Содержание сайта =>> Российское гуманистическое общество
Сайт «Разум или вера?», март 2003, http://razumru.ru/humanism/givishvili/01.htm
 

Г. В. Гивишвили. ГУМАНИЗМ И ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО

Глава I. КАК МЫ ДУМАЕМ И ЧУВСТВУЕМ ПООДИНОЧКЕ

<< Предыдущая страница Оглавление Следующая страница >>

Глава I. КАК МЫ ДУМАЕМ И ЧУВСТВУЕМ ПООДИНОЧКЕ

§ 1. Робинзон Крузо – изобретатель «велосипедов»

▪ Суть здравого смысла.
▪ Индукция и дедукция.
▪ Роль сознания в устройстве материальной жизни.

Как известно, очутившись на необитаемом острове, герой романа Д. Дефо – Робинзон Крузо не пал духом. Пребывая в полном одиночестве, он сумел со временем так наладить свой быт, что лишь отсутствие человеческого общения всерьез омрачало его жизнь. А посему, по всеобщему мнению, Крузо – герой действия, т. е. целеустремленности, воли и инициативы. Вот только при этом забывают, что прежде чем обустраиваться практически «с нуля», он должен был наперед в деталях продумывать каждый свой шаг. Он должен был прикидывать, как ему исполнять задуманное наилучшим образом – за кратчайшее время и с наименьшими усилиями.

Верно говорят: глаза боятся, руки делают. Добавим от себя: когда голова ведает, что именно надлежит делать рукам. Как признавался сам Робинзон, в юности он был праздным барчуком. Будучи сынком обеспеченных родителей, он не учился толком ничему путному. Плотницкое и столярное ремесло было для него «темным лесом». Он не имел ни малейшего представления как вырастить и собрать урожай, превратить зерно в муку и, наконец, испечь хлеб. Он никогда не держал в руках иглу и не догадывался о том, каково это – изготовить хотя бы примитивную глиняную посуду. Одним словом, сей юный лоботряс был полным невеждой во всех практических делах.

«Чему не научит нужда», – восклицал умудренный жизнью Робинзон позже, поневоле став мастером на все руки. Нужда нуждой, но он не принимал во внимание, что прежде чем очутиться на острове, у него был кое-какой опыт цивилизованной жизни. Он проживал в добротном кирпичном доме, пользовался мебелью, одеждой и посудой. Он питался хлебом, сыром и всевозможными плодами кулинарного искусства. Все эти блага существовали для него изначально, со дня его рождения. Следовательно, лишившись их, ему не было необходимости выдумывать их существование. Ему следовало придумать другое – сообразить, как вернуть себе хотя бы часть былых удобств и удовольствий. Вопрос стоял не в том – что делать, а в том – как делать то, в чем он испытывал нужду. Ему не оставалось ничего иного, как начинать овладевать навыками и секретами всех видов ремесел. Голова-то и играла в этом обучении решающую роль. И всякая даже самая маленькая победа над своей неустроенностью бывала завершением работы мысли. Итогом «трезвого обдумывания своего положения», как он сам часто повторял.

Современного человека окружает в тысячу раз больше самых разнообразных вещей, чем окружало Крузо, и в миллион раз больше, чем нашего далекого пращура из каменного века. А легко ли придумать самую пустяшную, на первый взгляд вещь, скажем, вилку? Как бы не так. Древние римляне, известные гурманы и любители роскоши, даже самые изысканные блюда поедали руками. Следовательно, как Крузо, так и первобытный человек должен был хорошо осознавать – для чего ему было бы полезно изготовить боевой топор, охотничье копье или силок для ловли птиц.

Древнему умельцу надо было сто раз подумать, прежде чем браться затрачивать долгие часы (и даже дни) на труды поистине в поте лица своего. Ведь обрабатывать рога, кости и камни практически голыми руками – занятие не из самых вдохновляющих. Вот почему процесс превращения первобытного дикаря в современного человека растянулся на долгие-долгие века. Гении, самостоятельно изобретающие всем нужные и полезные вещи, рождаются не слишком часто. Посему «сотворение» того, на что у Крузо ушло несколько лет, у человечества заняло тысячелетия.

Да, оно было (и есть) одиноко и протянуть ему руку помощи некому. Всего, чего оно в итоге достигло, ему – человечеству – пришлось (как приходится и сегодня) постигать собственным умом и опытом, обучаясь на собственных успехах и ошибках. Часто это бывало и тяжко и больно, но приходилось терпеть: ждать снисхождения не приходилось. Наш предок терпел поражение, когда голова подводила его. Он побеждал, когда она хорошо исполняла свой долг. То есть когда она трезво оценивала возможности выживания в постоянно меняющихся условиях окружающей среды. А последняя, следует отметить, чаще бывала враждебной и непонятной, чем благоприятной и ясной для ума.

