содействие продвижению и финансированию «проектов» по созданию «торсионных генераторов» или «торсионных движителей». Одно дело, когда профессор физфака расскажет студентам-физикам о суперструнной гипотезе и при этом обратит внимание на все «за» и «против» – будущему физику необходимо знать о разрабатываемых сегодня обоснованных теоретических предположениях. А вот гуманитарию это совершенно ни к чему, даже если бы «торсионную физику» можно было бы рассматривать как полноправную гипотезу. Приведу по этому поводу ещё одну выдержку из рецензии В. А. Рубакова:

«Книга Г. И. Шипова, возможно, и не заслуживала бы рецензии в УФН, если бы не привходящие обстоятельства. "Теория" Г. И. Шипова активно пропагандируется автором и его соратниками; вопросы типа "Существуют ли торсионные поля? Почему о них не пишут в учебниках?" можно услышать от студентов (в том числе физиков и математиков) уважаемых университетов. Эта "теория" и эксперименты, её якобы подтверждающие, находят своих покровителей (по-видимому, привлеченных обещаниями "суперсовременных, весьма эффективных технологий", как написано на с. 26), время от времени упоминаются в положительном плане в средствах массовой информации и т. д. Всё это, несомненно, наносит ущерб науке и образованию» [9].

Учитывая изложенное, есть все основания утверждать, что «торсионная физика» не является не только знанием (подобно ОТО), но и не вправе претендовать даже на статус гипотезы (подобно суперструнной концепции). А все попытки утвердить через «жёлтые» СМИ (см. напр. [12]) само словосочетание «торсионная физика» следует расценивать именно как шарлатанство. Хотя и не только как шарлатанство. Ещё в 1998 г. была опубликована статья доктора физико-математических наук А. В. Бялко [13], повествующая об экспериментальной проверке одного «эффекта», основанного на «торсионной теории»:

«Утверждалось, что если медь, кристаллизующуюся из расплава, подвергнуть воздействию торсионного генератора, то электропроводность полученного таким способом образца окажется во много раз выше, чем у контрольных образцов меди. Авторы "открытия" обратились в Миннауки России и Правительство Москвы с просьбой о выделении средств на строительство промышленной установки, а далее – спецзавода для промышленного выпуска "торсионной меди", естественно, с обещанием всех будущих благ от её внедрения. Согласно их расчетам, при замене проводов московских троллейбусов и трамваев этой, почти сверхпроводящей, медью можно было бы закрыть до половины действующих электростанций Москвы».

Здесь речь идёт о попытке получить на псевдонаучную деятельность государственные деньги. Это уже не просто шарлатанство. На языке УК такие действия квалифицируются как мошенничество. А об уровне научной «квалификации» заявителей можно судить по следующей фразе из приведенного в [13] официального протокола проверки:

«Выясняется, что Максарев Р. Ю. (представитель заявителей-торсионщиков – А. К.) не знаком с понятием удельного сопротивления…»

***

Пожалуй, завершу на этом, не буду тратить время на «сюжеты» второй, третий… десятый. Могу лишь повторить слова Н. Л. Васильевой:

«…чтобы прокомментировать все "перлы" этого учебника, понадобилось бы написать такую же по объёму книгу. Но, думаю, в этом нет никакой нужды: даже отдельные цитаты необычайно красноречивы» [1].

Да, пожалуй «сюжета первого» более чем достаточно. Можно порекомендовать авторам признать пусть не вредность, но… хотя бы ошибочность изданного «пособия», и посоветовать распространить заявление о том, что уже проданные экземпляры авторский коллектив готов выкупить обратно за счёт своих личных средств.

И вообще, не вредно подумать: имеет ли смысл философам, даже имеющим самые высокие учёные степени и звания, вмешиваться в процесс преподавания естественных наук? Не лучше ли, если «пироги будет печь пирожник, а тачать сапоги – сапожник»?

Литература и Web-ссылки:

  1. Васильева Н. Л., Сюрприз к юбилею // Русский журнал. 2005. 14 июля. http://old.russ.ru/culture/education/20050714_nv.html
  2. Лебедев С. А., Критика имени Лысенко // Русский журнал. 2005. 22 сентября. http://www.russ.ru/Kniga-nedeli/Kritika-imeni-Lysenko
  3. Эйнштейн А., Объяснение движения перигелия Меркурия в общей теории относительности // Альберт Эйнштейн. Собрание научных трудов. М.: Наука, 1965. Т. 1. Статья 36. С. 439.
  4. Эйнштейн А., Статьи 1912 – 1915 гг. // Альберт Эйнштейн. Собрание научных трудов. М.: Наука, 1965. Т. 1.
  5. Эйнштейн А., Уравнения гравитационного поля // Альберт Эйнштейн. Собрание научных трудов. М.: Наука, 1965. Т. 1. Статья 37. С. 448.
  6. Эйнштейн А., Основы общей теории относительности // Альберт Эйнштейн. Собрание научных трудов. М.: Наука, 1965. Т. 1. Статья 38. С. 452.
  7. Ландау Л. Д., Лифшиц Е. М., Теория поля // М.: Наука. 1967. С. 354.
  8. Шипов Г. И., Теория физического вакуума. Теория, эксперименты и технологии // М.: Наука. 1997. 450 с.
  9. Рубаков В. А., О книге Г. И. Шипова «Теория физического вакуума. Теория, эксперименты и технологии» // «Успехи физических наук». 2000. Т. 170. № 3. С. 351. http://ufn.ru/ru/articles/2000/3/t/
  10. Гинзбург В. Л., Какие проблемы физики и астрофизики… // «Наука и жизнь». 1999. № 11 http://www.nkj.ru/archive/articles/9906/ и № 12 http://www.nkj.ru/archive/articles/10055/
    (См. также сайт «Разум или вера?». http://razumru.ru/ginzburg/10_5.htm)
  11. Рубаков В. А., Большие и бесконечные дополнительные измерения // «Успехи физических наук». 2001. Т. 171. № 9. С. 913. http://ufn.ru/ru/articles/2001/9/a/
  12. Владимиров Д., Торсионных дел мастер // «Аргументы и факты». 2003. Вып. 32 (1189). 06 августа. http://gazeta.aif.ru/online/aif/1189/16_01
  13. Бялко А. В., Торсионные мифы // «Природа». 1998. № 9. http://vivovoco.rsl.ru/VV/PAPERS/NATURE/RENIXA1.HTM
    (См. также сайт «Разум или вера?». http://razumru.ru/pseudo/byalko.htm)

 

Яндекс.Метрика