Содержание сайта =>> Атеизм =>> Религия, общество, государство
Сайт «Разум или вера?», в техн. ред. от 10.10.2007, http://razumru.ru/atheism/society/krainev02.htm
 

Первая публикация 02.01.2003 г.

Израильский профессор за российскую религиозность.
К чему бы это?

А. М. Крайнев

Поводом для этой статьи послужила небольшая заметка [1] о статистических исследованиях религиозности общества в разных странах. Как следует из результатов исследования, «59 % участников опроса в США заявили, что религия играет огромную роль в их жизни, в то время как в России, такое же мнение высказали только 14 % респондентов… "очень важной" религию назвали в Японии 12 % опрошенных. Сенегал занял в списке государств, где проводилось исследование, первое место. Там "очень важной частью своей жизни" религию назвали 97 % респондентов».

По-видимому, наши отечественные православные идеологи, а вместе с ними и некоторые политические деятели полагают, что для того, чтобы достигнуть экономического уровня США, необходимо «оцерквоманить» наше население, как минимум до уровня США, а ещё лучше – до уровня Сенегала – уж тогда мы точно «перегоним Америку»!

Правда, при этом они забывают, что своего экономического уровня США достигли (и могут этот уровень поддерживать) за счёт имеющихся географических и исторических особенностей, притока капитала, твердости валюты. А вот за счёт «оцерквоманивания» достигнут совсем другой эффект: невысокий интеллектуальный уровень населения. Это вполне подтверждается хорошо известной практикой: США стремятся привлечь в свою страну со всего мира специалистов, имеющих высокий уровень образования и интеллекта, – из своего населения им выбирать некого. Благо, что экономический уровень США позволяет покупать этих специалистов.

Совсем другое дело – Япония, рейтинг религиозности населения которой оказался одним из самых низких – 12%, и которая действует по совершенно другому принципу – анализирует, собирает, а при необходимости покупает, но не специалистов, а самые передовые научно-технические достижения по всему миру. А вот услугами специалистов пользуется, в основном, своих отечественных – видимо есть из кого выбирать.

Наша страна в течение почти всего XX в. научилась поддерживать экономический (пусть не самый высокий) и научно-технический уровни не за счёт финансово-экономической системы, а как раз за счёт наличия высокого интеллектуального уровня населения. И в становлении этого интеллектуального уровня далеко не последнюю роль сыграла внутренняя политика советского периода, изгнавшая из всей вертикали научной и образовательной систем средневековые (а то и «доисторические») религиозные представления об окружающем Мире и заменившая эти представления современным (хотя, к сожалению, во многом сдобренным советским догматизмом) материалистическим мировоззрением.

И если сегодня усилиями наших православных патриотов, мы сумеем «догнать и перегнать Америку» по уровню религиозности населения, то, тем самым, основы нашего интеллектуального потенциала будут разрушены. И ждёт нас не экономическая «мощь США», и не «японское чудо», а уровень Сенегала, который, как видно из исследований, по религиозности занимает твёрдое первое место в мире. И в разрушении этого, имеющегося у нашего общества, интеллектуального потенциала православным патриотам, с большим удовольствием, помогут и определенные «заморские» круги.

Показательно, что с критикой атеистических статей академика РАН В. Л. Гинзбурга, по сути его аргументов, выступили только два человека 1: капитан 1 ранга в отставке, к. т. н., О. Н. Дубровский [2] и Герман Брановер, профессор Университета Бен-Гуриона в Израиле [3].

Не столь важно, что аргументация первого из этих авторов, в основном, вызывает лишь улыбку и годится не более, чем для того издания, в котором и опубликовано его письмо. Аргументация израильского профессора существенно глубже, и вообще, серьёзнее, наукообразнее и изощрённее. Важно другое. Оба автора явно не сговариваясь (вряд ли можно предполагать наличие прямого сговора между русским православным патриотом и израильским профессором) стремятся решить одну и ту же задачу – разрушить интеллектуальный потенциал нашего общества. Причины стремления к этому О. Н. Дубровского, в общем, ясны – здесь нечего даже анализировать, в основном, – это недальновидность и религиозный фанатизм.

