Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество =>> «Здравый смысл» =>> 2009, № 4 (53)
Сайт «Разум или вера?», 18.12.2009, http://razumru.ru/humanism/journal/53/mozgovoi.htm
 

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ Осень 2009 № 4 (53)

РЕЛИГИЯ, ОБЩЕСТВО, ГОСУДАРСТВО

Решение Президента России Дмитрия Медведева о преподавании в средней школе предметов «Религиозная культура» и «Светская этика», принятое 21 июля с. г., вызвало бурную реакцию общественности.

Глава государства заявил, что в школе будут преподаваться основы «традиционных» религий: православие, иудаизм, ислам и буддизм, а в армии вводится институт «военного духовенства».

Многими гражданами это решение оценивается как антиконституционное и направленное на принудительное разделение народов России по религиозному признаку, нарушение базовых прав граждан, свободы совести, принципов светского государства, угрожающее целостности России при дискриминации сторонников церквей и религиозных течений, не отнесённых властями к «традиционным», а также атеистов.

Под «традиционными» религиями понимаются отныне православие, иудаизм, ислам и буддизм. Причём, по-видимому, это те религиозные направления (конфессии) религий, представители которых и были приглашены на встречу с Д. Медведевым в подмосковную Барвиху.

Мы попросили прокомментировать этот вопрос Сергея Мозгового, сопредседателя Совета Института свободы совести.

Под видом

религиозной
культуры

внедряют
идеологию

Сергей Мозговой отвечает на вопросы
Александра Солдатова (Портал Credo.ru)
и Ульяны Ким (Великая эпоха)

– Сергей Александрович, совместимы ли, на Ваш взгляд, последние инициативы президента Медведева по введению в российских общеобразовательных школах религиозных предметов, а в армии – института военных священников – с конституционным строем России?

Сергей Мозговой: Нет! Нововведения, инициированные Медведевым в Барвихе, грубо нарушают Конституцию РФ, а также законы «Об образовании» и «О статусе военнослужащих». Это правовой беспредел.

Однако решение было принято не вчера. Страна все эти годы медленно скатывалась в болото клерикализма. Просто вчера наступил некий логический итог, завершился очередной этап клерикализации государства. Мы неоднократно говорили о том, что всё будет именно так – и во время осуществления операции «Преемник президента», и когда на престол Патриарха РПЦ МП восходил «эффективный менеджер».

– Существуют ли реальные предпосылки для внедрения в российскую армию военного духовенства?

С. М.: А откуда им взяться? Армия и флот не нуждаются в попах с кадилом, раввинах и муллах. А все так называемые социологические исследования, на которые ссылается министр обороны Сердюков – полная профанация науки и дискредитация социологии. Среди тех, кто проводит эти исследования, нет ни одного учёного с религиоведческим образованием, понимающего всю сложность и специфику социологии религии. Говорю это с полной ответственностью, так как сам долгое время прослужил в Вооружённых силах и многие годы, служа в Центральном аппарате МО РФ, непосредственно организовывал и осуществлял проведение мониторинга религиозной ситуации в Вооруженных силах. К тому же социологические опросы не могут учесть всю мировоззренческую палитру военнослужащих. Вот и получается, что «православными» себя называют до 80 % (на самом деле, меньше), но при этом верующих всего 3 процента.

Или неужели кто-то поверит, что в российской армии служит сегодня 10 тысяч иудеев, т. е. 1 %, по заявлению министра. Поищите – под микроскопом не найдёте и нескольких сотен.

Но дело даже не в этом, а в том, что на протяжении многих лет в Вооружённых силах грубейшим образом нарушается Конституция РФ и федеральный закон «О статусе военнослужащих» в части свободы вероисповедания, а прокуратура, вместо того, чтобы пресечь эти безобразия, сама потворствует антиправовым деяниям. Клерикализация армии навязывается сверху и лоббируется прежде всего Московской патриархией при поддержке столь же «традиционного» для современной России Берла Лазара.

– А как людям понимать и относиться к вопросу о введении таких предметов как «Религиозная культура» и «светская этика» в средней школе?

С. М.: Хочу заметить, что Институт свободы совести прогнозировал подобное развитие событий, поэтому мониторинг нарушения свободы совести и принципов светскости государства, к чему относится клерикализация, были в центре нашего внимания. Мы всегда выступали против насильственной клерикализации государственной и муниципальной школы, как и иных государственных институтов, например, армии. А данная инициатива по обучению религии в школе и введение священников в армии преследует именно эту цель. Это чревато разделением детей по религиозному признаку со стороны тех, кто никак не должен акцентировать на этих различиях внимание.

