Содержание сайта =>> Наука, власть, общество =>> Хроника Московского планетария
Сайт «Разум или вера?», 2002 г., http://razumru.ru/science/archive/planet/surdin02.htm
 

«ПРИРОДА» № 12, 1997 г.
http://vivovoco.rsl.ru/VV/NO_COMM/SURDIN.HTM

Пропуск на небеса

В. Г. Сурдин

НЕ РАЗ мне приходилось слышать: «Как это романтично – открыть новую звезду и дать ей своё имя!» В действительности и то, и другое – не более чем распространённое, притом вполне безобидное заблуждение. Однако оказалось, что в наши дни его можно использовать с коммерческой выгодой. Представьте себе, появились «продавцы звёзд», готовые за мзду дать любому светилу ваше имя. Встречаются и охотники «попасть на небо», за приличную плату, естественно.

Такой бизнес нашёл в России почву на территории московского Парка культуры им. Горького. Некое АО «Космос – Земля» приземлило там гордость нашей космонавтики – ракетоплан «Буран». Теперь это АО готово не только предоставить каждому возможность поиграть в космонавты, но и продать любому желающему имя звезды. Оплатив услугу по таксе, вы получаете «сертификат», который «свидетельствует, что (такой-то) является полноправным владельцем наименования звезды». Дальше следуют её данные: звёздная величина, координаты, созвездие и… присвоенное имя (по усмотрению покупателя). Под этим документом стоит подпись президента АО «Космос – Земля» летчика-космонавта Германа Титова.

Подпись производит впечатление. Рекламная московская газета «Центр-плюс» сообщила читателям, что получила сертификат из Парка культуры, свидетельствующий о том, что звезде 12.9 звёздной величины из созвездия Андромеды (координаты: склонение +25° 47′ 18″ и прямое восхождение 12 час 46 мин 40.1 сек) дано имя этой газеты. И при этом не стала сдерживать эмоций: «Сертификат серии 01-0021 подписал летчик-космонавт номер два – Герман Титов. Это – правда, и потому – фантастика!» (Центр-плюс. 1997. – 32. 22 авг.) Конечно, фантастика! На месте с указанными координатами нет не только какой-либо звезды, но даже упомянутого выше созвездия!

Однако и не в этом главная суть. Попробуем в первую очередь разобраться, кто вправе присваивать звёздам имена. Понятно, что если вы пожелали называть звезду своим именем или именем своей тёщи, – никто вам этого не запретит. Но, как известно, имена звёзд становятся общеупотребительными, когда попадают на карты звёздного неба и в авторитетные каталоги. Напомним также, что у астрономов есть своя традиция относительно названий небесных объектов. Эта традиция закреплена в документах Международного астрономического союза (МАС), объединяющего около 8000 астрономов из 60 стран – практически всех, кто профессионально работает в этой области. Впрочем, и не члены МАС тоже следуют этой традиции. В чём же она состоит?

Имена людей или мифических героев принято присваивать только объектам Солнечной системы: планетам и их спутникам, астероидам, кометам, а также деталям на их поверхности – горам, кратерам, долинам и т. п. Например, все планеты и их спутники носят имена из греко-римской мифологии. Лунные кратеры в основном названы именами астрономов, космонавтов и ученых-естествоиспытателей. Практически все названия на Венере посвящены женщинам – мифическим и реальным. Прежде чем присвоить имя, его обсуждает международный коллектив астрономов – членов рабочей группы по названиям астрономических объектов МАС. Они следят, чтобы «на небо» попадали достойные персонажи. За редчайшими исключениями присваиваются имена уже умерших людей, причём имя объекта утверждается не ранее чем через три года после смерти человека, чтобы успело установиться отношение к его личности.

Приблизительно такая же традиция сложилась и с названиями астероидов. Это малые планеты, размером от нескольких сотен километров до совсем крошечных, поперечником в несколько десятков метров. В основном их открывают астрономы-профессионалы, поскольку для этого необходимы солидные телескопы. Астероиду присваивается порядковый номер и, по желанию первооткрывателя, может быть присвоено имя. Первые астероиды были открыты в начале XIX в. и, по аналогии с планетной традицией, им тоже стали давать мифологические имена: Церера, Паллада, Юнона, Веста… Однако астероидов обнаруживали всё больше, и (поскольку легендарные имена оказались в дефиците) им стали присваивать имена людей, как ушедших из жизни, но оставивших свой добрый след в истории человеческой, так и ныне здравствующих, разумеется, достойных.