Но вот что же побудило второго автора – израильтянина г-на Брановера к критике атеизма российского академика и опубликованию своей статьи, фактически, в поддержку русского православного патриотизма? С какой стати и для чего израильский профессор пытается вмешаться в разрешение внутренних, причём очень острых, проблем российского общества? Тоже по глупости? Вряд ли, – все-таки профессор с мировым именем, да и его аргументация говорит о достаточно высоком интеллекте. От «нечего делать»? Тоже исключено – у профессора день расписан по минутам, а на статью потрачено достаточно времени и она хорошо продумана. Автор действительно и серьезно стремится убедить читателя в том, что атеизм – это плохо, а религиозность – хорошо! Можно было бы попытаться обвинить г-на Брановера в попытке склонить россиян в сторону иудаизма или, хотя бы, в сторону неправославных христианских течений. Но, нет! Он ратует просто за возрождение российской религиозности, фактически той самой, которую и пытаются навязать России наши собственные православные патриоты.

Попытаемся представить себе обратную ситуацию, чтобы, например, постоянно проживающий в России, гражданин России – капитан 1 ранга О. Н. Дубровский, ни с того ни с сего, до такой степени проникся проблемами Израиля и израильтян, что начал писать статьи в поддержку иудаизма (пусть не иудаизма, пусть просто в поддержку религиозности израильского общества), да ещё и публиковать их на иврите? Или, даже не О. Н. Дубровский, а человек более высокого общественного положения и социального уровня, например, сегодняшний последовательный борец за идеалы русского православия – президент Российской академии образования Н. Д. Никандров? Полный нонсенс и полный бред! Легко предугадать, какими словами и эпитетами в среде православных патриотов был бы награждён такой пропагандист израильской религиозности!

А вот израильский профессор, видимо, не считает своё поведение ни бредом, ни нонсенсом и нисколько не боится заслужить славу «поборника российского православного патриотизма». Правда, г-н Брановер – выходец из СССР. И можно попытаться объяснить его действия ностальгией, духовной близостью с российским народом и т. д., и т. п. Но, – несерьезно! Он уже 30 лет – гражданин Израиля, профессорствует и, следовательно, основную часть времени живет в Израиле. И чтобы без каких-либо особых причин публично начать радеть за возрождение российской религиозности, тем более, казалось бы достаточно чуждого не только ему, но и его официальной религии, православия? Нет, – явно слабовато!

Более того. В одном из своих интервью [4], г-н Брановер категорически открещивается от какой бы то ни было возможности даже пытаться указывать другим народам и странам путь их идеологического развития: «Можно констатировать лишь один неоспоримый факт, трагические события наступают лишь тогда, когда евреи начинают заниматься не своим делом. Это не еврейского народа дело – устанавливать коммунизм в той, или иной стране». Что ж, в отношении коммунизма ясно. А к «установлению русской религиозности» эта фраза, значит, не относится? Прямо скажем, – странно, тем более, что далее следует: «Пришло время евреям заниматься своими собственными проблемами, а не проблемами других народов».

Таким образом, г-н Брановер не просто непоследователен, – его действия диаметрально противоречат им же самим провозглашенным принципам! Такие выверты научная общественность, как правило, не поощряет. Но он, тем не менее, идёт на публикацию своей статьи, хотя прекрасно понимает, что подобная непоследовательность может отразиться на его имидже учёного. Вот краткая биографическая справка о г-не Брановере из преамбулы того же интервью: «Профессор Г. Брановер человек известный не только в России, Израиле и Америке, но и во многих других странах мира, куда приводят его научные интересы и религиозные пути. Родился в Риге в 1931 году, закончил Ленинградский политех, там же защитил докторскую диссертацию. Много лет пробыл в отказе. С 1972 года гражданин Израиля».