Для государства и педагогического коллектива дети – это, прежде всего, школьники, которые должны получить хорошие знания и стать равноправными гражданами своей страны независимо от их происхождения, национальности или религии. В светском государстве религия должна быть частным делом человека, его семьи или общины, но не фактором селекции детей по одному из разделяющих признаков и уж тем более политики.

И вообще, проблема религиозной идентичности – не дело государства. Не случайно при переписи населения запрещено ставить вопрос о вероисповедании человека. Но отныне следует ожидать, что детей и их родителей обяжут признаваться в своих мировоззренческих предпочтениях, являются ли они «традиционными» верующими (т. е. лояльными государству и власти), «нетрадиционными» маргиналами – «сектантами» или неверующими. То есть высшая государственная власть дала отмашку на проведение насилия над совестью в раннем детском возрасте. Ну а кто не захочет выделяться из общего ряда и испытать на себе «охоту на ведьм», вынужден будет прибиться к общему стаду, формируемому школьным начальством.

Что касается предмета «Светская этика» то у него не должно быть альтернативы в виде религиозных курсов. Этические правила поведения в правовом светском государстве касаются всех без исключения граждан независимо от их мировоззрения. Альтернативой религиозным предметам является атеизм. Но я против преподавания в светской школе подобных мировоззренческих курсов, как религии, так и атеизма. Для этого существуют воскресные школы или атеистические кружки за пределами школьного учреждения.

– Но ведь говорят, что это всего лишь эксперимент. А повсеместное введение основ православной, исламской, иудейской и буддийской культуры начнётся только в 2012 году…

С. М.: Воспитательная работа не допускает рискованных экспериментов над детьми, да ещё с нарушением правовых норм. Это азы педагогики. Однако, не имея даже результатов «эксперимента», власти поторопились объявить о том, что с 2012 года преподавание этих курсов обязательно будет во всех школах. Его результаты уже запрограммированы политическими решениями, а так называемый «эксперимент» всего лишь элемент прикрытия ползучей клерикализации. Причём 2012 год выбран не случайно. Это год президентских выборов.

Власть в очередной раз делает религию фактором политической борьбы, противопоставляя так называемых «традиционалов», составляющих основной электорат нынешнего режима, тому кандидату в президенты, кто будет ратовать за правовое светское государство. В предвыборной политической борьбе 2012 религиозный фактор будет наиболее доминирующим, после чего только чудо сможет сохранить Россию как целостное государство. И эта борьба, в которую втягивают школу и армию, уже началась…

– Но ведь есть ещё проблема учителей и учебников по тем предметам, которые предлагается ввести?

С. М.: Да, это проблема, хотя не основная. Тем не менее, до весны 2010 года, когда в 18-ти регионах России планируется начать «эксперимент», невозможно успеть подготовить ни педагогов, ни написать адекватных учебников. Впрочем, по «Основам православия» учителей уже давно переучивают в Институтах (на курсах) повышения квалификации и переподготовки работников образования в ряде субъектов РФ. Это делалось со ссылкой на некий «региональный компонент» (идею таким образом обойти закон в своё время придумал митрополит Кирилл). Однако никакой региональный компонент не должен противоречить Конституции РФ. Сейчас этот компонент отменили, но вместо него ввели ДНК («Духовно-нравственную культуру»). О том, что власть и Минобрнауки поступит именно так, мы единственные, кто предупреждал общество на страницах ЗС полтора года назад 1.

Что касается учебников, то их, конечно, напишут. При этом потратят миллионы бюджетных рублей, но отвечать требованиям подготовки зрелой, критически мыслящей личности – гражданина, целеустремлённого в завтрашний день, они не будут. У лоббистов этих курсов совсем иные цели: слепить из детей серую массу, или как в церковной среде говорят «пасомое стадо», мыслящее некими заданными мифологемами и идеологемами. Оно же – электорат для партии власти.

– В таком случае, не лучше ли ввести в школе изучение светского предмета «История религии» или «Основы религиоведения»?

С. М.: Безусловно лучше. Это светские предметы, соответствующие научным дисциплинам. Их легче преподавать объективно и не ангажированно. Хотя, справедливости ради, отметим, что и по этим предметам довольно сложно сделать адекватный учебник, так как в лексиконе научного и педагогического сообщества глубоко укоренилась устаревшая «традиционно-центричная» модель религиозной иерархии.