Любопытно, что назвав первые астероиды в честь мифических женщин, астрономы уже не могли остановиться и продолжали искать для астероидов только женские имена. В крайнем случае переделывали мужское имя на женский лад: так появились, например, Эдисона, Владилена (в честь Ленина), Симеиза (в крымском Симеизе находится обсерватория) и др. Однако в последнее время от такого словотворчества отказались, и среди астероидов появились Евклид, Стравинский, Вивальди, Клэптон, Ван Гог.

Иная ситуация с именами комет. Эти огромные глыбы замороженных газов прилетают к Солнцу издалека, на короткое время разогреваются его лучами и начинают интенсивно испаряться, демонстрируя всем желающим свои газо-пылевые хвосты и давая астрономам редкую возможность изучать древнейшее вещество Вселенной, застывшее некогда в ядре кометы. Упустишь эту возможность – промчится комета мимо Солнца и навсегда уйдёт вдаль. Поэтому чтобы стимулировать поиски комет и не пропустить ни одной, им присваивают имена первооткрывателей. Часто это бывают любители астрономии, готовые провести тысячи ночей у телескопа, чтобы принести пользу науке и, разумеется, оставить в ней своё имя. Честь им и хвала за это.

Первая из названных комет носит имя Галлея, знаменитого тем, что он первым догадался о её периодическом возвращении к Солнцу через каждые 76 лет и верно предсказал её очередной визит, чем сильно укрепил авторитет ньютоновой механики. Затем идут кометы известного «ловца хвостатых светил» Шарля Мессье и другие. Иной раз комета носит два или даже три имени; это означает, что она была независимо и почти одновременно открыта несколькими астрономами. Правда, недавно решено было ограничиваться в названиях комет двумя именами её первооткрывателей. Например, комета Веста – Когоутека 1993 г. была открыта европейскими профессиональными астрономами Рихардом Вестом и Любошем Когоутеком. Многие своими глазами видели изумительно яркую и неторопливую комету, украшавшую наш небосвод зимой 1996/97 года. Её открыли американские любители астрономии Алан Хэйл (Клаудкрофт, штат Нью-Мексико) и Томас Бопп (Глендэйл, штат Аризона). Поэтому её назвали комета Хейла – Боппа.

Переходя к названиям звёзд, разумеется, нужно сказать несколько слов об именах звёздных групп – созвездий и астеризмов. Астеризмами называют характерные группы звёзд с запоминающимся рисунком, скажем Ковш Большой Медведицы. А созвездие – это определённый участок неба со всеми присутствующими на нём объектами. Имена астеризмов пришли из глубины веков; тот же Ковш у разных народов именовался как Лось, Повозка, Тесло, Плуг, Семь Мудрецов и т. п. Да и большая часть созвездий имеет очень древние имена. Старейшими считаются созвездия Зодиака, вдоль которого проходит линия годичного движения Солнца – эклиптика. Сейчас в Зодиаке насчитывают 13 созвездий, в основном носящих имена реальных или мифических животных. В прежние времена зодиакальный пояс делили на 12 созвездий, выполнявших роль календаря: в каждом из них Солнце проводило примерно один месяц. Многим созвездиям, особенно в Зодиаке, дали названия ещё древние шумеры, жившие на Ближнем Востоке 5000 лет назад.

На протяжении веков примерно одни и те же группы звёзд выделялись жителями долины Тигра и Евфрата, Финикии, Греции и других областей Восточного Средиземноморья. В 275 г. до н. э. греческий поэт Арат написал дидактическую поэму «Явления», изобразив известные ему созвездия. Теперь мы называем их «древними». Четыре века спустя греческий астроном Клавдий Птолемей указал в своём «Альмагесте» положения ярких звёзд в 48 созвездиях; из них 47 сохранили свои имена до наших дней, а исчезло одно – Корабль Арго.