И, ни за что, ни про что рискнуть «подмочить» такую репутацию? Нет, для подобного шага профессору Герману Брановеру необходимо иметь существенно более серьёзные мотивы, чем «ностальгия по Родине» или, 30-ти летней давности, духовная близость с российским народом! Тем более, что в конце интервью он прямо говорит: «…Россия – не наша страна».

Так что же, может быть, – заказ? Тогда чей? Но, для профессора с мировым именем, который хочет сохранить своё реноме, выполнение подобного заказа из примитивных корыстных соображений совершенно неприемлемо, тем более, что он человек явно обеспеченный, а серьезно заработать на подобной статье вряд ли можно. Ясно, что «игра не стоит свеч», т. е. примитивный заказ исключён.

Более вероятно использование принципа «ты мне, – я тебе», когда оплата производится не деньгами и, даже не материальными, а некими «духовными» ценностями или, скорее, «духовными» стимулами. В частности, одним из таковых (причём, достаточно сильных) «духовных» стимулов может быть повышение престижа в близком окружении единомышленников.

Таким образом, условным «заказчиком» этой статьи, скорее всего, могла стать сама та среда, в которой автор, более или менее постоянно, вращается и престиж внутри которой для него очень ценен. На самом деле, подобный побудительный мотив тривиален. Очень большое количество, если не большинство, человеческих поступков стимулируется именно желанием повысить свой имидж в той среде, с которой человек сам себя ассоциирует и с которой он близко и непосредственно связан.

Но что же это за такая среда, что же это за такое сообщество, которые могли бы столь серьёзно повлиять на израильского профессора, что он, несмотря на наличие веских причин этого не делать, всё же публично выступает за возрождение российской религиозности и российской духовности? И где находится это сообщество: внутри России или, всё же, вне её?

Потенциально возможным условным «заказчиком» подобной статьи внутри России может выступить только среда тех самых православных патриотов, в которую входит, в частности, автор первой из вышеупомянутых публикаций О. Н. Дубровский. В любом другом из религиозных сообществ, которые в нынешних российских условиях рассматриваются не как последователи «традиционных» религий, не говоря уж об атеистах, с помощью подобной статьи можно, скорее, нажить врагов, чем заработать престиж. Предположение, что г-на Брановера к публикации этой статьи могли подвигнуть другие из «традиционных» российских религиозных объединений: исламского, буддистского или иудаистского – тоже практически исключено. Статья направлена против всякого атеистического мировоззрения, но, в то же время, в ней явно прослеживается стремление автора защитить наиболее распространенные в России, т. е. в первую очередь православные, религиозные ценности, но никак не специально, и лишь заодно, «скопом», все остальные. Таким образом, потенциальным внутрироссийским условным «заказчиком» такой публикации может быть только сообщество православных патриотов. Но реально ли это?

Прямое влияние на г-на Брановера со стороны таких людей, как тот же О. Н. Дубровский, практически исключено в силу их совершенно различных социального положения, уровня образованности и эрудированности. В той же степени, и в силу тех же причин, маловероятна и возможность общения г-на Брановера с сообществом русских православных патриотов в целом. Но вот с некоторыми высшими кругами этих патриотов контакты г-на Брановера вполне возможны. Это, скорее всего, могут быть выходцы из советской партийно-чиновничьей околонаучной «элиты» среднего, или несколько выше среднего, общественного положения, которые после развала СССР повернули «нос по ветру» и побежали перекрещиваться из «верных и твёрдых марксистов-ленинцев» в столь же «верных и твёрдых (или, скорее, – твердолобых?) православных верующих». Это – слой «хамелеонов», великолепно умеющий приспосабливаться как к окружающей обстановке, так и к собеседнику, в том числе образованному и эрудированному – не зря они провели основную часть своей жизни в околонаучных кругах. Можно предположить вариант достаточно тесного общения г-на Брановера с подобной «элитой». И, все же… Неужели сообщество этих «твёрдых» могло столь сильно повлиять на умудренного жизнью профессора, чтобы он пошёл на конфликт со своими публично провозглашенными принципами и, рискуя репутацией, из чисто альтруистических соображений ринулся защищать российское православие? Сомнительно…

Существенно более логична и более вероятна вторая версия – версия такового условного общественного «заказа» всё же с «той стороны».