Отсюда в светских учебниках по религиоведению встречается внеправовое и ненаучное деление религий на «традиционные» и «нетрадиционные», «секты», и прочие идеологизированные штампы.

В этом смысле, Дмитрий Медведев, когда принимал решение о преподавании основ «традиционных» или «основных» религий, следовал устоявшемуся в российском религиоведении лексикону. Однако, обратите внимание, что предметы по основам той или иной религии вводят для учеников 4 – 5 класса, т. е. для десятилеток. Видимо это не случайно, ведь в этом возрасте из ребёнка, с одной стороны, легче лепить то, что нужно в мировоззренческом плане, а с другой, ему ещё сложно усваивать религиоведческую науку. Именно к этому аргументу прибегают противники изучения «Истории религии» и/или «Религиоведения», когда доказывают, что в этом возрасте ребенку легче усваивать церковные сказки.

– Какова тогда должна быть позиция государства в вопросе об образовании?

С. М.: Конституционно-правовая! Мы неоднократно излагали свою позицию в конструктивных, методологически выверенных документах и статьях.

Например, в Заявлении Института свободы совести от 1 февраля 2004 года в связи с клерикальной идеологизацией государственной системы образования России, а также в заявлениях Всероссийского Гражданского Конгресса от 3.10.2006 «О религиозном образовании в государственной школе» 2 и Национальной Ассамблеи РФ от 3 октября 2008 года в защиту свободы совести и светского характера государства, а также в недавнем заявлении от 27 июля 2009 г. «О нарушении базовых прав граждан, свободы совести, принципов светского государства и угрозе целостности России» 3.

Суть этих документов в требованиях гражданского общества от государства соблюдать букву и дух Конституции. Тем же, кто хочет обучать своих детей религии, говорится: пожалуйста, только не в сетке школьной программы и за свой (не государственный) счёт. В Конституции достаточно ясно прописаны правовые принципы светского характера государства. Но серьёзным недостатком является отсутствие гарантий соблюдения этих принципов, включая ответственность властей предержащих за их нарушение.

– И всё же, почему сегодня стало возможным принятие такого решения, если по Конституции Россия – светское государство? Способно ли сегодня общество эффективно противодействовать антиконституционным процессам?

С. М.: Основная причина в правовом нигилизме и политических интересах власти и в правовом инфантилизме научного и педагогического сообщества.

К тому же общество и правозащитное сообщество не придают большого значения проблемам свободы совести, которая между тем является системообразующим правом в системе прав и свобод человека. Некоторые откровенно занимаются имитацией правозащитной деятельности.

Проблемным является и экспертное сообщество… На учёных и научном сообществе в целом лежит не меньшая ответственность, чем на правозащитниках. Именно наука (в идеале) должна быть высшим арбитром правильности принимаемых решений и влиять на законотворчество и право. У нас же в «экспертном сообществе» доминируют ангажированные учёные, ориентирующиеся на интересы государственно-церковной бюрократии, а также адвокаты, имеющие свои корпоративные интересы и превратившие защиту в бизнес. Поэтому они бывают не заинтересованы в строгом соответствии ряда нормативно-правовых актов и принимаемых административных решениях конституционному праву.

Власть знала, что гражданское общество в России весьма слабое и не сможет воспротивиться этим инициативам, закамуфлированным под благие намерения. К тому же нашлись штрейкбрехеры в религиозной среде. Как только за дело лоббирования «Духовно-нравственной культуры» и «военного духовенства» взялся глава государства, сопротивление оппонентов из числа мусульман прекратилось.

Отсюда, отсутствует единая стратегия и тактика у противников клерикализации государства. Ряд «борцов» за свободу совести сосредоточились на частностях, например, подняли шумиху вокруг фигуры одиозного сектоведа Александра Дворкина, назначенного председателем Экспертного совета по государственной религиоведческой экспертизе при Минюсте РФ, вместо того, чтобы требовать сохранения самих основ конституционного строя. Ведь Дворкин – это результат религиозной политики власти, он не сам по себе пришёл и занял этот пост 4. Вот и получилось, что боролись с Дворкиным, а проморгали школу и будущее страны.