В эпоху великих географических открытий астрономы поняли, что значительная часть южного неба ещё не разделена на созвездия. Поэтому на небе появилось ещё 34 «современных» названия, не имеющих отношения к мифологии. Большое созвездие Корабль Арго было разделено на три меньших – Корма, Киль и Паруса. Поскольку эта область неба чрезвычайно богата яркими звёздами и прочими интересными объектами, против новых созвездий никто не возражал. Также при общем согласии астрономов на небе разместились великие научные инструменты – Микроскоп, Телескоп, Циркуль, Компас. Но любопытно, что ни одному новому имени, попавшему на небо по политическим или религиозным соображениям, не удалось на нём долго удержаться.

Например, европейские монахи не раз пытались «христианизировать» небесный свод, т. е. изгнать с него героев языческих легенд и населить персонажами Священного Писания. Созвездия зодиака при этом заменялись изображениями 12 апостолов и т. д. Буквально перекроил всё звёздное небо некто Юлиус Шиллер из Аугсбурга, издавший в 1627 г. атлас созвездий под заглавием «Христианское звёздное небо…». Но, несмотря на огромную силу церкви в те годы, новые названия созвездий не получили признания. Не попали на небо и имена европейских монархов – Георг II и Георг III, Карл II и Людовик XIV. Даже попытка переименовать созвездие Ориона в созвездие Наполеона не вызвала понимания у астрономов.

Конец всем такого рода попыткам положил Международный астрономический союз, принявший на своей I Генеральной ассамблее (Рим, 1922 г.) решение раз и навсегда определить наименования 88 созвездий, покрывающих небесную сферу. При выборе названий предпочтение отдавалось европейской традиции.

Поскольку астрономы называют теперь созвездиями не группы ярких звёзд, а участки неба со всеми находящимися на них объектами, то проблема определения созвездия сводится только к проведению его границ. Однако провести границы между созвездиями оказалось не так легко. Над этим заданием тщательно работало несколько астрономов, стремясь сохранить историческую преемственность и по возможности не допустить попадания поименованных в старых каталогах звёзд в «чужие» созвездия. На III Ассамблее МАС (Лейден, 1928 г.) были утверждены границы большинства созвездий. В 1930 г. бельгийский астроном Эжен Дельпорт опубликовал карты и подробное описание новых границ созвездий. Но и после этого ещё вносились некоторые уточнения, и только в 1935 г. астрономическая общественность сказала: «Стоп! Больше никаких изменений. Раздел неба закончен». Заметим, что ни одно имя реального исторического лица в названия созвездий не попало.

Теперь, наконец, обратимся к самим звёздам. Около трёх сотен ярких звёзд имеют собственные имена. Это навигационные звёзды, которыми издавна пользовались для ориентации путешественники и охотники. Обычно имена звёзд очень древние – Сириус, Вега, Бетельгейзе, Альдебаран… Никто не знает, когда они появились. У разных народов одна и та же звезда называется по-разному: например, ярчайшая звезда в созвездии Ориона – Бетельгейзе по-арабски значит «подмышка великана». У бушменов она называется иначе, в переводе – «самка антилопы». Вообще же в арабской и греко-римской традиции, которой следуют современные астрономы, имена звёзд нередко обозначают часть фигуры созвездия: Денебола (в созвездии Льва) – «хвост льва»; звезды Алгениб и Маркаб (в Пегасе) – «крыло» и «седло»; Фомальгаут (в Южной Рыбе) – «рот рыбы»; Ахернар (в Эридане) – «конец реки» и т. д.

Самые яркие светила, как правило, имеют не только несколько имён (у каждого из древних народов – своё), но и несколько научных обозначений, в соответствии с каталогами, в которые они занесены. Например, Капелла – она же Альфа Возничего (в Каталоге И. Байера, 1603 г.), 13 Aurigae (в Каталоге Д. Флемстида, 1725 г.), ADS 3841A (в Каталоге двойных звёзд Эйкина, 1932 г.), КЗП I 100460 (в Каталоге звёзд, заподозренных в переменности блеска, 1951) и т. д. Как видим, у некоторых звёзд не меньше имён, чем кличек у закоренелого рецидивиста. При таком разнообразии обозначений можно иногда и не понять, что речь идёт об одном и том же объекте. Поэтому астрономы часто предпочитают именам звезды её небесные координаты: значительно проще и надежнее отождествлять объект по «месту прописки» на небе.