Но, для того, чтобы сделать какие-либо предположения по этому поводу, следует вначале попытаться немного познакомиться с профессором Г. Брановером. Обратимся для этого к тому же интервью [4], в котором он достаточно подробно излагает свои общественные, религиозные и политические взгляды и устремления.

Сразу же, даже после беглого прочтения этого интервью, можно сделать два вывода. Первый – это то, что г-н Брановер – искренний патриот государства Израиль и своего народа. Более того, его патриотизм граничит с национализмом, и даже в таковой переходит. Фактически, он сам об этом и говорит: «Я, честно признаться, не имею особых претензий к националистам, которые проявляют свой национализм на своей территории, в своей стране. Ибо можно назвать это национализмом, а можно – национальной гордостью, приверженностью национальной культуре и традициям. Здоровая нация до определенной степени должна быть националистичной, должна любить свой народ и предпочитать своих собратьев всем другим». И достаточно саркастически, если не пренебрежительно, относится к интернационализму: «…желание всех левых принадлежать к "мировой культуре" к "мировой цивилизации", а, по сути, к бескультурью, есть своеобразное декадентство».

И второй вывод, – он прекрасный и очень грамотный политик, хотя таковым себя не называет. Но, дело не в названиях. Г-н Брановер – человек известный, безусловно популярный, по крайней мере в определенных кругах и общественных слоях, и его высказывания, его точка зрения в определенной степени формируют общественное мнение как внутри Израиля, так и за его пределами. А именно это и определяет сущность политика. Более того, он – не просто политик, он – политик-интеллектуал.

И такой политик-интеллектуал никогда не сделает необдуманного шага, вмешиваясь в общественные проблемы другого государства, тем более, государства с которым отношения его страны складываются очень и очень непросто, а во многом и противоречиво. И, если он такой шаг делает, то делает его из прагматических соображений исключительно в интересах своей страны и своего народа, но никак не в интересах того государства и того общества, в проблемы которых вмешивается. О таком своем подходе г-н Брановер тоже говорит ясно и однозначно: «…надо быть реалистами, прагматиками. Надо заботиться о том, что будет с нашим народом (выд. – А. К.)».

Кто-то из «великих» говорил, что «политика – это искусство возможного». Но, политика – это ещё и искусство уметь навязать и конкуренту, и партнеру (партнер практически всегда рассматривается и как потенциальный конкурент – это тоже «политика») такой алгоритм поведения, который, в конечном итоге, выгоден для себя. При этом, очень желательно поставить и конкурента, и партнера в зависимость от себя.

И если в конкурирующем государстве имеются общественные силы, которые могут быть использованы в своих интересах – их необходимо использовать. Это, как раз, и есть совершенно нормальный политический реализм и прагматизм.

А г-н Брановер, будучи не просто выходцем из СССР, а выходцем из научной элиты, физиком, защитившим докторскую диссертацию в Ленинграде, как никто другой понимает, что самым сильным институтом, самой главной опорой сегодняшнего российского общества является рационалистический интеллект этого общества и рационально построенная система, действительно почти всеобщего, образования, причём опирающегося на современное, и наиболее соответствующее действительности и сегодняшнему дню, материалистическое мировоззрение. И этой, бывшей советской, а сегодня российской, системе образования в мире просто не существует аналога 2. И он прекрасно понимает (более того, в своё время испытал на себе), что главным сдерживающим фактором и тормозом экономического и технологического прогресса СССР всегда выступал, практически религиозный, догматизм идеологов КПСС. А сегодня, когда эти идеологи КПСС ушли со сцены, имеются все предпосылки для осуществления российского научного и технологического «чуда».