Чего больше всего на свете страшится Робинзон Крузо на своем необитаемом острове? Непогоды? Конечно же, нет. Она причиняла только беспокойство, да и то лишь в периоды дождей. Однажды его напугало землетрясение. Животных, страшнее коз, он не встречал. Но он пришел в неописуемый ужас, заметив один-единственный след человека. Судя по всему, Робинзон особой отвагой не отличался. Но он слишком хорошо понимал, чем грозит ему встреча с пиратами или туземцами. Первые наверняка обобрали бы его до нитки и разорили бы с таким трудом налаженное хозяйство. А для вторых он должен был бы представлять интерес как «лакомое блюдо». Ибо, как он знал, они были людоедами.

Мир древнего человека был полон угроз, исходивших, в первую очередь, от себе подобных. (Природные стихии и четвероногие хищники досаждали ему куда реже и меньше.) Следовательно, он постоянно должен был быть начеку, уметь предвидеть и избегать опасностей со стороны бесцеремонных и беспощадных конкурентов. Кроме того, суровая проза желудка ежедневно экзаменовала его способность познавать свойства трав и камней, разбираться в повадках животных и птиц, грамотно читать следы, отличать причины от следствий. Таким-то вот образом обстоятельства постепенно приучали его мозг обнаруживать связи между теми или иными явлениями, вещами и действиями.

Шерлок Холмс прославился как мастер дедукции. Он замечательно умел выводить заключения, двигаясь по цепочке логических рассуждений от известных фактов и улик к неизвестному преступнику, от общего к частному. Нашему далекому предку предстояло не менее, если не более трудное дело.

Чтобы определиться с этим общим, известным, он должен был сначала научиться искусству индукции. А что такое индукция? Это способность делать обобщения, видеть в случайных, одиночных фактах общие закономерности. Мозг нашего предка должен был приобщиться к здравому смыслу, то есть к трезвому (рациональному) восприятию и толкованию реальностей видимого мира. Ибо чем точнее и объективнее отображал он действительность, тем удачнее складывалась судьба его владельца – человека. И наоборот, чем неправдоподобнее и фантастичнее (иррациональнее) бывали возникавшие в его мозгу представления о действительности, тем чаще он «наступал на грабли» прошлых своих ошибок. Правильные обобщения порождали и укрепляли общие истины, развивали здравый смысл.

Древнегреческий философ Гераклит утверждал, что здравый смысл у всех людей одинаков. Справедливость этого суждения несомненна. В самом деле, в области точного знания достоверное мнение о чем-либо может быть только единственным. Оно не бывает одним для меня и другим – для моего товарища. Дважды два не равно ни -5, ни 3,14, ни 999, сколько бы кто не хитрил и не пытался изменить истине. Вот и здравый смысл просто обязан быть одинаковым для всех. Ведь он отвечает за признание очевидного достоверным, за наилучшее удовлетворение потребностей в еде, питье, продолжении рода, в защите от врагов, от стихий и т. д. И горе тому, чей мозг при этом станет ошибаться, валять дурака или лениться искать наилучшие (оптимальные) способы решения жизненных проблем.

Существование нашего далекого предка проходило под знаком борьбы за выживание с себе подобными. Наверное, легко догадаться, что в ней побеждал, чаще всего, далеко не самый физически сильный, выносливый или агрессивный, а самый здравомыслящий. То есть тот, чей ум был более ловким и быстрым. Природа устроила человеку очень жесткий и даже жестокий «конкурсный» отбор, придерживаясь своеобразного принципа справедливости. Ведь условия для всех участников отбора были равными: им всем приходилось полагаться только на самих себя. Кроме того, испытание, которому подвергся человеческий род, не только закалило его рассудок. Оно связало его узами кровного родства. Как недавно выяснили генетики, все современные расы и народы произошли от одной генетической праматери.

Все ныне здравствующее человечество – одна семья в самом прямом смысле слова.

Похоже, она была самой рассудительной из всех своих сестер, потому что ее потомки довольно быстро «вывели из игры» своих менее сообразительных дальних родственников. Мало того, у них хватило ума и находчивости побить все рекорды приспособляемости (адаптации) к самым неблагоприятным условиям существования.

Кто, кроме Homo sapiens, может гордиться тем, что освоил все континенты – от вечных снегов Чукотки и заоблачных высот Гималаев до знойной пустыни Калахари и непроходимых джунглей Калимантана? А в ХХ веке он покорил Антарктиду, океанские глубины и космические просторы. И всюду, куда бы ни ступала его нога, он показывал чудеса предприимчивости и живучести. Потому что во всех самых критических обстоятельствах он руководствовался самым надежным компасом – здравым смыслом.

Темы для обсуждения

1. Почему здравый смысл должен быть одинаков у всех людей?

2. Какие существуют типы умозаключений?

3. Как изменялась материальная жизнь за последние 10000, 1000 и 100 лет?

<< Предыдущая страница Оглавление Следующая страница >>

 

Яндекс.Метрика