– Но есть же ещё родительская общественность…

С. М.: Верно! Родительская общественность – огромная сила, если направлена в нужном направлении. Недавно, например, инициативная группа Владимира Абдрашитова и Института религии и права (Славянского правового центра) начала кампанию по сбору подписей под Обращением к президенту РФ Дмитрию Медведеву против клерикализации светской образовательной школы. Однако сам документ состоит из сплошных подмен и противоречит принципам светского государства, прежде всего его нейтралитета. В нём изложена жалоба на Русскую православную церковь и требование о допуске в школу «для воспитания и социализации школьников» любой организации при условии: «несомненных, положительных, объективных результатах предварительной апробации её воспитательной педагогической методики, соответствующих масштабам её претензий за длительный период». Глупее не придумать. Кто, кому и что сможет доказать?.. Только тот, на чьей стороне бюрократия.

Есть от него польза? Вышло опять по Черномырдину: «хотели как лучше, а получилось как всегда». Поэтому удивительно, что отдельные правозащитные сайты, например ООД «За права человека» (http://www.zaprava.ru/) пиарят это провокационное Обращение.

– Чем новые инициативы президента, благословленные Патриархом, раввином, муфтиями и ламой, чреваты для страны?

С. М.: Повторением трагических страниц нашей истории. В очередной раз поводыри бросают Россию на грабли. И опять под предлогом «благих намерений» воспитания «духовности», «патриотизма», «гражданственности» и прочей дымзавесы для сокрытия истинных целей религиозной политики властей предержащих и их религиозных компаньонов. Навязывание сверху политическими и административными методами религиозной идентичности и исключительности, размывание общегражданской идентичности – сверхмощная мина, которая не просто взорвёт страну, но и может разорвать её на части.

– Где же тогда выход?

С. М.: У нас не остаётся иного пути как бескомпромиссная борьба за свободу совести и светскость государства. Причём борьба не с религией, а с госцерковной бюрократией. Для этого необходимо избирать ответственную власть, развивать институты гражданского общества, требовать совершенствования законодательства и отмены неконституционных подзаконных актов, добиваться гражданского контроля над Вооружёнными силами и другими силовыми структурами государства, вести мониторинг нарушений в сфере нарушения свободы совести и светскости государства, развивать теорию свободы совести и др. Но главное – последовательно и настойчиво строить светское государство.

Необходимо переходить к новой парадигме свободы совести, суть которой заключается в том, что государство не должно делить людей на верующих и неверующих, а верующих между собой на «традиционных» (хороших и лояльных) и «нетрадиционных» (маргиналов, «сектантов», «экстремистов»). Выбор мировоззрения должен оставаться исключительно за людьми.

Свобода совести и светскость государства – вот те оселки, на которых зиждется безопасность и будущее страны. Никакие бутафорские Общественные палаты и Советы при Министерстве обороны, формируемые сверху, эту задачу не выполнят. Не для того создавались. А Минобороны – одна из наиболее закрытых структур для гражданского контроля. И никакой реформы, как Вы понимаете, там не идёт. Она и не может осуществляться в этих условиях.

Примечания

См.: Мозговой С. А. Шаг назад – два шага вперёд. «ЗС», зима 2007/2008 № 1 (46). С. 23 – 25; http://razumru.ru/humanism/journal/46/mozgovoi.htm

См.: Заявление Института свободы совести в связи с клерикальной идеологизацией государственной системы образования России, 01 февраля 2004. http://portal-credo.ru/site/?act=news&id=17856&type=view; см. также: «ЗС», осень 2006 № 4 (41). С. 30 – 31; http://razumru.ru/huma nism/journal/41/stat.htm

Там же: Заявление Всероссийского Гражданского Конгресса http://www.civitas.ru/opentext.php?code=121

См.: Заявление Совета Национальной Ассамблеи РФ от 3 октября 2008 года в защиту свободы совести и светского характера государства http://www.nationalassembly.ru/4919909288C17/48FC808134955.html, Заявление Совета НА от 27 июля 2009 «О нарушении базовых прав граждан, свободы совести, принципов светского государства и угрозе целостности России http://www.nationalassembly.ru/48257F6778168/4A6D70F02CC64.html

См.: ДОКУМЕНТ: Институт религиоведческой экспертизы, «антиэкстремистские» законодательство, структуры и списки религиозной литературы должны быть отменены. Заявление Института свободы совести, http://portal-credo.ru/site/?act=news&id=69899&type=view

 

Яндекс.Метрика