Но, нужно ли такое «российское чудо» г-ну Брановеру и его сподвижникам? Нужно ли оно государству Израиль? Нужно ли оно тем же США или другим государствам, конкурирующим как друг с другом, так и с Россией? Да ни в коем случае! Россия слишком потенциально опасный конкурент, которого, выпустив единожды на свободу, уже не удастся загнать обратно.

Поэтому надо этот российский потенциал существенно ослабить, а ещё лучше уничтожить. И наиболее эффективно это можно сделать уничтожением вначале научной элиты – сегодняшнего интеллектуального потенциала, а затем и системы образования – потенциала завтрашнего. И если руководство России склонно опираться на религиозные, лженаучные и прочие подобные общественные течения, которые с необходимостью ослабят интеллектуальный потенциал страны, то этому надо способствовать всеми доступными способами!

Усиление религиозности российского общества – идеальный вариант для наших конкурентов. Религиозность общества и, одновременно, российской власти, с одной стороны, заставит научные школы отказаться от своей наиболее прогрессивной особенности – материалистического мировоззрения, тем самым одновременно будут уничтожены и неоспоримые преимущества российской образовательной системы, а с другой стороны, позволит сохранить и даже усилить управляемость российским обществом. Второе также немаловажно: иметь рядом с собой (а в сегодняшних условиях развитых коммуникаций все страны находятся «рядом») огромную, но вполне предсказуемую, архаичную и преследующую основную цель – укрепление государственной религиозности, Россию существенно спокойнее любого другого варианта. Да и влиять на российскую политику «извне» будет существенно проще: если общество не умеет думать, а умеет только верить своему правительству (и, разумеется, своей церкви) и повинуется его установкам, то для того, чтобы направить эту политику в «нужное» русло достаточно убедить в необходимости того или иного политического поворота лишь немногочисленную чиновничью (и церковную) элиту – это существенно проще и дешевле, чем убеждать всё российское, да ещё интеллектуально развитое, общество. Всё общество купить невозможно, а вот любовь к деньгам и красивой жизни чиновничьей (да и церковной) элиты, особенно среднего и чуть выше среднего уровня, в последнее десятилетие почти не скрывается, а то и рассматривается как определенная «доблесть».

Статья г-на Брановера – это лишь небольшой пример, эпизод, «краткая иллюстрация» к той политической ситуации, которая складывается вокруг российской науки и образовательной системы. Любой конкурент нашей страны (а таковыми, ещё раз повторим, являются и всегда будут являться большинство развитых стран) будет действовать совершенно аналогично. Способы воздействия могут быть избраны различные: от «зомбирования» общества через СМИ, до прямого подкупа влиятельных кругов.

А вот изнутри России, самую неоценимую помощь нашим конкурентам в этом процессе разрушения отечественной науки и образовательной системы оказывают как раз те силы, представители которых больше всего и «на каждом углу» кричат о русском патриотизме и российской государственности, – это русские православные патриоты и Русская православная церковь.

Литература и Web-ссылки

  1. Религия играет важную роль в жизни только 14 % россиян // «Портал-Credo.ru», 23 декабря 2002 г., http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=5960&cf
  2. О. Н. Дубровский, Открытое письмо академику В. Гинзбургу // «Русский вестник», http://www.rv.ru/content.php3?id=499
  3. Г. Брановер, Всё большее число серьёзных учёных приходят к религии // Журнал «Алеф», № 10 (902), июнь 2002 / 5762, http://www.alefpress.com/mag/902/11.html (ссылка работать перестала)
  4. А. Бураковский, Израиль и еврейство (интервью с Германом Брановером) // Журнал «Вестник», № 13 (194) 23 Июня, 1998, http://www.vestnik.com/issues/98/0623/win/burak.htm

На дату первой публикации (прим. 10.10.2007)

Тезис о том, что наша отечественная система образования была одной из лучших в мире, фактически признаёт в письме от 21.01.99 г. на имя министра образования В. М. Филиппова сам патриарх РПЦ А. М. Ридигер, а также подписавший это письмо, упомянутый президент РАО Н. Д. Никандров.

 

Яндекс.Метрика