Кроме трёх сотен поименованных звёзд человеческий глаз видит на ясном ночном небе ещё несколько тысяч «безымянных». Неужели никому не приходило в голову дать им названия? Не знаю. Возможно, фантазии не хватило, а вероятнее всего – просто не было практической потребности. Когда же изобрели телескоп, то «открылась бездна, звезд полна, звездам числа нет…». В одной только нашей Галактике более 100 млрд звёзд; это больше, чем число всех когда-либо живших на Земле людей.

И всё же несколько звёзд носят имена людей. Правда, их совсем немного. Всего около дюжины невидимых невооруженным глазом звёзд носят имена астрономов, исследовавших эти светила и обнаруживших у них какие-либо удивительные свойства. Притом эти названия никем не «узаконены», а просто «прилипли» к этим звёздам в языке профессионалов. Например, самую массивную среди изученных звёзд, которая почти в 100 раз тяжелее Солнца, называют Горячей Звездой Пласкетта, а самую легкую (0.07 массы Солнца) и холодную из звёзд – Звездой ван Бисбрука. Две близкие к нам звезды, быстрее других перемещающиеся по небу, называют Летящей Звездой Барнарда и Звездой Каптейна, а белый карлик, обнаруженный одним из первых, – Звездой ван Маанена.

Разумеется, никаких дипломов «на право владения» именами звёзд их первооткрывателям не давали. Постепенно, по мере обнаружения ещё более экзотических звёзд, они забываются. Остаются лишь их сухие каталожные обозначения, а фамилии старых астрономов, не знакомых новому поколению исследователей, перестают упоминаться. Как видим, в этом вопросе астрономы заметно скромнее биологов, делающих свои имена официальной составной частью названий животных и растений.

Разобравшись в том, кто вправе давать звёздам имена и какая на этот счёт существует традиция, мы уже понимаем, что продавать имена звёзд не вправе никто.

А как же Герман Титов? Быть может, читатель возразит: откуда простому космонавту, да ещё генералу, знать, что можно продавать, а чего нельзя? В это верится с трудом.

Должен признаться, что сама мысль о торговле звёздами, – это, безусловно, перспективная, богатая коммерческая идея. Звезды – товар надёжный: неприхотливы в хранении, долго не теряют товарного вида, имеют немалый гарантийный срок (в среднем 10 млрд лет!) и достаточно удалены как от рэкетиров, так и от всевозможных инспекций. В нашей Галактике более 100 млрд звёзд. Около 0.004 % из них занесено в каталоги. Остальные безымянны и даже несчитаны. Есть где развернуться малому бизнесу! При таком количестве бесхозного товара на небесах можно наладить его оптовые поставки в сопредельные государства, можно даже продавать партиями со скидкой: например, нашей футбольной сборной толкнуть мелким оптом пару дюжин звёздных имён – глядишь, и она станет «командой звёзд».

Название улицам своего города и городам своей страны даёт правительство, и оно же служит гарантом того, что названия эти появятся на картах и непременно будут использоваться. Но если некий «продавец звёзд» выдал вам справку, что данное светило носит ваше имя, то это ещё ровным счётом ничего не значит, поскольку продавец не сможет убедить в этом никого, кроме, может быть, вас, доверчивого.

Заманчиво было бы продавать воздух и солнечный свет. Но они есть общее достояние. Было бы недурно приобрести небольшую планету, но и на этот счёт существуют международные соглашения, запрещающие объявлять небесные объекты чьей-либо собственностью. Думаю, что грамотный юрист, знаток Закона о защите прав потребителя найдёт любопытные моменты в деятельности АО «Космос – Земля».

В давние времена монахи продавали индульгенции, дававшие право душе покупателя попасть после смерти на небо независимо от наличия на ней грехов. Нынешние «продавцы звёзд» обещают ещё при жизни покупателя разместить его имя на небесах. Однако вход туда всегда был открыт не богатым, но достойным.

 

Яндекс.Метрика